Анализ рассказа Шукшина Сапожки 11 класс

“Гуманизм В. Шукшина”
методическая разработка по литературе (11 класс) по теме

Урок-конференция “Будь человеком” по рассказам В.М.Шукшина для 11 класса (2 часа).

Скачать:

ВложениеРазмер
gumanizm_shukshina.docx23.17 КБ

Предварительный просмотр:

Тема урока: Гуманизм Шукшина.

/Урок-конференция “Будь человеком” по рассказам В.М.Шукшина/ (2 часа).

Степура Людмила Александровна,

учитель русского языка и литературы

МБОУ СОШ № 66 г. Краснодара

Цель урока: раскрыть, в чем заключается гуманизм писателя, каково его представление о смысле жизни, о чем заставляет задуматься писатель.

  • портрет, эпиграф: “Чуткое и понятливое отношение одного человека к другому – это и в жизни и в искусстве всегда гуманизм”. (С. Залыгин);
  • выставка книг, фотоматериалы для стенда “Будь человеком”.
  • Доска: стихотворение Яшина “Спешите делать”.

1. Чего в жизни и в людях не принимает В.Шукшин? /”Срезал”, “Бессовестные”, “Крепкий мужик”/.

2. Какова направленность поисков писателя? /”Чужие”, “Заревой дождь”/.

3. Ложные и истинные ценности героев Шукшина? /”Степка”, “Сапожки”/.

1. Вступительное слово учителя.

В начале 60-х годов в кино и литературу пришел яркий талант, со своей темой, со своим героем – В.М.Шукшин.

Свой жизненный путь он начинал трудно. Рос без отца в маленьком селе Сростки на Алтае. После окончания 7 классов работал слесарем, учеником мастера, грузчиком.

Затем 4 года службы на флоте, сдача экстерном экзаменов на аттестат зрелости, работа учителем русского языка, литературы, истории.

В 1954 году – режиссерский факультет ВГИКа. Это был талантливый и разносторонне одаренный актер, прозаик, киносценарист, режиссер.

Обратите внимание на необычайную творческую энергию писателя:

• Романы: “Любавины”, “Я пришел дать вам волю”.

• Пьеса “Энергичные люди”.

• Сказка “До третьих петухов”.

• Сценарии к/ф “Живет такой парень”, “Странные люди”, “Печки-лавочки”, ” Калина красная”.

/В некоторых из них Шукшин выступал как режиссер и исполнитель главной
роли/.

О Шукшине написано немало. Основной пафос творчества писателя в том, что красоту и силу своих героев он видел в огромной любви к людям.

Литературный критик Гринберг писал, что для Шукшина труднее, чем для кого-либо из современных советских писателей, пишущих о деревне, найти определение его реализма /лирик, сатирик, бытовик?/. Ни в авторских отступлениях, ни в речи героев не найдешь обращений к каким-либо политическим, экономическим событиям в жизни деревни. В центре худ. видения писателя не проблема как таковая, а человек.

В чем же гуманизм Шукшина, каково его представление о смысле жизни?
Давайте ответим на первый вопрос, подготовленный к обсуждению: Чего в жизни и в людях не принимает писатель?

Как, по мысли Шукшина, нельзя жить, какие жизненные принципы он отвергает?

Первое место в ряду рассказов отведем герою рассказа “Срезал”.

1) Опишите портрет Глеба Капустина, авторские характеристики героя.
Докажите псевдоученность и демагогию героя.

Вывод: Для творчества Шукшина характерно обращение к “пограничной” между городом и деревней ситуации. Герои часто в таких рассказах попадают из города в деревню или наоборот. В рассказах такого рода, решается вопрос о том, что дает человеку, его нравственному облику земля и что отнимает у него как у личности город. Глеб Капустин – крестьянин, мужик, но он жесток, даже “добрая” плотницкая работа не делает его лучше. Он так и остался краснобаем с интересной, но чуждой народу формой самоутверждения.

Сравнение горожанина и крестьянина здесь явно в пользу горожан, растерянных и беззащитных перед лицом самоуверенного и псевдообразованного Глеба.

В каких бы формах не проявлялась жестокость, она всегда чужда народному миропониманию. /Так, может ли это быть полноценная, гармоничная личность? Если он знает математику, но не знает литературу, душа его неразвита?/

Для доказательства этой мысли рассмотрим рассказ “Крепкий мужик”.

а) Разрушение старой церкви воспринимается как акт вандализма, направленный лишь на самоутверждение власти колхозного бригадира.

• В какой сцене с психологической достоверностью раскрывается характер
Шурыгина? (“Сперва Шурыгин распоряжался _____________ крикливо, с матерщиной _______, но когда стал прибегать народ__________”).

Вывод: Жестокость страшна не только тогда, когда она направлена против людей, она отвратительна и тогда, когда направлена против произведений культуры, против красоты, созданной предками. Односельчане строго судят Шурыгина, приговор ему выносит народ, который звучит из уст матери героя: “Глаз теперь не кажи на люди. Со стыда усохнешь”. Наряду с откровенными формами оскорбительного отношения к человеку
Шукшин обращается к формам более или менее замаскированным, когда невнимание к людям проявляется как мещанство. Обратимся к анализу более сложных человеческих отношений на материале рассказа “Бессовестная”.

• Поддерживаете ли вы Малышеву? Если да, то что вас привлекает в героине?

• Должны ли такие люди жить среди нас?

• Если Малышева неправа, то почему Отавиха и Глухов “вылетели, как ошпаренные”, из дома, где проходило “сватовство”, почему за воротами, не глядя друг на друга устремились в разные стороны?

• Малышева, конечно, герой необычный. Всю жизнь жила так, как когда-то начинала ее в юности, в героическое двухцветное время, когда мир делился на белых и красных. Для нее не существует мелочей. Все так жить не могут, не хватит сил, мужества. Но такие люди должны быть, чтобы сверять по ним свои поступки. И Малышева образумила стариков – жениха и невесту не для того, чтобы продемонстрировать перед деревней свое превосходство, ни одному человеку в селе она не рассказала про редкостное сватовство, значит старалась не ради того, чтобы поддержать свой престиж, а ради самих стариков.

• На чьей же стороне симпатии читателя? Стариков или Малышевой? По-
чему?

В Малышевой есть стремление навязать другим свое отношение к жизни. Она
причисляет себя к тем, кто горит, а не тлеет, считает, что в повседневной жизни нет содержания.

А сама разве всю жизнь не прожила одна? А делала ли она кому добро? А кем
работала?

Вывод: Малышева жестока, несмотря на то, что работала то она секретарем в
с/совете. Никакое прошлое не даст ей права навязывать другим свои нормы жизни.

ИТОГ ПО 1 ВОПРОСУ: В жизни и людях Шукшин не принимает жестокости, невнимания к людям, в каких бы формах они не проявлялись. Разговор об отрицании закончим размышлением писателя о поисках идеала. Какова же направленность поисков писателя? В рассказе «Чужие» сравните судьбы двух никогда не встречавшихся современников. С одной стороны, великий князь Алексей, дамский угодник, транжирящий казну, виновник гибели русского флота в войне с Японией, с другой стороны, безвестный пастух из глухой сибирской деревни /дядя Емельян/.

К какому выводу подводит читателя автор в конце рассказа? /Это навеки чужие сыновья одного народа/.

Мировоззренческая полярность героев отличается и в рассказе “Заревой дождь”. Перед нами два мужика из одной деревни. Приведите слова Кирьки, обращенные к умирающему Ефиму: “Ты какой-то все-таки ненормальный был, Ефим_____”.

Какую мысль утверждает писатель в конце рассказа? “Сам не жил как следует и другим не давал”. “Ошибся ты в жизни, Ефим”. Кто же все-таки ошибся в жизни? /Рассказ заканчивается поражением Кирьки, картиной долгожданного первого весеннего дождя, как бы смывающего все мелкое, пустое!/

ИТОГ ПО 2 ВОПРОСУ:

Какова же направленность поисков писателя? К какому идеалу он стремится? Автор ищет положительного героя.

А теперь давайте ответим на вопрос о ложных и истинных ценностях души любимых героев Шукшина.

Праздник шукшинских героев поднимает человека над повседневностью, над обыденной жизнью. Этой мыслью проникнут один из самых трагических рассказов Шукшина “Степку”

Ради встречи с родной деревней, с родными местами, не отбыв последних трех месяцев заключения, приходит домой Степка, точно зная, что его заберут снова, прибавят два года: “Ничего, я теперь подкрепился. А то сны замучили. ” Что же толкает его на этот необдуманный поступок?

Степка устраивает себе праздник – праздник короткой встречи с родиной. Шукшин не идеализирует “озорника”, не знающего на что выплеснуть нерастраченные силы, а показывает ностальгию человека. Разговор о праздниках героев Шукшина завершаем обращением к истинным праздникам – праздником радости близкого человека. Под этим углом зрения рассмотрим рассказ “Сапожки”.

A) Зачитайте размышление героя о жизни: “Вот так живешь 45 лет уже – все думаешь: ничего. “

Б) К какому желанию приводят эти размышления Сергея Духанина? /устроить праздник не себе, а другому человеку: “возьми, сделай радость человеку!”/

B) Чтобы купить сапожки Сергею приходиться /что нередко в нашей жизни /выдержать и грубость продавщицы, и насмешки друзей. Но сапожки не лезут на “крепкую крестьянскую ногу”.
Г) Испорчен ли праздник? “Нет, не в сапожках дело . Ничего. Хорошо”.

Д) Так что же такое настоящий праздник? /Умение понять другого человека, сделать для него что-то доброе, быть понятым – это самый большой праздник/.

Рассказы Шукшина – не просто сборник рассказов. Это книга о добре, которым люди живы. Это добро не идеализирует автор, а утверждает, что оно должно присутствовать в каждом поступке человека, а не в каких-то особых обстоятельствах.

Я думаю, рассказы Шукшина заставят вас задуматься о человеческой ценности, о настоящей интеллигентности, о внутреннем достоинстве.

В своем последнем письме в 1974 году Шукшин писал: “Русский народ за свою историю отобрал и сохранил . такие человеческие качества, которые не подлежат пересмотру: честность, трудолюбие, совестливость, доброту . Уверуй, что все это было не зря: наши песни, наши сказки, наши неимоверной тяжести победы, наше страдание – не отдавай все это за понюх табаку. Мы умели жить. Помни это. Будь человеком ” В этом есть гуманизм Шукшина.

По теме: методические разработки, презентации и конспекты

В статье говорится обиолого-психологическом подходе к игре. В ХХ веке игра становится объектом пристального внимания как философская категория. Особое место в западной теории игры принадлежит Пи.

Концепция программы опирается на принципы гуманизма, приоритет права человека на жизнь, на соблюдение всех прав человека, даже в условиях экстремальных ситуаций и военных конфликтов. .

Презентация к уроку: Возрождение и гуманизм. ? класс. Материал содержит портреты, краткие биографические сведения, репродукции и фотографии произведений деятелей Высокого Возрождения. Презентация може.

На данном уроке с проблемным названием изучается (возможно как в полном варианте, так и отдельными главами) роман А. Фадеева “Разгром”. В ходе урока анализируются поднятые автором проблемы гуманизма, .

Интегрированное занятие по творчеству В.М. Шукшина9 классЗанятие внеклассного чтения по программе В.Я.Коровиной (2 часа). .

Рабочие материалы к уроку литературы в 6 классе в форме презентации. Тест к рассказу “Срезал”.

Анализ рассказа Шукшина Сапожки 11 класс

Каждое произведение В. М. Шукшина – это бесценная шкатулка человеческих чувств, которые проявляются разными героями в разной степени. Небольшой по объему рассказ «Сапожки» имеет незатейливый сюжет. Но всего в нескольких страницах автор разместил огромные философские размышления о главном – человеческом счастье.

Среди серых будней сорокапятилетнему водителю хочется сделать жене приятный сюрприз. Небольшую свою зарплату он тратит на сапоги, не зная размера. Обувь оказывается малой. В рассказе задействовано немало героев, с помощью которых выявляются истинные чувства, ценности главного героя – Сергея Духанина и его семьи. Его коллеги с осуждением относятся к подобному поступку. Так в них автор пытается разглядеть отсутствие щедрости, любви по сравнению с Сергеем. Еще агрессивнее на фоне его идеи с покупкой выглядит продавец. Это женщина, которая завистливо, грубо обслуживает по непонятной причине.

Сапожки – это тот самый «один раз в жизни», когда среди повседневности люди сами дают себе возможность встряхнуться, отвлечься от ежедневной суеты. В этот момент герои В. М. Шукшина вспоминают «любовь, слегка забытую». Это то чувство и состояние, ради которого стоило купить сапоги жене за шестьдесят рублей.

Внешность героев рассказа остается без внимания автора. Он четко противопоставляет городскую жизнь деревенскому существованию. Исходя из подобного приема читатель с легкостью может представить героев такими, каких их задумал автор произведения: продавщица и работники с грубым характером, покладистая, деревенская женщина – жена Сергея. Она, как и все местные, «заводные» женщины, заботится не о красоте, а о том, как сэкономить денег на покупку еды, чтобы прокормить детей.

Сердце Сергея доброе. Этот человек открыт для родных, он настоящий семьянин, любящий муж и отец. Чувствительность, желание порадовать супругу, сердечная доброта, жалость и сопереживание – из подобных качеств складывается образ, целостный характер главы семьи Духаниных.

Светлые чувства, которые оказываются на высоте, являются основой человеческих взаимоотношений. Главный герой демонстрирует заботу о близких людях, без которой немыслима семья.

Таким образом, в своем рассказе Василий Шукшин показал, что значит истинный момент счастья. Он подчеркнул, что это та ситуация, в которой имеет место взаимопонимание, уважение, а не материальные ценности.

Вариант 2

Рассказы Шукшина производят на меня неоднозначный эффект. С одной стороны сопереживаешь главным героям, наполняешься какой-то светлой тоской, которая у Шукшина повсюду, с другой – понимаешь, что в каком-то смысле писатель поет гимн обывателю.

Мне не хочется сказать, что быть обывателем плохо, даже наоборот Шукшин видит красоту и выводит человечность из самой простой жизни. Он практически и перерисовывает жизнь советского человека немного неказистую и такую полную страданием и простыми радостями. Такие произведения развивают сострадание к простому человеку и этим следует восхищаться, этому следует радоваться.

Тем не менее, если посмотреть с другой стороны, большое ли дело какие-то сапожки? А столько эмоций у людей, столько переживаний.. и ведь из этого состоит жизнь, человеческая жизнь, такая величественная конструкция замыкается на каких-то сапожках.

Конечно, Шукшин по большому не об этом и он сам подчеркивает данный факт в заключительной части рассказа, где главный герой отводит от себя банальную мысль о том, почему его супруга стала более ласковой.

Шукшин во многом именно об отношениях и чувствах, о любви. Его герой искренний и простой человек, он не скупой, но больше рассудительный. Его супруга также предстает простой и любящей, способной и радоваться и грустить и в ее поведении сквозит буквально мудрость, настоящее понимание жизни.

В каком-то смысле Шукшин и показывает подобными рассказами читателю: да – вот она жизнь, именно такая, с заботами о том, как купить сапоги и вечной любовью, с простыми спорами и философскими рассуждениями. Возможно, если относиться к людям более жестоко, то изображаемое автором может казаться просто нелепым, а его герои чрезмерными простаками, но, мне кажется, тут речь идет о святой простоте или чем-то подобном. Иногда в народе говорят о простоте, которая хуже воровства, но мне подобные высказывания кажутся крайне циничными и отвратительными, лучше, наверное, такая чистая простота героев Шукшина, чем воровство.

Кстати, в этом тоже прослеживается своя связь. Его герои – честные работники, к примеру у этом рассказе, главный герой испытывает явные страдания, 65 рублей для него – значительная сумма и будь он нечестным, то мог бы так не страдать банально из-за денег, мог бы легче принести радость своей семье, но выбор его жизненного пути, вероятно, нравственный и, как бы претенциозно ни звучало, он страдает за этот выбор. Да это всего лишь сапожки, но рассказ далеко не только об этом..

Также читают:

Картинка к сочинению Анализ рассказа Сапожки

Популярные сегодня темы

Каждый ребенок мечтает о том, кем будет работать, когда вырастет. Кто-то хочет быть врачом, космонавтом, артистом или банкиром, а кто-то работать там, где работают родители. Дети любят подражать взрослым

В качестве примера счастья из литературы мне хотелось бы предложить рассказ Рюноске Акутагавы, который и называется Счастье. Мне кажется, здесь рассуждения о счастье и его понимании человеком отражаются довольно точно и правдоподобно

Ч. Айтматов в повести «Первый учитель» повествует о самой настоящей любви к человеку, к людям. Он пытается выяснить, способен ли человек исполнить настоящий подвиг ради другого.

Илья Муромец является одним из главных героев древнерусского народного эпоса и стоит на равной ноге с такими известными богатырями, как Добрыня Никитич и Алеша Попович.

Пукирев изображает драму несчастного юного создания. По тем временам, а это был 1862 год, проблема бесправия женщин была очень актуальна. Эта проблема и есть основа сюжета картины.

«Сапожки», анализ рассказа Шукшина

Жанровые особенности

Рассказ «Сапожки» – рассказ-характер, как определял сам Шукшин. Главное в нём – не сюжет, он прост. Главное – характер героя, его жены, даже злой продавщицы. Сергей Духанин, несмотря на необычность своего поступка, меньший чудик, чем многие герои Шукшина.

Проблематика

Самая важная проблема рассказа – возникновение и динамика человеческих чувств: любви и ненависти, зависти, жалости и сочувствия, щедрости. С ней связана философская проблема счастья. Важна проблема взаимоотношений в семье.

Герои рассказа

Главный герой – Сергей Духанин, 45-летний водитель, внешне довольно грубый. Он не проявляет своих чувств и стыдится их.

Сергей любит жену и хочет сделать ей приятное. Он обладает той жизненной философией, которая и называется народной мудростью. Его позиция созерцателя позволяет понять, что нужно делать радости, пока можно.

Купив сапожки, которые стоят слишком дорого – 65 рублей – Сергей ждёт от товарищей, водителя и механика, с которыми вместе поехал в город за деталями, удивления. Он горд своим поступком. Но мужчины не разделяют его чувств. Они недоумевают, считают поступок Сергея глупым и не могут поверить, что он сам, по своей воле купил Клаве сапоги.

Сергей настолько сосредоточен на сапогах, что не принимает участия в беседе товарищей. Он оберегает сапожки, как ценную вещь (и действительно, они дорогие). Есть даже что-то эротическое в отношении мужчин к сапожку: «Сапожок пошёл по рукам. внутрь лезть не решались. заглядывали в белый, пушистый мирок».

Прагматичные работяги объясняют ненужность покупки, жалеют Сергея, так что он начинает сомневаться в целесообразности поступка, но виду не подаёт.

Сергей – внимательный и чуткий человек. Он угадывает размер ноги жены, его предвкушение того, как она будет радоваться подарку, совпадает с действительностью.

У Сергея есть склонность к авантюризму и желание радовать. Он понимает: то, что сапожки не подошли, не меняет чего-то главного. Да ведь они же и не пропали – дочери достанутся, наградой за окончание школы будут. Душевная чуткость этого простого человека позволяет понять истинный смысл истории с сапожками.

Общение с продавщицей показывает, что Сергей за словом в карман не полезет: он отвечает на хамство хамством. Намерение Сергея бросить сапожки в колодец, если жена заругается, обусловлено его гордостью и порывистостью.

В рассказах Шукшина редко встретишь нормальную семью, где супруги любят друг друга, а жена не колотит мужа. В рассказе «Сапожки» как раз такая семья. Сергей хочет сделать жене «один раз в жизни» красивый подарок. Он настолько хорошо знает жену, что представляет себе, как у неё заблестят глаза, как она будет беречь обновку, наденет раз в месяц, да и то посуху. Сергей побаивается, что жена его первая же и заругает, что купил дорогие сапоги вместо нужных пальто для дочерей.

Сергей любит свою жену, называет её хорошей. Из его монолога читатель узнаёт о тяжёлой жизни Клавдии и русских жён вообще: мужья выпивают, а жёны с детьми и хозяйством «как заводные». Сергей называет русских женщин двужильными.

Клавдия реагирует на сапожки так, как предполагал Сергей, и даже эмоциональнее. Она не верит, что это ей, дважды повторяет: «Тошно мнеченьки». А затем, убедившись, что сапоги не лезут, трижды проклинает свою ногу. Она понимает, что это единственный дорогой подарок, который она получила в жизни. Клавдия плачет, но именно плач пробуждает в Сергее последовательность чувств: боль – жалость – слегка забытая любовь. Клавдия сразу отзывается на эту любовь, молодеет и смеётся.

Изменение имени Клавка – Клавдия – Клавдя – Клава показывает этапы возрождения забытых чувств. Так что и Сергей для Клавы становится Сергуней.

Сапожки – не просто выразительная деталь, но и главный герой рассказа. Во-первых, они живые. Сергей рассуждает, что сапожки кусаются (то есть на них высока цена). Они смеются в коробке, водители не решаются совать в них руки, как будто боясь причинить вред живому.

Во-вторых, сапожки волшебные. Они вынуждают людей раскрывать свои истинные качества. Сергей, увидев сапожки, подумал о жене и пожалел её. Сапожки пробудили в нём подзабытую любовь. Продавщица проявила себя как злобная хамка (читатель понимает, что она завидует). Сапожки становятся причиной ссоры с товарищами и отделения от них. Сапожки делают счастливым и Сергея, и Клавдию, которой сапожки не подошли, и дочь Грушу, которой подошли. Сергей покупал их ради дорогой минуты восторга жены, но возрождение любви стало ещё более ценным подарком для героя.

Сюжет и композиция

Действие рассказа занимает полдня. Рассказ начинается с полуслова, как реплика в истории. Постепенно читатель оказывается втянутым в философские и бытовые рассуждения главного героя, в его конфликты с продавщицей и товарищами, разговоры с женой. Главная тайна сапожек открывается и Сергею, и его жене, но читатель должен догадаться о ней сам. У рассказа открытый финал. Сергей не додумывает мысль: в чём же дело, если не в сапогах. Он как будто бы обрывает собственную мысль, чтобы не вспугнуть счастливый, хороший момент.

Стилистические особенности

В рассказе нет ни одно портрета, но важную роль играют детали, связанные с телом героев. Грубые руки мужиков, которые они собираются всунуть в сапожки, называются поршнями, у Клавдии нога крепкая крестьянская, она противопоставлена городскому сапожку, так же как плотная голяшка Клавдии противопоставлена тонкому голенищу.

Внимательный читатель со второго абзаца может догадаться, что сапоги Клавдии не подойдут, потому что у них тонкие голенища. Недаром же Сергей называет их пипеточками.

Простое крестьянское происхождение героев подчёркивают просторечия: офонарел, валяйте, позубатились, доконал.

Портфель для словесника

Информационный сайт Галины Степяк для учителей русского языка и литературы и их учеников

В.Шукшин “Сапожки”

Почему возникает в памяти незначительный, казалось бы, рассказ “Сапожки”? Начнем с названия. Не обувь, не сапог – автор употребил в названии ласкательную форму «сапожки». С этого слова, выбранного точно и определённо, начинается то непередаваемое обаяние рассказа, которое ощущается читателем, а в чём оно, обаяние, объяснить сначала трудно.
Автор выбрал любимый им жанр рассказа, короткого литературного произведения. Жанр предусматривает несложный сюжет, ограниченное число действующих лиц. Действительно, сюжет можно пересказать в нескольких словах: Сергей Духанин, шофёр, приехав в город за запчастями, зашёл в магазин и неожиданно купил дорогие для него (целых шестьдесят пять рублей) сапожки для жены. Сапожки оказались малы, их отдали старшей дочери Груше. Вот и всё?
Нет, не всё. Рассказы Шукшина только на первый взгляд несложные, незамысловатые. То, что мы называем сюжетом, – это верхняя плёнка рассказа. (Сюжет – «ход повествования о событиях, способ развертывания темы или изложения фабулы»). За простеньким сюжетом у Шукшина – мир сложных человеческих чувств.
Итак, Сергей Духанин увидел в магазине сапожки и, как говорит автор, «потерял покой: захотелось купить такие жене». Кажется, в чём же трудность: заплати – и бери. Однако с самого начала возникают проблемы, которые герою трудно разрешить.
Дело в том, что шестьдесят пять рублей для простого деревенского шофёра – деньги немалые. Кроме того, герой не привык бросать деньги ветер. Каждая покупка в семье – событие. Крестьянская основательность и рассудительность заставляют Сергея подумать, обмозговать. Нужны ли жене Клавдии такие сапожки? В деревне – грязь, носить их некуда, разве что раз в месяц «и наденет-то – сходить куда-нибудь». С другой стороны, Сергей понимал, что жена – в трудах и заботах – мало видела радости. Представлял, «как заблестят глаза у жены при виде этих сапожек. Она иногда, как маленькая, до слёз радуется». Слёзы радости на глазах Клавдии – это та деталь, которая сыграет свою роль в повествовании. С этого момента автор открывает композиционный круг. Слёзы на глазах Клавдии появятся в конце рассказа.
В процессе анализа рассказа необходимо обратить внимание па художественные средства, используемые автором. В.Шукшин неоднократно обращается к метонимии, чтобы усилить впечатление от сказанного, вызвать определенную ассоциацию: «…она таких сапожек во сне не носила; нога-то в нём спать будет». Автор тщательно описывает предмет покупки – сапожки: замечает «ласково блестящую подошву, белоснежную, нежную внутрь сапожка». Внутри – «белый, пушистый мирок», а сами сапожки «прямо смеялись в коробке». Автор использует яркие эпитеты, олицетворение – и сапожки оживают, приобретают собственный характер. Они притягивают к себе Сергея, заставляют постоять у прилавка, выйти на улицу, встать в очередь к пивному ларьку, снова вернуться в магазин.
Для героя рассказа красующиеся на прилавке сапожки – не только красивая вещь. Это символ, это знак другой жизни, другого мира: мира мечты, желаний. Сапожки заставляют героя осмыслить свою жизнь, задуматься, для чего живёт человек? Время идёт, «сорок пять лет уже». А что успел увидеть, много ли радости было? «И так и пойдёшь к той ямке, в которую надо ложиться, – а всю жизнь чего-то ждал. Спрашивается, какого дьявола надо было ждать, а не делать такие радости, какие можно делать?»
Сапожки заставляют Сергея Духанина отвлечься от обыденности, подумать о счастье, о возможности маленького, но всё же праздника в их семье. Так что же такое эти сапожки? Это тот кусочек красоты, который, по мнению автора, способен изменить если не мир, то хотя бы жизнь героев рассказа. Пусть будет минута – но счастья, радости.
Здесь мы подходим к понятию идеи рассказа. В.Шукшин предлагает читателю задуматься о том, что такое жизнь, из чего она складывается; что ее украшает, делает привлекательной, а что – губит, уродует. Автор задает глубинные, философские вопросы, а отвечает на них просто, ясно, взяв для осмысления маленький эпизод из жизни героев. В этом маленьком эпизоде, как в капле воды, сконцентрировались извечные проблемы бытия, которые так трудно решать. Василий Шукшин предлагает не замахиваться на необъятное: принеси радость близким, освети, как лучиком, хоть один день их жизни. Такие радости не забываются, из них и составляются лучшие воспоминания о прожитом.
В процессе истолкования рассказа замечается, что Шукшин умело совмещает в своем произведении два пласта. Первый – это несложный сюжет – покупка сапожек. Второй пласт интереснее и глубже: это внутренняя жизнь Сергея Духанина, его размышления, отношение к людям. Два пласта идут в рассказе параллельно. С юмором описывает автор процесс покупки сапожек. (Шукшин использует градацию, действие развёртывается, становясь всё более напряжённым.) Разговор с продавщицей, недоброй, хамоватой, всё более раскрывает характер героя. Сергей — простой рабочий человек, не прочь иногда выпить, однако в нём есть чувство собственного достоинства, спокойная уверенность в себе. Столкнувшись с грубостью молодой продавщицы, Сергей не грубит ей в ответ. Наоборот, её несдержанность кажется ему странной: почему она не помогает ему в покупке вещи, не советует, не объясняет? „Белая ненависть” стояла в её глазах. „Больная, на¬верно,” – пожалел Сергей. Не рассердился, не отчитал, а пожалел. Герой с юмором, неожиданным для продавщицы, обращается к ней: „Да не гляди ты на меня, не гляди, милая, — женатый я”. Сергей открыто улыбается, разговаривает по-доброму — и этим даёт отпор хамству. Такие люди идут по миру с открытым сердцем и притягивают к себе других.
Последующее действие чётко развивается в двух планах. Сергей приходит на автобазу, показывает товарищам покупку, все рассматривают сапожки, удивляются, обсуждают покупку. Сергей же всё это время мучается и сомневается: надо ли было покупать такую дорогую („половина мотороллера») и не первой необходимости вещь? Первый и второй планы пересекаются в вопросе: „Зачем ей такие?” Автор отмечает: „Сергей хотел быть спокойным и уверенным, но внутри у него вздрагивало”. Того ощущения близкой радости от подарка, которым он был наполнен, ни у кого из его товарищей не было. А если так же не поймёт жена, начнёт ругаться, „косоротиться”?
Сергей решил: „Пойду и брошу их в колодец”, — с тем и приехал домой.
Где же в рассказе кульминационный момент? Покупка сапожек? Нет. К кульминации автор подводит осторожно. Сергей приезжает в село, уходит, не попрощавшись ни с кем из товарищей, встречается с женой, дочками, обменивается ничего не значащими словами.
Автор замедляет ритм действия рассказа. Напряжённость нарастает. И вот он, вопрос дочери: „Пап, ничего не купил?” „Купил”, — ответил Сергей, и действие замерло, остановилось. На него смотрят молча, потому что «так» это „купил” было сказано.
Дальнейшее действие переключается на жену Клавдию. Её образ едва намечен в рассказе. Автор использует в её характеристике сравнения: „она иногда, как маленькая, до слёз радуется; они с утра до ночи, как заводные; тряхнула головой, как она делала когда-то, когда была молодой”. Однако до того, как Клавдия возьмёт в руки сапожки, характер героини не проявляется.
Итак, жена открыла коробку: „. из коробки выглянули сапожки”. В выборе слов автор точен: „выглянули”, как будто и сапожки не уверены в том, как к ним здесь отнесутся. Клавдия пытается натянуть сапожок, но он не лезет, „застрял. На ресницах жены Сергей видит капельки слёз. Вот они, слёзы, которые повторяет автор, но придаёт им уже иной смысл. Блестят слёзы и обиды, и радости. Обидно, что не удалось ей, трудовой женщине, хоть раз надеть такие сапожки; но и радостно, потому что. И здесь много причин и объяснений, почему мы иногда от радости плачем. Сапожки достаются дочери Груше, Сергей курит на ступеньке у кухонной двери, а в доме то „хорошее состояние», та „редкая гостья – минута”, которая и запоминается на всю жизнь.
Автор не ставит в рассказе точку. Жизнь героев продолжается. Но остается ощущение радости и того необъяснимого, того самого „чуть-чуть” чем наполнены рассказы писателя.
Рассказ излучает тёплый свет, который нёс в себе талантливый человек Василии Макарович Шукшин.

Источник: И.Н.Арефьева, М.В.Фрик «Литература XX века на уроках русского языка». – М.; ФОРУМ, 2006. – с. 339-342

Следи за временем!

Авторизация

Кто на сайте

Услуги репетитора

Помогаю с освоением русского языка
всем, кто нуждается в этом:
очникам, заочникам, семейникам и т.п.

Освоение программы с 3 по 11 класс,
ВПР, ОГЭ, ЕГЭ.

Занятия проводятся по скайпу
с использованием
технологии совместного доступа
к рабочей электронной тетради ученика
(т.е. я вижу и корректирую письменную работу ученика).

Многолетний опыт показывает эффективность такой работы.
Ведь всё почти как на обычном уроке, только ехать никуда не надо.
К тому же
занятия индивидуальные.
Индивидуальная программа
в зависимости от уровня знаний ребёнка.
Индивидуальный подход

Поверьте, ученик не может сам хорошо
освоить русский язык только
по видео и тестам в интернете

Анализ рассказа Шукшина Сапожки 11 класс

– постигать законы художественного мира В. М. Шукшина, исследуя поэтику рассказа;

– развивать умение решать исследовательские задачи, в том числе в творческих группах;

– стремиться к тому, чтобы интерпретаторские упражнения имели духовно-этическую направленность.

Оборудование: компьютерная презентация, книги рассказов В. М. Шукшина, карточки с заданиями для творческих групп.

Эпиграф на доске – строки Е. Евтушенко:

В искусстве удобно быть сдобною булкой французской,

Но ей не накормишь ни вдов, ни калек, ни сирот.

Шукшин был горбушкой с калиною красной вприкуску,

Черняшкою той, без которой немыслим народ.

Понять значение строк Евтушенко, дающих образную оценку личности Шукшина, его вклада в русскую литературу и искусство, помогает демонстрируемая презентация, где фотографии писателя и кинокадры подобраны по принципу «художник, крестьянин по происхождению, знающий мир простого человека изнутри». Учащиеся приходят к следующему выводу: Шукшин предстает в своем творчестве в нескольких ипостасях. Это народный представитель, «депутат», его судья и его адвокат. Национальный художник. Его произведения, при всем их то громком, то тихом юморе, практически «телеграфном стиле», порой ерничающей сказовой манере не нацелены на потеху, на «легкое чтение». Они, как это у Евтушенко, – «горбушка», что соответствует идиоме «хлеб насущный». Они кормят народ правдой о нем самом, часто горькой, как калина.

Следует краткий пересказ, призванный освежить в памяти сюжетную канву рассказа «Сапожки» (1970).

Сельский шофер Сергей, заехав по делам в город, видит в магазине необычайной красоты сапожки и вдруг сознает: он никогда ничего подобного не купил своей жене Клавдии, Клавде. Он решается на покупку, не подозревая, что впереди – своего рода хождение души по мукам. Череда трех искушений открывается агрессивным поведением продавщицы, пытающейся не допустить простеца к красоте. Затем друзья, удивляющиеся непрактичности покупки. Наконец – собственная навязчивая мысль: «Полмотороллера стоят сапожки . »

Кульминация рассказа – сцена примерки. Сапожки не подошли по ноге. Но вот чудо: оба – муж и жена – очень счастливы .

Слово учителя. На первый взгляд, то ли бесхитростный лубок на тему «Куплю жене сапоги», то ли социальная зарисовка о радости советского человека от приобретения «дефицита». Но рассказ по ступенькам ведет читателя к радости, миру и согласию, не столь уж и частых в художественном мире Шукшина, и словно просит разгадать тайну этого счастья. Расслышав это зов, предлагаю начать .

Предваряют диалог учителя с основной частью класса озвучиваемые индивидуальные задания. Первая группа учащихся работает с фрагментом текста.

Задание: перед нами классическая ситуация морального выбора, с его необходимостью принимать решение здесь и сейчас, с необходимостью принести некую жертву во имя другого. Выбору сопутствует диалог соблазна и совести. Учащимся нужно заполнить заранее подготовленную таблицу, в левую колонку которой следует выписать цитаты «голосов соблазна», пытающихся воздействовать на Сергея в его решимости подарить чудо-сапожки, а в правую самостоятельно сформулированный ответ на вопрос: «Что позволяет Сергею одолеть эти искушения?»

Вторая группа должна попытаться обнаружить богатую символику названия рассказа, ее многослойность, выделив главный смысл.

Третья – обратиться к личному опыту, ответив на следующие вопросы: «Возможно, вам доводилось делать подарок, по трудности сопоставимый с подарком Сергея . Почему это делать непросто? И откуда в результате радость?»

Слово учителя. Из рассказа в рассказ у Шукшина кочуют две антагонистические пары, составляющие в совокупности два столпа, на которых зиждется шукшинское творчество. Первая – это простой человек, деревенский или не так давно переехавший в город, и человек города, набросивший на себя цивилизационные покровы из образования и культурных привычек. Эта «сшибка» города и деревни, их культурное противостояние были для автора личной болью, его ахиллесовой пятой, комплексом человека, попираемого городом. Шукшин упорно сталкивает людей этих типов и выявляет, дотошно исследует правду и неправду тех и других. А что происходит в нашем рассказе?

Класс говорит о душевном превосходстве Сергея в его порыве сделать подарок жене и – высокомерии городской продавщицы. Герой попадает в ад человеческой души, погруженной в гордыню, и выбирается оттуда потрясенный, безуспешно пытаясь ответить на трудный вопрос о бытийном зле, гнездящемся в душах человеческих.

Слово учителя . Вторая антагонистическая пара в рассказах писателя – это муж-­«чудик» и неласковая, злая жена. «Кто из них живет бытом, и только им, а кому из них доступны бытийные зовы?» Класс однозначен в своем диагнозе: удел жены – только быт. Можно много говорить о неоднозначности шукшинских чудиков, диапазон типа широк: от бесхитростной, почти детской чистоты – до маниакальной преданности «миру идей», в ущерб миру ближних. И все-таки заметим: та, что видит перед глазами только обыденные задачи, – жена, по Шукшину, – человек злой. Она агрессивно не приемлет ничего, что бы выходило за рамки быта. Отсюда невеселое сосуществование супругов. Затянувшийся разлад, отсутствие элементарного понимания женой душевных, а порой и духовных исканий своего мужа.

Учащиеся отмечают, что в «Сапожках» по некоторым оговоркам можно понять: Клавдя, хоть и далеко не самый яркий образчик типа злой жены, но и она до поры до времени не исключение (герой побаивается ее реакции на «непрактичный» подарок и т. д.). Но происходит чудо: Клавдя преображается. Она ни словом ни вздохом не упрекает мужа, ругая только свою «проклятущую толстую ноженьку». Она оказалась достойной дара. Еще одно чудо.

Задание: обратиться к поэтике волшебной сказки, которая однозначно присутствует в рассказе о реалиях 70-х.

Учащиеся обнаруживают и уход героя из дому, и встречу с врагами (продавщица, из огнедышащей пасти которой Сергей вырывает чудо), и сказочное число три (три искушения), и наконец, сказочное превращение (Клавдя на глазах молодеет, становится ласковой). Оказывается, сказочное чудо может быть в реальной жизни!

Слово учителя. А что для этого нужно? И вот здесь необходимо обратиться к литературной традиции. Сергей, решаясь на необычную покупку, делает выбор (мы узнаем как перечень привычных подарков жене – мясорубка, пуховый платок, так и о его собственной мечте – мотороллер). И все-таки – чудо-сапожки. Сделав выбор, герой словно отрывается от земли, от быта и делает шаг к бытию. Вопрос «На что потратить деньги?» вырастает в вопрос «На что потратить жизнь?». Кто из героев русской литературы задавал себе тот вопрос?

Ученики всоминают чеховский рассказ «Скрипка Ротшильда», герой которого, оглядываясь назад, вдруг сознает: в тетради расходов у него не было записи «подарки жене», он только вечно кричал на супругу, отчего она в профиль походила на испуганную птицу. В этот ряд они ставят скопидомов-кровопивцев Иудушку Головлева Салтыкова – Щедрина и некрасовского Власа из одноименного стихотворения, в одночасье потрясенных, озаренных внутренним светом.

Предлагается мини-викторина по известным ученикам произведениям, и они узнают гоголевские черевички, совершенно ненужные в сельском быту, но необходимые, ибо они – знак нематериального, духовного, что сокрыто под материальной оболочкой. Узнают и гриновские «Алые паруса», в которых Грей принимает решение купить десятки метров алой материи для парусов, чтобы через материальное выразить нематериальное.

Учитель зачитывает запись из рабочей тетради Шукшина, черновой проект будущего рассказа: «Как муж жене сапожки покупал. Измучился, изнервничался . а привез – они ей не подходят. Они вместе прокляли ее толстые ноги. Горе». Задание: найти в окончательной редакции произведения отличия приводит учащихся к главному выводу: результат покупки не горе, а радость. В семье устанавливается та гармония, которая столь редко дается отнюдь не только героям Шукшина

Учитель обращает внимание на особенности художественного пространства в предкульминационном эпизоде возвращения героя домой. Этот эпизод «поставлен» Шукшиным, как режиссером, гениально просто.

«Клавдя и девочки вечеряли.( . )

– Пап, ничего не купил? – спросила дочь, старшая, Груша. ( . )

Трое повернулись к нему от стола. Смотрели. Так это «купил» было сказано, что стало ясно – не платок за четыре рубля купил муж, отец, не мясорубку. Повернулись к нему . Ждали».

Слово учителя. Вот она, семья как «малая Церковь». Муж – «священник» стоит, словно на амвоне. Он принес не сапожки, он принес «благую весть» о мире иных отношений. Неодушевленный, рукотворный предмет становится поворотным моментом в духовной жизни семьи.

Учащиеся отмечают, что, хотя герои не свидетельствуют о свое вере, рассказ обращен к христианскому видению мира, включающему в себя смирение, сострадание, покаяние, духовную брань, бескорыстие, жертвенность.

Чтение вслух некоторых письменных индивидуальных заданий, выполненных учащимися. В некоторых обнаруживаем интересные выводы. Это, например, рассуждения о власти стереотипов над человеком, а потому – необходимости самостоятельно принимать решения, идя по пути различения добра и зла.

В заключение класс приходит к выводу, что сапожек в конце рассказа, по сути, нет, ведь они не по ноге героине. Они принесли в дом не горечь разочарования, а то чувство, что именуется любовью. Сапожки – это любовь. Это та любовь, что и в этике, и в христианстве – кардинальная ценность. В рассказе присутствуют и полнота супружеской любви, и видимые контуры любви христианской. Той, что, по определению апостола Павла, – и это отражено в художественной ткани про изведения, – «не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла . » ( Кор., 13, 4,5).

Анализ рассказа Шукшина Сапожки 11 класс

Ездили в город за запчастями… И Сергей Духанин увидел там в магазине женские сапожки. И потерял покой: захотелось купить такие жене. Хоть один раз-то, думал он, надо сделать ей настоящий подарок. Главное, красивый подарок… Она таких сапожек во сне не носила.

Сергей долго любовался на сапожки, потом пощелкал ногтем по стеклу прилавка и спросил весело:

– Это сколько же такие пипеточки стоят?

– Какие пипеточки? – не поняла продавщица.

– Да вот… сапожки-то.

– Пипеточки какие-то… Шестьдесят пять рублей. Сергей чуть вслух не сказал “О, “. “– протянул:

Продавщица презрительно посмотрела на него. Странный они народ, продавщицы: продаст обыкновенный килограмм пшена, а с таким видом, точно вернула забытый долг.

Ну, дьявол с ними, с продавщицами. Шестьдесят пять рублей у Сергея были. Было даже семьдесят пять. Но… Он вышел на улицу, закурил и стал думать. Вообще-то не для деревенской грязи такие сапожки, если уж говорить честно. Хотя она их, конечно, беречь будет… Раз в месяц и наденет-то – сходить куда-нибудь. Да и не наденет в грязь, а – посуху. А радости сколько! Ведь это же черт знает какая дорогая минута, когда он вытащит из чемодана эти сапожки и скажет: “На, носи”.

Сергей пошел к ларьку, что неподалеку от магазина, и стал в очередь за пивом.

Представил Сергей, как заблестят глаза у жены при виде этих сапожек. Она иногда, как маленькая, до слез радуется. Она вообще-то хорошая. С нами жить – надо терпение да терпение, думал Сергей. Одни проклятые выпивки чего стоят. А ребятишки, а хозяйство… Нет, они двужильные, что могут выносить столько. Тут хоть как-нибудь, да отведешь душу: выпьешь когда – все легче маленько, а ведь они с утра до ночи, как заводные.

Очередь двигалась медленно, мужики без конца “повторяли”. Сергей думал.

Босиком она, правда, не ходит, чего зря прибедняться-то? Ходит, как все в деревне ходят… Красивые, конечно, сапожки, но не по карману. Привезешь, а она же первая заругает. Скажет, на кой они мне, такие дорогие! Лучше бы девчонкам чего-нибудь взял, пальтишечки какие-нибудь – зима подходит.

Наконец Сергей взял две кружки пива, отошел в сторону и медленно стал пропускать по глоточку. И думал.

Вот так живешь – сорок пять лет уже, – все думаешь: ничего, когда-нибудь буду жить хорошо, легко. А время идет… И так и подойдешь к той ямке, в которую надо ложиться, – а всю жизнь чего-то ждал. Спрашивается, какого дьявола надо было ждать, а не делать такие радости, какие можно делать? Вот же: есть деньги, лежат необыкновенные сапожки – возьми, сделай радость человеку! Может, и не будет больше такой возможности. Дочери еще не невесты – чего-ничего, а надеть можно – износят. А тут – один раз в жизни… Сергей пошел в магазин.

– Ну-ка дай-ка их посмотреть, – попросил он.

– Чего их смотреть? Какой размер нужен?

– Я на глаз прикину. Я не знаю, какой размер.

– Едет покупать, а не знает, какой размер. Их примерять надо, это не тапочки.

– Я вижу, что не тапочки. По цене видно, хэ-хэ…

– Ну и нечего их смотреть.

– А если я их купить хочу?

– Как же купить, когда даже размер не знаете?

– А вам-то что? Я хочу посмотреть.

– Нечего их смотреть. Каждый будет смотреть.

– Ну, вот чего, милая, – обозлился Сергей, – я же не прошу показать мне ваши панталоны, потому что не желаю их видеть, а прошу показать сапожки, которые лежат на прилавке.

– А вы не хамите здесь, не хамите! Нальют глаза-то и начинают…

– Чего начинают? Кто начинает? Вы то, поили меня что так говорите?

Продавщица швырнула ему один сапожок. Сергей взял его, повертел, поскрипел хромом, пощелкал ногтем по лаково блестевшей подошве… Осторожненько запустил руку вовнутрь…

“Нога-то в нем спать будет”, – подумал радостно

– Шестьдесят пять ровно?– спросил он.

Продавщица молча, зло смотрела на него.

“О господи!– изумился Сергей. – Прямо ненавидит. За что?”

– Беру, – сказал он поспешно, чтоб продавщице поскорей бы уже отмякла, что ли, – не зря же он отвлекает ее, берет же он эти сапожки. – Вам платить или кассиру?

Продавщица, продолжая смотреть на него, сказала негромко:

– Шестьдесят пять ровно или с копейками?

Продавщица все глядела на него; в глазах ее, когда Сергей повнимательней посмотрел, действительно стояла белая ненависть. Сергей струсил… Молча поставил сапожок и пошел к кассе. “Что она?! Сдурела, что ли, – так злиться? Так же засохнуть можно, не доживя веку”.

Оказалось, шестьдесят пять рублей ровно. Без копеек. Сергей подал чек продавщице. В глаза ей не решался посмотреть, глядел выше тощей груди. “Больная, наверно”, – пожалел Сергей.

А продавщица чек не брала. Сергей поднял глаза… Теперь в глазах продавщицы была и ненависть, и какое-то еще странное удовольствие.

– Я прошу сапожки.

– На контроль, – негромко сказала она.

– Где это? – тоже негромко спросил Сергей, чув ствуя, что и сам начинает ненавидеть сухопарую продавщицу.

Продавщица молчала. Смотрела.

– Где контроль-то? – Сергей улыбнулся прямо в глаза ей. – А? Да не гляди ты на меня, не гляди, милая, – женатый я. Я понимаю, что в меня сразу можно влюбиться, но… что я сделаю? Терпи уж, что сделаешь? Так где, говоришь, контроль-то?

У продавщицы даже ротик сам собой открылся… Такого она не ждала.

Сергей отправился искать контроль.

“О-о! – подивился он на себя. – Откуда что взялось! Надо же так уесть бабу. А вот не будешь психовать зря. А то стоит – вся изозлилась”.

На контроле ему выдали сапожки, и он пошел к своим, на автобазу, чтобы ехать домой. (Они приезжали на своих машинах, механик и еще два шофера.)

Сергей вошел в дежурку, полагая, что тотчас же все потянутся к его коробке – что, мол, там? Никто даже не обратил внимания на Сергея. Как всегда – спорили. Видели на улице молодого попа и теперь выясняли, сколько он получает. Больше других орал Витька Кибяков, рябой, бледный, с большими печальными глазами. Даже когда он надрывался и, между прочим, оскорблял всех, глаза оставались печальными и умными, точно они смотрели на самого Витьку – безнадежно грустно.

– Ты знаешь, что у него персональная “Волга”?! – кричал Рашпиль (Витьку звали “Рашпиль”), – У их, когда они еще учатся, стипендия – сто пятьдесят рублей! Понял? Сти-пен-дия!

– У них есть персональные, верно, но не у молодых. Чего ты мне будешь говорить? Персональные – у этих… апостолов. Не у апостолов, а у этих… как их.

– Понял? У апостолов – персональные “Волги”! Во, пень дремучий. Сам ты апостол!

– Сто пятьдесят стипендия! А сколько же тогда оклад?

– А ты что, думаешь, он тебе за так будет гонениям подвергаться? На! Пятьсот рублей хотел?

– Он должен быть верующим!

Сергей не хотел ввязываться в спор, хотя мог бы поспорить: пятьсот рублей молодому попу – это много. Но спорить сейчас об этом… Нет, Сергею охота было показать сапожки. Он достал их, стал разглядывать. Сейчас все заткнутся с этим попом… Замолкнут. Не замолкли. Посмотрели, и все. Один только протянул руку – покажи. Сергей дал сапожок. Шофер (незнакомый) поскрипел хромом, пощелкал железным ногтем по подошве… И полез грязной лапой в белоснежную, нежную… внутрь сапожка. Сергей отнял сапожок.

– Куда ты своим поршнем?

Тут только все замолкли.

– Кому? – спросил Рашпиль.

Сапожок пошел по рукам; все тоже мяли голенище, щелкали по подошве… Внутрь лезть не решались. Только расшеперивали голенище и заглядывали в белый, пушистый мирок. Один даже дунул туда зачем-то. Сергей испытывал прежде незнакомую гордость.

– Сколько же такие?

Все посмотрели на Сергея с недоумением. Сергей слегка растерялся.

– Ты что, офонарел?

Сергей взял сапожок у Рашпиля.

– Во! – воскликнул Рашпиль. – Серьга… дал! Зачем ей такие?

Сергей хотел быть спокойным и уверенным, но внутри у него вздрагивало. И привязалась одна тупая мысль: “Половина мотороллера. Половина мотороллера”. И хотя он знал, что шестьдесят пять рублей – это не половина мотороллера, все равно упрямо думалось. “Половина мотороллера”.

– Она тебе велела такие сапожки купить?

– При чем тут велела? Купил, и все.

– Куда она их наденет-то? – весело пытали Сергея. – Грязь по колено, а он – сапожки за шестьдесят пять рублей.

– А зимой в них куда?

– Потом, это ж на городскую ножку. Клавкина-то не полезет сроду… У ей какой размер-то? Это ж ей – на нос только.

– Какой она носит-то?

– Пошли вы. – вконец обозлился Сергей. – Чего вы-то переживаете?

– Да ведь жалко, Сережа! Не нашел же ты их, шестьдесят пять рублей-то.

– Я заработал, я и истратил, куда хотел. Чего базарить-то зря?

– Она тебе, наверно, резиновые велела купить? Резиновые… Сергей вовсю злился.

– Валяйте лучше про попа – сколько он все же получает?

– Как эти… сидят, курва, чужие деньги считают. – Сергей встал. – Больше делать, что ли, нечего?

– А чего ты в бутылку-то лезешь? Сделал глупость, тебе сказали. И не надо так нервничать…

– Я и не нервничаю. Да чего ты за меня переживаешь-то?! Во, переживатель нашелся! Хоть бы у него взаймы взял, или что…

– Переживаю, потому что не могу спокойно на дураков смотреть. Мне их жалко…

– Жалко – у пчелки в попке. Жалко ему!

Еще немного позубатились и поехали домой. Дорогой Сергея доконал механик (они в одной машине ехали).

– Она тебе на что деньги-то давала? – спросил механик. Без ехидства спросил, сочувствуя. – На что-нибудь другое?

Сергей уважал механика, поэтому ругаться не стал.

– Ни на что. Хватит об этом.

Приехали в село к вечеру.

Сергей ни с кем не подосвиданькался… Не пошел со всеми вместе – отделился, пошел один. Домой. Клавдя и девочки вечеряли.

– Чего это долго-то? – спросила Клавдя. – Я уж думала, с ночевкой там будете.

– Пока получили да пока на автобазу перевезли… Да пока там их разделили по районам…

– Пап, ничего не купил? – спросила дочь, старшая, Груша.

– Чего? – По дороге домой Сергей решил так: если Клавка начнет косоротиться, скажет – дорого, лучше бы вместо этих сапожек… “Пойду и брошу их в колодец”.

Трое повернулись к нему от стола. Смотрели. Так это “купил” было сказано, что стало ясно – не платок за четыре рубля купил муж, отец, не мясорубку. Повернулись к нему… Ждали.

– Вон, в чемодане. – Сергей присел на стул, полез за папиросами. Он так волновался, что заметил: пальцы трясутся.

Клавдя извлекла из чемодана коробку, из коробки вытянула сапожки… При электрическом свете они были еще красивей. Они прямо смеялись в коробке. Дочери повскакивали из-за стола… Заахали, заохали.

– Тошно мнеченьки! Батюшки мои. Да кому это?

– Тошно мнеченьки. – Клавдя села на кровать, кровать заскрипела… Городской сапожок смело полез на крепкую, крестьянскую ногу. И застрял. Сергей почувствовал боль. Не лезли… Голенище не лезло.

Нет, не лезли. Сергей встал, хотел натиснуть. Нет.

– Вот где не лезут-то. Голяшка.

– Да что же это за нога проклятая!

– Погоди! Надень-ка тоненький какой-нибудь чулок.

– Да кого там! Видишь.

– Эх-х. Да что же это за нога проклятая!

– Эх-х! – сокрушалась Клавдя. – Да что же это за нога! Скольно они.

– Шестьдесят пять. – Сергей закурил папироску. Ему показалось, что Клавдя не расслышала цену. Шестьдесят пять рубликов, мол, цена-то.

Клавдя смотрела на сапожок, машинально поглаживала ладонью гладкое голенище. В глазах ее, на ресницах, блестели слезы… Нет, она слышала цену.

– Черт бы ее побрал, ноженьку! – сказала она. – Разок довелось, и то… Эхма!

В сердце Сергея опять толкнулась непрошеная боль… Жалость. Любовь, слегка забытая. Он тронул руку жены, поглаживающую сапожок. Пожал. Клавдя глянула на него… Встретились глазами. Клавдя смущенно усмехнулась, тряхнула головой, как она делала когда-то, когда была молодой, – как-то по-мужичьи озорно, простецки, но с достоинством и гордо.

– Ну, Груша, повезло тебе. – Она протянула сапожок дочери. – На-ка, примерь.

– Ну! сказал Сергей. И тоже тряхнул головой. – Десять хорошо кончишь – твои. Клавдя засмеялась.

Перед сном грядущим Сергей всегда присаживался на низенькую табуретку у кухонной двери – курил последнюю папироску. Присел и сегодня… Курил, думал, еще раз переживал сегодняшнюю покупку, постигал ее нечаянный, большой, как ему сейчас казалось, смысл. На душе было хорошо. Жалко, если бы сейчас что-нибу дь спугнуло бы это хорошее состояние, эту редкую гостью-минуту.

Клавдя стелила в горнице постель.

– Ну, иди… – позвала она.

Он нарочно не откликнулся, – что дальше скажет

– Сергунь! – ласково позвала Клава.

Сергей встал, загасил окурок и пошел в горницу.

Улыбнулся сам себе, качнул головой… Но не подумал так: “Купил сапожки, она ласковая сделалась”. Нет, не в сапожках дело, конечно, дело в том что…

Читайте также:  Анализ рассказа Шукшина Солнце, старик и девушка сочинение
Ссылка на основную публикацию