План рассказа Дары волхвов О. Генри

План рассказа Дары волхвов О. Генри

1. Обстановка положения хозяев и самого дома.
2. Принятие рискового решения.
3. Осуществление задуманного.
4. Вручение подарков и настоящей любви.
5. Жертвы ради любви

Краткий пересказ

Действие происходит в канун Рождества. Джеймс и Делла-обычная пара с маленьким доходом, они живут в дешёвой квартире:” Не то чтобы вопиющая нищета, но, скорее красноречиво молчащая бедность”. Они не позволяют себе излишков, но у них есть что-то большее, нежели деньги. Джеймс и Делла имеют огромную взаимную любовь, и способны пожертвовать ради неё самым дорогим в своей жизни. Они отдают другу другу всего себя, и получают тоже взамен. Герои идеально дополняют друг друга, показывая читателю пример величайшей преданности любимому человеку. Хоть они и молоды, но их пара вместе решила свою судьбу.

Делле мудрые волхвы дали прекрасные волосы, являвшиеся гордостью их семьи, которым позавидовала бы сама царица Савская. Джеймсу волхвы преподнесли

дорогие золотые часы, передававшиеся из поколений, которые он носил на недорогом ремешке, лишний раз стесняясь доставать его на людях.

Каждый из героев вблизи Рождества хочет подарить любимому человеку то, чего тот так страстно желает. Делла решает обрезать свои шикарные волосы и продать их, затем она обходит все магазины, чтобы найти тот подарок, который будет по-настоящему достоин её мужа. Она покупает ему золотую цепочку для его часов. “Она была такая же, как сам Джим. Скромность и достоинство – эти качества отличали обоих”. Джеймс продаёт свои ценные часы и покупает любимой гребни, которые она так давно хотела. Делла, дожидаясь мужа с работы боится его реакции, по поводу её обстриженных волос, она переживает о том, что он, увидев её такой, захочет расстаться с ней. Героиня мучается в сомнениях до самого прихода мужа. Джеймс также находится не в лучшем состоянии, его преследует чувство тревоги и тоски.

Преподнеся друг другу подарки, они замерли в оцепенении, на глазах обоих навернулись слёзы. Они поняли, что их любовь способна пережить любые денежные проблемы, любые жизненные испытания, она сильнее всего. Вместе они пройдут все невзгоды, ведь они – настоящая семья и им подвластно всё.

“Откуда напрашивается философский вывод, что жизнь состоит из слёз, вздохов и улыбок, причём вздохи преобладают.” Жизнь даёт людям сложнейшие испытания, проверяя их на прочность, и лишь с поддержкой любимого человека, каждый выстоит.

Несомненно, волхвы даровали героям прекрасные подарки, но они преподнесли друг другу гораздо более важное. Они отдали любимому частицу себя, имея 20 долларов в месяц.

Также читают:

Картинка к сочинению План рассказа Дары волхвов О. Генри

Популярные сегодня темы

«А зори здесь тихие ….» повесть, которая показывает, что война не только для мужчин. Беречь семейный очаг это конечно дело женщин, но на войне они также могут бить врага и совершать подвиги

Петя – младший ребенок в семье Ростовых. Он воспитывался в любви и нежности семейных уз. Самому младшему ребенку всегда сходят с рук некоторые шалости. Получилось так, что семья Ростовых будто не заметили, как вырос их младший ребенок.

В произведении персонажи оказываются в непростой ситуации в жизни. Глава семьи остался без работы, их дети болеют, а самое страшное умерла младшая дочь. У отца семейства возникает мысл

Произведение по жанровой направленности относится к исторической оде и в качестве основной тематики рассматривает человеческие взаимоотношения, связанные с вопросами любви, чести и патриотизма.

Рассказ В.П. Астафьева «Последний поклон» является автобиографичным. В нем затрагиваются две животрепещущие темы для автора – деревенская жизнь и война. В повести мы следим за судьбой мальчика – сироты, оставшегося у бабушки на попечении.

О. Генри “Дары Волхвов”
план-конспект урока по литературе (7 класс)

Урок по теме “О.Генри “Дары волхвов”

Скачать:

ВложениеРазмер
urok._dary_volhvov.docx18.79 КБ

Предварительный просмотр:

Цель урока: развивать навыки вдумчивого чтения, анализировать произведение, опираясь на свой опыт, развивать творческие способности учащихся.

Воспитывающая задача: учить выслушивать мнения друг друга, проявляя доброжелательность, терпимость к мнению окружающих, формировать культуру общения.

Используемые приемы прогнозирование по названию , чтение с остановками, обращение к личному опыту, дерево предсказаний, творческая работа.

Оборудование урока: портрет О. Генри, репродукции библейских сюжетов «Поклонение волхвов» Джотто, Рубенс и др.

На стадии вызова обращаемся к личному опыту учащихся, который поможет подготовить учащихся к личностному восприятию произведения. Сегодня нам предстоит познакомиться с произведением О. Генри «Дары волхвов».

Читали ли вы произведения О. Генри? (Чаще нет. В лучшем случае некоторые видели фильм по его произведениям.)

Краткий рассказ об авторе, подготовленный учеником (материал взят из интернета).

Личность американского писателя Уильяма Сидни Портера, ставшего известным миру писателем под именем О. Генри, как и его судьба, необычна и, по словам исследователей его творчества, могла бы стать «предметом увлекательного повествования». «Была единственная большая любовь, оборвавшаяся рано и трагически, было бегство от суда, нелегальное существование на чужбине под чужим именем, затем суд, каторжная тюрьма, а после освобождения – невиданная писательская слава и популярность…»

Именно эти загадки вынудили писателя скрывать подробности биографии, уклоняться от интервью. Он не разрешал печатать свои портреты, не любил показываться на людях. Многие современники О.Генри увидели его впервые лишь на отпевании в церкви. Личность писателя была овеяна легендами, небылицами, таинственностью. Но сейчас конечно нам известны многие факты из его жизни. В три года он лишился матери, был взят под опеку теткой. Рано начал думать о собственном заработке. Он самостоятельно изучил французский, испанский и немецкий языки. Он становится владельцем и издателем юмористического еженедельника, затем, при обнаружившейся растрате в банке, скрывается, тайно переписывается с родными. Слава и известность осветили его жизнь, но прожил он недолго, умер сорока восьми лет.

Первые его рассказы появились еще в Техасе. Сохранился ряд новелл, написанных в тюрьме («Санаторий на ранчо», «Сделка», «Без вымысла» и др. С 1905 года его произведения стали появляться и в нашей стране.

Обратимся к названию рассказа (Прием мозговая атака).

Как вы понимаете название рассказа? Кто такие волхвы? (Волхвы – это мудрецы, которые принесли дары младенцу Иисусу: золото, ладан и смирну. Волхвы – это ученые мужи, которые владели знаниями о силе природы. Они наблюдали звезды. Были астрологами.)

Спасибо. Скажите, а те дары, которые они принесли в дар младенцу, что-то означали? (Золото ему принесли как царю (в виде дани), ладан – как Богу (потому что ладан употребляется при богослужениях), а смирну, как человеку, которому предстоит умереть (потому что умерших помазывали и натирали благовонными маслами).

Как вы думаете, о чем пойдет речь в этом произведении? (Ребята высказывают различные предположения, но все они сводятся к тому, что речь будет о дарах волхвов, о рождественском празднике).

Начинаем читать текст, разделив его на фрагменты. Оставшийся текст будем закрывать.

Учитель читает первый фрагмент до слов: «А это право же очень мило».

Делаем остановку в чтении текста. Проводим беседу по его восприятию.

Верны ли были наши предположения, о чем пойдет речь? (Нет).

Кто герои этого произведения?

В какой обстановке живут герои?

Как вы понимаете слова: «В обстановке не то, что бы вопиющая нищета, но скорее красноречиво молчащая бедность»? (Ответы детей).

Какое настроение у Деллы?

Что произойдет дальше? (Внимательно выслушиваем ответы учащихся, не критикуя, не пересказывая по-своему, не давая оценок, все ответы обобщает учитель).

Читаем второй отрывок. (От слов: «Дела кончила плакать… и, взметнув юбками, сверкнув невысохшими блестками в глазах, она уже мчалась вниз, на улицу»).

Какое значение в данном отрывке имеет цвет? (Серый цвет передает настроение Деллы. Блестящие оттенки передают красоту волос Деллы).

Какими сокровищами обладала семья Юнг? (Сокровища семьи – это часы Джима и волосы Деллы).

Как О. Генри обыгрывает библейские образы? (Он вводит образы волхвов и образ царицы Савской и царя Соломона).

В каком ключе даны ветхозаветные образы? (Писатель показывает их в юмористическом ключе).

Как вы думаете, что же произойдет дальше?

Читаем третий отрывок.

(От слов: «Вывеска у которой она остановилась…» до «– Господи сделай так, чтобы я ему понравилась»).

– Как бы вы поступили на месте Деллы?

– Случаен ли поступок Деллы? (Нет поступок Деллы не случаен, она любит Джима).

– Будет ли Джим рад такому подарку? (Конечно Джим будет рад подарку, потому что у него одна ценная вещь часы и теперь будет цепочка к ним).

Читаем дальше. Посмотрим, как сложатся события.

– Ожидали вы такую развязку? (Нет).

– А какую развязку вы ожидали? (Учащиеся высказывают свои мысли).

Мы видим, что действие рассказа происходит под рождество.

Назовите особенности святочного рассказа.

  • должен быть хотя бы немного фантастичным;
  • иметь какую-нибудь мораль;
  • должен иметь веселый или счастливый конец.

Соответствует ли такому определению жанр рассказа «Дары волхвов»?

Перечитаем конец рассказа: «Но да будет сказано в назидание мудрецам наших дней, что из всех дарителей эти двое были мудрейшими. Из всех, кто подносит и принимает дары, истинно мудры лишь подобные им. Везде и всюду, они и есть волхвы».

Стадия устной рефлексии.

Что дает право автору сказать так о своих героях?

– Чистая любовь как истинная мудрость. Герои любят друг друга чистой любовью. Из чувства любви они отдали самое лучшее, что у них было, чтобы приобрести то лучшее, чего достоин каждый из них. Поэтому автор и говорит, что они волхвы.

После подробного обсуждения ребятам предлагается письменная работа. Разнообразие тем позволяет выбрать каждому ученику приемлемую для себя тему.

  • «Кто больше счастлив: тот, кто дарит или кто принимает подарок?»
  • «Напрасна или оправдана была жертва героев?»
  • «Лучший подарок в моей жизни».

Эссе по впечатлениям от рассказа.

На дом учащиеся получили задание отредактировать свои работы. А тем, кто заинтересовался творчеством писателя, было предложено прочитать другие рассказы автора.

Работы ребят были самые разные. Приведем некоторые фрагменты из работ, написанных после обсуждения.

Эссе по впечатлениям от рассказа:

…Рассказ произвел на меня сильное впечатление, я и предположить не мог, о чем пойдет речь в нем. Мне понравились герои рассказа. Я бы тоже хотел, чтобы обо мне кто-нибудь позаботился и подарил то, в чем я бы нуждался. А я со своей стороны оценил бы этот поступок.

…Джим молодец, он быстро пришел в себя и подошел к вопросу по-философски. Они мудрые люди и стоят друг друга. Конечно, они и есть истинные волхвы.

…Классный рассказ, я обязательно почитаю и другие работы О. Генри.

Читать онлайн Дары волхвов. Генри О.

(Из сборника «Четыре миллиона»)

Один доллар восемьдесят семь центов. Это было все. Из них шестьдесят центов монетками по одному центу. За каждую из этих монеток пришлось торговаться с бакалейщиком, зеленщиком, мясником так, что даже уши горели от безмолвного неодобрения, которое вызывала подобная бережливость. Делла пересчитала три раза. Один доллар восемьдесят семь центов. А завтра рождество.

Единственное, что тут можно было сделать, это хлопнуться на старенькую кушетку и зареветь. Именно так Делла и поступила. Откуда напрашивается философский вывод, что жизнь состоит из слез, вздохов и улыбок, причем вздохи преобладают.

Пока хозяйка дома проходит все эти стадии, оглядим самый дом. Меблированная квартирка за восемь долларов в неделю. В обстановке не то чтобы вопиющая нищета, но скорее красноречиво молчащая бедность. Внизу, на парадной двери, ящик для писем, в щель которого не протиснулось бы ни одно письмо, и кнопка электрического звонка, из которой ни одному смертному не удалось бы выдавить ни звука. К сему присовокуплялась карточка с надписью: «М-р Джеймс Диллингхем Юнг». «Диллингхем» развернулось во всю длину в недавний период благосостояния, когда обладатель указанного имени получал тридцать долларов в неделю. Теперь, после того как этот доход понизился до двадцати долларов, буквы в слове «Диллингхем» потускнели, словно не на шутку задумавшись: а не сократиться ли им в скромное и непритязательное «Д»? Но когда мистер Джеймс Диллингхем Юнг приходил домой и поднимался к себе на верхний этаж, его неизменно встречал возглас: «Джим!» и нежные объятия миссис Джеймс Диллингхем Юнг, уже представленной вам под именем Деллы. А это, право же, очень мило.

Делла кончила плакать и прошлась пуховкой по щекам. Она теперь стояла у окна и уныло глядела на серую кошку, прогуливавшуюся по серому забору вдоль серого двора. Завтра рождество, а у нее только один доллар восемьдесят семь центов на подарок Джиму! Долгие месяцы она выгадывала буквально каждый цент, и вот все, чего она достигла. На двадцать долларов в неделю далеко не уедешь. Расходы оказались больше, чем она рассчитывала. С расходами всегда так бывает. Только доллар восемьдесят семь центов на подарок Джиму! Ее Джиму! Сколько радостных часов она провела, придумывая, что бы такое ему подарить к рождеству. Что-нибудь совсем особенное, редкостное, драгоценное, что-нибудь, хоть чуть-чуть достойное высокой чести принадлежать Джиму.

В простенке между окнами стояло трюмо. Вам никогда не приходилось смотреться в трюмо восьмидолларовой меблированной квартиры? Очень худой и очень подвижной человек может, наблюдая последовательную смену отражений в его узких створках, составить себе довольно точное представление о собственной внешности. Делле, которая была хрупкого сложения, удалось овладеть этим искусством.

Она вдруг отскочила от окна и бросилась к зеркалу. Глаза ее сверкали, но с лица за двадцать секунд сбежали краски. Быстрым движением она вытащила шпильки и распустила волосы.

Надо вам сказать, что у четы Джеймс Диллингхем Юнг было два сокровища, составлявших предмет их гордости. Одно золотые – часы Джима, принадлежавшие его отцу и деду, другое — волосы Деллы. Если бы царица Савская проживала в доме напротив, Делла, помыв голову, непременно просушивала бы у окна распущенные волосы — специально для того, чтобы заставить померкнуть все наряди и украшения ее величества. Если бы царь Соломон служил в том же доме швейцаром и хранил в подвале все свои богатства, Джим, проходя мимо, всякий раз доставал бы часы из кармана — специально для того, чтобы увидеть, как он рвет на себе бороду от зависти.

И вот прекрасные волосы Деллы рассыпались, блестя и переливаясь, точно струи каштанового водопада. Они спускались ниже колен и плащом окутывали почти всю ее фигуру. Но она тотчас же, нервничая и торопясь, принялась снова подбирать их. Потом, словно заколебавшись, с минуту стояла неподвижно, и две или три слезинки упали на ветхий красный ковер.

Старенький коричневый жакет на плечи, старенькую коричневую шляпку на голову — и, взметнув юбками, сверкнув невысохшими блестками в глазах, она уже мчалась вниз, на улицу.

Вывеска, у которой она остановилась, гласила:

«M-me Sophronie.

Всевозможные изделия из волос»

Делла взбежала на второй этаж и остановилась, с трудом переводя дух.

— Не купите ли вы мои волосы? — спросила она у мадам.

— Я покупаю волосы, — ответила мадам. — Снимите шляпу, надо посмотреть товар.

Снова заструился каштановый водопад.

— Двадцать долларов, — сказала мадам, привычно взвешивая на руке густую массу.

— Давайте скорее, — сказала Делла.

Следующие два часа пролетели на розовых крыльях — прошу прощенья за избитую метафору. Делла рыскала по магазинам в поисках подарка для Джима.

Наконец, она нашла. Без сомнения, это было создано для Джима, и только для него. Ничего подобного не нашлось в других магазинах, а уж она все в них перевернула вверх дном, Это была платиновая цепочка для карманных часов, простого и строгого рисунка, пленявшая истинными своими качествами, а не показным блеском, — такими и должны быть все хорошие вещи. Ее, пожалуй, даже можно было признать достойной часов. Как только Делла увидела ее, она поняла, что цепочка должна принадлежать Джиму, Она была такая же, как сам Джим. Скромность и достоинство — эти качества отличали обоих. Двадцать один доллар пришлось уплатить в кассу, и Делла поспешила домой с восемьюдесятью семью центами в кармане. При такой цепочке Джиму в любом обществе не зазорно будет поинтересоваться, который час. Как ни великолепны были его часы, а смотрел он на них часто украдкой, потому что они висели на дрянном кожаном ремешке.

Дома оживление Деллы поулеглось и уступило место предусмотрительности и расчету. Она достала щипцы для завивки, зажгла газ и принялась исправлять разрушения, причиненные великодушием в сочетании с любовью. А это всегда тягчайший труд, друзья мои, исполинский труд.

Не прошло и сорока минут, как ее голова покрылась крутыми мелкими локончиками, которые сделали ее удивительно похожей на мальчишку, удравшего с уроков. Она посмотрела на себя в зеркало долгим, внимательным и критическим взглядом.

«Ну, — сказала она себе, — если Джим не убьет меня сразу, как только взглянет, он решит, что я похожа на хористку с Кони-Айленда[1]. Но что же мне было делать, ах, что же мне было делать, раз у меня был только доллар и восемьдесят семь центов!»

В семь часов кофе был сварен, раскаленная сковорода стояла на газовой плите, дожидаясь бараньих котлеток

Джим никогда не запаздывал. Делла зажала платиновую цепочку в руке и уселась на краешек стола поближе к входной двери. Вскоре она услышала его шаги внизу на лестнице и на мгновение побледнела. У нее была привычка обращаться к богу с коротенькими молитвами по поводу всяких житейских мелочей, и она торопливо зашептала:

— Господи, сделай так, чтобы я ему не разонравилась.

Дверь отворилась, Джим вошел и закрыл ее за собой. У него было худое, озабоченное лицо. Нелегкое дело в двадцать два года быть обремененным семьей! Ему уже давно нужно было новое пальто, и руки мерзли без перчаток.

Джим неподвижно замер у дверей, точно сеттер, учуявший перепела. Его глаза остановились на Делле с выражением, которого она не могла понять, и ей стало страшно. Это не был ни гнев, ни удивление, ни упрек, ни ужас — ни одно из тех чувств, которых можно было бы ожидать. Он просто смотрел на нее, не отрывая взгляда, и лицо его не меняло своего странного выражения.

Делла соскочила со стола и бросилась к нему.

— Джим, милый, — закричала она, — не смотри на меня так. Я остригла волосы и продала их, потому что я не пережила бы, если б мне нечего было подарить тебе к рождеству. Они опять отрастут. Ты ведь не сердишься, правда? Я не могла иначе. У меня очень быстро растут волосы. Ну, поздравь меня с рождеством, Джим, и давай радоваться празднику. Если б ты знал, какой я тебе подарок приготовила, какой замечательный, чудесный подарок!

— Ты остригла волосы? — спросил Джим с напряжением, как будто, несмотря на усиленную работу мозга, он все еще не мог осознать этот факт.

— Да, остригла и продала, — сказала Делла. — Но ведь ты меня все равно будешь любить? Я ведь все та же, хоть и с короткими волосами.

Джим недоуменно оглядел комнату.

— Так, значит, твоих кос уже нет? — спросил он с бессмысленной настойчивостью.

— Не ищи, ты их не найдешь, — сказала Делла. — Я же тебе говорю: я их продала — остригла и продала. Сегодня сочельник, Джим. Будь со мной поласковее, потому что я это сделала для тебя. Может быть, волосы на моей голове и можно пересчитать, — продолжала она, и ее нежный голос вдруг зазвучал серьезно, — но никто, никто не мог бы измерить мою любовь к тебе! Жарить котлеты, Джим?

И Джим вышел из оцепенения. Он заключил свою Деллу в объятия. Будем скромны и на несколько секунд займемся рассмотрением какого-нибудь постороннего предмета. Что больше — восемь долларов в неделю или миллион в год? Математик или мудрец дадут вам неправильный ответ. Волхвы принесли драгоценные дары, но среди них не было одного. Впрочем, эти туманные намеки будут разъяснены далее.

Джим достал из кармана пальто сверток и бросил его на стол.

— Не пойми меня ложно, Делл, — сказал он. — Никакая прическа и стрижка не могут заставить меня разлюбить мою девочку. Но разверни этот сверток, и тогда ты поймешь, почему я в первую минуту немножко оторопел.

Белые проворные пальчики рванули бечевку и бумагу. Последовал крик восторга, тотчас же — увы! — чисто по женски сменившийся потоком слез и стонов, так что потребовалось немедленно применить все успокоительные средства, имевшиеся в распоряжении хозяина дома.

Ибо на столе лежали гребни, тот самый набор гребней — один задний и два боковых, — которым Делла давно уже благоговейно любовалась в одной витрине Бродвея. Чудесные гребни, настоящие черепаховые, с вделанными в края блестящими камешками, и как раз под цвет ее каштановых волос. Они стоили дорого. Делла знала это, — и сердце ее долго изнывало и томилось от несбыточного желания обладать ими. И вот теперь они принадлежали ей, но нет уже прекрасных кос, которые украсил бы их вожделенный блеск.

Все же она прижала гребни к груди и, когда, наконец, нашла в себе силы поднять голову и улыбнуться сквозь слезы, сказала:

— У меня очень быстро растут волосы, Джим!

Тут она вдруг подскочила, как ошпаренный котенок, и воскликнула:

Ведь Джим еще не видел ее замечательного подарка. Она поспешно протянула ему цепочку на раскрытой ладони. Матовый драгоценный металл, казалось, заиграл в лучах ее бурной и искренней радости.

— Разве не прелесть, Джим? Я весь город обегала, покуда нашла это. Теперь можешь хоть сто раз в день смотреть, который час. Дай-ка мне часы. Я хочу посмотреть, как это будет выглядеть все вместе.

Но Джим, вместо того чтобы послушаться, лег на кушетку, подложил обе руки под голову и улыбнулся.

— Делл, — сказал он, — придется нам пока спрятать наши подарки, пусть полежат немножко. Они для нас сейчас слишком хороши. Часы я продал, чтобы купить тебе гребни. А теперь, пожалуй, самое время жарить котлеты.

Волхвы, те, что принесли дары младенцу в яслях, были, как известно, мудрые, удивительно мудрые люди[2]. Они то и завели моду делать рождественские подарки. И так как они были мудры, то и дары их были мудры, может быть, даже с оговоренным правом обмена в случае непригодности. А я тут рассказал вам ничем не примечательную историю про двух глупых детей из восьмидолларовой квартирки, которые самым немудрым образом пожертвовали друг для друга своими величайшими сокровищами. Но да будет сказано в назидание мудрецам наших дней, что из всех дарителей эти двое были мудрейшими. Из всех, кто подносит и принимает дары, истинно мудры лишь подобные им. Везде и всюду. Они и есть волхвы.

Остров близ Нью-Йорка, где сосредоточены балаганы, качели и американские горки.

Уже само название отсылает читателя к евангельским сказаниям о дарах, принесенных волхвами новорожденному младенцу — Христу

Page created in 0.092082977294922 sec.

План рассказа Дары волхвов О. Генри

  • ЖАНРЫ 359
  • АВТОРЫ 256 281
  • КНИГИ 587 057
  • СЕРИИ 21 815
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 544 009

Один доллар восемьдесят семь центов. Это было все. Из них шестьдесят центов монетками по одному центу. За каждую из этих монеток пришлось торговаться с бакалейщиком, зеленщиком, мясником так, что даже уши горели от безмолвного неодобрения, которое вызывала подобная бережливость. Делла пересчитала три раза. Один доллар восемьдесят семь центов. А завтра рождество.

Единственное, что тут можно было сделать, это хлопнуться на старенькую кушетку и зареветь. Именно так Делла и поступила. Откуда напрашивается философский вывод, что жизнь состоит из слез, вздохов и улыбок, причем вздохи преобладают.

Пока хозяйка дома проходит все эти стадии, оглядим самый дом. Меблированная квартирка за восемь долларов в неделю. В обстановке не то чтобы вопиющая нищета, но скорее красноречиво молчащая бедность. Внизу, на парадной двери, ящик для писем, в щель которого не протиснулось бы ни одно письмо, и кнопка электрического звонка, из которой ни одному смертному не удалось бы выдавить ни звука. К сему присовокуплялась карточка с надписью: “М-р Джеймс Диллингхем Юнг” “Диллингхем” развернулось во всю длину в недавний период благосостояния, когда обладатель указанного имени получал тридцать долларов в неделю. Теперь, после того как этот доход понизился до двадцати долларов, буквы в слове “Диллингхем” потускнели, словно не на шутку задумавшись: а не сократиться ли им в скромное и непритязательное “Д”? Но когда мистер Джеймс Диллингхем Юнг приходил домой и поднимался к себе на верхний этаж, его неизменно встречал возглас: “Джим!” и нежные объятия миссис Джеймс Диллингхем Юнг, уже представленной вам под именем Деллы. А это, право же, очень мило.

Делла кончила плакать и прошлась пуховкой по щекам. Она теперь стояла у окна и уныло глядела на серую кошку, прогуливавшуюся по серому забору вдоль серого двора. Завтра рождество, а у нее только один доллар восемьдесят семь центов на подарок Джиму! Долгие месяцы она выгадывала буквально каждый цент, и вот все, чего она достигла. На двадцать долларов в неделю далеко не уедешь. Расходы оказались больше, чем она рассчитывала. С расходами всегда так бывает. Только доллар восемьдесят семь центов на подарок Джиму! Ее Джиму! Сколько радостных часов она провела, придумывая, что бы такое ему подарить к рождеству. Что-нибудь совсем особенное, редкостное, драгоценное, что-нибудь, хоть чуть-чуть достойное высокой чести принадлежать Джиму.

В простенке между окнами стояло трюмо. Вам никогда не приходилось смотреться в трюмо восьмидолларовой меблированной квартиры? Очень худой и очень подвижной человек может, наблюдая последовательную смену отражений в его узких створках, составить себе довольно точное представление о собственной внешности. Делле, которая была хрупкого сложения, удалось овладеть этим искусством.

Она вдруг отскочила от окна и бросилась к зеркалу. Глаза ее сверкали, но с лица за двадцать секунд сбежали краски. Быстрым движением она вытащила шпильки и распустила волосы.

Надо вам сказать, что у четы Джеймс. Диллингхем Юнг было два сокровища, составлявших предмет их гордости. Одно золотые часы Джима, принадлежавшие его отцу и деду, другое волосы Деллы. Если бы царица Савская проживала в доме напротив, Делла, помыв голову, непременно просушивала бы у окна распущенные волосы – специально для того, чтобы заставить померкнуть все наряди и украшения ее величества. Если бы царь Соломон служил в том же доме швейцаром и хранил в подвале все свои богатства, Джим, проходя мимо; всякий раз доставал бы часы из кармана – специально для того, чтобы увидеть, как он рвет на себе бороду от зависти.

И вот прекрасные волосы Деллы рассыпались, блестя и переливаясь, точно струи каштанового водопада. Они спускались ниже колен и плащом окутывали почти всю ее фигуру. Но она тотчас же, нервничая и торопясь, принялась снова подбирать их. Потом, словно заколебавшись, с минуту стояла неподвижно, и две или три слезинки упали на ветхий красный ковер.

Старенький коричневый жакет на плечи, старенькую коричневую шляпку на голову – и, взметнув юбками, сверкнув невысохшими блестками в глазах, она уже мчалась вниз, на улицу.

Вывеска, у которой она остановилась, гласила: “M-me Sophronie. Всевозможные изделия из волос”, Делла взбежала на второй этаж и остановилась, с трудом переводя дух.

– Не купите ли вы мои волосы? – спросила она у мадам.

– Я покупаю волосы, – ответила мадам. – Снимите шляпу, надо посмотреть товар.

Снова заструился каштановый водопад.

– Двадцать долларов, – сказала мадам, привычно взвешивая на руке густую массу.

– Давайте скорее, – сказала Делла.

Следующие два часа пролетели на розовых крыльях – прошу прощенья за избитую метафору. Делла рыскала по магазинам в поисках подарка для Джима.

Наконец, она нашла. Без сомнения, что было создано для Джима, и только для него. Ничего подобного не нашлось в других магазинах, а уж она все в них перевернула вверх дном, Это была платиновая цепочка для карманных часов, простого и строгого рисунка, пленявшая истинными своими качествами, а не показным блеском, – такими и должны быть все хорошие вещи. Ее, пожалуй, даже можно было признать достойной часов. Как только Делла увидела ее, она поняла, что цепочка должна принадлежать Джиму, Она была такая же, как сам Джим. Скромность и достоинство – эти качества отличали обоих. Двадцать один доллар пришлось уплатить в кассу, и Делла поспешила домой с восемьюдесятью семью центами в кармане. При такой цепочке Джиму в любом обществе не зазорно будет поинтересоваться, который час. Как ни великолепны были его часы, а смотрел он на них часто украдкой, потому что они висели на дрянном кожаном ремешке.

Дома оживление Деллы поулеглось и уступило место предусмотрительности и расчету. Она достала щипцы для завивки, зажгла газ и принялась исправлять разрушения, причиненные великодушием в сочетании с любовью. А это всегда тягчайший труд, друзья мои, исполинский труд.

Не прошло и сорока минут, как ее голова покрылась крутыми мелкими локончиками, которые сделали ее удивительно похожей на мальчишку, удравшего с уроков. Она посмотрела на себя в зеркало долгим, внимательным и критическим взглядом.

Краткое содержание рассказа О. Генри «Дары волхвов»

Американский новеллист О.Генри в кратчайшие сроки завоевал популярность среди почитателей литературного жанра. Писатель из Соединенных Штатов имеет всемирное признание как мастер коротких новелл, которым присущи непредвиденные развязки, и пронизанных тонким юмором. Одной из таких новелл О. Генри является рассказ «Дары волхвов». Эта рождественская сказка, написанная лаконичным языком, заслуживает ее прочтения, чтобы в тонком юморе и кратком изложении уловить суть произведения и понять глубину его содержания. Ниже приведен краткий анализ новеллы.

Возможно, вам также будет интересна статья: «Вишнёвый сад» анализ произведения, история создания

Краткое содержание «Дары волхвов» О.Генри

Накануне Рождества Делла пересчитывает накопленные деньги. Но сумма в один доллар восемьдесят семь центов повергает ее в плач. На такую сумму она ничего не сможет купить в подарок своему мужу. Поэтому Делла принимает решение продать самое дорогое, что у нее есть — свои очень длинные и красивые каштановые волосы. Она продает волосы за 20 долларов, покупает платиновую цепочку (за 21 доллар) для золотых карманных часов Джима, которые достались ему от отца и деда. Затем Делла возвращается домой и ждет мужа. Вернувшись с работы и увидев свою жену без прекрасных волос Джим оторпел, а Делла начала успокаивать его, что она сделала это для него, и что волосы отрастут. После того, как супруги обнялись, Джим бросает на стол сверток. Развернув его, Делла восторгается, а затем расстраивается, ведь в свертке был так давно понравившийся ей набор гребней для волос. Она говорит, что волосы быстро отрастут и вручает свой подарок Джиму. Но как уже можно было догадаться Джим продал свои золотые часы, для того чтобы купить подарок жене.

Краткий анализ

Один из выдающихся примеров короткого рассказа с непредсказуемой развязкой «Дары волхвов» был написан в 1905 году. Свой рассказ автор написал в одной небольшой таверне города Нью-Йорк. Миниатюрная новелла, отвечающая всем особенностям таланта О. Генри, сразу же завоевала популярность и признание читателей. Рассказ впервые был опубликован в 1906 году в сборнике писателя «Четыре миллиона».

Тема — Самопожертвование ради любви, мудрость и щедрость простых людей, взаимная преданность.

Композиция — Новелла начинается с экспозиции, в которой описывается комната семейной пары Дэлингхэм. Далее идет завязка, где молодая женщина принимает решение продать свои волосы, чтобы купить подарок мужу. Кульминация — подарки куплены. Развязка новеллы — Джим и Делл продали самое дорогое, что у них было, а купленные в подарок вещи не пригодились, неожиданная развязка является особенностью композиции.

Жанр — Произведение относится к жанру рассказа.

Великий американский писатель всегда болезненно относился к социальным неравенствам. Он хорошо понимал, что «маленькие» простые люди обладают всеми человеческими чувствами, и, попадая в тяжелые жизненные обстоятельства, эти люди ставят на первое место глубокие душевные качества, которые помогают им выжить.

В своем произведении он рассказывает о истинной любви двух молодых людей, об их преданности и самоотверженности, само отреченности и жертвенности. Джим и Делл живут в дешевой квартирке, самое дорогое, что у них есть, это роскошные волосы Делл и золотые часы Джима. Трогательная любовь молодой пары творит чудеса: эти люди, не задумываясь, продают самые дорогие вещи, чтобы одарить друг друга подарками на рождественский праздник. Подарки оказываются не нужными: нет роскошных волос, которые можно было бы заколоть черепаховыми гребнями, и нет часов, которые можно было бы повесить на цепочку. И эти подарки бесценны — Джим и Делл одарили друг друга любовью, подарили духовную близость, взаимопонимание и преданность.

Возможно, вам также будет интересна статья: Пьеса Островского «Бесприданница» — анализ произведения

Поэтому писатель и назвал свое произведение — «Дары волхвов». Он показал настоящие человеческие ценности. «Маленькие» люди оказались выше всего мелочного и суетного, их подарки получились важнее и ценнее, чем дары волхвов.

Композиция

Свое произведение О. Генри начинает с экспозиции, в которой описывает скромное жилище главных героев, нищенскую и неприглядную обстановку комнаты. Автор коротко и ненавязчиво описывает и самих героев. Из нарисованной картины становится ясно, что молодые люди любят друг друга, живут хоть и бедно, но счастливо.

Далее происходит завязка действия. Завтра Рождество, а у Делл нет денег, и молодая женщина решает продать свои волосы, чтобы приобрести Джиму в подарок дорогую цепочку к его ценным часам, ведь они являются семейной реликвией Джима. Кульминация — Делл продает волосы и покупает вожделенную цепочку. Она спешит домой и с нетерпением ожидает мужа.

Происходит неожиданная развязка: Джим возвращается домой и смотрит на Делл с короткими волосами таким взглядом, что ей становится страшно. А все дело в том, что молодой человек продал семейную реликвию, чтобы купить любимой жене черепаховые гребни для ее роскошных волос.

В эпилоге писатель упоминает о мудрых волхвах и их подарках, принесенных младенцу, лежащему в яслях. Но мудрейшими из мудрых оказались эти двое молодых людей, пожертвовавших своими сокровищами во имя любви.

О’Генри «Дары волхвов»

Один доллар и восемьдесят семь центов! И это всё! Из них шестьдесят центов — по одному пенни. Она выторговывала их по одной-две монетки у бакалейщика, зеленщика и мясника, и у нее до сих пор горели щеки при одном воспоминании о том, как она торговалась. Господи, какого мнения были о ней, какой жадной считали ее все эти торговцы!

Делла трижды пересчитала деньги. Один доллар и восемьдесят семь центов. А завтра — Рождество.

Ясное дело, что ничего другого не оставалось, как хлопнуться на маленькую потертую софу и разреветься. Делла так и сделала — из чего можно вывести заключение, что вся наша жизнь состоит из слез, жалоб и улыбок, с перевесом в сторону слез.

В то время как хозяйка будет переходить от одного душевного состояния к другому, мы успеем бросить беглый взгляд на квартиру. Это меблированная квартирка, за которую платят восемь долларов в неделю. Нищенская квартирка — вот наиболее точное определение.

В вестибюле, внизу, висит ящик для писем, в щель которого в жизни не протиснется письмо. Внизу же находится электрический звонок, из которого ни единый смертный не выжмет ни малейшего звука. Там же можно увидеть и визитную карточку: «М-р Джеймс Диллингем Юнг».

Во времена давно прошедшие и прекрасные, когда хозяин дома зарабатывал тридцать долларов в неделю, буквы «Диллингем» имели чрезвычайно заносчивый вид. Но в настоящее время, когда доходы упали до жалкой цифры в двадцать долларов в неделю, эти буквы как будто бы потускнели и словно задумались над очень важной проблемой: а не уменьшиться ли им всем до скромного и незначительного Д.?

Но при всем том, когда бы мистер Джеймс Диллингем Юнг ни возвращался домой и ни взбегал мигом по лестнице, миссис Джеймс Диллингем Юнг, уже представленная вам как Делла, неизменно восклицала: «Джим!» и крепко- крепко сжимала его в объятиях. Из чего следует, что у них все обстояло благополучно.

Делла кончила плакать и припудрила пуховкой щеки. Она стояла у окна и смотрела на серую кошку, которая пробиралась по серому забору на сером заднем дворе. Завтра Рождество, а у нее только один доллар и восемьдесят семь центов. И на эти деньги она должна купить Джиму подарок. Несколько месяцев она по пенни копила эти деньги — и вот результат. С двадцатью долларами в неделю далеко не уедешь. Расходы оказались гораздо больше, чем можно было предполагать, — так всегда бывает! И ей удалось отложить только один доллар восемьдесят семь центов на подарок Джиму. Ее Джиму! Сколько счастливых часов прошло в мечтах! Она строила всевозможные планы и расчеты и раздумывала, что бы этакое красивое купить. Что-нибудь очень изящное, редкое и стоящее, достойное чести принадлежать ее Джиму!

Между окнами стояло простеночное трюмо. Быть может, вам приходилось когда-нибудь видеть подобные зеркала в восьмидолларовых квартирках? Тоненькой и очень подвижной фигурке иногда случается уловить свое изображение в этом ряде узеньких продолговатых стекол. Что касается стройной Деллы, то ей удалось достигнуть совершенства в этом отношении.

Вдруг она отскочила от окна и остановилась у зеркала.

Ее глаза зажглись ярким светом, но лицо потеряло секунд на двадцать свой чудесный румянец.

Она вынула шпильки из волос и распустила их во всю длину.

А теперь я должен сказать вам вот что. У четы Джеймс Диллингем Юнг были две вещи, которыми они гордились сверх всякой меры. Золотые часы Джима, которые в свое время принадлежали его отцу, а еще раньше деду — это раз. И волосы Деллы — два. Если бы царица Савская жила напротив и хоть бы раз в жизни увидела волосы Деллы, когда та сушила их на солнце, то мгновенно и навсегда потускнели бы все драгоценности и дары ее величества.

Если бы, с другой стороны, царь Соломон, при всех своих несметных богатствах, набитых в подвалах, хоть единый раз увидел, как Джим вынимает из кармана свои замечательные часы, то он тут же на месте, на виду у всех, выдрал бы себе бороду от зависти!

Итак, волосы, чудесные волосы Деллы упали вдоль ее плеч и заструились, точно каскад каштановой воды. Они достигли ее колен и окутали ее, словно мантией.

Вдруг нервным и торопливым движением Делла снова собрала волосы. После того минуту-две постояла в глубокой задумчивости, а тем временем несколько скупых слезинок скатилось на потертый красный ковер.

Она надела старый коричневый жакет. Надела старую коричневую шляпку. Затем завихрились юбки, сверкнули глаза, Делла шмыгнула в дверь, слетела со ступенек и очутилась на улице.

Она остановилась перед вывеской, на которой было написано следующее: «М-me Sophronie. Всевозможные изделия из волос».

Мигом взлетела Делла на второй этаж и остановилась на площадке, с трудом переводя дыхание. Мадам, поразительно белой, холодной и неприятной, совершенно не подходило изящное «Софрони».

— Вы купите мои волосы? — спросила Делла.

— Я покупаю волосы! — ответила та. — Снимите шляпу и дайте мне взглянуть на ваши.

Снова заструился каштановый каскад.

— Двадцать долларов, — молвила мадам, опытной рукой взвешивая волосы.

— Давайте скорее деньги! — сказала Делла.

А затем, в продолжение целых двух часов, она парила по городу на розовых крыльях. Простите эту метафору и затем позвольте сказать вам, что Делла перерыла чуть ли не все магазины в поисках подходящего подарка для Джима.

Наконец, она нашла то, что ей было нужно. Несомненно, это было сделано для Джима — и только для него. Подобной вещи не было больше ни в одном магазине, а она побывала повсюду. Это была карманная платиновая цепочка, очень простого и скромного рисунка, которую только знаток оценил бы по-настоящему, несмотря на отсутствие мишурных украшений. Именно так выглядят стоящие вещи! Цепочка была вполне достойна часов. Как только Делла увидела ее, она тут же на месте решила, что должна купить ее для Джима. Цепочка была подобна ему. Благородство и высокая ценность — вот что одинаково характеризовало и Джима, и цепочку. Делла уплатила за подарок двадцать один доллар и поспешила домой с восьмьюдесятью семью центами в кармане. С подобной цепочкой Джим мог себя свободно чувствовать в любом обществе. Несмотря на высокое качество самих часов, Джим очень редко вынимал их на людях — из-за старого кожаного ремешка, заменявшего цепочку. Но теперь все пойдет по-иному!

Когда Делла вернулась домой, ее возбуждение мгновенно уступило место осторожности и рассудку. Она вынула щипцы для волос, зажгла газ и энергично принялась за ремонт повреждений, произведенных ее благородством и любовью. Ах, дорогие друзья, какая это была тяжелая работа!

Через сорок минут ее голова покрылась мелкими завитушками, которые сделали ее удивительно похожей на лохматого школьника. Она бросила долгий, внимательный и критический взор на свое изображение в зеркале.

— Если Джим сразу не убьет меня, — сказала она самой себе, — то скажет, что я похожа на хористочку с Кони-Айленда. Но что я могла поделать! Что я могла поделать с одним долларом и восьмьюдесятью семью центами в кармане?

К семи часам вечера кофе был готов, и на газовой плите уже стояла сковородка для жаренья котлет. Джим никогда не опаздывал. Делла сложила цепочку, крепко зажала ее в руке и села за стол поближе к двери, в которую всегда входил Джим. Вдруг она услышала шум его шагов по лестнице и на миг побелела, как полотно. У нее была привычка произносить молитву касательно самых незначительных будничных вещей, поэтому она прошептала:

— Господи Боже, сделай так, чтобы Джим и теперь нашел меня хорошенькой!

Дверь открылась, пропустила вперед Джима и закрылась. Джим выглядел похудевшим и очень серьезным. Бедный мальчик! Всего только двадцать два года, а уже обременен семьей! Ему необходимо было новое пальто. Перчаток у него тоже не было.

Он остановился у дверей, точно сеттер, внезапно почуявший куропатку. Джим устремил пристальный взор на Деллу, и как Делла ни старалась, она никак не могла прочесть это выражение. Она испугалась насмерть. Во взгляде Джима не было ни гнева, ни удивления, ни порицания, ни ужаса — словом, ни единого из тех чувств, которых ждала Делла. Он просто стоял против нее и не отрывал от ее головы какого-то странного, незнакомого, необычайного взора.

Делла выскочила из-за стола и побежала к нему.

— Джим, дорогой мой! — взмолилась она. — Ради всего святого, не гляди на меня так! Я срезала волосы и продала их потому только, что не могла встретить Рождество без того, чтобы не купить тебе подарка! Они у меня опять отрастут! Ради бога, не волнуйся: увидишь, что они отрастут! Ничего другого я не могла сделать! А что касается волос, то они растут так быстро. даже чересчур быстро. Ну, Джим, скажи мне: «Счастливого Рождества!» — и будем веселиться! Ах, если бы ты только знал, какой замечательный, какой чудесный подарок я приготовила тебе!

— Значит, ты остригла волосы? — спросил Джим с таким видом, точно после самой напряженной работы ума не мог все-таки уразуметь такой простой и очевидный факт.

— Да, остригла и продала их! — ответила Делла. — Разве же ты из-за этого не так любишь меня, как раньше? Ведь, хоть и без волос, я осталась та же самая и такая же самая!

Джим оглядел всю комнату.

— Итак, ты говоришь, что твоих волос уже больше нет? — снова, почти с идиотским видом спросил он.

— Напрасно ты ищешь их здесь! — сказала Делла. — Ведь я же ясно говорю тебе, что я продала их! Сегодня — сочельник! Пойми же это, дорогой, и будь ласков со мной, потому что я сделала это только для тебя! Очень может быть, что мои волосы уже разделены и рассчитаны, — продолжала она с серьезной нежностью, — но нет на свете такого человека, который бы мог подсчитать мою любовь к тебе. Джим, жарить котлеты?

Казалось, Джим вышел, наконец, из состояния столбняка и крепко прижал к своей груди Деллу. Очень прошу вас, бросьте на десять секунд ваш внимательный взор на какой-нибудь другой предмет в комнате. Восемь долларов в неделю или миллион в год — какое значение это имеет? Математик или остряк дадут вам совершенно неправильный ответ. Волхвы принесли в свое время очень ценные дары, но и среди тех даров не было подобного этому. Это туманное утверждение разъяснится впоследствии.

Джим вынул из своего кармана какой-то пакет и бросил его на стол.

— Делла, — сказал он, — я не хочу, чтобы ты ложно истолковала мое поведение. Меня совершенно не волнует, что ты сделала со своими волосами: остригла ли ты их, побрила ли или просто-напросто помыла шампунем. Из-за такой мелочи я не стану меньше любить мою дорогую девочку. Но если ты потрудишься и развернешь этот сверток, то сразу поймешь, почему я в первую минуту так вел себя.

Белые проворные пальцы очень живо справились с веревочкой и бумагой. И тотчас же раздался восторженный крик радости, который — увы! — слишком скоро и чисто по-женски сменился истерическими слезами и воплями, потребовавшими от хозяина квартиры, чтобы он немедленно пустил в ход все имеющиеся в его распоряжении успокоительные средства. Потому что на столе лежали гребни — целый набор боковых и задних гребней, которыми Делла уже очень давно любовалась, видя их часто на одной из витрин на Бродвее. Это были великолепные гребни, настоящие черепаховые, с блестящими украшениями по бокам, вполне подходящие для таких же великолепных, но, к сожалению, остриженных волос Деллы. Это были очень дорогие гребни. Делла прекрасно знала это, и сердечко ее долго и страстно рвалось к ним без малейшей надежды на то, что она когда-нибудь в сей жизни будет обладать ими. И вот сейчас они лежат перед ней, однако уже нет волос, которые эти желанные гребни должны были украшать.

Но она прижала их к своей груди и, наконец, собралась с силами, подняла головку, поглядела на них затуманенными глазами и с улыбкой сказала:

— Джим, у меня страшно быстро растут волосы!

И тут же на месте подскочила, как кошка, и закричала на всю комнату:

Ведь Джим еще не видел ее замечательного подарка! Она порывисто протянула ему этот подарок на своей раскрытой ладони. Казалось, что на тусклый драгоценный металл упало сияние ее яркого и страстного духа.

— Ну, Джим, разве не прелесть? Имей в виду, что я перерыла буквально весь город. Теперь ты сможешь вынимать их сто раз в день. Дай-ка сюда часы! Я хочу посмотреть, как они выглядят с цепочкой!

Но вместо того чтобы исполнить приказание, Джим опустился на софу, заложил руки за голову и улыбнулся.

— Знаешь, что, Делла, я скажу тебе, — промолвил он, — я предложил бы на время отложить наши подарки в сторону. Для настоящего момента они слишком хороши. Я продал часы, чтобы купить тебе гребни. А теперь, дорогая моя, время жарить котлеты.

Как вам известно, волхвы, принесшие подарки младенцу в яслях, были умные, чрезвычайно умные люди. Это они придумали обычай дарить рождественские подарки. Такими же мудрыми, как они сами, были, несомненно, и их подарки, которые в крайнем случае можно было обменять. Не мудрствуя лукаво, я попытался изложить здесь рассказ о двух глупых детях, которые самым немудреным образом пожертвовали друг для друга самыми прекрасными сокровищами своего дома. Но в последнем моем слове, обращенном к современным мудрецам, я позволю себе указать на то, что из всех людей, делавших когда-либо подарки, эти двое — мудрейшие. Из всех людей, делавших и принимавших подарки, они самые мудрые. Таких мудрых людей и на свете до сих пор не было. Они — настоящие волхвы!

Ссылка на основную публикацию