Анализ произведения Шукшина Миль пардон, мадам!

Анализ произведения Шукшина Миль пардон, мадам!

Произведение относится к философской прозе писателя, раскрывающей потаенные уголки человеческой души на примере образов обычных русских людей.

Главным героем рассказа является колхозный пьяница и балагур по имени Бронька Пупков, представленный писателем в образе беспутного, с точки зрения окружающих, человека, поскольку в работе колхозного хозяйства Бронька испытывает неприкрытую лень, предпочитая сопровождение городских охотников по глухим таежным местам, да и в семейной жизни Пупкова отношения не складываются. Жена Броньки, грубая, некрасива, толстогубая баба, закатывает ему постоянные скандалы, обзывая мужа обидными словами (лесной скот), а сын подросткового возраста стесняется отца, который глубоко в душе обожает собственное дитя.

Бронька характеризуется писателем как большой любитель деревенских драк, а также неутомимый гонщик мопеда, на котором он с бешеной скоростью и оглушительным треском носится по деревенским улочкам.

Отличительными особенностями Броньки Пупкова являются его общительность, непоседливость, а также дар замечательного стрелка. Кроме того, в характере Броньки отсутствует злопамятство, жадность и злость.

В общем и целом, главный герой представляется несерьезным и беспутным человеком. Однако в его натуре присутствует некоторая странность в виде увлечения Бронькой выдуманными историями, которые он обожает рассказывать, сидя в тайге у ночного костра заезжим охотникам. Центральное место в повествовании Пупкова занимает красочная небылица о его попытке в период войны осуществить убийство Адольфа Гитлера. Также чудинкой Броньки является его дурная привычка вставлять в разговоре по делу или просто так любимую им фразу «Миль пардон, мадам».

Описывая эпизоды из жизни главного героя, писатель раскрывает нравственную драму Броньки, чувствующего душевное неравновесие реальной действительности и собственного обостренного чувства справедливости. Манера изложения произведения контрастирует с повествовательным содержанием, подчеркивая в чудаковатом мужичонке искреннюю человеческую сущность, выражающую народное сознание.

Смысловая нагрузка рассказа «Миль пардон, мадам!» акцентирует самобытные и талантливые черты обыкновенного чудика, не сумевшего реализовать себя в повседневной жизни и существующего в своих собственных выдуманных фантазиях.

Анализ 2

Наверное, нет такого человека, у которого бы не было мечты, о которой он мечтает с самого начала. И для того чтобы это все сбылось нужно сделать все. Они крепко держатся за нее и стараются, чтобы никто ее у вас не украл или не отобрал.

В произведении Шукшина «Миль пардон, мадам» главным героем является Бронька. Больше всего на свете ему нравится постоянно пить, и он даже и не помнит себя в здравом смысле и при памяти. Когда-то давно его отправляли в армию, и в это время как раз началась война. Мужчине пришлось там не сладко, вот только помимо правды он придумывает различные и необъяснимые истории, в которые просто трудно поверить. Оказывается, он видел вживую Гитлера, и командир именно ему приказал убить его. Вот только исполнить мечту командира нашему главному герою не удалось.

Каждый день он находит новые уши, на которые садится и рассказывает истории, которые были придуманы утром. И когда он их рассказывает, то начинает в них верить. Свой рассказ он сопровождает различными манипуляциями руками и порой даже ногами. Только при помощи различных историй он поднимает свою самооценку и от этого ему проще жить. На войне он показывает себя настоящим героем, при помощи которого и завершилась эта самая отечественная война. Конечно же, нельзя обманывать других людей. Кроме этого придумывать и создавать различные шуточные, а порой даже, и неприятные истории ставят других людей в очень неудобное положение, но Броньке нравится эта жизнь и ему не хочется прекращать все это.

Некоторые читатели после прочтения данного произведения понимают, что единственной целью его является не только престиж, но и уважение. Как только он собирает достаточное количество людей, в основном это городские жители, а потом начинает рассказывать свои выдуманные истории и им это очень даже нравится. А некоторые из них даже верят и сочувствуют герою.

Постепенно он попадает внутрь человеческого разума и пытается добиться своего. Ему нужно чтобы не только поверили, но и сочувствовали и как можно больше. Постепенно он начинает распоряжаться вниманием каждого слушателя и это все он использует для себя.

Не только Бронька оказывается в мире, где существует фантастика, но туда же постепенно попадают и слушатели, хотя сами этого не замечают. А мужчина становится уверенным в себе и знает точно, что нужно слушателям.

Здесь ему подают не одно, а сразу три разных блюда, каждое из которых он пробует и радуется этому. Кроме этого у командира он находится на хорошем счету и тот постоянно с ним советуется и отправляет на самые страшные и опасные задания. А когда все задания будут выполнены, то командир приносит ему водки столько, сколько ему захочется.

Также читают:

Картинка к сочинению Анализ рассказа Миль пардон, мадам!

Популярные сегодня темы

Казалось бы, и Онегин и Печорин являются представителями высшего света, они обладают довольно хорошим воспитанием и, как говорится, хорошим рождением, то есть каждый получил материальное обеспечение, возможность создать карьеру, не заботиться о пропитании

Произведение по жанровой направленности является авторской сказкой. Главным персонажем сказки является принцесса, представленная в образе обычной девушки, оказавшейся в непогоду перед королевским дворцом, выглядевшей не самым лучшим образом.

В современный период феномен кумира стал совсем другим. Если раньше стать знаменитым было довольно трудно, к примеру, стать знаменитым писателем или известным артистом, то теперь кумиры какие-то странные, особенно у молодежи.

Каждый человек в своей жизни должен иметь определенное место, где он проводит свое личное время, не затраченное на дела и работу, где он может остаться наедине со своими мыслями или наоборот

Зима прекрасная пора года. Я люблю зиму за то, что она дает верить в чудеса. Зимой празднуют один из моих любимых праздников новый год. Его празднуют, когда в календаре

«Миль пардон, мадам!», анализ рассказа Шукшина

Жанровые особенности

Рассказ «Миль пардон, мадам!» можно считать «рассказом-анекдотом». Его герой Бронислав Пупков постоянно рассказывает историю, которую сам считает драматической, а остальные – анекдотом. Произведение также можно определить как «рассказ-судьба», но судьба несостоявшаяся, а только желаемая.

Проблематика

В рассказе поднимается проблема маленького человека, который нуждается в признании, хочет быть значимым. В поисках собственной значимости герой разрушает разумные границы и, подобно детям или подросткам, сочиняет историю о покушении его на Гитлера, делающую его героем, прежде всего, в собственных глазах. Как любой маленький человек, стремящийся к власти и признанию, он верит, что в процессе подготовки к важному заданию ему оказывали почести. Этого не хватает герою в реальности.

Важная проблема рассказа – снисходительность или нетерпимость к человеческим слабостям и ошибкам. Больше всех Броньку ругала жена. Чем ближе человек, тем виднее его недостатки и тем тяжелее их переносить.

Важная и особенно актуальная сегодня проблема ухода от реальности. Бронька создаёт придуманный мир, своеобразную виртуальную реальность, которую всё время проигрывает в подходящих обстоятельствах. По функции его история играет роль компьютерной игры.

Сюжет и композиция

В экспозиции рассказа описывается личность Броньки: имя, происхождение, возраст, портрет, любимые занятия и таланты. Рассказ о том, как Бронька водил охотников и что было после этого – это рамка, вступление к основному повествованию. В центре композиции – рассказ о покушении Броньки на Гитлера. Этот рассказ – смысл жизни Броньки и кульминация рассказа Шукшина. Повествование Броньки фантастическое, в духе современных боевиков. Он оказывается двойником «немецкого гада», проходит спецвыучку, легко говорит по-немецки, а выхватив браузер, произносит речь о своей благородной миссии. Сам Бронька настолько верит в правдивость истории, что даже точно указывает дату происходящего (25 июля 1943 года).

Момент выстрела и промаха кульминационный. Развязка – возвращение Броньки в реальность, которая настолько не соответствует его представлениям о настоящей жизни, что он два дня пьёт. Бронька тяжело переживает, страдает и злится. И не потому, что снова стал посмешищем, что его ругала жена и с ним провели беседу в сельсовете. Он огорчён тем, что промахнулся.

Герои рассказа

Главный герой рассказа – Бронька (Бронислав) Пупков. Уже в третьем абзаце читатель знакомится с его портретом: «Ещё крепкий, ладно скроённый, голубоглазый, улыбчивый, лёгкий на ногу и на слово». Бронька немолод, ему за 50. Он воевал (рассказ написан в 1968 г.), у него нет двух пальцев на руке, но потеряны они не на войне, а в результате несчастного случая на охоте. И в этом сущность личности Броньки: он чудик. Пальцы он отстрелил себе сам, когда разбивал заряженной берданкой лёд, а она соскочила с предохранителя. В войне он ничем не отличился, был санитаром, но. сочинил легенду о том, как покушался на Гитлера.

Броньке просто необходимо было чувствовать себя героем, сражаться и побеждать. Он скандалил и дрался, гонял на мопеде, потому что в жизни ему не хватало острых ощущений.

К Броньке никто из односельчан не относится серьёзно. Сам герой считает, что причина в негармоничном сочетании имени и фамилии. Бронька даже наказал попа, который так его назвал, сам отвёл его в ГПУ в 33 году. А, может быть, он это только придумал.

Любимым занятием Броньки было водить городских охотников по заветным местам. Бронька был меткий стрелок, удачливый и умный охотник, он любил рассказывать охотничьи истории. А в последний день всегда рассказывал о своём неудачном покушении на Гитлера.

Во время рассказа главной части истории Бронька преображается. Его глаза сухо горят, как огоньки, он становится красивым и нервным. Потом он встаёт, напрягается, голос его срывается. Бронька плачет, рассказывая, как перед выстрелом вспомнил мать, отца, родину. После рассказа о том, как Бронька промахнулся, он выглядит как человек в большом горе: роняет голову на грудь, скалится, скрипит зубами и мотает головой. После признания в своей «несостоятельности» Бронька уединяется на берегу реки и вздыхает, измученный переживаниями.

Жена не понимает мужа. Она некрасива, с её толстых губ слетают грубые оскорбления: дурак беспалый, харя неумытая, скот лесной, Пупок.

Односельчане, по словам жены, смеются ему в лицо. Зато городские охотники, послушав историю, молчат, удивлённые. Они переживают вместе с Бронькой своеобразный катарсис, очищение, как древнегреческие зрители, переживающие трагедию героя.

Стилистические особенности

Постоянно встречающийся в рассказе приём – контраст. Это контраст между торжественным именем и простой фамилией героя, между реальной скучной жизнью и полной приключений выдуманной, между вежливой французской фразой «тысяча извинений, мадам» и ситуацией, в которой Бронька её произносит (перед тем как побить кого-нибудь).

Читайте также:  План рассказа Критики Шукшина

Анализ рассказа Миль пардон, мадам! Шукшина

Как говорят современные ученые, для мозга не существует практически никакой принципиальной разницы между переживаниями, которые происходят только в пространстве собственного ума или такими переживаниями, которые обуславливаются внешними стимулами. Ведь, по сути, и те и другие все равно в итоге оказываются в сознании, где обрабатываются. Поэтому является ли ваше переживание фантазией и элементом грезы или итогом какой-то ситуации – не имеет существенного значения, эффект всегда равноценный.

Этот факт обуславливает такую тягу людей к фантазии, к придумыванию различных миров, придумыванию себя и собственной личности, изобретению различных историй, сочинениям и привирательствам. В рассказе Миль пардон, мадам Шукшин описывает именно такую особенность.

Главный герой Бронислав Пупков обожает рассказывать выдуманную историю о том, как чуть не застрелил Гитлера по специальному заданию советской власти в период Второй мировой. В этой истории он не просто герой, но и вершитель судеб, который мог бы завершить войну значительно раньше итогового срока. Конечно, эти истории являются полностью выдумкой и даже являются довольно неприятным фактом, который может создать неудобство для самого Броньки, но он упорно продолжает рассказывать всем такую историю.

Если смотреть поверхностным взглядом, то целью его рассказов может казаться социальный престиж и уважение. Ведь рассказывает он свою историю городским и таким образом может поднять в лице этих людей, так сказать, статус деревни.

Однако, дело совершенно не в том чтобы получить какое-то признание, точнее, оно является только вторичным фактором. В рассказе Броньки сознание его слушателей выступает просто как свободное пространство, где он может развернуть различные подробности собственной истории. Слушатели как бы впускают его, позволяют распоряжаться своим вниманием, которое Бронька и использует для собственных потребностей, он продлевает туда свою фантазию и, создавая совершенно фантастическим мир, получает удовольствие от пребывания там.

Такое утверждение легко подтверждается отдельными элементами из рассказа самого Броньки, который привирая, отмечает такие бытовые подробности, которые были бы ему приятны и составляют сферу интересов простого и недалекого сельского парня: еда из трех блюд, возможность командовать старшим по званию и получать вдоволь спирта, разбавляя его на собственный вкус. Помимо этого Бронька действительно как бы отправляется в путешествие, он полностью переживает все подробности своего рассказа, в том числе и промах по фюреру, после чего вполне искренне грустит, несмотря на понимание фантастичности всего рассказа.

Анализ рассказа Миль пардон, мадам! Шукшина

Несколько интересных сочинений

В наше непростое время в повседневной суете и своих личных делах и проблемах мы довольно часто не замечаем, что некоторым людям требуется наша помощь.

«Маленький принц» – это большое произведение, не в смысле размера, конечно, а в смысле масштабности. Кажется, что это сказка, но там такие философские вещи затронуты, так всё тонко и красиво написано. Это ведь классика мировая, все признают!

Александр Сергеевич Грибоедов в своей сатирической комедийной пьесе «Горе от ума» наглядно описывает общество дворянин начала XIX века. В образе главного героя, Александра Андреевича Чацкого перед читателями предстает молодой благородный человек

Произведение посвящено новым идеям, проникших в Росси девятнадцатого века. В образах его героев автор показывает разные стороны противоположных убеждений, господствовавших тогда в обществе.

Практически всю свою писательскую деятельность, у Лермонтова происходит развитие темы демонизма. Она восходит ещё к библейским писаниям о падшем ангеле, восставшем против создателя и ставшим злым духом.

ГЕРОЙ ИЛИ МЕЧТАТЕЛЬ? ОБРАЗ БРОНЬКИ ПУПКОВА В РАССКАЗЕ ВАСИЛИЯ ШУКШИНА «МИЛЬ ПАРДОН, МАДАМ»

студент, отделение русского языка и литературы факультета иностранных языков Нукусского государственного педагогического института имени «Ажинияза»,

Узбекистан, г. Нукус

канд. филол. наук, доцент, отделение русского языка и литературы факультета иностранных языков Нукусского государственного педагогического института имени «Ажинияза»,

Узбекистан, г. Нукус

Василий Шукшин – один из ярких представителей советской литературы. В течение 10-15 лет творчества он оставил незабываемый след в русской литературе. Герои его произведений обычные люди, но вместе с тем каждый персонаж отличается по-своему. Именно В. Шукшин вошел в литературу как создатель так называемых образов «чудиков». В своих рассказах он описывал наивных, простодушных героев, которым не чужды глубокие мысли о жизни и бытие. Еще одним примером героя-чудика является Бронислав Пупков герой рассказа «Миль пардон, мадам!» (1968), – обычный деревенский житель. Бронька Пупков, ему лет за 50, крепкий мужик, был хорошим охотником и любителем хорошенько выпить. В начале рассказа автор дает подробное описание: «…легкий на ногу и на слово…», «дорогие мои пальчики, спите спокойно до светлого утра», а также ответ Броньки гостям из города: «все будет как в аптеке. Отдохнете, успокоите нервы…» [1, с. 131], – из этого становится ясно, что Бронька человек с очень хорошим чувством юмора и мастер слова. Бронька не любил работать в колхозе, он любил охоту и ждал выходных, когда городские приезжали отдохнуть, он был для них проводником и любил рассказывать разные охотничьи истории, но в последний день рассказывал свой главный рассказ. Начинал его не сразу, вначале спрашивал: «На фронте приходилось бывать?», в ответ охотники расспрашивали о его раненой руке и о том, не с войны ли это? Бронька всегда отвечал правду, хотя мог соврать, чтобы казаться героем в их глазах, он сообщал, что это не с войны, на войне он был санитаром. История Броньки сводилась к историческому случаю, произошедшему во время Второй мировой войны – покушение на жизнь Гитлера, совершенное в июне месяце 1944 года группой немецких генералов. Однако в рассказе Броньки главным участником этого покушения был он сам и год несколько изменен. По его словам случилось это в 1943 году. Начинал всегда так: «Было дело. вот настолько пуля от головы прошла, … и показывал на кончик пальца» [1, с. 133]. Бронька твердо говорил: «В этом вся трагедия, что много героев остаются под сукном» [1, с. 134], подразумевая себя и таких же как он простых деревенских мужиков. Продолжая свой рассказ, временами выпивал, говорил так: что он был похож на одного немецкого гада, которого поймали, и генерал поручил ему задание. Проходил спец-подготовку. «Глаза у Броньки сухо горят, как угольки поблескивают. Он даже алюминиевый стаканчик не подставляет – забыл» [1, с. 137], рассказывал страстно, вживался в роль, будто жил этим рассказом.

К сожалению, финал рассказа печальный: Броньке так и не удалось совершить покушение иначе и быть не могло – против истории не пойдешь. Но для Броньки это не главное. Не боялся он очередных скандалов жены и упреков со стороны односельчан. И, когда врал душой и сердцем верил в то, что рассказывал, так как двигают им чувства злости и обиды, что в свое время не смог с оружием в руках отомстить за страдания матерей, жен, детей: «Смеешься, гад! Да получай за наши страдания. За наши раны. За кровь советских людей. За разрушенные города и села. За слезы наших жен и матерей! – Бронька кричит, держит руку, как если бы он стрелял. А теперь умойся в своей крови, гад ты ползучий!» [1, с. 138]. Эмоциональный накал героя усиливается: «Бронька роняет голову на грудь, долго молча плачет, оскалился, скрипит здоровыми зубами, мотает безутешно головой. Поднимает голову – лицо в слезах» [1, с. 139].

В литературоведении образ Броньки раскрывается как герой, не способный реализоваться в современной жизни. О.Г. Левашова характеризует Броньку Пупкова, как мечтателя: «в мечте осуществляется полное напряжение чувств и воплощается идея жертвенности и заступничества» [2, с. 66]. Верно подмечено «Бронька – имя производное от Бронислав, которое составляет два слова «брань» и «слава» – то есть слава в бою» [3, с. 41-52]. Но мы понимаем, что не жажда славы и почестей обуяла его, а душевная боль и тоска, ненависть к врагу не нашла выхода в каком-то конкретном воинском деянии, осталось нереализованным его умение метко стрелять, он не совершил ничего из того, что мог бы по его собственному представлению, совершить. И, возможно, рассказ Броньки – это не сожаление или неумение реализоваться в реальной действительности, а глубокая боль и ощущение отсутствия подвига в те страшные годы войны.

Список литературы:

  1. В. Шукшин. Рассказы. – М.: Художественная литература, 1984.
  2. О.Г. Левашова Герой-лжец и герой-мечтатель в художественном мире Ф.М. Достоевского и В.М. Шукшина. // Известия Алтайского государственного университета, 2002.
  3. «Русский язык и литература в учебных заведениях». -2004. №5. – с.41-52.

Краткое содержание рассказа «Миль пардон, мадам»

«Миль пардон, мадам» (1967)

Композиционно это рассказ в рассказе. Как и большинство рассказов Шукшина, это произведение начинается сразу с лаконичной авторской характеристики главного героя: Бронька (Бронислав) Пупков, еще крепкий, ладно скроенный мужик, голубоглазый, улыбчивый, легкий на ногу и на слово. Ему за пятьдесят, он был на фронте….

Далее идет краткое описание его судьбы. Его изысканное имя Бронислав, с похмелья придуманное местным попом, противоречит простой и смешной русской фамилии Пупков. Бронька умный и удачливый охотник, меткий стрелок. На охоте по дурости лишился двух пальцев, поэтому на фронте был не снайпером, а санитаром.

В обыденной жизни Бронька — скандалист. Его часто бивали, но он отлеживался и носился по деревне на своем мопеде. Он жил легко, никому не завидуя и не тая зла. Была у Пупков а и еще одна слабость: когда приезжали городские охотники, он сопровождал их, показывал лучшие места и в последний день обязательно рассказывал им свою необыкновенную историю.

После авторской характеристики, представления героя следует рассказ самого Броньки о том, как он стрелял в Гитлера. Его история — явная выдумка, что очевидно всем. Но каждый раз эта выдуманная история становилась для Броньки событием, праздником, которого он ждал с великим нетерпением, от чего с утра сладко ныло под сердцем.

История Пупкова о неудавшемся покушении на Гитлера очень талантлива и по-своему красива, в ней много юмористических моментов. Бронька сообщает, что легкораненый генерал приказывает ему «прихлопнуть» Гитлера, который будто бы инкогнито приехал на передовую.

Пупков должен явиться к Гитлеру с пакетом, в котором спрятан браунинг, и выстрелить в упор. В рассказе много фантастического. Автор как бы со стороны наблюдает за поведением своего героя во время рассказа и порой любуется им, порой иронизирует над ним, иногда сдержанно комментирует его поведение.

Читайте также:  Анализ рассказа Шукшина Обида

Например, в середине рассказа дан следующий комментарий: «Прошу плеснуть. Бронька опять подставлял стаканчик. Он выглядел совершенно трезвым».

Или перед кульминационным моментом: «Глаза Броньки сухо горят, как угольки, поблескивают. Он даже алюминиевый стаканчик не подставляет — забыл. Блики огня играют на его суховатом правильном лице — он красив и нервен… » Вдохновенно, творчески рассказывает свою историю Бронька, и автор это подмечает: «Бронька весь напрягся, голос его рвется, то срывается на свистящий шепот, то неприятно, мучительно взвизгивает. Он говорит неровно, часто останавливается, рвет себя на полуслове, глотает слюну … »

И конец рассказа автор сопровождает комментарием: «Бронька роняет голову на грудь, долго молча плачет, оскалился, скрипит здоровыми зубами, мотает безутешно головой.
Поднимает голову — лицо в слезах. И опять тихо, очень тихо, с ужасом говорит: «Я промахнулся».

Слушатели молчат, так как состояние Броньки так сильно действует, удивляет, что говорить что-нибудь нехорошо. После этого Бронъка выпивает очередную чарку, уходит к воде и сидит на берегу один, измученный пережитым волнением, вздыхая и кашляя, отказываясь от ухи.

Бронька как будто еще раз побывал на войне, снова пережил свое прошлое. И умом он понимает, что нет его вины в том, что был-то он всего лишь санитаром, ведь он честно выполнял свою работу. Но сердце никаких доводов не признает.

До предела обостренная совестливость, неутомимая жажда справедливости — вот причины возникновения этой невероятной истории про покушение на Гитлера. Бронька — талантливый рассказчик и прирожденный артист. А странная история — это принародное покаяние, выплеснувшаяся наружу сердечная мука, исповедь, казнь самого себя.

Только поведав свою историю, получает герой рассказа некоторое душевное облегчение. Пафос же этой человеческой исповеди, вопля души глубоко трагичен. Вся история про покушение сложилась в сознании Броньки под влиянием плохих приключенческих фильмов единственно для. того, чтобы, рассказывая, можно было каяться, бить себя в грудь, плакать, не опасаясь при этом, что слушать его не станут.

Шукшин не осуждает и не оправдывает своего героя, он делает всевозможное для того, чтобы читатель понял его. Писатель видел в этом рассказе большой общечеловеческий смысл.

Сам автор так комментировал поведение своего героя в интервью, данного по поводу фильма «Странные люди», снятого по рассказу «Миль пардон, мадам»: «Я хотел сказать в этом фильме, что душа человеческая мечется и тоскует, если она не возликовала никогда, не вскрикнула в восторге, толкнув нас на подвиг, если не жила никогда полной жизнью, не любила, не горела».

Конец рассказа довольно печален. Окружающие, односельчане не понимают главного героя, смеются и издеваются над его чудачеством.

Толстая некрасивая жена набрасывается на Броньку с оскорблениями и, хлопнув дверью, уходит прочь жаловаться на своего «лесного скота». Даже власти обеспокоены поведением и россказнями Броньки. Его несколько раз вызывали в сельсовет, «совестили, грозили принять меры».

Автор показывает, что и сам Бронъка стыдится своей слабости, мается, переживает и заглушает стыд водкой. И вот уже в последний раз звучит нелепая, Бог весть откуда взявшаяся присказка: «Миль пардон, мадам!» (Ради бога, извините, сударыня), которая к концу повествования приобретает уже иной смысл.

Это изречение заключает в себе иронию, насмешку, но уже не над чудиком Бронькой, а над обывательским, стереотипным мышлением, которому не под силу понять причины этого чудачества.

Рассказ заканчивается краткой и емкой фразой: «А стрелок он был и правда редкий». Почему автор завершает свое повествование именно этими словами?

Наверное, он делает это для того, чтобы читатель мог постичь настоящую трагедию этого странного человека: он, прекрасный стрелок, мог бы, но так и не совершил подвиг. И осознание этого великого, но не состоявшегося поступка, не дает покоя Броньке всю жизнь, не дает уснуть его совести.

Oral history: идейная структура рассказа В. М. Шукшина «Миль пардон, мадам!» Текст научной статьи по специальности « Языкознание и литературоведение»

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Куляпин Александр Иванович

Автор противопоставляет официальную историю Государства Российского (Советского) истории «непечатной». Парадокс в том, что псевдомемуары главного героя рассказа говорят об исторической правде больше, чем самые достоверные свидетельства и документы.The Author opposes the official history of the Russian state (Soviet) to «unprintable» history . The Paradox is that pseudo-memoirs of the story protagonist speak about the historical truth much more, than the most authentic certificates and documents.

Похожие темы научных работ по языкознанию и литературоведению , автор научной работы — Куляпин Александр Иванович

Текст научной работы на тему «Oral history: идейная структура рассказа В. М. Шукшина «Миль пардон, мадам!»»

ORAL HISTORY: ИДЕЙНАЯ СТРУКТУРА РАССКАЗА В.М. ШУКШИНА «МИЛЬ ПАРДОН, МАДАМ!»

Ключевые слова: интертекст, история, психологизм, миф, национальный характер.

Keywords: Intertext, history, myth, national character, psychologism.

Рассказ «Миль пардон, мадам!» был напечатан в 1968 году в журнале «Новый мир» (№11) вместе с циклом «Из детских лет Ивана Попова». На первый взгляд, Шукшин сталкивает в публикации две взаимоисключающие тенденции. «Из детских лет Ивана Попова» стилизует бесхитростные, правдивые мемуарные очерки, столь высоко ценимые редакцией «Нового мира». В черновых набросках рассказ даже имел характерный подзаголовок – «Воспоминания, написанные им самим». Центральный эпизод рассказа «Миль пардон, мадам!» – это тоже воспоминания, но только не написанные, а «рассказанные им самим». Разница оказывается принципиальной. Вместо точного воспроизведения трудного быта военных лет возникает свободная фантазия на литературные темы.

Шукшинская историческая концепция существенно отличается от той, которую проповедовал журнал А.Т. Твардовского. СССР не зря прозвали «страной с непредсказуемым прошлым». Понятно, почему борьба с фальсификацией истории стала одним из приоритетов «Нового мира» – флагмана отечественного либерализма шестидесятых годов. В программной редакционной статье 1965 года «По случаю юбилея» Твардовский наряду с другими актуальнейшими проблемами поднял и вопрос о «лжемемуаристах»: «Было и еще худшее: сознательные подделки этих “личных свидетельств”, искажение фактов истории

лжемемуаристами, приспособление ими своего “аппарата памяти” к потребностям текущего дня» [Твардовский, 1965, с. 7]. Шукшин, в отличие от редактора «Нового мира», далек от однозначного осуждения своего героя-лжемемуариста. Писателю важно показать, как сквозь плотную завесу литературных мотивов и образов пробивается правда жизни. Фальшивых документов, как известно, не существует. Парадокс в том, что лжемемуары могут говорить об исторической правде гораздо больше, чем самые достоверные свидетельства.

После журнальной публикации Шукшин продолжил эксперименты с рассказом «Миль пардон, мадам!», вновь помещая его в неожиданные контексты. Рассказ стал основой одной из трех киноновелл фильма «Странные люди» (1969). Две другие части картины были сняты по рассказам «Чудик» и «Думы» -произведениям гораздо более традиционным и в плане поэтики, и в плане проблематики.

К концу 60-х годов в эстетике Шукшина обнаруживаются все более очевидные противоречия, и свидетельством творческого кризиса как раз и стал фильм «Странные люди». По верному замечанию Ю. Тюрина, «в Шукшине писатель опережал кинорежиссера» [Тюрин, 1984, с. 145], поэтому именно полемика вокруг фильма наглядно продемонстрировала конфликт двух Шукшиных – «старого» и «нового».

Среди трех киноновелл фильма самую серьезную критику вызвал «Роковой выстрел», что вполне объяснимо. Ведь рассказ «Миль пардон, мадам!», наряду с «Точкой зрения», – произведение, предвосхищающее позднего Шукшина, в то время как экранизация рассказа ориентирована на художественные принципы первой половины 60-х годов. В беседе с киноведом Валентиной Ивановой (1973) Шукшин расскажет о запасе условно-символических, сконцентрировавших большой культурологический потенциал, решений, которые все же остались нереализованными. Режиссер отказался от этих идей во имя варианта более простого, но, как оказалось, не менее рискованного. «Признаюсь, это решение доверить почти всю новеллу одному актеру пришло не сразу. Поначалу был замысел как-то проиллюстрировать рассказ Броньки Пупкова. Была мысль показать бункер Гитлера. И населить его карликами. Все карлики, кроме Гитлера. И поэтому для него бункер тесен и низок, и в потолке вырублены специальные канавы. Гитлер как Гулливер среди лилипутов, он всесилен, он может стрелять из пальцев. Было еще много других “костылей”» [Шукшин, 1981, с. 187].

«“Миль пардон, мадам!” – одно из самых интертекстуально насыщенных произведений Шукшина, -считает Е.И. Конюшенко. – Г ерой и сюжет рассказа ориентированы на роман Ф.М. Достоевского “Идиот”, точнее на комическую линию этого романа, представленную образами Лебедева и особенно генерала Иволгина. Интертекстуальная перекличка с романом Достоевского возникает уже в начале рассказа. Бронька на охоте нечаянно отстреливает себе два пальца на руке, зарывает их на своем огороде со словами: “Дорогие мои пальчики, спите спокойно до светлого утра”. И даже хочет поставить на месте зарытых пальцев крест. Этот экстравагантный поступок имеет литературный прецедент. Самозабвенный лгун генерал Иволгин передает рассказ другого лгуна, Лебедева, который уверяет, что в 1812 году потерял ногу, отстреленную французским солдатом из пушки. После чего Лебедев якобы похоронил свою ногу на Ваганьковском кладбище, поставив памятник с надписью на одной стороне: “Здесь погребена нога коллежского секретаря Лебедева”, а с другой: “Покойся, милый прах, до радостного утра”» [Конюшенко,

1996, с. 6-7]. О романе «Идиот» как «главном интертекстуальном источнике шукшинского рассказа» пишет и Р. Эшельман, отмечая, что «выдумка Пупкова о встрече с Гитлером сильно напоминает невероятную историю Иволгина и его знакомства с Наполеоном в ч. 4, IV» [Эшельман, 1994, с. 88].

Ассоциативное поле рассказа «Миль пардон, мадам!» не ограничивается одним романом Достоевского

– в интертекстуальную игру втягиваются также произведения Карамзина, Гоголя и Фадеева. В такой «открытости» текста одна из характерных примет позднего Шукшина.

Е.И. Конюшенко совершенно правильно возводит фразу Броньки «Дорогие мои пальчики, спите спокойно до светлого утра» к роману «Идиот». Однако необходимо добавить, что, поскольку герой Достоевского воспользовался для надписи на воображаемом памятнике стихом из «Эпитафий» Карамзина, возникла еще одна неожиданная перекличка. О ней в свое время писал Ю.Н. Тынянов: «Достоевский переносил и трагические черты действительной жизни в произведения, иногда резко меняя их эмоциональную окраску на комическую. Я извиняюсь за тяжелый пример, но он слишком убедителен. Андрей Михайлович Достоевский вспоминает о памятнике над могилою матери: “Избрание надписи на памятнике отец предоставил братьям. Они оба решили, чтобы было только обозначено имя, фамилия, день рождения и смерти. На заднюю же сторону памятника выбрали надпись из Карамзина: “Покойся, милый прах, до радостного утра. ”. И эта прекрасная надпись была исполнена» [Тынянов, 1977, с. 215]. И далее Ю.Н. Тынянов приводит уже цитированный нами фрагмент из романа «Идиот».

Читайте также:  Анализ рассказа Шукшина Сапожки 11 класс

Шукшин вполне в духе Достоевского переносит в свой рассказ «трагические черты действительной жизни», «резко меняя их эмоциональную окраску на комическую». Судя по всему, с образом Броньки у Шукшина было связано что-то глубоко личное. Об этом, в частности, свидетельствуют воспоминания актера Е. Лебедева. «. Монолог Броньки Пупкова снимали большими кусками – по сто пятьдесят, по сто семьдесят метров, поэтому я чувствовал себя свободно, как на сцене. Я долго готовился – думал, учил текст, – и эпизод сразу, что называется, пошел. Сняли. Я взглянул на Василия Макаровича – у него по лицу текут слезы. Было всего два дубля. “Давай послушаем. ” – сказал Шукшин. Включили фонограмму – и опять у него в глазах стояли слезы. Забыть это нельзя. » [Лебедев, 1979, с. 241]. Если сопоставить реакцию Броньки Пупкова на собственный рассказ («Бронька роняет голову на грудь, долго молча плачет Поднимает голову – лицо в слезах» [Шукшин, 1988, с. 343]) с шукшинской, то выяснится, что они почти тождественны.

Бронька не просто лжец, он настоящий художник лжи. Мощнейший эмоциональный прилив он испытывает в самом начале импровизированного спектакля, после того, как признается, что это он стрелял в Гитлера: «Вот этот-то момент и есть самый жгучий. Точно стакан чистейшего спирта пошел гулять в крови» [Шукшин, 1988, с. 339]. Пять лет спустя Шукшин почти дословно повторит метафору в «Калине красной». Прочитав стихотворение С. Есенина «Мир таинственный, мир мой древний. », «оглушенный силой слов», Егор Прокудин скажет: «Как стакан спирта дернул» [Шукшин, 1986, с. 211]. Сходство ощущений героев вызвано сходством ситуаций – контактом с подлинным искусством.

Шукшин наделяет Броньку Пупкова всеми своими творческими навыками и талантами. Бронька -великолепный сценарист, режиссер и актер: он умело выстраивает мизансцену, профессионально использует слово, мимику, жест, мастерски манипулирует эмоциями зрителей.

Нельзя не обратить внимания и на дату «покушения», указанную в тексте – двадцать пятое июля 1943 года. Шукшин приурочил «роковой выстрел» не только ко времени Курской битвы (5.07-23.08.1943), обеспечившей коренной перелом в ходе войны, но и к собственному дню рождения (25.07). Акцентирование этой даты достигается за счет того, что Бронька, путаясь в хронологии событий, сначала говорит о покушении на Гитлера, которое было совершено «двадцать пятого июля тыща девятьсот сорок третьего года» [Шукшин, 1988, с. 339]. А потом тем же днем датирует свою встречу с генералом, состоявшуюся за неделю до покушения.

В целом фантазия Броньки содержит определенный элемент автопсихологизма. Не случайно мечта о «тайной борьбе» [Шукшин, 1989, с. 473], «таинственная игра в разведчиков» [Шукшин, 1989, с. 509] станет почти непременной характеристикой шукшинского героя-чудика («Чудик», «А поутру они проснулись», «Энергичные люди»). В 70-е годы «шпионские» мотивы получат в творчестве Шукшина культурологическую перспективу, заданную рассказами «Мечты» и «Как Андрей Куринков, ювелир, получил 15 суток». Первый из них представляется особенно важным при выстраивании контекста рассказа «Миль пардон, мадам!». «Помню, смотрел тогда фильм “Молодая гвардия”, – сообщает автобиографический герой-рассказчик, – и мне очень понравился Олег Кошевой, и хотелось тоже с кем-нибудь тайно бороться. До того доходило, что иду, бывало по улице и так с головой влезу в эту “тайную борьбу”, что мне, правда, казалось, что за мной следят, и я оглядывался на перекрестках. И даже делал это мастерски – никто не замечал» [Шукшин, 1989, с. 326]. Упомянутая здесь «Молодая гвардия» является также одним из скрытых источников рассказа Броньки Пупкова. Самое патетическое место его монолога спроецировано на клятву молодогвардейцев.

«Миль пардон, мадам!»: «Дак получай за наши страдания. За наши раны! За кровь советских людей. За разрушенные города и села! За слезы наших жен и матерей. » [Шукшин, 1988, с. 343].

«Молодая гвардия»: «Я клянусь мстить беспощадно за сожженные, разоренные города и села, за кровь наших людей, за мученическую смерть героев-шахтеров» [Фадеев, 1982, с. 359].

Помимо литературных реминисценций, текст «Миль пардон, мадам!» включает широкий круг исторических реалий. В рассказе упомянуты петровская эпоха, сталинские репрессии 1930-х годов, Великая

Отечественная война, шестидесятые годы. Такая концентрация исторического материала неудивительна, так как центральная проблема рассказа раскрывается через характерное для Шукшина противопоставление истории официальной («Истории государства Российского / Советского») и «непечатной», фантастически искажающей реальные события. При всей нелепости байки Броньки Пупкова, именно в ней «вопиет правда времени», и финальная реплика рассказа («А стрелок он был правда редкий» [Шукшин, 1988, с. 344]) призвана подчеркнуть эту сокровенную правду.

Бронька пытается говорить с точки зрения человека, прочно укоренного в отечественной истории: «Мы от казаков происходим, которые тут недалеко Бий-Катунск рубили, крепость. Это еще при царе Петре было» [Шукшин, 1988, с. 341]. Но на самом деле единственным пунктом пересечения истории государства и личной истории становится 1933 год, к которому отнесен эпизод расправы над попом:

– Откуда у вас такое имя – Бронислав?

– Поп с похмелья придумал. Я его, мерина гривастого, разок стукнул за это, когда сопровождал в ГПУ в тридцать третьем году.

– Где это? Куда сопровождали?

– А в город. Мы его взяли, а вести некому. Давай, говорят, Бронька, у тебя на него зуб – веди [Шукшин, 1988, с. 341].

Сельский батюшка виновен только в том, что придумал для сына Ваньки Пупкова гордое имя Бронислав. Во всяком случае, ни о какой другой вине священника больше не упоминается. Выбрав столь знаковое имя, поп невольно делается настоящим отцом Броньки – моделирует и его характер, и его судьбу. Сочетание высокого имени, полученного от отца духовного, и низкой фамилии, полученной от отца телесного, определяет двойственную природу героя.

В рассказе складывается сложная система двойничеств-соответствий. 1933 год – точка пересечения истории страны и частной истории не только для героя рассказа, но и для его автора. Именно в 1933 году был арестован и расстрелян Макар Шукшин – отец писателя. В рабочих тетрадях Шукшина сохранился набросок «Отец», посвященный Макару Леонтьевичу. В освещении Шукшина едва ли не самой существенной черточкой в характеристике отца оказалась странная неприязнь того к попу.

Почему-то отец не любил попа.

Когда поженился, срубил себе избу. Избу надо крестить. Отец на дыбы – не хочет, мать в слезы. На отца напирает родня с обеих сторон: надо крестить. Отец махнул рукой: делайте что хотите, хоть целуйтесь со своим длинногривым мерином.

Воскресенье. Мать готовится к крестинам, отец во дворе. Скоро должен прийти поп. Мать радуется, что все будет как у добрых людей. А отец в это время, пока она хлопотала и радовалась, потихоньку разворотил крыльцо, прясло, навалил у дверей кучу досок и сидит, и тюкает топором какой-то кругляш. Он раздумал крестить избу.

Пришел поп со своей свитой: в избу не пройти.

– Чего тут крестить, я еще ее не доделал, – сказал отец.

Мать неделю не разговаривала с ним. Он не страдал от этого [Шукшин, 1992, с. 550-551].

С одной стороны, с Макаром Шукшиным явно соотнесен конвоир Бронька Пупков: совпадет даже их лексика – «длинногривый мерин» / «мерин гривастый». С другой стороны, – конвоируемый поп, так же безвинно отправленный в ГПУ, как отец Шукшина. Трагическая судьба русского человека ХХ века -обреченность оказываться одновременно в положении и палача, и жертвы. Герою Достоевского ногу отстреливает французский солдат. Бронька же, совмещая в себе и агрессора и потерпевшего, обходится в однотипной ситуации без посторонней помощи: совершает автодеструктивный акт.

Тема двойничества появляется и в самом рассказе. Шанс на подвиг Бронька получает только потому, что он «как две капли воды» [Шукшин, 1988, с. 341] похож на немецкого шпиона. Семантика такого подобия раскрыта Шукшиным в рассказе «Раскас», написанном в том же году, что и «Миль пардон, мадам!» Иван Петин начинает свой «раскас» с объяснения причин бегства с заезжим офицером жены: «Г лавное я же знаю, почему она сделала такой финт ушами. Ей все говорили, что она похожая на какую-то артистку. Я забыл на какую» [Шукшин, 1988, с. 324]. После чего не совсем связно добавляет: «А еслив сказать кому што он на Гитлера похожий, то што ему тада остается делать: хватать ружье и стрелять всех подряд? У нас на фронте был один такой – вылитый Гитлер. Его потом куда-то в тыл отправили потому што нельзя так» [Шукшин, 1988, с. 324]. Абсолютное внешнее сходство не может не вызвать мысль о столь же абсолютном сходстве внутреннем.

Бронька Пупков – зеркальное отражение немецкого агента, с поправкой на русскую национальную специфику. Фашистский «гад» задание выполнил, «но сам влопался» [Шукшин, 1988, с. 341]. Бронька, напротив, задание не выполнил, но зато каким-то чудом «не влопался». Чудо Бронькиного спасения из резиденции Гитлера убеждает только в одном: немец – человек дела, русский – человек слова и только слова.

Рассказ «Миль пардон, мадам!», «подключенный» к другим текстам, другим кодам (сфера интертекстуальности), как видим, связан и с историей, но «не отношениями детерминации, а отношениями цитации» [Барт, 1989, с. 424]. Шукшин со второй половины 60-х годов начинает создание собственного варианта национально-исторического мифа, строительным материалом для которого наравне с литературными реминисценциями служат «исторические цитаты».

В ряду ярчайших черт русского национального характера – установка на автодеструктивность. Шукшин изобразит ее в рассказах «Сураз», «Мастер», «Танцующий Шива», в киноповести «Калина красная», в сказке «До третьих петухов» и других поздних произведениях.

Барт Р. Избранные работы. Семиотика. Поэтика. М., 1989.

Конюшенко Е.И. «Миль пардон, мадам!» II Энциклопедический словарь-справочник «Творчество В.М. Шукшина». Подготовительные материалы. Барнаул, 199б.

Лебедев Е. Чувствовал он человека II О Шукшине : Экран и жизнь. М., 1979.

Твардовский А.Т. По случаю юбилея II Новый мир. 1965. №1.

Тынянов Ю.Н. Достоевский и Гоголь (к теории пародии) II Тынянов Ю.Н. Поэтика. История литературы. Кино. М., 1977.

Тюрин Ю. Кинематограф Василия Шукшина. М., 1981.

Фадеев А.А. Молодая гвардия II Фадеев А.А. Сочинения : в 3-х т. М., 1982. Т. 3.

Шукшин В.М. Вопросы самому себе. М., 1981.

Шукшин В.М. Киноповести. Повести. Барнаул, 198б.

Шукшин В.М. Любавины: Роман. Книга вторая. Рассказы. Барнаул, 1988.

Шукшин В.М. Рассказы. Барнаул, 1989.

Шукшин В.М. Собрание сочинений : в б т. М., 1992. Т. 1.

Эшельман Р. Эпистемология застоя. О постмодернистской прозе В.М. Шукшина II Russian literature. – XXXV. (1994).

Ссылка на основную публикацию