Рождество – краткое содержание рассказа Набокова (сюжет произведения)

Краткое содержание «Рождества» Набокова

У Слепцова в петербургском доме умер сын, мальчик, увлекавшийся коллекци­о­ни­рованием бабочек. Отец перевез «тяжелый, словно всею жизнью наполненный» гроб в деревню, в маленький белокаменный склеп близ сельской церкви и поселился в смежном флигеле усадьбы, который было легко отапливать.

На следующее утро Слепцов в высоких валенках, в полушубке тихо зашагал по прямой расчищенной тропе в глубь парка, удивляясь, что все еще жив и может чувствовать. На мостике его охватил горький гнев — он вспомнил, как летом по этим скользким доскам ходил его сын, ловил сачком бабочек, севших на перила. Совсем недавно, в Петербурге, он в бреду говорил о школе, о какой-то индийской бабочке.

Слепцов долго стоял, прислонившись к сосне, и смотрел на церковный крест, слепо сияющий над крышами деревни. После обеда он поехал к церкви, около часа просидел у ограды склепа и вернулся домой разочарованный: ему показалось, что на погосте он был дальше от сына, чем на мостике в усадьбе.

После обеда Слепцов поехал к церкви, просидел около часа у могильной ограды и вернулся домой. Вечером он велел

В столе он нашел тетради, расправилки, коробку из-под бисквитов с крупным коконом, о котором перед смертью вспоминал сын. В стеклянных ящиках шкафа лежали ровные ряды бабочек.

Теперь они давно высохли — нежно поблескивают под стеклом хвостатые махаоны, небесно-лазурные мотыльки, рыжие крупные бабочки в черных крапинках, с перламутровым исподом.

Во флигеле, в жарко натопленной гостиной, слуга поставил на стол аршинную рождественскую елку. Слепцов велел убрать ее и склонился над принесенными из дома вещами сына — коробкой с индийским коконом, синей тетрадью. Из тетради, которая оказалась дневником, он узнал, что сын был влюблен в соседскую девочку, но так и не осмелился с ней познакомиться.

Слепцов подумал, что завтра Рождество, а сегодня он умрет, потому что не может жить дальше.

На мгновение ему показалось, что до конца понятна, до конца обнажена земная жизнь — горестная до ужаса, унизительно бесцельная, бесплодная, лишенная чудес…

В этот момент что-то щелкнуло, и Слепцов увидел, что по стене ползет черное существо величиной с мышь — это из кокона медленно вылупилась громадная ночная бабочка. Она вылупилась оттого, что изнемогающий от горя человек принес кокон в теплую комнату.

Вскоре сморщенное существо превратилось в индийского шелкопряда, что летает, как птица, в сумраке вокруг фонарей Бомбея. Ее темно-бархатные крылышки вздохнули и затрепетали «в порыве нежного, восхити­тельного, почти человеческого счастья».

Дайджест:

Краткое содержание «Защита Лужина» Набокова Набоков Владимир Владимирович Произведение «Защита Лужина» Родители десятилетнего Лужина к концу лета наконец решаются сообщить сыну, что после возвращения из деревни в Петербург он пойдет в школу. Боясь предстоящего изменения. .

Краткое содержание «Камера Обскура» Набокова Набоков Владимир Владимирович Произведение «Камера Обскура» 1928 г. Берлин. Бруно Кречмар, преуспевающий знаток живописи, имеющий жену Аннелизу и дочку Ирму и ни разу не изменявший жене в течение девяти лет. .

Удивительный и страшный мир Набокова. Парадоксальность творчества Набокова Набоков родился 22 апреля 1899 года в Петербурге. Он получил хорошее домашнее воспитание, а затем поступил и успешно закончил Тенишевское училище. В 1919 году семья Набоковых покинула Россию и поселилась. .

Краткое изложение романа Набокова «Подлинная жизнь Себастьяна Найта» «Себастьян Найт родился тридцать первого декабря 1899 года в прежней столице моего отечества» — вот первая фраза книги. Произносит ее сводный младший брат Найта, обозначенный в романе буквой «В.». Себастьян. .

Краткое содержание «Слепцы» Аверченко Аверченко Аркадий Тимофеевич Произведение «Слепцы» Королевский сад в эту пору дня был открыт, и молодой писатель АVЕ вошел туда, побродил по дорожкам и присел на скамью, на которой уже сидел. .

Краткое содержание повести Пушкина «Гробовщик» Гробовщик Адриян Прохоров переезжает с Басманной улицы на Никитскую в давно облюбованный домик, однако не чувствует радости, так как новизна немного пугает его. Но вскоре порядок в новом жилище устанавливается. .

Цинциннат — герой романа В. В. Набокова «Приглашение на казнь» Цинциннат как и многие набоковские литературные образы, является своего рода метафизическим двойником самого писателя. «Символика имени» Цинциннат, видимо, восходит к Титу Ливию, который дал жизнеописание сына прославленного римского трибуна Луция. .

Как сориентироваться в художественном пространстве Набокова? Приступая к чтению набоковского произведения, нужно быть готовым к удвоению, а иногда даже утроению персонажей; к взаимоисключающим трактовкам того или иного эпизода разными его участниками. Рассказчиков набоковских произведений принято называть. .

Краткое содержание Станционный смотритель Произведение начинается с рассуждения автора о жизни­ и работе таких людей, как станционные смотрители. Он обращает внимание читателя на­ то, какую тяжелую жизнь они ведут, как много успевают пережить и. .

Героиня романа Набокова «Лолита» Короткая история Лолиті возникает из покаянной исповеди некоего Гумберта, полюбившего героиню, когда ей было Двенадцать лет, и простившегося с нею, когда ей было восемнадцать. Поэтому повествование о горькой, грешной любви. .

Героїня роману В. В. Набокова «Лоліта» Коротка історія Л. виникає з покаянної сповіді якогось Гумберта, полюбив героїню, коли їй було Дванадцять років, і попрощавшись з нею, коли їй було вісімнадцять. Тому оповідання про гірку, грішній любові. .

Краткое содержание Дом с мезонином в сокращении Рассказ написан от первого лица. Главный герой вспоминает, что примерно шесть-семь лет назад жил в имении помещика Белокурова в одном из многочисленных уездов Т-ой губернии. Рассказчик по роду своей деятельности. .

Герой романа В. В. Набокова «Защита Лужина» По мнению многих исследователей творчества Набокова, Александр Иванович Л. представляет собой одного из очень немногочисленных набоковских героев, наделенного чертами реального человека. Роман представляет собой историю жизни Лужина начиная с детских. .

Краткое содержание: «Уж ты сад, ты мой сад…» «Уж ты сад, ты мой сад…» Это народная лирическая песня. Девушка рассказывает о своем суженом. Его забирают на царскую службу. Печаль девушки показана с по­мощью образа сада, который отцвел, осыпается. .

Краткое содержание: Студент Студент Сначала погода была хорошая. Однако потом резко похолодало. Иван Великопольский, студент духовной ака­демии, сын дьячка, возвращался домой. Он шел Заливным лугом по тропинке. Молодой человек порядком замерз. Вокруг было. .

Абрамов, Краткое содержание О чем плачут лошади Всякий раз, когда рассказчик спускался с деревенского угора на луг, он словно попадал в мир своего далекого детства — в мир трав, стрекоз, бабочек и, конечно же, лошадей. Он час­тенько. .

Краткое содержание Ночевала тучка золотая Приставкин в сокращении Сначала хотели отправить из детдома на Кавказ двух мальчишек постарше, но они как-то быстро растворились в пространстве. А двойнята Колька и Сашка Кузьмины, наоборот захотели поехать. Дело тут было вот. .

Краткое содержание «Трех встреч» Тургенева Повествование ведется от первого лица. Летом рассказчик часто ездит на охоту в село Глинное, лежащее в двадцати верстах от его деревни. Недалеко от Глинного находится и усадьба, состоящая из необитаемого. .

Краткое содержание «Удачная торговля» Гримм Братья Гримм Произведение «Удачная торговля» Мужик продал корову за 7 талеров, но услышал лягушачье «ква» и бросил деньги в воду, чтобы квакушки сами сосчитали, что не 2 талера, а 7. .

«Европейский период» творчества В. Набокова как выражение мировоззренческих и эстетических представлений писателя «Я американский писатель, рожденный в России, получивший образование в Англии, где я изучал французскую литературу перед тем, как на пятнадцать лет переселиться в Германию». Он всегда был не таким, как. .

Краткое содержание мистерии Рютбефа «Чудо о Теофиле» Ы Когда-то эконом одной знаменитой церкви, которого звали Теофил, славился в округе своим достатком, высоким положением и добротой. Но жизнь обошлась с ним жестоко, он потерял все и впал в. .

Краткое содержание «Три друга» Серафимовича Серафимович Александр Серафимович Произведение «Три друга» Семилетний Ванятка помогает матери: гоняет по двору свиней, бьет их хворостиной. Затем Ванятка бежит в конюшню к отцу, смотрит, как тот смазывает колеса телеги. .

Можно ли объяснить разрывом с традицией то, что герой Набокова просто не знает, что такое любовь Пафос индивидуализма, страх отдать хоть каплю собственной индивидуальности другому человеку, страх поставить себя под его суд или, что страшнее всего, пойти на подчинение себя предмету своей любви заставляет Набокова и. .

Краткое содержание романа Битова «Улетающий Монахов» Дверь Поздним вечером мальчик ждет любимую женщину — то в арке двора, то в парадном дома, куда она должна прийти к своей подруге. Он боится разминуться с нею. Мама не. .

Краткое содержание «Ночи перед Рождеством» Гоголя На смену последнему дню перед Рождеством приходит ясная морозная ночь. Дивчины и парубки еще не вышли колядовать, и никто не видел, как из трубы одной хаты пошел дым и поднялась. .

Краткое содержание Скучная история в сокращении Каждому грамотному человеку в России известно имя ученого, профессора медицины Николая Степановича. Это имя пользуется неизменным почтением и признательностью, а сам Николай Степанович — немощный старик, который неизлечимо болен. Ему. .

Краткое содержание повести Штифтера «Записки моего прадеда» Герой, описывая старый дом, принадлежавший еще его прадеду — сельскому врачу, вспоминает: «старинная утварь окружала нас несмываемой летописью, и мы, дети, вживались в нее, словно в старую книжку с картинками. .

Краткое содержание рассказа Чехова «Смерть чиновника» Экзекутор Иван Дмитриевич Червяков смотрит в театре спектакль «Корневильские колокола». Во время представления Червяков чихает и обрызгивает старичка, в котором признает статского генерала Бризжалова, служащего по ведомству путей сообщения. Сконфуженный. .

Краткое содержание Мцыри в сокращении Древняя столица Грузии Мцхет расположена на месте слияния двух бурных рек Арагвы и Куры. Здесь находится собор Светицховели с усыпальницами последних грузинских царей, которые передали независимую Грузию под начало единоверной. .

Краткое содержание Кавказский пленник На Кавказе как-то служил офицер по фамилии Жилин. Пришло ему письмо от пожилой матери, в котором она просила его приехать повидаться, да на невесту поглядеть. Полковник не возражал, но на. .

Краткое содержание рассказа Куприна «Анафема» В воскресенье утром протодьякон устраивает голос: смазывает горло, полощет его борной кислотой, дышит паром. Жена подносит ему стакан водки. Мужчина весом девять с половиной пудов и с огромной грудной клеткой. .

Краткое содержание «Повести Белкина: Станционный смотритель» Пушкина Пушкин Александр Сергеевич Повесть А. С. Пушкина «Повести Белкина: Станционный смотритель» Коллежский регистратор, Почтовой станции диктатор. Князь Вяземский Автор-рассказчик сочувственно говорит о «сущих мучениках четырнадцатого класса», станционных смотрителях, обвиняемых путешественниками. .

Краткое содержание «На испытаниях» Вентцель Вентцель Елена Сергеевна Произведение «На испытаниях» Однажды летом 1952 г. экипаж из восьми человек отправляется в небольшой райцентр Лихаревку на военные испытания. Среди них — генерал-майор Сивере, умница и эрудит;. .

Краткое содержание: Марья Моревна Марья Моревна В некотором царстве, в некотором государстве жил был Иван-царевич. У него было три сестры: Марья-царевна, Ольга-царевна, Анна-царевна. Родители их умерли, а перед смертью приказали сыну, чтобы выдал он. .

Краткое содержание рассказа Шукшина «Чудик» Василий Егорыч Князев — киномеханик, странноватый мужчина, работающий в селе. Жена называет его Чудиком. Чудик собирается на Урал, к брату, с которым не виделся около двенадцати лет, но перед поездкой. .

Лермонтов, краткое содержание Песня про царя Ивана Васильевича, молодого опричника и удалого купца Калашникова Краткое содержание Начинается произведение сценой в царском дворце. За трапе­зой сидит грозный царь Иван Васильевич, позади него — стольни­ки, напротив — бояре да князья, по бокам — опричники. Царь пирует. .

Краткое содержание повести Муму Тургенева И. С Муму На одной из отдаленных улиц Москвы, в сером доме с белыми колоннами жила некогда барыня, вдова, окруженная многочисленной дворней. Была она злая, скупая и капризная. День ее, нерадостный и. .

Краткое содержание «Жития Александра Невского» Ы Князь Александр был сыном великого князя Ярослава. Его мать звали Феодосией. Ростом Александр был выше других, голос у него был как труба, а лицо — прекрасно. Он был сильным. .

Читайте также:  Галоша - краткое содержание рассказа Зощенко (сюжет произведения)

Краткое содержание рассказа Дойла «Одинокая велосипедистка» К Шерлоку Холмсу за помощью обращается молодая женщина Вайолет Смит. После смерти отца они с матерью остались без средств к существованию, и девушка зарабатывает себе на жизнь уроками музыки. Единственный. .

Краткое содержание Божественная комедия в сокращении Данте Пройдя пол жизненного пути, я Данте, оказался заблудшим в этом страшном дремучем лесу, животный страх, вокруг дикий звери отождествляют пороки. Но появившейся призрак легендарного Вергилия успокоил меня. Быть может, попрошу. .

Рассказ «Рождество»

Год издания рассказа: 1929

Рассказ Владимира Набокова «Рождество» относится к наиболее знаменитым произведениям писателя. Впервые рассказ увидел свет в 1929. Он был включен в сборник рассказов «Возвращение Чорба», который был издан в Берлине. Как и во многих других рассказах одного из лучших российских классиков, значимую роль в произведении занимают бабочки.

Рассказа «Рождество» краткое содержание

В рассказе Набокова «Рождество» читать можно о Слепцове, который в тот вечер вернулся в свою усадьбу и сел на низкий плющевый стул, на котором раньше никогда не сидел. Стул стоял во флигеле, который бы соединен с основным домом деревянной галерей. Сейчас галерею перегородил сугроб, потому что Слепцов велел не топить основной дом, а решил обосноваться в небольшом флигеле, который легче протопить. Надолго он здесь задерживаться не собирался. Флигель плавал в темноте, пока тучный слуга Иван не зажег керосинку, опустил на нее розовый абажур и вышел.

Рано утром после нелепых, не относящихся к горю снов, Слепцов вышел на холодную веранду. Он толкнул дверь, которая поддалась не сразу, и вышел на мороз. Снег подступал к самым окнам флигеля, а вперед вела всего одна прочищенная тропинка. В валенках и полушубке он так и пошагал в эту слепящую глубь, попутно удивляясь, что он все еще жив и может заметить, как этот заснеженный куст похож на застывший фонтан и даже обычные собачьи следы на насте. Остановился он только около мостика. Он гневно струсил пушистый снег с перил, когда на него нахлынули воспоминания. Только этим летом его сын, ловким движением сачка, ловил бабочку на этих перилах. Не так давно в Петербурге он бредил о велосипеде и какой-то индийской бабочке. А теперь он мертв и вчера Слепцов привез его тяжелый, будто наполненный всей жизнью, гроб в маленький белокаменный склеп, около местной сельской церквушки. Слепцов свернул с дорожки и ступая по глубокому снегу отправился в парк. Отсюда открывался великолепный вид на реку, деревню и теряющийся в серебряном тумане церковный крест.

После обеда главный герой рассказа «Рождество» Набокова поехал на погост. Около часа он просидел у могильной ограды, но вернулся с легким разочарованием. Казалось, дома, где еще сохранились под снегом следы его быстрых сандалий, он ближе к нему. Вечером он велел отпереть большой дом. Взяв у сторожа лампу, по скрипучему паркету и отбрасывая длинные тени, он отправился в комнату сына. Здесь, ломая ногти, он открыл створчатые ставни и на мгновение в окне отразилось его бородатое лицо. Он сел у письменного стола и разрыдался, прижимая то щеку, то губы к пыльному дереву. В столе он нашел тетради, коробку из-под английских бисквитов с большим коконом индийской бабочки. О нем мальчик часто вспоминал в бреду. От кисеи сачка еще пахло летом, а Слепцов один за другим открывал ящики стола. Здесь было множество бабочек, и главный герой вспоминал, как его сын, немного картавя, с пренебрежением или торжественностью произносил их названия на латыни.

В жарко натопленной гостиной флигеля Иван поставил аршинную елку. Но вернувшийся Слепцов попросил его убрать елку, про себя отметив, что неужто сегодня Сочельник. Сам же Слепцов склонился над принесенным из комнаты сына ящиком. Одной из вещей была тетрадь, первый листок которой с диктовкой по-французски был наполовину выдран. Дальше шли записи по дням с примечанием пойманных бабочек, прочитанной книге Ивана Гончарова и другими пометками. Из них Слепцов узнал, что где-то рядом жила девочка, с которой его сын очень хотел познакомится и которую называл моя радость, но до осени он так и не осмелился к ней подойти. О ней главный герой ничего не знал и теперь уже не узнает. На последней странице был рисунок слона сзади. Слепцов встал и разрыдался. Между всхлипами он произнес: «Завтра Рождество, а я умру!».

Тикали часы и вдруг что-то щелкнуло, как лопается резина. В бисквитной коробке лежал лопнувший кокон, а по стене ползло что-то черное величиною с мышь. Благодаря теплу, пробравшемуся под кокон, оно вырвалось на свободу. И вот теперь росло и медленно разворачивало свои бархатные лоскутки крыльев, пока те не стали отмеренного Богом размера. На стене сидела гигантская бабочка шелкопряд, которая как птица летает вокруг фонарей Бомбея. И вот эти крылья вздохнули в порыве почти человеческого счастья.

Рассказ «Рождество» на сайте Топ книг

Рассказ Набокова «Рождество» читать популярно во многом благодаря его наличию в школьной программе. Это позволило ему попасть в наш рейтинг 100 лучших книг русской классики. И учитывая сезонные тенденции, мы еще не раз увидим его среди 100 лучших книг.

Рассказ Владимира Набокова «Рождество» читать полностью на сайте Топ книг вы можете здесь .

Владимир Набоков – Рождество

Владимир Набоков – Рождество краткое содержание

Рождество читать онлайн бесплатно

Вернувшись по вечереющим снегам из села в свою мызу, Слепцов сел в угол, на низкий плюшевый стул, на котором он не сиживал никогда. Так бывает после больших несчастий. Не брат родной, а случайный неприметный знакомый, с которым в обычное время ты и двух слов не скажешь, именно он толково, ласково поддерживает тебя, подает оброненную шляпу,– когда все кончено, и ты, пошатываясь, стучишь зубами, ничего не видишь от слез. С мебелью — то же самое. Во всякой комнате, даже очень уютной и до смешного маленькой, есть нежилой угол. Именно в такой угол и сел Слепцов.

Флигель соединен был деревянной галереей– теперь загроможденной сугробом — с главным домом, где жили летом. Незачем было будить, согревать его, хозяин приехал из Петербурга всего на несколько дней и поселился в смежном флигеле, где белые изразцовые печки истопить — дело легкое.

В углу, на плюшевом стуле, хозяин сидел, словно в приемной у доктора. Комната плавала во тьме, в окно, сквозь стеклянные перья мороза, густо синел ранний вечер. Иван, тихий, тучный слуга, недавно сбривший себе усы, внес заправленную, керосиновым огнем налитую, лампу, поставил на стол и беззвучно опустил на нее шелковую клетку: розовый абажур. На мгновенье в наклоненном зеркале отразилось его освещенное ухо и седой еж. Потом он вышел, мягко скрипнув дверью.

Тогда Слепцов поднял руку с колена, медленно на нее посмотрел. Между пальцев к тонкой складке кожи прилипла застывшая капля воска. Он растопырил пальцы, белая чешуйка треснула.

Когда на следующее утро, после ночи, прошедшей в мелких нелепых снах, вовсе не относившихся к его горю, Слепцов вышел на холодную веранду, так весело выстрелила под ногой .половица, и на беленую лавку легли райскими ромбами отраженья цветных стекол. Дверь поддалась не сразу, затем сладко хряснула, и в лицо ударил блистательный мороз. Песком, будто рыжей корицей, усыпан был ледок, облепивший ступени крыльца, а с выступа крыши, остриями вниз. свисали толстые сосули, сквозящие зеленоватой синевой. Сугробы подступали к самым окнам флигеля, плотно держали в морозных тисках оглушенное деревянное строеньице. Перед крыльцом чуть вздувались над гладким снегом белые купола клумб, а дальше сиял высокий парк, где каждый черный сучок окаймлен был серебром, и елки поджимали зеленые лапы под пухлым и сверкающим грузом.

Слепцов, в высоких валенках, в полушубке с каракулевым воротником, тихо зашагал по прямой, единственной расчищенной тропе в эту слепительную глубь. Он удивлялся, что еще жив, что может чувствовать, как блестит снег, как ноют от мороза передние зубы. Он заметил даже, что оснеженный куст похож на застывший фонтан, и что на склоне сугроба — песьи следы, шафранные пятна, прожегшие наст. Немного дальше торчали столбы мостика, и тут Слепцов остановился. Горько, гневно столкнул с перил толстый пушистый слой. Он сразу вспомнил, каким был этот мост летом. По склизким доскам, усеянным сережками, проходил его сын, ловким взмахом сачка срывал бабочку, севшую на перила. Вот он увидел отца. Неповторимым смехом играет лицо под загнутым краем потемневшей от солнца соломенной шляпы, рука теребит цепочку и кожаный кошелек на широком поясе, весело расставлены милые, гладкие, коричневые ноги в коротких саржевых штанах, в промокших сандалиях. Совсем недавно, в Петербурге,-радостно, жадно поговорив в бреду о школе, о велосипеде, о какой-то индийской бабочке,– он умер, и вчера Слепцов перевез тяжелый, словно всею жизнью наполненный гроб, в деревню, в маленький белокаменный склеп близ сельской церкви.

Было тихо, как бывает тихо только в погожий, морозный день. Слепцов, высоко подняв ногу, свернул с тропы и, оставляя за собой в снегу синие ямы, пробрался между стволов удивительно светлых деревьев к тому месту, где парк обрывался к реке. Далеко внизу, на белой глади, у проруби, горели вырезанные льды, а на том берегу, над снежными крышами изб, поднимались тихо и прямо розоватые струи дыма. Слепцов снял каракулевый колпак, прислонился к стволу. Где-то очень далеко кололи дрова,– каждый удар звонко отпрыгивал в небо,– а над белыми крышами придавленных изб, за легким серебряным туманом деревьев, слепо сиял церковный крест.

После обеда он поехал туда,– в старых санях с высокой прямой спинкой. На морозе туго хлопала селезенка вороного мерина, белые веера проплывали над самой шапкой, и спереди серебряной голубизной лоснились колеи. Приехав, он просидел около часу у могильной ограды, положив тяжелую руку в шерстяной перчатке на обжигающий сквозь шерсть чугун, и вернулся домой с чувством легкого разочарования, словно там, на погосте, он был еще дальше от сына, чем здесь, где под снегом хранились летние неисчислимые следы его быстрых сандалий.

Вечером, сурово затосковав, он велел отпереть большой дом. Когда дверь с тяжелым рыданием раскрылась и пахнуло каким-то особенным, незимним холодком из гулких железных сеней, Слепцов взял из рук сторожа лампу с жестяным рефлектором и вошел в дом один. Паркетные, полы тревожно затрещали под его шагами. Комната за комнатой заполнялись желтым светом; мебель в саванах казалась незнакомой; вместо люстры висел с потолка незвенящий мешок,– и громадная тень Слепцова, медленно вытягивая руку, проплывала по стене, по серым квадратам занавешенных картин.

Войдя в комнату, где летом жил его сын, он поставил лампу на подоконник и наполовину отвернул, ломая себе ногти, белые створчатые ставни, хотя все равно за окном была уже ночь. В темносинем стекле загорелось желтое пламя — чуть коптящая лампа,– и скользнуло его большое. бородатое лицо.

Он сел у голого письменного стола, строго, исподлобья, оглядел бледные в синеватых розах стены, узкий шкап вроде конторского, с выдвижными ящиками снизу доверху, диван и кресла в чехлах,– и вдруг, уронив голову на стол, страстно и шумно затрясся, прижимая то губы, то мокрую щеку к холодному пыльному дереву и цепляясь руками за крайние углы.

В столе он нашел тетради, расправилки, коробку из-под английских бисквитов с крупным индийским коконом, стоившим три рубля. О нем сын вспоминал, когда болел, жалел, что оставил, но утешал себя тем, что куколка в нем, вероятно, мертвая. Нашел он и порванный сачок — кисейный мешок на складном обруче, и от кисеи еще пахло летом, травяным зноем.

Потом, горбясь, всхлипывая всем корпусом, он принялся выдвигать один за другим стеклянные ящики шкафа. При тусклом свете лампы шелком отливали под стеклом ровные ряды бабочек. Тут, в этой комнате, вон на этом столе, сын расправлял свою поимку, пробивал мохнатую спинку черной булавкой, втыкал бабочку в пробковую щель меж раздвижных дощечек, распластывал, закреплял полосами бумаги еще свежие, мягкие крылья. Теперь они давно высохли — нежно поблескивают под стеклом хвостатые махаоны, небесно-лазурные мотыльки, рыжие крупные бабочки в черных крапинках, с перламутровым исподом, И сын произносил латынь их названий слегка картаво, с торжеством или пренебрежением.

Читайте также:  Интеллигенция и революция - краткое содержание статьи Блока (сюжет произведения)

Ночь была сизая, лунная; тонкие тучи, как совиные перья, рассыпались по небу, но не касались легкой ледяной луны. Деревья — груды серого инея — отбрасывали черную тень на сугробы, загоравшиеся там и сям металлической искрой. Во флигеле, в жарко натопленной плюшевой гостиной, Иван поставил на стол аршинную елку в глиняном горшке и как раз подвязывал к ее крестообразной макушке свечу,– когда Слепцов, озябший, заплаканный, с пятнами темной пыли, приставшей к щеке, пришел из большого дома, неся деревянный ящик под мышкой. Увидя на столе елку, он спросил рассеянно, думая о своем: — Зачем это?

Иван, освобождая его от ящика, низким круглым голосом ответил: — Праздничек завтра.

— Не надо,– убери. — поморщился Слепцов, и сам подумал: “Неужто сегодня Сочельник? Как это я забыл?” Иван мягко настаивал: — Зеленая. Пускай постоит.

— Пожалуйста, убери,– повторил Слепцов и нагнулся над принесенным ящиком. В нем он собрал вещи сына — сачок, бисквитную коробку с каменным коконом, расправилки, булавки в лаковой шкатулке, синюю тетрадь. Первый лист тетради был наполовину вырван, на торчавшем клочке осталась часть французской диктовки. Дальше шла запись по дням, названия пойманных бабочек и Другие заметы: “Ходил по болоту до Боровичей. “, “Сегодня идет дождь, играл в шашки с папой, потом читал скучнейшую “Фрегат Палладу”, “Чудный жаркий день. Вечером ездил на велосипеде. В глаз попала мошка. Проезжал, нарочно два раза, мимо ее дачи, но ее не видел. “

Слепцов поднял голову, проглотил что-то — горячее, огромное. О ком это сын пишет?

“Ездил, как всегда, на велосипеде”, стояло дальше. “Мы почти переглянулись. Моя прелесть, моя радость. “

— Это немыслимо,– прошептал Слепцов,– я ведь никогда не узнаю.

Он опять наклонился, жадно разбирая детский почерк, поднимающийся, заворачивающий на полях.

Владимир Набоков – Рождественский рассказ

Владимир Набоков – Рождественский рассказ краткое содержание

Рождественский рассказ читать онлайн бесплатно

Наступило молчанье. Антон Голый, безжалостно освещенный лампой, молодой, толстолицый, в косоворотке под черным пиджаком, напряженно потупясь, стал собирать листы рукописи, которые он во время чтения откладывал, как попало. Его пестун, критик из “Красной Яви”, смотрел в пол, хлопая себя по карманам в поисках спичек. Писатель Новодворцев молчал тоже, но его молчание было другое,– маститое. В крупном пенснэ, чрезвычайно лобастый, с двумя полосками редких темных волос, натянутых поперек лысины, и с сединой на подстриженных висках, он сидел прикрыв глаза, словно продолжал слушать, скрестив толстые ноги, защемив руку между коленом одной ноги и подколенной косточкой другой. Уже не в первый раз к нему приводили вот таких угрюмых истовых сочинителей из крестьян. И уже не в первый раз ему брезжил в их неопытных повестях отсвет — до сих пор критикой не отмеченный — его собственного двадцатипятилетнего творчества; ибо в рассказе Голого неловко повторялась его же тема, тема его повести “Грань”, написанной с волнением и надеждой, напечатанной в прошлом году и ничего не прибавившей к его прочной, но тусклой славе.

Критик закурил. Голый, не поднимая глаз, совал рукопись в портфель,– но хозяин продолжал молчать,– не потому, что не знал, как оценить рассказ, а потому, что робко и тоскливо ждал, что критик, быть может, скажет те слова, которые ему, Новодворцеву, неудобно сказать: тема, мол, взята новодворцевская, Новодворцевым внушен этот образ молчаливого, бескорыстно преданного своему делу рабочего, который не образованьем, а какой-то нутряной, спокойной мощью одерживает психологическую победу над злобным интеллигентом. Но критик, сгорбившись на краю кожаного дивана, как большая печальная птица,– безнадежно молчал.

Тогда Новодворцев, поняв, что и нынче желанных слов не услышит, и стараясь сосредоточить мысль на том, что все-таки к нему, а не к Неверову привели начинающего писателя на суд, переменил положение ног, подсунул другую руку и, деловито сказав “так-с”, глядя на жилу, вздувшуюся у Го-лого на лбу, стал тихо и гладко говорить. Он говорил, что рассказ крепко сделан, что чувствуется сила коллектива в том месте, где мужики на свои деньги начинают строить школу, что в описании любви Петра к Анюте есть какие-то промахи слога, но слышится зов весны, зов здоровой похоти– и все время, пока он говорил, ему почему-то вспоминалось, как недавно он послал тому же критику письмо, в котором напоминал, что в январе исполняется двадцать пять лет его писательской деятельности, но что он убедительно просит никаких чествований не устраивать, ввиду того, что еще продолжаются для Союза годы интенсивной работы. “А вот интеллигент у вас не удался,– говорил он.– Не чувствуется настоящей обреченности. ” Но критик молчал. Это был костлявый, расхлябанный, рыжий человек, страдающий, по слухам, чахоткой, но на са-мом деле, вероятно, здоровый как бык. Он ответил, письмом же, что одобряет такое решение, и на этом дело и кончилось. Должно быть, в виде тайной компенсации привел Голого. И Новодворцеву стало вдруг так грустно,– не обидно, а просто грустно,– что он осекся и начал платком протирать стекла, и глаза у него оказались совсем добрыми. Критик встал. “Куда же вы, еще рано. ” — сказал Новодворцев, но встал тоже. Антон Голый кашлянул и прижал портфель к боку.

“Писатель из него выйдет, это так”,– равнодушно сказал критик, блуждая по комнате и тыкая в воздухе потухшей папиросой. Напевая вполголоса, сквозь зубы, с зыкающим звуком, он повис над письменным столом, затем постоял у этажерки, где добротный “Капитал” жил между потрепанным Леонидом Андреевым и безымянной книгой без корешка; наконец, все той же склоняющейся походкой подошел к окну, отодвинул синюю штору.

“Заходите, заходите,– говорил Новодворцев Антону Голому, который отрывисто кланялся и потом браво расправлял плечи.-Вот напишите еще что-нибудь– принесите”. “Масса снегу навалило,– сказал критик, отпустив штору.– Сегодня, кстати, сочельник”.

Он стал вяло искать пальто и шапку. “Во время оно, в сей день, ваша братия строчила рождественские фельетончики. “

“Со мной не случалось”,– сказал Новодворцев. Критик усмехнулся. “Напрасно. Вот бы написал рождественский рассказ. По-новому”.

Антон Голый кашлянул в кулак. “А у нас”,– начал он хриплым басом и опять прочистил горло.

“Я серьезно говорю,– продолжал критик, влезая в пальто.-Можно очень ловко построить. Спасибо. Уже”.

“А у нас,– сказал Антон Голый,– был такой случай. Учитель, Вздумал на праздниках ребятам елку. Устроить. Нацепил сверху. Красную звезду”.

“Нет, это не совсем годится,– сказал критик.– В рассказике это выйдет грубовато. Можно острее поставить. Борьба двух миров. Все это на фоне снега”.

“Вообще с символами нужно осторожнее обращаться,– хмуро сказал Новодворцев.– Вот у меня есть сосед — препорядочный человек. А все-таки так выражается: “Голгофа пролетариата”. “

Когда гости ушли, он сел к письменному столу, подпер ухо толстой белой рукой. Около чернильницы стояло нечто вроде квадратного стакана с тремя вставками, воткнутыми в синюю стеклянную икру. Этой вещи было лет десять, пятнадцать,– она прошла через все бури, миры вокруг нее растряхивались,– но ни одна стеклянная дробинка не потерялась. Он выбрал перо, придвинул лист бумаги, подложил еще несколько листов, чтобы было пухлее писать.

“Но о чем?”– громко сказал Новодворцев и ляжкой отодвинул стул, зашагал по комнате. В левом ухе нестерпимо звенело.

“А ведь этот скот нарочно сказал”,– подумал он, и, словно проделывая в свой черед недавний путь критика по комнате, пошел к окну.

“Советует. Издевательский тон. Вероятно, думает, что оригинальности у меня больше нет. Вот закачу в самом деле рождественский рассказ. Потом будет сам вспоминать, печатно: захожу я к нему однажды и так, между прочим, говорю: “Изобразили бы вы, Дмитрий Дмитриевич, борьбу старого и нового на фоне рождественского, в кавычках, снега. Продолжали бы до конца ту линию, которую вы так замечательно провели в “Грани”,– помните сон Туманова? Вот эту линию. Ив эту ночь родилось то произведение, которое. “.

Окно выходило во двор. Луны не было видно. нет, впрочем, вон там сияние из-за темной трубы. Во дворе были сложены дрова, покрытые светящимся ковром снега. В одном окне горел зеленый колпак лампы, кто-то работал у стола; как бисер, блестели счеты. С краю крыши вдруг упали, совершенно беззвучно, несколько снежных комьев. И опять — оцепенение.

Он почувствовал ту щекочущую пустоту, которая всегда у него сопровождала желание писать. В этой пустоте что-то принимало образ, росло. Рождество, новое, особое. Этот старый снег и новый конфликт.

За стеной он услышал осторожный стук шагов. Это вернулся к себе сосед, скромный, вежливый,– коммунист до мозга костей. С чувством беспредельного упоения, сладкого ожидания, Новодворцев снова присел к столу. Настроение, краски зреющего произведения уже были. Оставалось только создать остов — тему. Елка — вот с чего следовало начать. Он подумал о том, что, вероятно, в некоторых домах бывшие люди, запуганные, злобные, обреченные (он их представил себе так ясно. ) украшают бумажками тайно срубленную в лесу елку. Этой мишуры теперь негде купить, елок не сваливают больше под тенью Исакия.

Мягкий, словно в суконце обернутый стук. Дверь открылась на вершок. Деликатно, не просовывая головы, сосед сказал:

“Попрошу у вас перышко. Лучше тупое, если есть. ” Новодворцев дал.

“Бладасте”,– сказал соседи бесшумно затворил дверь. Этот незначительный перерыв как-то ослабил образ, который уже созревал. Он вспомнил, что в “Грани” Туманов жалеет о пышности прежних праздников. Плохо, если получится только повторение. Некстати пронеслось и другое воспоминание. Недавно, на одном вечере, какая-то дамочка сказала своему мужу: “Ты во многом очень похож на Туманова”. Несколько дней он был очень счастлив. А потом с этой дамочкой познакомился, и оказалось, что Туманов — жених ее сестры. И это был не первый обман. Критик один сказал ему, что напишет статью о “тумановщине”. Что-то было бесконечно лестное в этом слове, начинающемся с маленькой буквы. Но критик уехал на Кавказ изучать грузинских поэтов. А все же бывало и приятное. Такой перечень, например: Горький, Новодворцев, Чириков.

В автобиографии, приложенной к полному собранию сочинений (шесть томов, с портретом), он описал, с каким трудом он, сын простых родителей, пробился в люди. На самом деле юность у него была счастливая. Хорошая такая бодрость, вера, успехи. Двадцать пять лет тому назад в толстом журнале появилась его первая повесть. Его любил Короленко. Он бывал арестован. Из-за него закрыли одну газету. Теперь его гражданские надежды сбылись. Среди молодых, среди новых он чувствовал себя легко, вольно. Новая жизнь была душе его впрок и впору. Шесть томов. Его имя известно. Но тусклая слава, тусклая.

Рождество – краткое содержание рассказа Набокова (сюжет произведения)

Бесспорно, в жизни каждого человека бывают моменты, подобные озарению. Но как вычленить это внезапно охватившее тебя чувство из бездны житейских мелочей, запечатлеть эти внезапно открывшиеся истины, движения души хотя бы в маленьком рассказе.
Имя В. Набокова стоит в ряду известнейших мастеров слова первой половины ХХ века. Его произведения поражают тонким психологизмом и умением проникнуть в святая святых человеческой души.
В начале рассказа «Рождество» перед нами предстаёт человек, явно переживший большое горе. «Так бывает после больших несчастий», – замечает повествователь, тем самым возводя частный случай в общий для всех закон. Уже в первых двух предложениях Набоков задаёт время и пространство. Слепцов – помещик («вернулся в свою мызу») начала века. Он возвращается в своё родовое гнездо после полугодового отсутствия, за время которого с ним случилась страшная драма. Деталь интерьера – «низкий плюшевый стул» – в буквальном смысле сопереживает герою. Проникается к нему сочувствием и читатель.
Слепцов сидит, забившись в угол, «словно в приёмной у доктора». Данная, казалось бы, незначительная деталь подсказывает читателю: этот человек болен, нуждается в помощи. Он «медленно» (т.е. с трудом осознавая, что делает) смотрит на свою руку. Треснувшая капелька воска символизирует «трещину» в душе героя. Внутренний конфликт и является в рассказе Набокова сюжетообразующим.
Автор разделил свой рассказ на четыре части, каждая из которых означает ступень: с каждым шагом Слепцов приближается к нервному срыву – обрыву, бездне? С каждой главой нарастает драматизм повествования.
Вторая часть имеет трёхчастную композицию: утро – день – вечер. Сообразно природе меняется и душевный настрой Слепцова. Вначале его глазами мы видим восхитительный утренний пейзаж. «Весело выстрелила под ногой половица», «райские ромбы» стёкол, «сладко хрустнувшая дверь», «блистательный мороз». Все эти детали говорят о способности героя чувствовать природу, находить в ней пусть не утешение, но хотя бы забвение. Он видит в живой природе душу (олицетворение: «ёлки поджимали зелёные лапы»), образно воспринимает её красоту (куст – фонтан). На фоне этой природы остался в его памяти и нежно любимый сын…
Только теперь мы узнаём причину терзаний Слепцова: сын, видимо, был единственным близким человеком, единственным утешением, надеждой. Оттого–то и удивляется Слепцов тому, что «сам он ещё жив», ведь гроб был наполнен «его жизнью».
Набоков создаёт удивительно привлекательный образ мальчика–подростка. «Неповторимым смехом» играет его лицо, «весело расставлены милые, гладкие, коричневые ноги». Герой помнит его облик и одежду до мельчайших подробностей. Сознание отца воссоздаёт живой облик сына; Слепцов просто не в силах примириться с фактом смерти. Он проводит час у могилы. Но здесь ему кажется, что он ещё «дальше от сына». Читая это описание, невольно вспоминаешь родителей Базарова и концовку тургеневского романа.
Мы ничего не знаем о мыслях, которые приходят в голову Слепцова. Да и способен ли думать человек в таком состоянии?! «Сурово затосковав», «с тяжёлым рыданием» он входит в старый дом, откуда веет «не зимним холодком». Не зимний – склепный холод, мебель в саванах, тревожно жёлтые и чёрные цвета – этим нагнетанием деталей Набоков достигает почти мистического эффекта! Слепцов перебирает вещи сына, «горбясь, всхлипывая всем корпусом». Всё знакомо: «тут», «вон», «а вон». Череда параллельных конструкций передаёт «мучительный процесс узнавания». Сын, как и отец, любил природу.
«Порванные», «мёртвые» рядом с «пахнущим летом травы зноем», яркие бабочки. Эти детали–подробности в совокупности рисуют внутренний образ героя. Диалог со слугой Иваном дополняет образ героя, делает его психологически насыщенным.
В угнетённом состоянии застаёт героя главный христианский праздник – Рождество. Слуга Иван – хранитель традиций имения – не забывает принести ёлку, которую Слепцов просит убрать. Он удивляется: «Неужто сегодня Сочельник? Как это я забыл.» Набоков воспроизводит поток сознания Слепцова. Не в силах принять смерть сына, он уверен в бессмысленности своего существования, более того – в неизбежности скорой смерти: «А я умру – конечно. Это так просто. Сегодня же… Жизнь – горестная до ужаса, унизительно бесцельная, бесплотная, лишённая чудес», – такое определение даёт человеческому существованию обезумевший от горя человек. В самом деле, когда дети гибнут раньше своих родителей, в расцвете сил, это невозможно ни понять, ни принять. Набоков воспроизводит вечную жизненную драму, от которой не застрахован ни один из нас. Но если его герой, взойдя на последнюю ступень отчаяния, не видит смысла жить дальше и бороться, то автор – тот, кто мудрее своего героя, – подсказывает неожиданный выход. Размышления героя прерывает звук («как будто лопнула натянутая резина»), подобный чеховскому звуку лопнувшей струны…
Итак, душевные переживания отца, потерявшего сына, Набоков ставит в центр своего произведения. Именно внутренний мир Слепцова во всей сложности его переживаний – объект изображения, а не внешние черты, отражённые всего в одной портретной детали – «большое бородатое лицо».
В рассказе две сюжетные линии, в каждой из которых отражена одна из граней авторского замысла. Первая: Слепцов и его сын. Перечитывая дневник своего ребёнка, отец неожиданно узнаёт о чувстве, которое сын питал к какой-то девушке: «Мы…переглянулись, моя прелесть, моя радость…» Необычайно трогательно это первое чувство. Однако эта тайна, недосказанность между отцом и сыном доставляет отцу такую же муку, как и смерть.
Вторая сюжетная линия: Слепцов и Иван. Детали помещичьего быта, безумно дорогие и для Слепцова, и для автора мелочи, традиции. Так, в тексте упоминается «Фрегат “Паллада”», знаменитое произведения И.А. Гончарова, воспевавшего когда-то уклад деревенской России. Заметим, Иван – «тучный слуга, недавно сбривший себе усы». Что это: проявление новой моды, окончательно побеждающей патриархальные устои?
Теперь обратим внимание на встречающиеся в произведении детали – символы. Бабочки, которых собирал сын Слепцова, – какие ассоциации они вызывают?
Красота, стремительный полёт, краткость жизни – как похожи они на самого мальчика. Он умирает в расцвете сил в далёком Петербурге, грезя о своих бабочках и, возможно, о любимой. И – о чудо! – куколка, которую он считал мёртвой, согретая теплом комнаты, – оживает, на глазах изумлённого Слепцова превращаясь в бабочку: «Оно стало крылатым незаметно, как незаметно становится прекрасным мужающее лицо».
Как известно, путь к философии любого писателя лежит через его филологию. Попробуем проанализировать язык кульминационной сцены. Неопределённые местоимения показывают смятение, удивление, которые вызывает «тонкий звук» в душе Слепцова. Обилие однородных сказуемых и обстоятельств, выраженных деепричастиями, передаёт стремительность происходящих действий, уменьшительные формы указывают на трепетное отношение к новорождённому существу. Местоимение «оно» говорит нам о том, что Слепцов просто не представляет, как описать случившееся. Множество точных цветовых эпитетов (бархатные бахромки, чёрные мохнатые лапки) позволяют не только увидеть, но буквально ощутить это «трепетное» новорождённое существо. Повторами «так», «оттого-то» Набоков усиливает эффект напряжённого ожидания. Градация («в порыве нежного, восхитительного, почти человеческого счастья») как нельзя точнее передаёт переворот, свершившийся в душе «прозревшего» Слепцова.
Вторым образом–символом является само Рождество, вынесенное в заглавие. Этот главный христианский праздник одновременно радостен и в то же время напоминает человеку о предстоящих родившемуся Христу страданиях. Ель (символ Рождества), принесённая Иваном, означает вечную молодость («Зелёная. Пусть постоит»). Слепцов просит убрать её, потому что хоть неявно, но винит в смерти сына Бога, считая её (смерть) несправедливостью. Возможно, ель – горькое напоминание о счастливых минутах, проведенных вместе с сыном. Вообще образ Бога зримо присутствует на страницах рассказа. Сельская церковь, ее крест намекают, напоминают о Нём. Но само имя Бога появляется лишь в конце (крылья разворачиваются “до предела, положенного Богом”).
Еще раз всмотримся в организацию времени и пространства. Герой совершает как будто “челночное” движение (по прихоти воспоминаний он переносится то в Петербург, то снова в усадьбу; едет до кладбища и возвращается обратно). Галерея, соединяющая дом, где Слепцов жил с сыном, и нежилой флигель, символизирует разрыв между счастливым прошлым и бесприютным настоящим. Пространство предельно насыщено запахом, звуком, цветом. Отсюда мы можем сделать вывод о том, что автор, как и его герой, тонко чувствует природу. Более того, именно в ней он видит оправдание человеческого существования и утешение – видит Бога.
Рассказ “Рождество”, безусловно, творение подлинного мастера слова, наследника реалистических традиций XIX века. Однако отразились в произведении Набокова и веяния века XX – предельное внимание к человеческой индивидуальности.
Перед нами вечный конфликт отцов и детей, жизни и смерти. Проблема дворянских гнезд и разрыва связи поколений разрешилась благодаря природе, напоминающей о “вечном примирении и о жизни бесконечной”!

Читайте также:  На берегах Сакраменто - краткое содержание романа Лондона (сюжет произведения)

Краткое содержание рассказа рождество в.в.нобоков

Повествование начинается с описания возвращения Слепцова из села. В данном тексте присутствует объективный повествователь. Повествователь все знает о герое, его взгляд как бы сверху: «Когда на следующее утро, после ночи, прошедшей в мелких нелепых снах, вовсе не относившихся к его горю, Слепцов вышел на холодную веранду, так весело выстрелила под ногой половица, и на беленую лавку легли райскими ромбами отраженья цветных стекол». Автор-демиург в этом тексте, он знает каждую деталь, происходящую с героем. Он знает о всех действиях героя. О внутренних переживаниях повествователь тоже знает, и он с точностью передает поток сознания Слепцова: «А я умру – конечно. Это так просто. Сегодня же…».

Главный герой произведения – Слепцов. Он потерял сына. Сын, видимо, был единственным близким человеком, единственным утешением, надеждой. Оттого–то и удивляется Слепцов тому, что «сам он ещё жив», ведь гроб был наполнен «его жизнью».

Систему персонажей можно представить в следующем виде:

Девушка из дневника- СЫН => СЛЕПЦОВ
Основополагающий принцип этой системы следующий: эта система отражает тему жизни и смерти. Слепцов – главный герой произведения. Он стоит между этими двумя явлениями и ему предстоит сделать выбор. Сын – отражение линии смерти, бабочка – жизни. Можно сказать, что он стоит между двух огней.

Фабула данного произведения напоминает фабулу «Легкого дыхания» Бунина. Повествование начинается с «конца», т.е. сначала мы узнаем отца, видим, что он чем-то озабочен, но лишь потом узнаем о причине его переживаний (лишь во второй главе), в третьей главе узнаем о переживаниях сына, а в четвертой главе снова возвращаемся к переживаниям отца. Но в «Легком дыхании» такая фабула необходима для того, чтобы ощутить это легкое дыхание. В данном произведении, если поменять события местами, то будет описана не жизнь Слепцова, а жизнь самого мальчика, его смерть и реакция отца. Нам же, благодаря такой фабуле, удается увидеть лишь реакцию отца, которая, безусловно, является главным элементом в тексте.

Обычная фабула => жизнь мальчика в деревне, его влюбленность, дневник, переезд в Петербург, смерть, горе отца, похороны мальчика в деревне.

Перевернутая фабула => горе отца, жизнь мальчика в деревне, переезд в Петербург, смерть, похороны мальчика в деревне, его влюбленность, дневник, горе отца.

Не виден замысел автора при обычной фабуле. Внутренний конфликт героя (Слепцова) и является в рассказе Набокова сюжетообразующим. Т.о. автор «перевернул» фабулу, чтобы показать главный конфликт.

Автор разделил свой рассказ на четыре части, каждая из которых означает ступень: с каждым шагом Слепцов приближается к нервному срыву – обрыву, бездне. С каждой главой нарастает драматизм повествования. За четыре главы успевают пройти целые сутки: 1 глава – ночь, 2 – утро, 3 – день («после обеда»), 4 – ночь. За сутки Слепцов успел и подумать о смерти всерьез, и принять новую жизнь.

В тексте можно увидеть художественные детали. Деталь интерьера – «низкий плюшевый стул» – в буквальном смысле сопереживает герою. Проникается к нему сочувствием и читатель. Слепцов сидит, забившись в угол, «словно в приёмной у доктора». Данная, казалось бы, незначительная деталь подсказывает читателю: этот человек болен, нуждается в помощи. Он «медленно» (т.е. с трудом осознавая, что делает) смотрит на свою руку. Треснувшая капелька воска символизирует «трещину» в душе героя. Сильная деталь церковный крест, которая появляется в конце второй главы. Можно понять один из эпизодов этой главы: «Слепцов…свернул с тропы и…пробрался…к тому месту, где парк обрывался к реке», как попытку самоубийства. Слепцов, скорее всего, хотел утопиться в озере. «А над белыми крышами придавленных изб…слепо сиял церковный крест». Возникает образ религии, бога. Слепцов не смог этого сделать.

Обратим внимание на встречающиеся в произведении детали – символы. Бабочки, которых собирал сын Слепцова, – ассоциируются с определенными моментами: красота, стремительны

Ссылка на основную публикацию