Ковер-самолет – краткое содержание повести Крапивина (сюжет произведения)

Владислав Крапивин – Ковер-самолет

Владислав Крапивин – Ковер-самолет краткое содержание

Оказывается, летать можно не только во сне. Герои сказочной повести из цикла `Сказки о парусах и крыльях` – самые обыкновенные ребята. Однажды летом они нашли в старом чулане ковер и узнали его тайну. С этого момента перед друзьями открылись невероятные возможности. Их ждут захватывающие приключения и замечательные путешествия, в которых отважным `летчикам` предстоит совершить множество добрых и справедливых дел.

Ковер-самолет – читать онлайн бесплатно ознакомительный отрывок

Иногда среди ночи я просыпаюсь от прилива радости. Я смотрю на темный потолок и стараюсь вспомнить: что же было?

Ну конечно! Только что рядом со мной смеялся Виталька. Не тот худой высокий дядька Виталий Андреевич, который недавно приезжал ко мне в гости, а настоящий Виталька – белобрысый, давно не стриженный мальчишка в голубой майке, с облезшей от загара кожей на плечах и расцарапанными острыми локтями.

Мы только что, свесив ноги с ковра, летели вдвоем над знакомыми улицами. Теплый ветер будто мохнатыми мягкими крыльями бил нас по ногам, а в спину горячо светило утреннее солнце. Внизу проплывали темно-зеленые груды тополей, коричневые железные крыши и серебристый купол городского цирка. Навстречу нам, возвышаясь посреди редких желтых облаков, двигалась белая колокольня, похожая на крепостную башню. В сквозных оконных проемах верхнего яруса темнели уцелевшие с давних времен колокола. Выпуклую крышу устилали ржавые железные квадратики. Кое-где они отстали и топорщились, будто крыша взъерошилась от ветра.

Мы с Виталькой сидели, обняв друг друга за плечи, и хохотали. Смешно было, как взъерошилась крыша. Смешно было, какие маленькие, игрушечные внизу на реке баржи и катера. Смешно, как у Витальки с ноги слетел старый брезентовый полуботинок. Он был стоптанный, с протертой на месте большого пальца дыркой, и мы не стали его догонять. Башмак упал на цирковой купол и поехал с него, словно санки с горы. Потом прыгнул с карниза, как с трамплина, и нырнул в тополиную гущу.

– Бросай второй! – крикнул я, потому что зачем он, один башмак.

Но Виталька помотал головой. Он достал из кармана катушку ниток и привязал к полуботинку.

Мы круто снизились к реке, будто с горы съехали, и полетели над самой водой. Так низко, что ноги окунулись и вокруг них вздыбились фонтаны с брызгами и пеной. Виталька отпустил полуботинок, и он запрыгал позади нас, как на буксире. Вот потеха!

– Как на подводных крыльях! – закричал я и от хохота повалился на спину, махая мокрыми ногами.

Нитка оборвалась, и башмак поплыл сам по себе. Потом его выудит вместо пескаря какой-нибудь незадачливый рыбак. Вот смешно будет!

Мы пролетели под старым деревянным мостом, который поскрипывал от тяжести грузовиков, и стали подниматься к заросшему откосу, где белели старинные стены и башни.

Воспоминание тускнеет, уходит, но радость не кончается. Я лежу и улыбаюсь в темноте. Потому что все равно это было. Пусть не сейчас, но было!

Детство я провел в северном городке на берегу большой реки. Городок был деревянный, с дощатыми тротуарами вдоль тесовых заборов, с хитрыми узорами на древних, покосившихся воротах. За воротами скрывались просторные дворы. Они зарастали мягкой травой и одуванчиками, а по краям – непролазным репейником и крапивой. Во дворах стояли сараи и возвышались длинные поленницы сосновых и березовых дров. От поленниц пахло лесной чащей и грибами.

Здесь было такое раздолье для игр! Даже для футбола хватало места, если только никто не развешивал на веревках белье.

Конечно, были в городе и новые кварталы – крупноблочные пятиэтажные дома, будто сложенные из цветных кубиков. Встречались старинные кирпичные здания – с колоннами и узорными балконами. Но главным образом на улицах стояли одноэтажные и двухэтажные деревянные дома. Были они, впрочем, совсем не деревенские – большие, с окнами двухметровой высоты.

Улицы выходили к речному обрыву. На обрыве поднимался каменный монастырь, построенный по приказу царя Петра. Это был не просто монастырь, а крепость – с высокими стенами, с башнями, у которых темнели узкие прорези бойниц.

Над стенами и башнями, над церковными куполами возносилась белая колокольня с черными круглыми часами. Часы были громадные – метра три в диаметре. Жаль только, что они стояли.

Остановились они давным-давно, в девятнадцатом году, когда был бой между красными и белыми. Говорят, что на верхнем ярусе колокольни засел белогвардейский пулеметчик и держал под обстрелом полгорода. Никак его не могли выбить. Наконец из-за Каменного мыса выполз буксирный пароход, переделанный в канонерскую лодку “Мировая революция”. С “Мировой революции” по колокольне шарахнула трехдюймовка.

Что там стало с пулеметчиком, никто не знает. А часы остановились, прощально позвенев колоколами. Их потом и не пытались чинить. Деревянные перекрытия и лестницы обгорели и рухнули. Попробуй доберись до часов. А если и доберешься, то как разгадать хитрости механизма? Его вручную точил и ковал из меди еще при Екатерине Второй какой-то мастер-самоучка. Чертежей-то он не оставил.

Да и до часов ли было? В тридцатых годах кто-то хотел вообще взорвать и разобрать на кирпичики весь монастырь, как взорвали несколько церквей. До этого, правда, не дошло, но и о ремонте никто не думал: были дела важнее – строили судоверфь и новый порт. Потом началась война, а после войны хватало других забот.

Вот так и получилось, что целых сорок лет на большущем циферблате, который висел над городом, как черная луна, стрелки показывали без пяти минут час.

Но даже и с такими часами колокольня была красива и знаменита. Особенно любили ее капитаны. Все теплоходы, которые шли вниз по реке, держали от Каменного мыса курс на колокольню. Она была на всех лоцманских картах.

Теплоходы проходили часто. Я и Виталька засыпали и просыпались под их протяжные, немного печальные гудки.

Мы с Виталькой жили вместе. По крайней мере летом. С тех пор как подружились. А подружились мы целую вечность назад – за два года до случая с ковром. Мне тогда не было и восьми лет, а Виталькины годы едва подтягивали к девяти. Он спас меня тогда. Это целая история, которая началась печально, а кончилась хорошо.

Когда меня еще не было на свете, мой отец воевал с фашистами. Он вернулся живой, но с пробитыми легкими. Сначала болезнь его не очень мучила. Он стал работать учителем физики, женился. Затем родился я. Годы шли спокойно. А потом вдруг болезнь открылась, и врачи ничего не смогли делать.

Почти три года мы с мамой прожили вдвоем. А когда я кончал первый класс, у нас дома появился дядя Сева. Всеволод Сергеевич. С пятилетней Ленкой. Он работал в управлении речного порта и носил фуражку с якорем.

Но ни эта фуражка, ни сам он мне не понравились. Все не понравилось. Даже то, что говорил он почти как папа – глуховато и с прикашливанием.

У него было худое лицо с бородкой, две прямые морщины над густыми бровями и большие коричневые глаза. Если не придираться, то вполне нормальное лицо, даже симпатичное. И глаза не сердитые, а наоборот. Он смотрел этими глазами на маму, как Данила-мастер на Каменный цветок. А на меня смотрел как-то виновато.

Рецензии на книгу « Ковер-самолет »

Владислав Крапивин

ISBN:5-227-01802-2
Год издания:2002
Издательство:Центрполиграф
Серия:Собрание сочинений Владислава Крапивина издательства “Центрполиграф”
Цикл:Летящие сказки, книга №4
Язык:Русский

Оказывается, летать можно не только во сне. Герои сказочной повести из цикла `Сказки о парусах и крыльях` – самые обыкновенные ребята. Однажды летом они нашли в старом чулане ковер и узнали его тайну. С этого момента перед друзьями открылись невероятные возможности. Их ждут захватывающие приключения и замечательные путешествия, в которых отважным `летчикам` предстоит совершить множество добрых и справедливых дел.

Лучшая рецензия на книгу

Настоящая загадка, как Крапивин ни разу не попался мне в детстве, когда его истории были бы просто идеальным чтением. Сейчас, в подавляющем большинстве случаев, книги про детей не вызывают интерес, а описываемые “приключения” кажутся отсутствием воспитания и злонамеренным вредительством.
Тем больше было удивление, когда поняла, что Крапивину удалось не просто увлечь меня своей незамысловатой историей о двух мальчишках с живым воображением, но и вызвать яркие воспоминания о чудесном времени, проведенном в деревне у бабушки. Как и многим, мне приходилось каждое лето отправляться подальше от цивилизации, а там от скуки спасает только фантазия и компания других детей. Все это было очень даже весело, страшно увлекательно, уезжать потом не хотелось.
Со временем все забывается и крайне редко вспоминаются те дни. Эта же книга переносит в детство, оставляет после себя замечательное эмоции и отличное настроение.
Концовка позволяет надеяться, что даже современные дети смогут проникнуться этой атмосферой.

Кот в мешке, 8 тур

Настоящая загадка, как Крапивин ни разу не попался мне в детстве, когда его истории были бы просто идеальным чтением. Сейчас, в подавляющем большинстве случаев, книги про детей не вызывают интерес, а описываемые “приключения” кажутся отсутствием воспитания и злонамеренным вредительством.
Тем больше было удивление, когда поняла, что Крапивину удалось не просто увлечь меня своей незамысловатой историей о двух мальчишках с живым воображением, но и вызвать яркие воспоминания о чудесном времени, проведенном в деревне у бабушки. Как и многим, мне приходилось каждое лето отправляться подальше от цивилизации, а там от скуки спасает только фантазия и компания других детей. Все это было очень даже весело, страшно увлекательно, уезжать потом не хотелось.
Со временем все забывается и крайне редко… Развернуть

208 стр.
Формат 84×108/32 (130х200 мм)
Тираж 10000 экз.
Твердый переплет

Поделитесь своим мнением об этой книге, напишите рецензию!

Рецензии читателей

Я читала “Ковёр-самолёт”первый раз ещё в детстве, в журнале “Пионер”. Тогда я её очень полюбила. Повзрослев, нашла книгу и купила для своих детей. Должна сказать, что моё отношение к произведению не изменилось, и детям моим повесть тоже понравилась. Она, как часто у Крапивина, вроде бы с чудесами, но всё же про нашу реальную жизнь, с её положительными и отрицательными сторонами. Замечательно создана атмосфера лета в маленьком городе, мне она напоминает каникулы у бабушки. Но, конечно, не всё безоблачно, и героев ждут разные приключения (иногда очень опасные), борьба с несправедливостью (опять же, как это всегда у Крапивина), первая несмелая любовь. И ещё это, конечно, про дружбу.
P.S.: И ещё одним плюсом для меня являются замечательные иллюстрации Евгении Стерлиговой!

Это просто прелесть что такое! Эта книга возвращает в детство, в котором у каждого была своя сказка. Олежка и Виталька подружились случайно, быстро и навсегда. Чаще всего друзья проводили время в комнате-мезонине у Витальки: устраивали войны картонных солдатиков, читали вслух разные книжки, смотрели в телескоп на такое недосягаемое небо и мечтали. И однажды у них появился настоящий ковер-самолет. И как же тут обойдешься без приключений? Правильно, никак! Будут тут и захватывающие дух полеты, и друзья-соратники, и печальные события, и остросюжетная погоня. Будет много всего. Ведь впереди целое лето.
В этой повести помимо интересного сюжета еще и атмосфера замечательная. Лето, зелень, вкусы и запахи. Автор виртуозно описывает мельчайшие детали, и ты как будто проживаешь эти каникулы вместе с ребятами. История рассказана с такой светлой ностальгией, что на душе становится уютно и тепло.

Прочитано в рамках игры “Собери их всех!”

Это просто прелесть что такое! Эта книга возвращает в детство, в котором у каждого была своя сказка. Олежка и Виталька подружились случайно, быстро и навсегда. Чаще всего друзья проводили время в комнате-мезонине у Витальки: устраивали войны картонных солдатиков, читали вслух разные книжки, смотрели в телескоп на такое недосягаемое небо и мечтали. И однажды у них появился настоящий ковер-самолет. И как же тут обойдешься без приключений? Правильно, никак! Будут тут и захватывающие дух полеты, и друзья-соратники, и печальные события, и остросюжетная погоня. Будет много всего. Ведь впереди целое лето.
В этой повести помимо интересного сюжета еще и атмосфера замечательная. Лето, зелень, вкусы и запахи. Автор виртуозно описывает мельчайшие детали, и ты как будто проживаешь эти каникулы вместе… Развернуть

Это взрослые думают, что ковры нужны только, чтобы вешать на стенку или класть на пол. А мы-то знали настоящую цену вещам!

Ничего это книга не детская, здесь рождаются мысли и задаются вопросы поинтересней чем в некоторых, так называемых, взрослых. Эта книга для тех взрослых, которые устали от своей взрослости и серьезности и им обязательно надо вспомнить каковО это было тогда, буйным летом.

Пронзительная повесть, честная, душевная, справедливая, про то время, когда каждый был ребенком и мог всё всё на свете! Даже летать! Я до сих пор помню эту свою детскую силу всезнания и всемогущества, поэтому книга довела меня до слез в конце, когда гг становится взрослым. Уже не таким могущественным взрослым.
Приключения, пакости, бандиты, купания в радуге, настоящая вовлеченность в жизнь, позабывшие о детстве взрослые. Все это ждет вас внутри этой светлой книги. Но для меня самое ценное в ней, невероятное внутреннее чувство честности и справедливости перед самим собой у этих мальчишек, которые маленькие, но всемогущие мужчины. Они не дрогнут перед лицом опасности и не позволят себе схитрить и поступить не по чести или несправедливо даже если у них эта возможность есть.

Читайте также:  Смерть на Ниле - краткое содержание романа Кристи (сюжет произведения)

Обязательно знакомьте своих детей с Крапивиным, я своих собираюсь, совершенно точно! Какие уж деферамбы петь автору понятия не имею, просто не хватит слов. Просто читайте его ещё!

Прочитана в рамках Книгомарафона 2018

Это взрослые думают, что ковры нужны только, чтобы вешать на стенку или класть на пол. А мы-то знали настоящую цену вещам!

Ничего это книга не детская, здесь рождаются мысли и задаются вопросы поинтересней чем в некоторых, так называемых, взрослых. Эта книга для тех взрослых, которые устали от своей взрослости и серьезности и им обязательно надо вспомнить каковО это было тогда, буйным летом.

Пронзительная повесть, честная, душевная, справедливая, про то время, когда каждый был ребенком и мог всё всё на свете! Даже летать! Я до сих пор помню эту свою детскую силу всезнания и всемогущества, поэтому книга довела меня до слез в конце, когда гг становится взрослым. Уже не таким могущественным взрослым.
Приключения, пакости, бандиты, купания в радуге, настоящая вовлеченность в жизнь,… Развернуть

Замечательная сказочная повесть Владислава Крапивина, пропитанная летом, дружбой, теплом, приключениями. Однажды два друга: Олег и Виталик получили в свое распоряжение ковер, пока они его избавляли от пыли, а затем лежали на нем, а Олег представлял, как он летит на этом ковре, вдруг выяснилось, что ковер на самом деле может летать под воздействием мальчишеского воображения. И тут в жизнь ребят вошло волшебство полетов: как ночных, так и дневных. То, как автор описывает полеты ребят и красоту, которую они видели – было читать одно удовольствие. И благодаря же ковру у мальчишек случилось еще две радости: они встретили двух новых друзей: девочку-Ветку и мальчика Ветерка. И Олег, который сторонился маминого нового мужа в итоге принял его – тоже чудесное происшествие. Но и это еще не все, ребят ждет путешествие в глубь леса и знакомство с необычной собакой, а еще благодаря своей смелости и сообразительности они справятся с опасными преступниками. Ну а благодаря неусидчивости, жажды приключений и любопытству, вернут городу кое-что давно потерянное. Отдельно хочется отметить очень трогательный момент с собакой, с одной стороны грустно было, с другой – грусть была отчасти светлая.
Если в целом, то Владислав Крапивин, как обычно, не разочаровал, мальчишки и девчонка в книжке – замечательные, со своими стремлениями, верой в чудеса и просто светлые люди. Они не супер-послушные и тихие, не всегда они слушаются своих родных, иногда даже огорчают их, но они настоящие и злобы в них нет ни капли. И дружба у ребят крепкая, готовы прийти друг к другу на помощь. В общем, пусть книжка в чем-то наивная, но для детского чтения она, по-моему, очень подходит. Да и мне – взрослому человеку – она доставила много удовольствия)

Замечательная сказочная повесть Владислава Крапивина, пропитанная летом, дружбой, теплом, приключениями. Однажды два друга: Олег и Виталик получили в свое распоряжение ковер, пока они его избавляли от пыли, а затем лежали на нем, а Олег представлял, как он летит на этом ковре, вдруг выяснилось, что ковер на самом деле может летать под воздействием мальчишеского воображения. И тут в жизнь ребят вошло волшебство полетов: как ночных, так и дневных. То, как автор описывает полеты ребят и красоту, которую они видели – было читать одно удовольствие. И благодаря же ковру у мальчишек случилось еще две радости: они встретили двух новых друзей: девочку-Ветку и мальчика Ветерка. И Олег, который сторонился маминого нового мужа в итоге принял его – тоже чудесное происшествие. Но и это еще не все,… Развернуть

Когда у тебя растет ребенок, детские книги перестают быть для тебя баловством или чем-то из ряда вон (Редким явлением, как правило, становится именно взрослая литература). Поэтому к вопросу детского чтения я отношусь крайне серьезно и исследую его чуть ли не с пером критика за ухом. Отныне я цитирую не Пелевина или Моэма, а “Груффало” или Маршака. Моя старая библиотека быстро вытесняется пестрыми иллюстрированными изданиями сказок и стихов. А дальше ведь еще бескрайние поля дошкольной и младшей школьной литературы.. и я, как мать-книгочей, хочу дать из этого богатства сыну все самое лучшее.
Именно поэтому взор мой, наконец, пал на весьма достойную Крапивинскую библиографию, а “Ковер-самолет” -стал для меня первым, но уверенным шагом.
Что я нашла в этом произведении? Ностальгию по окончательно ушедшей эпохе, о которой наши дети теперь смогут узнать лишь из книг. Здесь отражено советское детство в самых чистых красках, в лучших его проявлениях, добрых и поучительных. Да, пусть где-то они идилличны (особенно в связи с поимкой преступников), но именно на подобных книгах росло достойное поколение советских школьников, верящих в идею, человечность и нравственность. В ней есть место и фантазии, и вере в чудеса. Здесь есть чудесные герои-дети и совершенно необычайные взрослые (например, тетя Валя). Сюжет незамысловат, но он способен затнтересовать ребенка, а между делом и поделиться с ним щепоткой чего-то светлого.

Когда у тебя растет ребенок, детские книги перестают быть для тебя баловством или чем-то из ряда вон (Редким явлением, как правило, становится именно взрослая литература). Поэтому к вопросу детского чтения я отношусь крайне серьезно и исследую его чуть ли не с пером критика за ухом. Отныне я цитирую не Пелевина или Моэма, а “Груффало” или Маршака. Моя старая библиотека быстро вытесняется пестрыми иллюстрированными изданиями сказок и стихов. А дальше ведь еще бескрайние поля дошкольной и младшей школьной литературы.. и я, как мать-книгочей, хочу дать из этого богатства сыну все самое лучшее.
Именно поэтому взор мой, наконец, пал на весьма достойную Крапивинскую библиографию, а “Ковер-самолет” -стал для меня первым, но уверенным шагом.
Что я нашла в этом произведении? Ностальгию по… Развернуть

Это история о приключениях двух друзей, что нашли старый ковер-самолет. Сначала друзья совершали небольшие полеты, но однажды, попав на колокольню монастыря, они нашли клад. У клада, конечно, были хозяева – грабители, и друзьям пришлось с ними столкнуться. У Крапивина есть два несомненных достоинства: умение описывать обстановку так, что она оживает (будь то это дом или колокольня), и второе достоинство – это то, что читаются произведения этого автора не просто быстро, а молниеносно. А вот за описание взрослых, семейных проблем в семье Олежки оценка снижена, не стала мама для Олежки другом, не мог он поделиться с ней своими желаниями, планами. Книга подходит для младшего школьного возраста, когда еще безоговорочно веришь в чудеса и в умение летать.

Книга прочитана по игре “Кот в мешке”

Каждый раз, когда берусь за Крапивина, я пугаюсь – вдруг я стала необратимо взрослой? Вдруг эти выдумки станут мне неинтересны? Благо, такого со мной еще не было. Если во мне и есть злобный скептик, то он засыпает, когда я путешествую вместе с ребятишками Крапивина. В этот раз мы катались на ковре-самолете. Долгое время нас радовало только ощущение полета, купание в лучах радуги, ласковые потоки теплого воздуха, но настоящие приключения не заставили себя ждать! Мохнатый хозяин заброшенного в лесу дома, в котором исправно шли часы. Дальше – больше! Вдохновленные примером, мы решили наладить часы на колокольне старого монастыря! Это было достаточно опасно, парни попали в затруднительное положение, т.к. в процессе угваздалась одежда, а на следующий день им предстоял выход в свет. Беда не приходит одна – к ним прицепилась сомнительная личность – ни милиционер, ни музейщик, а самый настоящий бандит, да еще и со своим подельником! Они требовали ключ от башни, там у них был схрон награбленного. Парни очень рисковали собой, когда приняли решение запереться с жульем в башне до прибытия милиции. В какой-то момент показалось, что все – ловушка, выхода нет. Но какое счастье, что в мире есть друзья, которые сделают невозможное ради товарища. Эта история благополучно завершилась, но не завершилась история ковра-самолета. Мальчишки выросли и стали солидным дяденьками, каждый из них сохранил воспоминание о чуде детства. Олежка, автор сей истории, приехал навестить родной край, встретил ребятишек во дворе, увидел у них знакомый предмет – тот самый ковер, который ничуть не поменялся за года – такой же пыльный, с вылезшими нитками, совершенно не чудесный, если не верить в волшебство этого прогрессирующего мира. Но среди каждого поколения находятся свои мечтатели, вот и из толпы ребятишек один допустил существование сказки в реальности – и чудо откликнулось на зов этой души – ковер снова стал самолетом. И, значит, история продолжается! И кто-то еще сможет ощутить волшебство полета, быть может, это – ты?)

Прочитано в рамках Книгомарафона 2017, март.

Каждый раз, когда берусь за Крапивина, я пугаюсь – вдруг я стала необратимо взрослой? Вдруг эти выдумки станут мне неинтересны? Благо, такого со мной еще не было. Если во мне и есть злобный скептик, то он засыпает, когда я путешествую вместе с ребятишками Крапивина. В этот раз мы катались на ковре-самолете. Долгое время нас радовало только ощущение полета, купание в лучах радуги, ласковые потоки теплого воздуха, но настоящие приключения не заставили себя ждать! Мохнатый хозяин заброшенного в лесу дома, в котором исправно шли часы. Дальше – больше! Вдохновленные примером, мы решили наладить часы на колокольне старого монастыря! Это было достаточно опасно, парни попали в затруднительное положение, т.к. в процессе угваздалась одежда, а на следующий день им предстоял выход в свет. Беда не… Развернуть

Отзыв: Книга “Ковер-самолет” – Владислав Крапивин – Детально описан эзотерический летательный аппарат – МанаДжава – мыслелёт.

Повесть-сказка Владислава Крапивина «Ковёр-самолёт» впервые была опубликована в 1976 г. в журнале «Пионер» № 7-10, и именно там я её первый раз прочёл, ещё в детстве, было это, минимум, сорок лет назад. Нужно так же отметить, что в «Пионере» был опубликован журнальный вариант повести, и перечитанный мною её вариант сейчас куда полнее и объёмнее.

В детстве, я хорошо это помню, сказка произвела на меня очень сильное впечатление, и, похоже, как это не странно, именно поэтому я и не перечитывал её больше сорока лет. Возможно, боялся, что с высоты прожитых лет разочаруюсь. Но должен сразу сказать, закончив вчера её перечитывать, я ни разу не разочаровался.

Самое главное моё детское впечатление такое – книга ни разу не сказка, и подобный ковёр-самолёт возможен в реальности. И ещё одна деталь, в моей жизни такого ковра-самолёта не будет, но это не важно, у меня просто несколько другая дорога, а то, что такие ковры возможны это очень хорошо.

Ещё одно детское впечатление. Ковёр-самолёт летал на довольно больших высотах, и это был именно ковёр, то есть на нём не было даже, скажем так, какого-либо ограждения, как на балконе. Но дети (герои – сказки) несколько этого не боятся. Они сидят на этом ковре, скажем, на высоте двенадцатиэтажного дома, свесив ноги, ходят по ковру, во время полёта, а единственная в их компании девочка Светка, или, как они её называют, Ветка, которая мечтает стать балериной, на ковре даже танцует. Танцует на заоблачной высоте.

Что такое возможно я тоже, помню, поверил сразу, хотя и прекрасно понимал, что выглядит это не достоверно. В детстве я жил пятиэтажке, и понятно, мы, будучи детьми, часто забирались на её крышу, и не так уже и редко подползали к самому её краю. И мечтали однажды сесть на крыше, свесив с неё вниз ноги. Но никто этого сделать так и не решился, и, понятно, хорошо, что не решился. Но у детей, героев этой сказки, такой проблемы нет.

Но понятно почему её нет, ковёр-самолёт это нечто большее, чем ковёр-самолёт, он ещё и их друг, и очень надёжный и верный друг. И он заботится о них. Они постоянно чувствуют это в воздухе, когда нужно он несколько просядет, создав что-то вроде пологого углубления, когда нужно приподнимет край, и т. д. И с настолько надёжным другом не страшно даже на заоблачной высоте.

То есть, мы опять имеем в этой сказке одушевлённый предмет, который, по идее, души иметь не можем. Как такое может быть, я уже объяснил в отзыве на другую сказку В. Крапивина “Старый дом”.

Интересно как этот ковёр нашёл детей, которым стал другом.

Два мальчика, можно сказать так, почти живут вместе. Один мальчик живёт в старом деревянном доме, в котором есть мезонин, и он в полном его распоряжении. Мезонин довольно просторный, и они попросили у родителей разрешения иногда, в этом мезонине, ночевать вместе. И, таким образом, почти там живут. Одна из их любимых игр – игра в солдатики. Действие происходит в 50-е годы, и с оловянными и пластмассовыми солдатиками ещё проблема, но они легко решают её сами, рисуя солдатиков на бумаге, а потом вырезая ножницами. И у них уже большие армии.

Читайте также:  Десять негритят - краткое содержание романа Агаты Кристи (сюжет произведения)

Но мезонин старый, пол плохой, и из-за того, что они постоянно ползают по нему на коленках, играя в солдатики, коленки постоянно в ссадинах и царапинах. И хозяйка дома даёт им старый ковёр, что бы решить эту проблему. И вот дальше выясняется, что ковёр может летать, и, что ещё важнее, быть надёжным и верным другом.

Дальше им, понятно, приходится пережить с этим ковром много приключений, одни раз они, даже, с помощью этого ковра помогли милиции задержать преступников.

В общем, классическая сказка о детской мечте. Но…

Наверное, у меня всё же не зря между первым прочтение этой сказки и вторым прошло больше сорока лет.

Вот интересная цитата из этой сказки, диалог её главных героев:

«Значит, ковёр-самолет – не сказка?
– Нет, сказка. Только по правде, – возразил я.
– А может, это такой аппарат? Помнишь, в книжке Тайна жёлтой звезды? У ихних жителей такие летательные аппараты были, мыслями управлялись. Мыслелёты! У них эта была изобретена… как ее… ну, против тяжести!
– Антигравитация, – вспомнил я мудрёное слово. – Ну так это же на той планете! А у нас откуда?».

Ну, прочли дети научно-фантастическую книжку, в которой есть антигравитация. Что такого?

Да всё бы ничего, но я всю жизнь любитель научной фантастики, но не знаю такой книги «Тайна жёлтой звезды» в которой есть мыслелёты. И поискал даже эту книгу в Интернете, и не нашёл.

Может быть, у каждого есть возможность попробовать поискать самостоятельно.

А ковёр именно мыслелёт, он летает силой мысли ребят, и управляется силой их мысли. И они уверены, что может летать и в космосе, и делали эксперименты, ковёр подымал их на куда более, чем заоблачную высоту. Но им становилось холодно и тяжело дышать. И они очень жалеют, что у них нет высотных скафандров.

И есть другая книга «Вайманика-шастра» («Наука о воздухоплавании»), эзотерическая книга, написанная на санскрите, ориентировочно в 1923 г., якобы, с помощью автоматического письма. Автоматическое письмо, если кто не знает, это когда кто-то из мира по ту сторону смерти, просит у тебя разрешения использовать твоё тело, для того, что бы твоей рукой, написать нечто важное для нашего мира. Феномен автоматического письма наукой не объяснён, но известно, что почерк при таком письме меняется полностью. Издана книга была в Индии в 1952 г. И в этой книге есть – МанаДжава – мыслелёты, которые, да, управляются силой мысли и, самое главное, могут летать со скоростью мысли, намного превосходящей скорость света.

Не знаю, не знаю. В прошлых отзывах я уже детально показал, сколько у В. Крапивина таких «совпадений». И поэтому лично я в то, что это совпадение не верю.

Вообще предметы, у которых есть душа, думаю, очень интересный момент в творчестве писателей, членов тайного общества «Диск», которому я, должен признаться, до сказки В. Крапивина «Старый дом» не уделял должного внимания, теперь буду иметь это в виду, тем более, что цикл «Летящие сказки» я только начал прорабатывать. Думаю, интересные находки и мысли у нас ещё будут.

Владислав Крапивин – Ковер-самолет

Владислав Крапивин – Ковер-самолет краткое содержание

Оказывается, летать можно не только во сне. Герои сказочной повести из цикла `Сказки о парусах и крыльях` – самые обыкновенные ребята. Однажды летом они нашли в старом чулане ковер и узнали его тайну. С этого момента перед друзьями открылись невероятные возможности. Их ждут захватывающие приключения и замечательные путешествия, в которых отважным `летчикам` предстоит совершить множество добрых и справедливых дел.

Ковер-самолет – читать онлайн бесплатно ознакомительный отрывок

Иногда среди ночи я просыпаюсь от прилива радости. Я смотрю на темный потолок и стараюсь вспомнить: что же было?

Ну конечно! Только что рядом со мной смеялся Виталька. Не тот худой высокий дядька Виталий Андреевич, который недавно приезжал ко мне в гости, а настоящий Виталька – белобрысый, давно не стриженный мальчишка в голубой майке, с облезшей от загара кожей на плечах и расцарапанными острыми локтями.

Мы только что, свесив ноги с ковра, летели вдвоем над знакомыми улицами. Теплый ветер будто мохнатыми мягкими крыльями бил нас по ногам, а в спину горячо светило утреннее солнце. Внизу проплывали темно-зеленые груды тополей, коричневые железные крыши и серебристый купол городского цирка. Навстречу нам, возвышаясь посреди редких желтых облаков, двигалась белая колокольня, похожая на крепостную башню. В сквозных оконных проемах верхнего яруса темнели уцелевшие с давних времен колокола. Выпуклую крышу устилали ржавые железные квадратики. Кое-где они отстали и топорщились, будто крыша взъерошилась от ветра.

Мы с Виталькой сидели, обняв друг друга за плечи, и хохотали. Смешно было, как взъерошилась крыша. Смешно было, какие маленькие, игрушечные внизу на реке баржи и катера. Смешно, как у Витальки с ноги слетел старый брезентовый полуботинок. Он был стоптанный, с протертой на месте большого пальца дыркой, и мы не стали его догонять. Башмак упал на цирковой купол и поехал с него, словно санки с горы. Потом прыгнул с карниза, как с трамплина, и нырнул в тополиную гущу.

– Бросай второй! – крикнул я, потому что зачем он, один башмак.

Но Виталька помотал головой. Он достал из кармана катушку ниток и привязал к полуботинку.

Мы круто снизились к реке, будто с горы съехали, и полетели над самой водой. Так низко, что ноги окунулись и вокруг них вздыбились фонтаны с брызгами и пеной. Виталька отпустил полуботинок, и он запрыгал позади нас, как на буксире. Вот потеха!

– Как на подводных крыльях! – закричал я и от хохота повалился на спину, махая мокрыми ногами.

Нитка оборвалась, и башмак поплыл сам по себе. Потом его выудит вместо пескаря какой-нибудь незадачливый рыбак. Вот смешно будет!

Мы пролетели под старым деревянным мостом, который поскрипывал от тяжести грузовиков, и стали подниматься к заросшему откосу, где белели старинные стены и башни.

Воспоминание тускнеет, уходит, но радость не кончается. Я лежу и улыбаюсь в темноте. Потому что все равно это было. Пусть не сейчас, но было!

Детство я провел в северном городке на берегу большой реки. Городок был деревянный, с дощатыми тротуарами вдоль тесовых заборов, с хитрыми узорами на древних, покосившихся воротах. За воротами скрывались просторные дворы. Они зарастали мягкой травой и одуванчиками, а по краям – непролазным репейником и крапивой. Во дворах стояли сараи и возвышались длинные поленницы сосновых и березовых дров. От поленниц пахло лесной чащей и грибами.

Здесь было такое раздолье для игр! Даже для футбола хватало места, если только никто не развешивал на веревках белье.

Конечно, были в городе и новые кварталы – крупноблочные пятиэтажные дома, будто сложенные из цветных кубиков. Встречались старинные кирпичные здания – с колоннами и узорными балконами. Но главным образом на улицах стояли одноэтажные и двухэтажные деревянные дома. Были они, впрочем, совсем не деревенские – большие, с окнами двухметровой высоты.

Улицы выходили к речному обрыву. На обрыве поднимался каменный монастырь, построенный по приказу царя Петра. Это был не просто монастырь, а крепость – с высокими стенами, с башнями, у которых темнели узкие прорези бойниц.

Над стенами и башнями, над церковными куполами возносилась белая колокольня с черными круглыми часами. Часы были громадные – метра три в диаметре. Жаль только, что они стояли.

Остановились они давным-давно, в девятнадцатом году, когда был бой между красными и белыми. Говорят, что на верхнем ярусе колокольни засел белогвардейский пулеметчик и держал под обстрелом полгорода. Никак его не могли выбить. Наконец из-за Каменного мыса выполз буксирный пароход, переделанный в канонерскую лодку “Мировая революция”. С “Мировой революции” по колокольне шарахнула трехдюймовка.

Что там стало с пулеметчиком, никто не знает. А часы остановились, прощально позвенев колоколами. Их потом и не пытались чинить. Деревянные перекрытия и лестницы обгорели и рухнули. Попробуй доберись до часов. А если и доберешься, то как разгадать хитрости механизма? Его вручную точил и ковал из меди еще при Екатерине Второй какой-то мастер-самоучка. Чертежей-то он не оставил.

Да и до часов ли было? В тридцатых годах кто-то хотел вообще взорвать и разобрать на кирпичики весь монастырь, как взорвали несколько церквей. До этого, правда, не дошло, но и о ремонте никто не думал: были дела важнее – строили судоверфь и новый порт. Потом началась война, а после войны хватало других забот.

Вот так и получилось, что целых сорок лет на большущем циферблате, который висел над городом, как черная луна, стрелки показывали без пяти минут час.

Но даже и с такими часами колокольня была красива и знаменита. Особенно любили ее капитаны. Все теплоходы, которые шли вниз по реке, держали от Каменного мыса курс на колокольню. Она была на всех лоцманских картах.

Теплоходы проходили часто. Я и Виталька засыпали и просыпались под их протяжные, немного печальные гудки.

Мы с Виталькой жили вместе. По крайней мере летом. С тех пор как подружились. А подружились мы целую вечность назад – за два года до случая с ковром. Мне тогда не было и восьми лет, а Виталькины годы едва подтягивали к девяти. Он спас меня тогда. Это целая история, которая началась печально, а кончилась хорошо.

Когда меня еще не было на свете, мой отец воевал с фашистами. Он вернулся живой, но с пробитыми легкими. Сначала болезнь его не очень мучила. Он стал работать учителем физики, женился. Затем родился я. Годы шли спокойно. А потом вдруг болезнь открылась, и врачи ничего не смогли делать.

Почти три года мы с мамой прожили вдвоем. А когда я кончал первый класс, у нас дома появился дядя Сева. Всеволод Сергеевич. С пятилетней Ленкой. Он работал в управлении речного порта и носил фуражку с якорем.

Но ни эта фуражка, ни сам он мне не понравились. Все не понравилось. Даже то, что говорил он почти как папа – глуховато и с прикашливанием.

У него было худое лицо с бородкой, две прямые морщины над густыми бровями и большие коричневые глаза. Если не придираться, то вполне нормальное лицо, даже симпатичное. И глаза не сердитые, а наоборот. Он смотрел этими глазами на маму, как Данила-мастер на Каменный цветок. А на меня смотрел как-то виновато.

Ковер-самолет – краткое содержание повести Крапивина (сюжет произведения)

  • ЖАНРЫ 359
  • АВТОРЫ 256 281
  • КНИГИ 587 057
  • СЕРИИ 21 815
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 544 013

Иногда среди ночи я просыпаюсь от прилива радости. Я смотрю на темный потолок и стараюсь вспомнить: что же было?

Ну конечно! Только что рядом со мной смеялся Виталька. Не тот худой высокий дядька Виталий Андреевич, который недавно приезжал ко мне в гости, а настоящий Виталька – белобрысый, давно не стриженный мальчишка в голубой майке, с облезшей от загара кожей на плечах и расцарапанными острыми локтями.

Мы только что, свесив ноги с ковра, летели вдвоем над знакомыми улицами. Теплый ветер будто мохнатыми мягкими крыльями бил нас по ногам, а в спину горячо светило утреннее солнце. Внизу проплывали темно-зеленые груды тополей, коричневые железные крыши и серебристый купол городского цирка. Навстречу нам, возвышаясь посреди редких желтых облаков, двигалась белая колокольня, похожая на крепостную башню. В сквозных оконных проемах верхнего яруса темнели уцелевшие с давних времен колокола. Выпуклую крышу устилали ржавые железные квадратики. Кое-где они отстали и топорщились, будто крыша взъерошилась от ветра.

Мы с Виталькой сидели, обняв друг друга за плечи, и хохотали. Смешно было, как взъерошилась крыша. Смешно было, какие маленькие, игрушечные внизу на реке баржи и катера. Смешно, как у Витальки с ноги слетел старый брезентовый полуботинок. Он был стоптанный, с протертой на месте большого пальца дыркой, и мы не стали его догонять. Башмак упал на цирковой купол и поехал с него, словно санки с горы. Потом прыгнул с карниза, как с трамплина, и нырнул в тополиную гущу.

– Бросай второй! – крикнул я, потому что зачем он, один башмак.

Но Виталька помотал головой. Он достал из кармана катушку ниток и привязал к полуботинку.

Мы круто снизились к реке, будто с горы съехали, и полетели над самой водой. Так низко, что ноги окунулись и вокруг них вздыбились фонтаны с брызгами и пеной. Виталька отпустил полуботинок, и он запрыгал позади нас, как на буксире. Вот потеха!

– Как на подводных крыльях! – закричал я и от хохота повалился на спину, махая мокрыми ногами.

Читайте также:  Сага о Форсайтах - краткое содержание книги Голсуорси (сюжет произведения)

Нитка оборвалась, и башмак поплыл сам по себе. Потом его выудит вместо пескаря какой-нибудь незадачливый рыбак. Вот смешно будет!

Мы пролетели под старым деревянным мостом, который поскрипывал от тяжести грузовиков, и стали подниматься к заросшему откосу, где белели старинные стены и башни.

Воспоминание тускнеет, уходит, но радость не кончается. Я лежу и улыбаюсь в темноте. Потому что все равно это было. Пусть не сейчас, но было!

Детство я провел в северном городке на берегу большой реки. Городок был деревянный, с дощатыми тротуарами вдоль тесовых заборов, с хитрыми узорами на древних, покосившихся воротах. За воротами скрывались просторные дворы. Они зарастали мягкой травой и одуванчиками, а по краям – непролазным репейником и крапивой. Во дворах стояли сараи и возвышались длинные поленницы сосновых и березовых дров. От поленниц пахло лесной чащей и грибами.

Здесь было такое раздолье для игр! Даже для футбола хватало места, если только никто не развешивал на веревках белье.

Конечно, были в городе и новые кварталы – крупноблочные пятиэтажные дома, будто сложенные из цветных кубиков. Встречались старинные кирпичные здания – с колоннами и узорными балконами. Но главным образом на улицах стояли одноэтажные и двухэтажные деревянные дома. Были они, впрочем, совсем не деревенские – большие, с окнами двухметровой высоты.

Улицы выходили к речному обрыву. На обрыве поднимался каменный монастырь, построенный по приказу царя Петра. Это был не просто монастырь, а крепость – с высокими стенами, с башнями, у которых темнели узкие прорези бойниц.

Над стенами и башнями, над церковными куполами возносилась белая колокольня с черными круглыми часами. Часы были громадные – метра три в диаметре. Жаль только, что они стояли.

Остановились они давным-давно, в девятнадцатом году, когда был бой между красными и белыми. Говорят, что на верхнем ярусе колокольни засел белогвардейский пулеметчик и держал под обстрелом полгорода. Никак его не могли выбить. Наконец из-за Каменного мыса выполз буксирный пароход, переделанный в канонерскую лодку “Мировая революция”. С “Мировой революции” по колокольне шарахнула трехдюймовка.

Что там стало с пулеметчиком, никто не знает. А часы остановились, прощально позвенев колоколами. Их потом и не пытались чинить. Деревянные перекрытия и лестницы обгорели и рухнули. Попробуй доберись до часов. А если и доберешься, то как разгадать хитрости механизма? Его вручную точил и ковал из меди еще при Екатерине Второй какой-то мастер-самоучка. Чертежей-то он не оставил.

Да и до часов ли было? В тридцатых годах кто-то хотел вообще взорвать и разобрать на кирпичики весь монастырь, как взорвали несколько церквей. До этого, правда, не дошло, но и о ремонте никто не думал: были дела важнее – строили судоверфь и новый порт. Потом началась война, а после войны хватало других забот.

Вот так и получилось, что целых сорок лет на большущем циферблате, который висел над городом, как черная луна, стрелки показывали без пяти минут час.

Но даже и с такими часами колокольня была красива и знаменита. Особенно любили ее капитаны. Все теплоходы, которые шли вниз по реке, держали от Каменного мыса курс на колокольню. Она была на всех лоцманских картах.

Теплоходы проходили часто. Я и Виталька засыпали и просыпались под их протяжные, немного печальные гудки.

Мы с Виталькой жили вместе. По крайней мере летом. С тех пор как подружились. А подружились мы целую вечность назад – за два года до случая с ковром. Мне тогда не было и восьми лет, а Виталькины годы едва подтягивали к девяти. Он спас меня тогда. Это целая история, которая началась печально, а кончилась хорошо.

Когда меня еще не было на свете, мой отец воевал с фашистами. Он вернулся живой, но с пробитыми легкими. Сначала болезнь его не очень мучила. Он стал работать учителем физики, женился. Затем родился я. Годы шли спокойно. А потом вдруг болезнь открылась, и врачи ничего не смогли делать.

Почти три года мы с мамой прожили вдвоем. А когда я кончал первый класс, у нас дома появился дядя Сева. Всеволод Сергеевич. С пятилетней Ленкой. Он работал в управлении речного порта и носил фуражку с якорем.

Но ни эта фуражка, ни сам он мне не понравились. Все не понравилось. Даже то, что говорил он почти как папа – глуховато и с прикашливанием.

У него было худое лицо с бородкой, две прямые морщины над густыми бровями и большие коричневые глаза. Если не придираться, то вполне нормальное лицо, даже симпатичное. И глаза не сердитые, а наоборот. Он смотрел этими глазами на маму, как Данила-мастер на Каменный цветок. А на меня смотрел как-то виновато.

Ну и пусть! Мог бы и вообще не смотреть!

Не думайте, что я скандалил или дулся открыто. По утрам я говорил ему “здравствуйте”, а вечером – “спокойной ночи”. Я даже стал звать его не “Всеволод Сергеевич”, а “дядя Сева”. По маминой просьбе. Но когда дядя Сева пытался тронуть меня за плечо или погладить по голове, я шарахался, как от крапивы. Ничего не мог поделать с собой. Да по правде говоря, и не хотел.

А тут еще Ленка! Сразу прилепилась к маме. Будто бы век была ее дочерью! И говорить стала “мама”. Я каждый раз вздрагивал, будто мне за шиворот падал таракан. Мама однажды взяла меня за локти, поставила перед собой и тихо сказала:

– Олежка, Олежка… Она же маленькая. А свою маму она и не помнит. Разве ты не понимаешь, как плохо без мамы?

Я понимал. Это я прекрасно понимал! Еще бы! В детском саду, даже в старшей группе, если мама задерживалась и вовремя не приходила за мной, я готов был удариться в слезы. А если мама вечером уходила в кино, я с головой, как в холодную воду, погружался в печаль.

Ковер-самолет – Крапивин Владислав Петрович

Кол-во страниц: 46

Поделиться в соц.сетях:

Ковер-самолет – Крапивин Владислав Петрович краткое содержание

Оказывается, летать можно не только во сне. Герои сказочной повести из цикла `Сказки о парусах и крыльях` – самые обыкновенные ребята. Однажды летом они нашли в старом чулане ковер и узнали его тайну. С этого момента перед друзьями открылись невероятные возможности. Их ждут захватывающие приключения и замечательные путешествия, в которых отважным `летчикам` предстоит совершить множество добрых и справедливых дел.

Ковер-самолет читать онлайн бесплатно

Иногда среди ночи я просыпаюсь от прилива радости. Я смотрю на темный потолок и стараюсь вспомнить: что же было?

Ну конечно! Только что рядом со мной смеялся Виталька. Не тот худой высокий дядька Виталий Андреевич, который недавно приезжал ко мне в гости, а настоящий Виталька – белобрысый, давно не стриженный мальчишка в голубой майке, с облезшей от загара кожей на плечах и расцарапанными острыми локтями.

Мы только что, свесив ноги с ковра, летели вдвоем над знакомыми улицами. Теплый ветер будто мохнатыми мягкими крыльями бил нас по ногам, а в спину горячо светило утреннее солнце. Внизу проплывали темно-зеленые груды тополей, коричневые железные крыши и серебристый купол городского цирка. Навстречу нам, возвышаясь посреди редких желтых облаков, двигалась белая колокольня, похожая на крепостную башню. В сквозных оконных проемах верхнего яруса темнели уцелевшие с давних времен колокола. Выпуклую крышу устилали ржавые железные квадратики. Кое-где они отстали и топорщились, будто крыша взъерошилась от ветра.

Мы с Виталькой сидели, обняв друг друга за плечи, и хохотали. Смешно было, как взъерошилась крыша. Смешно было, какие маленькие, игрушечные внизу на реке баржи и катера. Смешно, как у Витальки с ноги слетел старый брезентовый полуботинок. Он был стоптанный, с протертой на месте большого пальца дыркой, и мы не стали его догонять. Башмак упал на цирковой купол и поехал с него, словно санки с горы. Потом прыгнул с карниза, как с трамплина, и нырнул в тополиную гущу.

– Бросай второй! – крикнул я, потому что зачем он, один башмак.

Но Виталька помотал головой. Он достал из кармана катушку ниток и привязал к полуботинку.

Мы круто снизились к реке, будто с горы съехали, и полетели над самой водой. Так низко, что ноги окунулись и вокруг них вздыбились фонтаны с брызгами и пеной. Виталька отпустил полуботинок, и он запрыгал позади нас, как на буксире. Вот потеха!

– Как на подводных крыльях! – закричал я и от хохота повалился на спину, махая мокрыми ногами.

Нитка оборвалась, и башмак поплыл сам по себе. Потом его выудит вместо пескаря какой-нибудь незадачливый рыбак. Вот смешно будет!

Мы пролетели под старым деревянным мостом, который поскрипывал от тяжести грузовиков, и стали подниматься к заросшему откосу, где белели старинные стены и башни.

Воспоминание тускнеет, уходит, но радость не кончается. Я лежу и улыбаюсь в темноте. Потому что все равно это было. Пусть не сейчас, но было!

Глава первая

Детство я провел в северном городке на берегу большой реки. Городок был деревянный, с дощатыми тротуарами вдоль тесовых заборов, с хитрыми узорами на древних, покосившихся воротах. За воротами скрывались просторные дворы. Они зарастали мягкой травой и одуванчиками, а по краям – непролазным репейником и крапивой. Во дворах стояли сараи и возвышались длинные поленницы сосновых и березовых дров. От поленниц пахло лесной чащей и грибами.

Здесь было такое раздолье для игр! Даже для футбола хватало места, если только никто не развешивал на веревках белье.

Конечно, были в городе и новые кварталы – крупноблочные пятиэтажные дома, будто сложенные из цветных кубиков. Встречались старинные кирпичные здания – с колоннами и узорными балконами. Но главным образом на улицах стояли одноэтажные и двухэтажные деревянные дома. Были они, впрочем, совсем не деревенские – большие, с окнами двухметровой высоты.

Улицы выходили к речному обрыву. На обрыве поднимался каменный монастырь, построенный по приказу царя Петра. Это был не просто монастырь, а крепость – с высокими стенами, с башнями, у которых темнели узкие прорези бойниц.

Над стенами и башнями, над церковными куполами возносилась белая колокольня с черными круглыми часами. Часы были громадные – метра три в диаметре. Жаль только, что они стояли.

Остановились они давным-давно, в девятнадцатом году, когда был бой между красными и белыми. Говорят, что на верхнем ярусе колокольни засел белогвардейский пулеметчик и держал под обстрелом полгорода. Никак его не могли выбить. Наконец из-за Каменного мыса выполз буксирный пароход, переделанный в канонерскую лодку “Мировая революция”. С “Мировой революции” по колокольне шарахнула трехдюймовка.

Что там стало с пулеметчиком, никто не знает. А часы остановились, прощально позвенев колоколами. Их потом и не пытались чинить. Деревянные перекрытия и лестницы обгорели и рухнули. Попробуй доберись до часов. А если и доберешься, то как разгадать хитрости механизма? Его вручную точил и ковал из меди еще при Екатерине Второй какой-то мастер-самоучка. Чертежей-то он не оставил.

Да и до часов ли было? В тридцатых годах кто-то хотел вообще взорвать и разобрать на кирпичики весь монастырь, как взорвали несколько церквей. До этого, правда, не дошло, но и о ремонте никто не думал: были дела важнее – строили судоверфь и новый порт. Потом началась война, а после войны хватало других забот.

Вот так и получилось, что целых сорок лет на большущем циферблате, который висел над городом, как черная луна, стрелки показывали без пяти минут час.

Но даже и с такими часами колокольня была красива и знаменита. Особенно любили ее капитаны. Все теплоходы, которые шли вниз по реке, держали от Каменного мыса курс на колокольню. Она была на всех лоцманских картах.

Теплоходы проходили часто. Я и Виталька засыпали и просыпались под их протяжные, немного печальные гудки.

Мы с Виталькой жили вместе. По крайней мере летом. С тех пор как подружились. А подружились мы целую вечность назад – за два года до случая с ковром. Мне тогда не было и восьми лет, а Виталькины годы едва подтягивали к девяти. Он спас меня тогда. Это целая история, которая началась печально, а кончилась хорошо.

Крапивин Владислав Петрович читать все книги автора по порядку

Крапивин Владислав Петрович – все книги автора в одном месте читать по порядку полные версии на сайте онлайн библиотеки the-librarian.ru.

Ковер-самолет отзывы

Отзывы читателей о книге Ковер-самолет, автор: Крапивин Владислав Петрович. Читайте комментарии и мнения людей о произведении.

Понравилась книга? Поделитесь впечатлениями – оставьте Ваш отзыв или расскажите друзьям.

Несмотря на то, что в наши дни Интернет уверенно набирает позиции, все больше образованных и интеллигентных людей предпочитают проводить свободное время за чтением книг. Наш сайт предлагает совместить инновации «всемирной паутины» с «поглощением» литературных шедевров. Здесь Вы можете совершенно бесплатно и без регистрации читать онлайн как классические, так и современные тексты.

Ссылка на основную публикацию