Доводы рассудка – краткое содержание романа Джейн Остин (сюжет произведения)

Джейн Остин – Доводы рассудка

Джейн Остин – Доводы рассудка краткое содержание

«Доводы рассудка» Джейн Остин – роман, неподвластный ходу времени. Поразительное по глубине, психологизму и изящному, прозрачному лиризму повествование о судьбе молодой женщины и ее нелегкой, полной неуверенности, ошибок и сомнений любви, это произведение выдержало испытание вот уже несколькими эпохами и не утратило своего искреннего очарования. Идут годы, однако «Доводы рассудка» были и остаются золотой классикой мировой литературы и продолжают поражать воображение новых поколений читательниц.

Доводы рассудка – читать онлайн бесплатно ознакомительный отрывок

Элизабет не в полной мере разделяла безмятежность отца. Тринадцать лет она была хозяйкой Киллинч-холла, управляя и властвуя с самообладанием и твердостью, какие никого б не навели на мысль о том, что она моложе своих лет. Тринадцать лет она отдавала распоряженья, издавала домашние законы, первая шла к карете и тотчас следом за леди Рассел выходила из любой гостиной или столовой в округе. Тринадцать раз рождественский мороз был свидетелем того, как открывала она редкие в сем пустынном краю балы; и тринадцать весен кряду оставляла она цветущие сады ради обольщении большого света, отправляясь с отцом на несколько недель в Лондон. Все это она хорошо помнила; она не забывала, что ей двадцать девять лет, и это чуть-чуть тревожило ее и чуть-чуть огорчало. Она хороша, как прежде, вот и прекрасно, но близился опасный срок, и ей бы уж хотелось наконец знать наверное, что через год-другой она увидит у своих ног благородного искателя с баронетской кровью в жилах; тогда-то сможет она снова взять в руки книгу книг с той же радостью, что и в нежные юные годы; покамест же она к ней охладела. Вечно видеть себя с этой датой рождения и ни с чем более, а дату замужества находить только после даты рождения младшей сестрицы – это хоть кому надоест. И не раз, когда отец забывал любимый том открытым на столике рядом с нею, она, отведя глаза, отодвигала его прочь.

Вдобавок ей пришлось пережить разочарование, о котором книга, и в особенности история собственного ее семейства, постоянно ей напоминала. Предполагаемый наследник, тот самый Уильям Уолтер Эллиот, чьи права так великодушно подчеркивал сэр Уолтер, – он-то ее и разочаровал.

Совсем молоденькой девушкой она узнала, что в случае, если у нее не будет брата, Уильям Уолтер сделается баронетом, и решила, что ей нет никакой причины не выйти за него замуж. Сэр Уолтер всегда находил это решение как нельзя более разумным. Они не знали его мальчиком, но вскоре после смерти леди Эллиот сэр Уолтер стал искать с ним знакомства и, хотя не встретил никакого отклика, настойчиво продолжал старанья, снисходя к очевидной робости, столь извинительной в молодом человеке; и в один из наездов их в Лондон, когда Элизабет была еще в первом цвете юности, мистеру Эллиоту довелось наконец им представиться. Был он тогда совсем молод и погружен в изучение права; Элизабет нашла, что он очень мил, и укрепилась в своих намерениях. Его пригласили в Киллинч-холл. Его ждали, о нем толковали потом целый год; он не явился. Следующей весною он опять был встречен в Лондоне, снова сочтен очень милым, снова обласкан, приглашен; снова его ждали; и снова он не явился, и следующее о нем известие уже было, что он женат. Счастливую судьбу, предначертанную ему как наследнику дома Эллиотов, он променял на купленную независимость, связавши себя с богатой женщиной более низкого рожденья.

Сэр Уолтер обиделся. Как глава рода, он полагал, что у него бы можно спросить совета, после того особенно, как он не раз удостаивал молодого человека на людях своим вниманием. Ибо их могли видеть, указывал сэр Уолтер, однажды в Таттерсоллз <Таттерсоллз – лондонский аукцион чистокровных лошадей, названный по имени его основателя Ричарда Таттерсолла (1724 – 1795)>и дважды в кулуарах Палаты общин. Сэр Уолтер высказал свое неодобрение; однако ж действия оно не возымело. Мистер Эллиот и не подумал извиниться; и в дальнейшем отсутствие знаков внимания к нему со стороны семейства огорчало его в столь же малой мере, в какой, по мнению сэра Уолтера, он и был их достоин. Всякое знакомство было прекращено.

Ужасно неприятная история эта еще и теперь, после многих лет, возмущала Элизабет, которой мистер Эллиот нравился и сам по себе и особенно как отцовский наследник, в ком одном, с ее безупречной фамильной гордостью, усматривала она подходящую партию для старшей дочери сэра Уолтера Эллиота. Ни одного другого баронета от первой и до последней буквы алфавита сердце ее с такой готовностью не признавало за ровню. Но он повел себя до того низко, что и теперь (в 1814 году), нося черную повязку в знак траура по его супруге, она не могла его снова счесть достойным своих мыслей. Позор первого брака еще бы можно простить, тем более что, судя по всему, он не был увековечен наследником, не позволь себе мистер Эллиот нечто более предосудительное; он, однако ж, как любезно доносили им добрые друзья, говорил о них безо всякого почтенья, с легкомысленным небреженьем отзываясь о собственном своем роде и о чести, которая в дальнейшем назначалась ему самому. А уж это непростительно.

Таковы были мысли и соображения Элизабет Эллиот; такие заботы омрачали, такие волненья разнообразили неизменную, блистательную, благополучную и пустую жизнь ее; такие чувства украшали долгое, ровное течение сельского досуга, ибо у нее не было ни привычки отдавать его на служенье ближним, ни талантов и занятий увлекательных, которые отнимали бы его.

Но вот уму ее представилось вдруг новое отвлечение. Отца стали одолевать денежные заботы. Она знала, что теперь он берется за «Книгу баронетов», чтобы увести свои помыслы от изобильных счетов и пренеприятнейших намеков мистера Шеперда, своего поверенного. Киллинч был хорошее поместье, однако ж не вполне отвечал понятиям сэра Уолтера об образе жизни, приличном его владельцу. Покуда жива была леди Эллиот, хозяйственная опытность ее и умеренность удерживали сэра Уолтера в границах его дохода; но вместе с нею ушло и благоразумие, и ныне сэр Уолтер неизменно тратил более, нежели предполагал его доход. Меньше решительно нельзя и было ему тратить; он позволял себе лишь то, что неукоснительно требовалось для сэра Уолтера Эллиота; и хотя упрекнуть его положительно мы не вправе, он не только все более погрязал в долгах, но так часто принужден был с них слышать, что сделалось наконец невозможно и долее утаивать их от дочери. Он мягко намекнул ей о них прошедшей весною в Лондоне; дошел даже и до того, что сказал: «Не сократить ли нам расходы? Как ты полагаешь, нельзя ли нам хотя бы в чем-нибудь их урезать?» И Элизабет, надобно ей отдать должное, в первом порыве нежной женской отзывчивости, тотчас усердно задумалась над его словами и предложила в конце концов две статьи экономии: отказаться от глупой благотворительности и покамест не обставлять гостиную заново; и уж потом только пришла ей в голова новая счастливая мысль не везти на сей раз из Лондона подарка для Энн, как повелось было у них ежегодно. Но мер этих, при всей их разумности, недостаточно было для предотвращения зла, которое сэр Уолтер принужден был вскоре открыть перед нею полностью. Элизабет, однако, не могла уже предложить ничего более действенного. Она полагала себя несчастной и обойденной, как и отец ее; и ни один из них не видел способа ограничить расходы, не роняя при этом достоинства и непосильно не жертвуя собственными удовольствиями.

Джейн Остен – Доводы рассудка

Джейн Остен – Доводы рассудка краткое содержание

Доводы рассудка читать онлайн бесплатно

Сэр Уолтер Эллиот из Киллинч-холла в Сомерсете был не такой человек, чтобы собственного удовольствия ради брать в руки другую какую-нибудь книгу, кроме «Книги баронетов». В ней искал он занятий в час досуга и рассеяния в час печали; в ней рассматривал он немногие из древних уцелевших грамот, возносясь духом от восторга и почтения; в ней пропускал он бессчетные почти имена выскочек минувшего века с жалостью и презреньем, легко уводившими его помыслы от обременительных мирских забот; и в ней же, когда уж не помогали все прочие страницы, всегда он мог с живым интересом прочесть собственную историю; на этом месте и открывался обыкновенно любимый том:

«Эллиот из Киллинч-холла.

Уолтер Эллиот, рожденный марта 1 дня 1760 года, сочетался браком июля 5 дня 1784 года с Элизабет, дочерью Джеймса Стивенсона, поместье Саут-парк, что в Глостерском графстве. От каковой супруги (скончавшейся в 1800 году) произвел он на свет Элизабет, рожденную июня 1 дня 1785 года; Энн, рожденную августа 9 дня 1787 года; мертворожденного сына, ноября 5 дня 1789 года; Мэри, рожденную ноября 20 дня 1791 года».

В таком точно виде вышло некогда сие введение из рук печатника; однако сэр Уолтер усовершенствовал его, добавив для собственного сведения и для сведения потомков после года рождения Мэри следующие слова: «Сочеталась браком декабря 16 дня 1810 года с Чарлзом, сыном и наследником Чарлза Мазгроува, поместье Апперкросс, что в Сомерсетском графстве», и присовокупив день и месяц к тому году, когда лишился он супруги.

Далее, как водится, следовала история восхождения древнего и славного семейства; как впервые обосновалось оно в Чешире; как затем обнаружилось в Дагдэйле, подарив округу нескольких шерифов и представителей в трех парламентах кряду, как выказывали сыны его верность короне и обрели баронетское достоинство в первый год правления Карла Второго[1] — с перечислением всех Элизабет и Мэри, которых брали они себе в жены; всё это составляло целых две страницы в осьмушку и заключалось гербом и девизом: «Главное поместье Киллинч-холл», после чего, уже снова рукою сэра Уолтера, было начертано: «Предполагаемый наследник Уильям Уолтер Эллиот, правнук второго сына Уолтера».

Тщеславие составляло главную черту в натуре сэра Уолтера. Тщеславился он своими качествами и положением. В молодости он был до чрезвычайности хорош собой; и в пятьдесят четыре года черты его еще сохраняли привлекательность. Редко какая красавица так печется о своей свежести, как заботился о ней сэр Уолтер, и едва ли камердинер новоиспеченного лорда может более восхищаться своим положением в обществе. Выше дара красоты ставил сэр Уолтер единственно благословение баронетства; а счастливо сочетая оба эти преимущества, и был он постоянным предметом собственного искреннего преклонения и преданности.

Благообразие его и титул вполне, однако, стоили такой признательности, ибо не иначе как благодаря им и обзавелся он супругой, с которой решительно не мог бы состязаться прочими своими качествами.

Леди Эллиот была в самом деле женщина необыкновенная по уму и сердцу; ее поступки и сужденья, кроме разве юной ветрености, превратившей ее однажды в леди Эллиот, никогда потом не нуждались в оправданиях. Она скрывала, ублажала и умеряла его слабости и пестовала то, что находила в нем достойного, целых семнадцать лет; и хотя самое ее нельзя было назвать счастливейшей женщиной, домашние заботы, дети и обязанности дружбы привязывали ее к жизни, и потому ей жаль было с нею расстаться, когда пришлось их оставить. Нелегко матери завещать в наследство трех дочерей, из которых старшим шестнадцать и четырнадцать лет; подлинное наказание передавать их руководству и попечениям глупого, суетного родителя. Но была у нее подруга, умная и достойная женщина, по нежной к ней любви поселившаяся в деревне Киллинч; и на нее и полагала все надежды леди Эллиот, зная, что советом и добротою та поможет дочерям исполнить последние ее горькие наставления.

Подруга эта и сэр Уолтер, однако, не сочетались браком, обманывая все ожидания знакомцев. Тринадцать лет минули со дня кончины леди Эллиот, а они все оставались душевные друзья и близкие соседи; и она по-прежнему была вдова, а он вдовец.

То, что леди Рассел, при ее степенных летах и характере, и к тому же со средствами, не спешила связать себя новыми узами, не нуждается в оправданиях перед публикой, ибо женщина почему-то вызывает ее недовольство не тогда, когда воздерживается от повторного брака, а совершенно даже напротив. Упорное же вдовство сэра Уолтера, кажется, потребует объяснений. Да будет, однако, известно, что сэр Уолтер, преданный отец (после нескольких тайных разочарований, связанных с весьма необдуманными ходатайствами), гордился тем, что не женится ради милых своих дочерей. Ради одной дочери, самой старшей, он и в самом деле готов был отказаться положительно от всего, чего только самому бы ему не очень хотелось. В шестнадцать лет Элизабет наследовала, сколько возможно, все права и влияние своей матери; а коль скоро была она хороша собой и вся в него, то он всегда к ней и прислушивался и они жили душа в душу. Двух других дочерей он куда менее жаловал. Мэри, правда, еще приобрела некоторый вес, сделавшись миссис Мазгроув; но Энн, которая прелестью ума и тонким складом души легко бы завоевала самое глубокое уважение судей понимающих, в глазах отца и сестрицы была совершенное ничто. Ее сужденья не спрашивали, с ее желаньем не считались — она была всего-навсего Энн — и только.

Зато для леди Рассел она была самой дорогой крестницей, любимицей и другом. Леди Рассел любила всех сестер; но только в Энн видела она словно ожившие черты покойной матери.

Всего несколько лет назад Энн Эллиот была прехорошенькая, но красота ее рано поблекла; и если даже в ее зените отец находил в дочери мало привлекательного (столь несхожи были ее милые черты и кроткие темные глаза с его собственными), то теперь, когда она сделалась худая и бледная, он и вовсе ставил ее ни во что. Он и прежде не очень рассчитывал, а теперь потерял и последнюю надежду когда-нибудь прочесть ее имя на другой странице любимого сочинения. Только Элизабет могла еще поддержать честь рода; Мэри — та просто связала себя со старинной помещичьей семьей, почтенной и богатой, стало быть, им оказавши честь, а себе не приобретя никакой. А уж Элизабет рано или поздно найдет себе мужа под пару.

Читайте также:  Герцен - краткое содержание произведений

Бывает иногда, что женщина в двадцать девять лет даже прекрасней, нежели была она десятью годами ранее, и, вообще говоря, если не вмешались болезнь и забота, это — далеко еще не возраст увядания. Так было с Элизабет; все та же красавица Элизабет, какой узнали ее тринадцать лет назад; а потому и стоит простить сэра Уолтера, забывавшего ее годы, и, уж во всяком случае, не судить его слишком строго за то, что себя и Элизабет он почитал цветущими, как прежде, в то время как все вокруг теряли всякое благообразие; а ведь он явственно замечал, как стареются знакомые и родные. Энн отощала, Мэри огрубела, подурнели все ближние; и ужасно неприятно было ему видеть эти гусиные лапки вокруг глаз у леди Рассел.

Элизабет не в полной мере разделяла безмятежность отца. Тринадцать лет она была хозяйкой Киллинч-холла, управляя и властвуя с самообладанием и твердостью, какие никого б не навели на мысль о том, что она моложе своих лет. Тринадцать лет она отдавала распоряженья, издавала домашние законы, первая шла к карете и тотчас следом за леди Рассел выходила из любой гостиной или столовой в округе. Тринадцать раз рождественский мороз был свидетелем того, как открывала она редкие в сем пустынном краю балы; и тринадцать весен кряду оставляла она цветущие сады ради обольщении большого света, отправляясь с отцом на несколько недель в Лондон. Все это она хорошо помнила; она не забывала, что ей двадцать девять лет, и это чуть-чуть тревожило ее и чуть-чуть огорчало. Она хороша, как прежде, вот и прекрасно, но близился опасный срок, и ей бы уж хотелось наконец знать наверное, что через год-другой она увидит у своих ног благородного искателя с баронетской кровью в жилах; тогда-то сможет она снова взять в руки книгу книг с той же радостью, что и в нежные юные годы; покамест же она к ней охладела. Вечно видеть себя с этой датой рождения и ни с чем более, а дату замужества находить только после даты рождения младшей сестрицы — это хоть кому надоест. И не раз, когда отец забывал любимый том открытым на столике рядом с нею, она, отведя глаза, отодвигала его прочь.

Вдобавок ей пришлось пережить разочарование, о котором книга, и в особенности история собственного ее семейства, постоянно ей напоминала. Предполагаемый наследник, тот самый Уильям Уолтер Эллиот, чьи права так великодушно подчеркивал сэр Уолтер, — он-то ее и разочаровал.

Рецензии на книгу « Доводы рассудка »

Джейн Остин

ISBN:978-5-227-04495-2
Год издания:2013
Издательство:Центрполиграф
Серия:Fiction
Язык:Русский

Энн Эллиот обладала привлекательной наружностью, тонким умом и мягким, спокойным нравом. Она могла бы стать счастливой, выйдя замуж за лейтенанта Фредерика Вентворта, с которым ее связывало глубокое и сильное чувство, но отказала ему, уступив благоразумным доводам родных и своего тщеславного отца, посчитавшего подобный брак крайне унизительным для благородного рода Эллиотов. Спустя восемь с половиной лет, в которые Энн ни одного дня не забывала о своей любви, она снова встречает Вентворта, теперь уже славного капитана и состоятельного человека, но не надеется найти в нем прежнее чувство и прощение за предательство…

Лучшая рецензия на книгу

Признаюсь, после столь впечатлившей меня книги Джейн Остин – Чувство и чувствительность , я ожидала чего-то большего. По факту мне показалось, что я уже видела подобное в других прочитанных книгах автора: та же милая и не слишком очаровательная девушка, тот же объект воздыханий, на которого и смотреть неловко. Все изначально ясно, но благодаря слогу автора (или переводчика, не могу сказать в точности) растянуто на несколько сот страниц.
Но и это еще не самое страшное. Дело в том, что больше, чем полкниги, я привыкала к героям, пыталась запомнить их отличительные черты, и это удалось мне с большим трудом. Все эти родственники (близкие и дальние, и их пропасть как много) были как будто на одно лицо.
А еще мне недоставало динамики в сюжете: уж слишком долго писательница знакомила читателя с героями, заставляла вдумываться в какие-то малозначительные и малоинтересные факты, пока наконец-то “закрутилась история”.
Я отчаянно пыталась вжиться в историю, полюбить героев, но, увы, мне это не удалось.

Признаюсь, после столь впечатлившей меня книги Джейн Остин – Чувство и чувствительность , я ожидала чего-то большего. По факту мне показалось, что я уже видела подобное в других прочитанных книгах автора: та же милая и не слишком очаровательная девушка, тот же объект воздыханий, на которого и смотреть неловко. Все изначально ясно, но благодаря слогу автора (или переводчика, не могу сказать в точности) растянуто на несколько сот страниц.
Но и это еще не самое страшное. Дело в том, что больше, чем полкниги, я привыкала к героям, пыталась запомнить их отличительные черты, и это удалось мне с большим трудом. Все эти родственники (близкие и дальние, и их пропасть как много) были как будто на одно лицо.
А еще мне недоставало динамики в сюжете: уж слишком долго писательница знакомила читателя… Развернуть

Кураторы

Поделитесь своим мнением об этой книге, напишите рецензию!

Рецензии читателей

С большой симпатией относясь к романам Джейн Остин, я все же не очень высоко оценила «Доводы рассудка» . В нем все как полагается, привлекательная героиня, приятный герой, долгая дорога к друг другу через понимание того, что это и есть твоя половинка, счастливый конец и т.д. Но героиня для меня совсем никакая, Энн Эллиот не обладает индивидуальностью, просто барышня без единой яркой черточки. Даже самоуверенная Эмма из одноименного романа или любительница готических романов Кэтрин, не говоря уж о Лиззи Беннет, оставили больше воспоминаний, чем кроткая правильная Энн. Словно автор расчертила на бумаге – вот хорошие герои, вот плохие, вот никакие – и расставила фигурки на свои поля . Там они и действуют в полном соответствии со своими характеристиками. Как в самом начале Элизабет и папенька были легкомысленными недалекими одуванчиками, а Мэри скучной домовитой клушей, поглощенной своими болезнями, так и остались таковыми к концу истории. Поэтому совершенно непонятно, какого знака свыше ждал положительный капитан Уэнтворт, чтобы понять, что старая любовь никуда не делась, только постарела и приувяла.

И привычный юмор Остин поскучнел, то ли повзрослев (41 год, по меркам того общества – солидная матрона) она решила стать серьезнее, но вместе с солидностью ее роман приобрел и оттенок скуки. А может быть, просто не успела отредактировать его и подготовить к печати? Лучше думать так.

Игра в классики
+
Клуб Austenland
+
Собери их всех, Дуэльный зал

С большой симпатией относясь к романам Джейн Остин, я все же не очень высоко оценила «Доводы рассудка» . В нем все как полагается, привлекательная героиня, приятный герой, долгая дорога к друг другу через понимание того, что это и есть твоя половинка, счастливый конец и т.д. Но героиня для меня совсем никакая, Энн Эллиот не обладает индивидуальностью, просто барышня без единой яркой черточки. Даже самоуверенная Эмма из одноименного романа или любительница готических романов Кэтрин, не говоря уж о Лиззи Беннет, оставили больше воспоминаний, чем кроткая правильная Энн. Словно автор расчертила на бумаге – вот хорошие герои, вот плохие, вот никакие – и расставила фигурки на свои поля . Там они и действуют в полном соответствии со своими характеристиками. Как в самом начале Элизабет и… Развернуть

Когда хочется прочесть что-нибудь лёгкое и романтичное, нужно смело обращаться к произведениям Д. Остен, что я и сделала в этот раз.
Сама история проста, сюжет ее вовсе не будет в новинку опытному читателю: мололая девушка открывается от предложения руки и сердца любимого человека, покорившись доводами рассудка и наставления опытных родственников, которые “знают как лучше”. Немудрено догадаться, как дальше складывалась жизнь героини, лишённой любви, но преисполненной светлых надежд на счастливое будущее.

Следует заметить, что в этом романе весьма гармонично сочетаются элементы романтизма и реализма.
И хотя бытует мнение, что данный роман интереснее и “качественнее” нежели “Гордости и предубеждения”, я с этим не могу согласиться.

Период запойного чтения романов Джейн Остин уже давно миновал (лет 10 назад), но роман “Доводы рассудка” отчего-то тогда прошел мимо меня или я прошла мимо него. Решила вспомнить былое, но то ли такая литература меня более не привлекает, то ли “Доводы рассудка” действительно самый скучный и неинтересный роман Джейн Остин. Даже “Нортенгерское аббатство”, которое все ругают, мне понравилось в разы больше.
Попытаюсь разобраться. Энн Эллиот в 19-летнюю пору влюбляется в морского лейтенанта (если я не ошиблась в звании) Фредерика Уэнтуорта без какого-нибудь достойного состояния и знатного происхождения. Фредерек также без ума от Энн и в порыве пылкой любви делает девушке предложение, обещав в скором времени позаботиться о будущем и поправить свое финансовое состояние. Девушка согласна, но вот тщеславный отец баронет Уолтер Эллиот и знатная подруга леди Рассел оказываются против такого недостойного союза, и Энн, опираясь на весомые доводы рассудка, отказывает Фредерику.
Спустя 8 лет Фредерик возвращается уже капитаном Уэнуортом с приличным состоянием. Любит ли он все еще Энн? Ведь она-то его точно не забыла – об этом роман. Почему он так скучен?
Потому что Энн у Джейн Остин получилась совсем никакой – ни заурядного ума, ни смекалки, ни живости и твердости характера. Серая скучная Энн, которую отчего-то все вокруг любили. Да, она не похожа была на своих глупых сестер, щебечущих о всяких пустяках и сплетнях, в ней не было себялюбия и тщеславия. Да, на фоне других второстепенных персонажей Энн действительно выделяется, но поставь ее в один ряд с героинями других романов Джейн Остин и она просто потеряется на их фоне. В общем, не ясно, почему Фредерик все эти 8 лет любил Энн и ничуть в ней не разочаровался. Ко всему прочему большая часть текста быа скучна и не интересна, совершенно не богата на события – какое-то бесконечно-цикличное хождение в гости друг к другу. Мое сердце чуточку встревожилось только на чтении письма-признания Фредерика, но этого слишком мало, чтобы книга понравилась.

Период запойного чтения романов Джейн Остин уже давно миновал (лет 10 назад), но роман “Доводы рассудка” отчего-то тогда прошел мимо меня или я прошла мимо него. Решила вспомнить былое, но то ли такая литература меня более не привлекает, то ли “Доводы рассудка” действительно самый скучный и неинтересный роман Джейн Остин. Даже “Нортенгерское аббатство”, которое все ругают, мне понравилось в разы больше.
Попытаюсь разобраться. Энн Эллиот в 19-летнюю пору влюбляется в морского лейтенанта (если я не ошиблась в звании) Фредерика Уэнтуорта без какого-нибудь достойного состояния и знатного происхождения. Фредерек также без ума от Энн и в порыве пылкой любви делает девушке предложение, обещав в скором времени позаботиться о будущем и поправить свое финансовое состояние. Девушка согласна, но вот… Развернуть

Как же я боялась взяться за другие книги Джейн Остен описать трудно. А все потому, что “Гордость и предубеждение” навсегда в моем сердце, это книга одна из любимых и я ее временами перечитываю. А боялась я разочароваться. Но мои страхи не оправдались, чему я очень рада! Такой же прекрасный язык, описание, и герои, что интригуют.

Главная героиня Энн показала себя из лучшей стороны, а вот ее избранник Фредерик Уэнтворт, хоть и понравился мне, держал обиду долго, будто школьник. Ну да ладно, главное, что все закончилось. Мне понравились друзья главных героев, но семья Энн, это нечто невообразимое. Отец, что обращает свое внимание только на старшую дочь, о других совсем не думает, главным для него является титул и внешность. Старшая сестра Элизабет всегда была первой, любит командовать всеми вокруг. Но младшая сестра Энн Мэри. мне постоянно приходилось вспоминать, что она то и есть младшая и ей до 27 лет, но вела она будто ей далеко за 50. Странная особа.

Конечно, “Доводы рассудка” для меня не побеждают “Гордость и предубеждение”, но книга очень хороша. Нужно еще и фильм посмотреть в скором будущем)

Как же я боялась взяться за другие книги Джейн Остен описать трудно. А все потому, что “Гордость и предубеждение” навсегда в моем сердце, это книга одна из любимых и я ее временами перечитываю. А боялась я разочароваться. Но мои страхи не оправдались, чему я очень рада! Такой же прекрасный язык, описание, и герои, что интригуют.

Главная героиня Энн показала себя из лучшей стороны, а вот ее избранник Фредерик Уэнтворт, хоть и понравился мне, держал обиду долго, будто школьник. Ну да ладно, главное, что все закончилось. Мне понравились друзья главных героев, но семья Энн, это нечто невообразимое. Отец, что обращает свое внимание только на старшую дочь, о других совсем не думает, главным для него является титул и внешность. Старшая сестра Элизабет всегда была первой, любит командовать… Развернуть

Читайте также:  Хаджи-Мурат - краткое содержание повести Льва Толстого (сюжет произведения)

Вот на данный момент – это самое худшее, что я прочитала у остин. Отдельное “неспасибо” хочется сказать переводчику. В электронке нашла всего один вариант книги, может, их больше, значит мне конкретно так не повезло. Но вообще сильно хотелось поинтересоваться, а родной ли вообще русский язык для “мастера худ. перевода”? Или издательство на голубом глазу дало автопереводчику имя в награду за “прекрасную” работу.
Ибо текст пестрит перлами, которые вроде как и существуют в русском языке, но безнадежно устарели. И малопонятно какого вообще черта употреблять их при переводе иностранного текста. А построение предложений – это отдельный демонический ахтунг. Да вот самое начало:

Сэр Уолтер Эллиот из Киллинч-холла в Сомерсете был не такой человек, чтобы собственного удовольствия ради брать в руки другую какую-нибудь книгу, кроме «Книги баронетов».

То есть нормально, по-человечески расставить слова – это как бы не судьба, совсем не судьба. И весь, совершенно весь текст вот такой перекореженный, и временами даже теряется смысл прочитанного из-за “невероятных новаторских нововведений”.

Ну, и, собственно, сама песня все о том же. Есть некая мисс, не красавица, но и не уродка. С семейством в этом варианте истории ей совсем не повезло. Папаша – франт и эгоист, одна сестра – глупа и высокомерна, вторая – глупа и взбалмошна. И, благодаря их молчаливому неодобрению и влиянию приятельницы семейства, в юности наша мисс отказала неперспективному жениху и теперь кукует в девах. А дело-то идет аж к тридцати годкам.

И тут становится совсем печально. Ибо папаша поиздержался, а бывший жених взял и преуспел: сделал карьеру на флоте и разбогател. Поэтому мисс очень страдает в течении всей истории, но стойко проявляет и проявляет свою волшебную исключительность в условиях окружения посредственными тетками и девицами. То есть она просто законченная мэри сью в худшем понимании этого термина.
И даже поблекшие краски в какой-то момент берут и возвращаются на морду ея лица, и все: конкуренток точно больше нету, так что у бедного капитана как бы ноль шансов. И приходится ему снова влюбляться, и все такое.

Между тем нашу мисс осаждает еще один поклонник. Но он, конечно же, и в подметки не годится моряку, и вообще законченный подлец. Чтобы убедиться в этом, она опять и снова читает чужое письмо, которое вручают с помпой в качестве доказательства. И честно сказать, чего-то я не понимаю, видимо, но во всех книгах, что я прочитала у остин, все ее идеальные героини жрут чужие письма километрами и килограммами и при этом считают себя безупречными. Нда.

Может быть, книгу спас бы легкий саркастический юмор, который свойствен перу остин, но тут все просто убийственно серьезно (вина топорного перевода или состояние духа самой писательницы – мне неизвестно), но результат печален – это кранты.

Прочитано и написано в рамках игры “Мужчина и женщина”.

Вот на данный момент – это самое худшее, что я прочитала у остин. Отдельное “неспасибо” хочется сказать переводчику. В электронке нашла всего один вариант книги, может, их больше, значит мне конкретно так не повезло. Но вообще сильно хотелось поинтересоваться, а родной ли вообще русский язык для “мастера худ. перевода”? Или издательство на голубом глазу дало автопереводчику имя в награду за “прекрасную” работу.
Ибо текст пестрит перлами, которые вроде как и существуют в русском языке, но безнадежно устарели. И малопонятно какого вообще черта употреблять их при переводе иностранного текста. А построение предложений – это отдельный демонический ахтунг. Да вот самое начало:

Сэр Уолтер Эллиот из Киллинч-холла в Сомерсете был не такой человек, чтобы собственного удовольствия ради брать в…

Джейн Остен – Доводы рассудка

99 Пожалуйста дождитесь своей очереди, идёт подготовка вашей ссылки для скачивания.

Скачивание начинается. Если скачивание не началось автоматически, пожалуйста нажмите на эту ссылку.

Описание книги “Доводы рассудка”

Описание и краткое содержание “Доводы рассудка” читать бесплатно онлайн.

Только Джейн Остен может написать книгу с таким, на первый взгляд, банальным сюжетом так глубоко и со своей изюминкой.

Эта история девушки Энн, которая поддавшись доводам рассудка и советам, отказала молодому человеку, которого любила. Но все не так просто. Спустя много лет жизнь снова сталкивает их вместе. Они долго пытаются избегать общества друг друга, но былые чувства вспыхивают с новой силой и к ним прибавляется мудрость, которая пришла к ним с возрастом.

Джейн Остен не прощает своим героям эгоизма и циничности. Всех, кто не был чист и думал только о себе, она оставляет практически ни с чем. А всем тем, кто открыт душой и умеет пылко чувствовать, она прощает ошибки прошлого и награждает заслуженным счастьем.

Язык Джейн Остен приятно очаровывает – в нем нет излишеств, но при этом он изящный и лаконичный.

Замечательная и легкая история разумной и рассудительной Энн не оставит равнодушным любителей качественной литературы.

Сэр Уолтер Эллиот из Киллинч-холла в Сомерсете был не такой человек, чтобы собственного удовольствия ради брать в руки другую какую-нибудь книгу, кроме «Книги баронетов». В ней искал он занятий в час досуга и рассеяния в час печали; в ней рассматривал он немногие из древних уцелевших грамот, возносясь духом от восторга и почтения; в ней пропускал он бессчетные почти имена выскочек минувшего века с жалостью и презреньем, легко уводившими его помыслы от обременительных мирских забот; и в ней же, когда уж не помогали все прочие страницы, всегда он мог с живым интересом прочесть собственную историю; на этом месте и открывался обыкновенно любимый том:

“Эллиот из Киллинч-холла.

Уолтер Эллиот, рожденный марта 1 дня 1760 года, сочетался браком июля 5 дня 1784 года с Элизабет, дочерью Джеймса Стивенсона, поместье Саут-парк, что в Глостерском графстве. От каковой супруги (скончавшейся в 1800 году) произвел он на свет Элизабет, рожденную июня 1 дня 1785 года; Энн, рожденную августа 9 дня 1787 года; мертворожденного сына, ноября 5 дня 1789 года; Мэри, рожденную ноября 20 дня 1791 года”.

В таком точно виде вышло некогда сие введение из рук печатника; однако сэр Уолтер усовершенствовал его, добавив для собственного сведения и для сведения потомков после года рождения Мэри следующие слова: «Сочеталась браком декабря 16 дня 1810 года с Чарлзом, сыном и наследником Чарлза Мазгроува, поместье Апперкросс, что в Сомерсетском графстве», и присовокупив день и месяц к тому году, когда лишился он супруги.

Далее, как водится, следовала история восхождения древнего и славного семейства; как впервые обосновалось оно в Чешире; как затем обнаружилось в Дагдэйле, подарив округу нескольких шерифов и представителей в трех парламентах кряду, как выказывали сыны его верность короне и обрели баронетское достоинство в первый год правления Карла Второго[1] – с перечислением всех Элизабет и Мэри, которых брали они себе в жены; всЈ это составляло целых две страницы в осьмушку и заключалось гербом и девизом: «Главное поместье Киллинч-холл», после чего, уже снова рукою сэра Уолтера, было начертано: «Предполагаемый наследник Уильям Уолтер Эллиот, правнук второго сына Уолтера».

Тщеславие составляло главную черту в натуре сэра Уолтера. Тщеславился он своими качествами и положением. В молодости он был до чрезвычайности хорош собой; и в пятьдесят четыре года черты его еще сохраняли привлекательность. Редко какая красавица так печется о своей свежести, как заботился о ней сэр Уолтер, и едва ли камердинер новоиспеченного лорда может более восхищаться своим положением в обществе. Выше дара красоты ставил сэр Уолтер единственно благословение баронетства; а счастливо сочетая оба эти преимущества, и был он постоянным предметом собственного искреннего преклонения и преданности.

Благообразие его и титул вполне, однако, стоили такой признательности, ибо не иначе как благодаря им и обзавелся он супругой, с которой решительно не мог бы состязаться прочими своими качествами.

Леди Эллиот была в самом деле женщина необыкновенная по уму и сердцу; ее поступки и сужденья, кроме разве юной ветрености, превратившей ее однажды в леди Эллиот, никогда потом не нуждались в оправданиях. Она скрывала, ублажала и умеряла его слабости и пестовала то, что находила в нем достойного, целых семнадцать лет; и хотя самое ее нельзя было назвать счастливейшей женщиной, домашние заботы, дети и обязанности дружбы привязывали ее к жизни, и потому ей жаль было с нею расстаться, когда пришлось их оставить. Нелегко матери завещать в наследство трех дочерей, из которых старшим шестнадцать и четырнадцать лет; подлинное наказание передавать их руководству и попечениям глупого, суетного родителя. Но была у нее подруга, умная и достойная женщина, по нежной к ней любви поселившаяся в деревне Киллинч; и на нее и полагала все надежды леди Эллиот, зная, что советом и добротою та поможет дочерям исполнить последние ее горькие наставления.

Подруга эта и сэр Уолтер, однако, не сочетались браком, обманывая все ожидания знакомцев. Тринадцать лет минули со дня кончины леди Эллиот, а они все оставались душевные друзья и близкие соседи; и она по-прежнему была вдова, а он вдовец.

То, что леди Рассел, при ее степенных летах и характере, и к тому же со средствами, не спешила связать себя новыми узами, не нуждается в оправданиях перед публикой, ибо женщина почему-то вызывает ее недовольство не тогда, когда воздерживается от повторного брака, а совершенно даже напротив. Упорное же вдовство сэра Уолтера, кажется, потребует объяснений. Да будет, однако, известно, что сэр Уолтер, преданный отец (после нескольких тайных разочарований, связанных с весьма необдуманными ходатайствами), гордился тем, что не женится ради милых своих дочерей. Ради одной дочери, самой старшей, он и в самом деле готов был отказаться положительно от всего, чего только самому бы ему не очень хотелось. В шестнадцать лет Элизабет наследовала, сколько возможно, все права и влияние своей матери; а коль скоро была она хороша собой и вся в него, то он всегда к ней и прислушивался и они жили душа в душу. Двух других дочерей он куда менее жаловал. Мэри, правда, еще приобрела некоторый вес, сделавшись миссис Мазгроув; но Энн, которая прелестью ума и тонким складом души легко бы завоевала самое глубокое уважение судей понимающих, в глазах отца и сестрицы была совершенное ничто. Ее сужденья не спрашивали, с ее желаньем не считались – она была всего-навсего Энн – и только.

Зато для леди Рассел она была самой дорогой крестницей, любимицей и другом. Леди Рассел любила всех сестер; но только в Энн видела она словно ожившие черты покойной матери.

Всего несколько лет назад Энн Эллиот была прехорошенькая, но красота ее рано поблекла; и если даже в ее зените отец находил в дочери мало привлекательного (столь несхожи были ее милые черты и кроткие темные глаза с его собственными), то теперь, когда она сделалась худая и бледная, он и вовсе ставил ее ни во что. Он и прежде не очень рассчитывал, а теперь потерял и последнюю надежду когда-нибудь прочесть ее имя на другой странице любимого сочинения. Только Элизабет могла еще поддержать честь рода; Мэри – та просто связала себя со старинной помещичьей семьей, почтенной и богатой, стало быть, им оказавши честь, а себе не приобретя никакой. А уж Элизабет рано или поздно найдет себе мужа под пару.

Бывает иногда, что женщина в двадцать девять лет даже прекрасней, нежели была она десятью годами ранее, и, вообще говоря, если не вмешались болезнь и забота, это – далеко еще не возраст увядания. Так было с Элизабет; все та же красавица Элизабет, какой узнали ее тринадцать лет назад; а потому и стоит простить сэра Уолтера, забывавшего ее годы, и, уж во всяком случае, не судить его слишком строго за то, что себя и Элизабет он почитал цветущими, как прежде, в то время как все вокруг теряли всякое благообразие; а ведь он явственно замечал, как стареются знакомые и родные. Энн отощала, Мэри огрубела, подурнели все ближние; и ужасно неприятно было ему видеть эти гусиные лапки вокруг глаз у леди Рассел.

Элизабет не в полной мере разделяла безмятежность отца. Тринадцать лет она была хозяйкой Киллинч-холла, управляя и властвуя с самообладанием и твердостью, какие никого б не навели на мысль о том, что она моложе своих лет. Тринадцать лет она отдавала распоряженья, издавала домашние законы, первая шла к карете и тотчас следом за леди Рассел выходила из любой гостиной или столовой в округе. Тринадцать раз рождественский мороз был свидетелем того, как открывала она редкие в сем пустынном краю балы; и тринадцать весен кряду оставляла она цветущие сады ради обольщении большого света, отправляясь с отцом на несколько недель в Лондон. Все это она хорошо помнила; она не забывала, что ей двадцать девять лет, и это чуть-чуть тревожило ее и чуть-чуть огорчало. Она хороша, как прежде, вот и прекрасно, но близился опасный срок, и ей бы уж хотелось наконец знать наверное, что через год-другой она увидит у своих ног благородного искателя с баронетской кровью в жилах; тогда-то сможет она снова взять в руки книгу книг с той же радостью, что и в нежные юные годы; покамест же она к ней охладела. Вечно видеть себя с этой датой рождения и ни с чем более, а дату замужества находить только после даты рождения младшей сестрицы – это хоть кому надоест. И не раз, когда отец забывал любимый том открытым на столике рядом с нею, она, отведя глаза, отодвигала его прочь.

Читайте также:  Фома Гордеев - Краткое содержание повести Горького (сюжет произведения)

Вдобавок ей пришлось пережить разочарование, о котором книга, и в особенности история собственного ее семейства, постоянно ей напоминала. Предполагаемый наследник, тот самый Уильям Уолтер Эллиот, чьи права так великодушно подчеркивал сэр Уолтер, – он-то ее и разочаровал.

Доводы рассудка

НазваниеСтр.
Джейн Остен Доводы рассудка1
Глава I1
Глава II2
Глава III3
Глава IV5
Глава V6
Глава VI8
Глава VII11
Глава VIII13
Глава IX15
Глава X16
Глава XI19
Глава XII21
Глава XIII24
Глава XIV26
Глава XV27
Глава XVI29
Глава XVII30
Глава XVIII33
Глава XIX35
Глава XX37
Глава XXI39
Глава XXII43
Глава XXIII46
Глава XXIV50
Комментарии51

«Доводы рассудка» Джейн Остен — роман, не подвластный ходу времени. Поразительное по глубине, психологизму и изящному, прозрачному лиризму повествование о судьбе молодой женщины и ее нелегкой, полной неуверенности, ошибок и сомнений любви. Это произведение выдержало испытание вот уже несколькими эпохами и не утратило своего искреннего очарования. Идут годы, однако «Доводы рассудка» были и остаются золотой классикой мировой литературы и продолжают поражать воображение новых поколений читательниц…

Джейн Остин «Доводы рассудка»

Роман написан Джейн Остен в 1816 году за два месяца до кончины. Опубликован посмертно. Как и все предыдущие произведения он полюбился многим читателям за интересное повествование, отличное раскрытие характеров главных героев и эмоциональность.

В наши дни по книге Остен «Доводы рассудка» снято много одноимённых художественных фильмов и мини-сериалов. Тема неравных браков и связанных с этим проблем как действительных, так и надуманных по-прежнему актуальна.

Краткая биография Джейн Остин

Появилась на свет Джейн Остен 16 декабря 1775 года в Стивентоне в семье приходского священника. Отец Джордж и мать Кассандра происходили из старинных родов. Родители были очень образованными людьми и дали всем своим восьмерым детям хорошее образование.

О жизни английской писательницы мало известно, но некоторые факты можно узнать из переписки с сестрой Кассандрой, с которой они были очень близки. Так, из писем нам известно, что Джейн была остроумной, любознательной и невероятно острой на язык.

Остин следила за модой, посещала балы, интересовалась кавалерами и в шутливой форме вела дискуссии с многочисленными родственниками. Стиль написания и темы, которые она затрагивала свидетельствуют о её всестороннем развитии и недюжинном интеллекте.

Джейн стремилась к знаниям и пробовала учиться в высших учебных заведениях, но в одном из них она заболела тифом, а в другом не выдержала равнодушия к учёбе преподавателей. В итоге образование Джейн получила, как и многие дамы того времени дома.

Отец приложил все силы, что оно было максимально лучшим. Домашнее обучение наложило определённый отпечаток на творчество Джейн. К тому же она жила в исторические времена. В Америке шла война за независимость, во Франции бушевала революция, в Ирландии произошло крупное восстание.

Хотя в своих книгах она не описывала эти события, но они, безусловно, давали писательнице вдохновение и источником идей. Личная жизнь у Остин не сложилась. Хотя она была внешне довольно привлекательная, но свою пару найти не смогла. Ушла из жизни Джейн Остен в 1817 году. Ей было всего 41 год.

Краткий сюжет

С большим чувством Джейн Остин описала ситуацию, когда девушка из богатой семьи, отвергла предложение выйти замуж за любимого человека, но беднее её. Сердце главной героини Энн Элиот подсказывало, что вдвоём они будут счастливы, но доводы рассудка ложно подсказали неправильное решение.

Пройдут годы и молодой человек, которого она искренне полюбила станет богатым, а её семья, напротив, обеднеет. Чувства же между молодыми людьми останутся прежними. Что она выберет в этот раз? Будет ли снова руководствоваться доводами рассудка? Тема произведения очень интригующая.

Мы предлагаем познакомиться с романом Джейн Остин поближе и прочитать его полностью. Сделать это можно на нашем сайте в удобном для вас электронном режиме. Также можно прослушать аудиозапись понравившейся публикации.

Почему стоит прочесть книгу?

Читая книгу, узнаёшь нравы того времени, в частности, высшего света. Все родители хотели выдать замуж своих дочерей за женихов побогаче, не учитывая их чувства. Главная героиня верит в искреннюю любовь и что материальное благополучие не самое главное в жизни.

Благодаря позитивному мышлению Энн Элиот роман приятно читать. За главных героев переживаешь всей душой, симпатизируешь и всё больше понимаешь. Прекрасным читательницам книга обязательно понравится.

Если вас заинтересовало краткое содержание книги, то прочитать её полностью или прослушать аудиозапись можно на нашем сайте онлайн бесплатно. Надеемся, что свои отклики о прочитанном произведении вы оставите в комментариях!

Отзывы на книгу Доводы рассудка автор Остин Джейн

Джейн Остин – Доводы рассудка

Джейн Остин – Доводы рассудка краткое содержание

Доводы рассудка читать онлайн бесплатно

Сэр Уолтер Эллиот из Киллинч-холла в Сомерсете был не такой человек, чтобы собственного удовольствия ради брать в руки другую какую-нибудь книгу, кроме «Книги баронетов». В ней искал он занятий в час досуга и рассеяния в час печали; в ней рассматривал он немногие из древних уцелевших грамот, возносясь духом от восторга и почтения; в ней пропускал он бессчетные почти имена выскочек минувшего века с жалостью и презреньем, легко уводившими его помыслы от обременительных мирских забот; и в ней же, когда уж не помогали все прочие страницы, всегда он мог с живым интересом прочесть собственную историю; на этом месте и открывался обыкновенно любимый том:

“Эллиот из Киллинч-холла.

Уолтер Эллиот, рожденный марта 1 дня 1760 года, сочетался браком июля 5 дня 1784 года с Элизабет, дочерью Джеймса Стивенсона, поместье Саут-парк, что в Глостерском графстве. От каковой супруги (скончавшейся в 1800 году) произвел он на свет Элизабет, рожденную июня 1 дня 1785 года; Энн, рожденную августа 9 дня 1787 года; мертворожденного сына, ноября 5 дня 1789 года; Мэри, рожденную ноября 20 дня 1791 года”.

В таком точно виде вышло некогда сие введение из рук печатника; однако сэр Уолтер усовершенствовал его, добавив для собственного сведения и для сведения потомков после года рождения Мэри следующие слова: «Сочеталась браком декабря 16 дня 1810 года с Чарлзом, сыном и наследником Чарлза Мазгроува, поместье Апперкросс, что в Сомерсетском графстве», и присовокупив день и месяц к тому году, когда лишился он супруги.

Далее, как водится, следовала история восхождения древнего и славного семейства; как впервые обосновалось оно в Чешире; как затем обнаружилось в Дагдэйле, подарив округу нескольких шерифов и представителей в трех парламентах кряду, как выказывали сыны его верность короне и обрели баронетское достоинство в первый год правления Карла Второго <Карл Второй (1630 – 1685) – король Англии с 1660 г., из династии Стюартов>– с перечислением всех Элизабет и Мэри, которых брали они себе в жены; всЈ это составляло целых две страницы в осьмушку и заключалось гербом и девизом: «Главное поместье Киллинч-холл», после чего, уже снова рукою сэра Уолтера, было начертано: «Предполагаемый наследник Уильям Уолтер Эллиот, правнук второго сына Уолтера».

Тщеславие составляло главную черту в натуре сэра Уолтера. Тщеславился он своими качествами и положением. В молодости он был до чрезвычайности хорош собой; и в пятьдесят четыре года черты его еще сохраняли привлекательность. Редко какая красавица так печется о своей свежести, как заботился о ней сэр Уолтер, и едва ли камердинер новоиспеченного лорда может более восхищаться своим положением в обществе. Выше дара красоты ставил сэр Уолтер единственно благословение баронетства; а счастливо сочетая оба эти преимущества, и был он постоянным предметом собственного искреннего преклонения и преданности.

Благообразие его и титул вполне, однако, стоили такой признательности, ибо не иначе как благодаря им и обзавелся он супругой, с которой решительно не мог бы состязаться прочими своими качествами.

Леди Эллиот была в самом деле женщина необыкновенная по уму и сердцу; ее поступки и сужденья, кроме разве юной ветрености, превратившей ее однажды в леди Эллиот, никогда потом не нуждались в оправданиях. Она скрывала, ублажала и умеряла его слабости и пестовала то, что находила в нем достойного, целых семнадцать лет; и хотя самое ее нельзя было назвать счастливейшей женщиной, домашние заботы, дети и обязанности дружбы привязывали ее к жизни, и потому ей жаль было с нею расстаться, когда пришлось их оставить. Нелегко матери завещать в наследство трех дочерей, из которых старшим шестнадцать и четырнадцать лет; подлинное наказание передавать их руководству и попечениям глупого, суетного родителя. Но была у нее подруга, умная и достойная женщина, по нежной к ней любви поселившаяся в деревне Киллинч; и на нее и полагала все надежды леди Эллиот, зная, что советом и добротою та поможет дочерям исполнить последние ее горькие наставления.

Подруга эта и сэр Уолтер, однако, не сочетались браком, обманывая все ожидания знакомцев. Тринадцать лет минули со дня кончины леди Эллиот, а они все оставались душевные друзья и близкие соседи; и она по-прежнему была вдова, а он вдовец.

То, что леди Рассел, при ее степенных летах и характере, и к тому же со средствами, не спешила связать себя новыми узами, не нуждается в оправданиях перед публикой, ибо женщина почему-то вызывает ее недовольство не тогда, когда воздерживается от повторного брака, а совершенно даже напротив. Упорное же вдовство сэра Уолтера, кажется, потребует объяснений. Да будет, однако, известно, что сэр Уолтер, преданный отец (после нескольких тайных разочарований, связанных с весьма необдуманными ходатайствами), гордился тем, что не женится ради милых своих дочерей. Ради одной дочери, самой старшей, он и в самом деле готов был отказаться положительно от всего, чего только самому бы ему не очень хотелось. В шестнадцать лет Элизабет наследовала, сколько возможно, все права и влияние своей матери; а коль скоро была она хороша собой и вся в него, то он всегда к ней и прислушивался и они жили душа в душу. Двух других дочерей он куда менее жаловал. Мэри, правда, еще приобрела некоторый вес, сделавшись миссис Мазгроув; но Энн, которая прелестью ума и тонким складом души легко бы завоевала самое глубокое уважение судей понимающих, в глазах отца и сестрицы была совершенное ничто. Ее сужденья не спрашивали, с ее желаньем не считались – она была всего-навсего Энн – и только.

Зато для леди Рассел она была самой дорогой крестницей, любимицей и другом. Леди Рассел любила всех сестер; но только в Энн видела она словно ожившие черты покойной матери.

Всего несколько лет назад Энн Эллиот была прехорошенькая, но красота ее рано поблекла; и если даже в ее зените отец находил в дочери мало привлекательного (столь несхожи были ее милые черты и кроткие темные глаза с его собственными), то теперь, когда она сделалась худая и бледная, он и вовсе ставил ее ни во что. Он и прежде не очень рассчитывал, а теперь потерял и последнюю надежду когда-нибудь прочесть ее имя на другой странице любимого сочинения. Только Элизабет могла еще поддержать честь рода; Мэри – та просто связала себя со старинной помещичьей семьей, почтенной и богатой, стало быть, им оказавши честь, а себе не приобретя никакой. А уж Элизабет рано или поздно найдет себе мужа под пару.

Бывает иногда, что женщина в двадцать девять лет даже прекрасней, нежели была она десятью годами ранее, и, вообще говоря, если не вмешались болезнь и забота, это – далеко еще не возраст увядания. Так было с Элизабет; все та же красавица Элизабет, какой узнали ее тринадцать лет назад; а потому и стоит простить сэра Уолтера, забывавшего ее годы, и, уж во всяком случае, не судить его слишком строго за то, что себя и Элизабет он почитал цветущими, как прежде, в то время как все вокруг теряли всякое благообразие; а ведь он явственно замечал, как стареются знакомые и родные. Энн отощала, Мэри огрубела, подурнели все ближние; и ужасно неприятно было ему видеть эти гусиные лапки вокруг глаз у леди Рассел.

Элизабет не в полной мере разделяла безмятежность отца. Тринадцать лет она была хозяйкой Киллинч-холла, управляя и властвуя с самообладанием и твердостью, какие никого б не навели на мысль о том, что она моложе своих лет. Тринадцать лет она отдавала распоряженья, издавала домашние законы, первая шла к карете и тотчас следом за леди Рассел выходила из любой гостиной или столовой в округе. Тринадцать раз рождественский мороз был свидетелем того, как открывала она редкие в сем пустынном краю балы; и тринадцать весен кряду оставляла она цветущие сады ради обольщении большого света, отправляясь с отцом на несколько недель в Лондон. Все это она хорошо помнила; она не забывала, что ей двадцать девять лет, и это чуть-чуть тревожило ее и чуть-чуть огорчало. Она хороша, как прежде, вот и прекрасно, но близился опасный срок, и ей бы уж хотелось наконец знать наверное, что через год-другой она увидит у своих ног благородного искателя с баронетской кровью в жилах; тогда-то сможет она снова взять в руки книгу книг с той же радостью, что и в нежные юные годы; покамест же она к ней охладела. Вечно видеть себя с этой датой рождения и ни с чем более, а дату замужества находить только после даты рождения младшей сестрицы – это хоть кому надоест. И не раз, когда отец забывал любимый том открытым на столике рядом с нею, она, отведя глаза, отодвигала его прочь.

Вдобавок ей пришлось пережить разочарование, о котором книга, и в особенности история собственного ее семейства, постоянно ей напоминала. Предполагаемый наследник, тот самый Уильям Уолтер Эллиот, чьи права так великодушно подчеркивал сэр Уолтер, – он-то ее и разочаровал.

Ссылка на основную публикацию