Интеллигенция и революция в романе Доктор Живаго Пастернака

Интеллигенция и революция в романе Доктор Живаго Пастернака

В 1946-м году Пастернак писал, что начал писать роман, чрезвычайно важный, на его же взгляд, для творчества, для самоопределения внутреннего и народного и одной из тем романа “Доктор Живаго” можно назвать слияние этих двух “определений” в одну как нечто, что не может не существовать вообще и существовать как раздельные единицы. Сам роман полон отсылок к Евангелию, если не сказать, что он сам является одной большой к нему отсылкой. Это важнейший пункт для понимания произведения.

Писатель в своём романе рассматривает революцию под углом обзора её как некой стихии глазами личности в отдельности от идеологий. Революция здесь – не поединок красных и белых, а взгляд человека на бессмысленную, взаимоуничижающую «мясорубку» судеб. Главному герою (Юрию Андреевичу Живаго) не понять, как верно жестокость движет массами, но и не хочет понимать – ему нужно простое человеческое счастье в семье и в любимом деле врачевания. По сути он – антогонист революционной идеи, но, что интересно, -не антогонист самой революции. Вся его природа (природа русского интеллегента) отторгает эту философию.

Поначалу Юрий Живаго видел в потенциале революции как акта даже надежду на преображение, видел в этом нужду общества как организма. Однако Юрий же после происшествия Октября познаёт карикатурность предлагаемых альтернатив теми, кто (её) строил, говоря о невозможности творцов революции “переделать” общественную жизнь” по той простой причине, что само слово “жизнь” (священное понятие, по мнению главного героя) извращено представляется этим творцам и этими творцами, ибо они её по-настоящему не знают и их дерзновенное “покушение” на эту самую жизнь не может в своей сути принести ничего благополучного для народа.

В биографии Юрия Андреевича есть надрывные, трагедийные факты, давший отпечаток на его характере и на его действиях в рамках романа – самоубийство отца (миллионера, но разорившегося), смерть матери в раннем детстве.

Однако учился Юрий успешно и женился по любви, родился сын. Герой получает профессию, которую любит до глубины души – он врач. Всё складывается идиллично. Впрочем начинается первая мировая война и Юрию Живаго предстоит ехать на фронт.

Автор вкладывает ведущую мысль в уста героини Ларисы о той войне: что она предвосхитила в своём катастрофическом ужасе грядущие испытания для России, несущие в себе некоторый даже апофеоз людской жесткости.

Юрий Андреевич прожил всего-ничего после гражданской войны, ибо всё его существо воспротивилось новому устрою жизни и не смог он под него подстроиться, в отличие от его дворника, например.

Осмысление революции в романе подтверждают философский тезис, выдвинутый Пастернаком, что это кровавая, трагичная полоса ужаса в истории нашего народа, а не «воскресение проклятьем заклеймённых».

Также читают:

Картинка к сочинению Интеллигенция и революция в романе Доктор Живаго Пастернака

Популярные сегодня темы

Лето — это самая жаркая, самая приятная пора в году. Вокруг всё цветет, всё пахнет, всё играет множеством красок, всё окутано и согрето солнцем.

Многие люди занимаются изучением своей родословной. Узнавать свою историю довольно интересное занятие. Генеалогия – именно так называется эта наука, она дает нам возможность разобраться в семейных связях.

Повесть Распутина «Последний срок» эмоциональна и правдива. Здесь очень тонко изображены нравственные проблемы поколений, отношение к семейным ценностям, темы совести и чести, милосердия и долга. Эта повесть о жизни и смерти.

Сила духа – это движущая сила, которая помогает преодолевать любые трудности, не сгибаться под их тяжестью и стремиться к своим целям, при этом помогая другим.

Иногда в нашей жизни случается так, что одного желания совершать какие-либо поступки бывает недостаточно. Не хватает той силы, которая дает энергию, толчок для выполнения действий

Интеллигенция и революция в романе Пастернака “Доктор Живаго” (стр. 1 из 3)

1. Роман «Доктор Живаго» как произведение русской и мировой литературы

2. Юрий Андреевич Живаго – представитель интеллигенции в романе

1. Роман «Доктор Живаго» как страница русской и мировой литературы

Двадцать третьего октября 1958 года Борису Пастернаку была присуждена Нобелевская премия по литературе “За выдающиеся достижения в современной лирической поэзии и на традиционном поприще великой русской прозы”. Роман “Доктор Живаго” занимает, пожалуй, центральное место в творчестве Бориса Леонидовича. Этому произведению Пастернак посвятил свои лучшие годы литературной жизни и действительно создал шедевр, равного, которому нет. Этот роман — лучшая, гениальнейшая и незабвенная страница русской и мировой литературы. Да, по гениальности и мастерству написания с этим романом, мало какие произведения могут сравниться. Во-первых, роман многогранен: в нем поставлено огромное количество проблем: человек и совесть, человек и человек, человек и любовь, человек и власть, вечное и мимолетное, человек и революция, революция и любовь, интеллигенция и революция, и это еще не все. Но я бы хотел остановиться на проблеме взаимоотношения интеллигенции и революции. Во-вторых, это произведение потрясает своим художественным своеобразием; а между тем “Доктор Живаго” даже не роман. Перед нами род автобиографии, в которой удивительным образом отсутствуют внешние факты, совпадающие с реальной жизнью автора. Пастернак пишет о самом себе, но пишет как о постороннем человеке, он придумывает себе судьбу, в которой можно было бы наиболее полно раскрыть перед читателем свою внутреннюю жизнь.

Диапазон оценок романа велик, что понятно, когда речь идет о произведении, не вписывающемся в привычный круг литературных представлений.

Сам Борис Леонидович считал свой роман первой настоящей работой. « Я в ней хочу дать исторический образ России за последнее сорока пятилетие, и в то же время всеми сторонами своего сюжета, тяжелого, печального и подробно разработанного, как в идеале у Диккенса или Достоевского, – эта вещь будет выражением моих взглядов на жизнь человека в истории и на многое другое…»- писал Пастернак в письме Ольге Ивинской.

Борис Леонидович отдавал себе прямой отчет в том, что романом отныне круто менял весь маршрут своей жизни, свою судьбу, но у него вырвалось наружу «желание начать договаривать до конца…» Пастернак ощущал неправедность своего спокойного существования в условиях тоталитарной власти и хотел эту несправедливость искупить.

Создание романа – сознательная жертва – недаром первым из сочиненных стихов Юрия Андреевича – «Гамлет» насыщенно новозаветным смыслом. «Чашу сию» Пастернак выпил и именно поэтому был счастлив.

Д.С.Лихачев уверен, что автор (Пастернак) пишет о самом себе, но пишет как о постороннем, он придумывает себе судьбу, в которой можно было бы наиболее полно раскрыть перед читателем свою внутреннюю жизнь, что жизнь Юрия Андреевича Живаго – это альтернативный вариант жизни самого Пастернака.

Доктор Живаго – выразитель сокровенного, лирический герой Пастернака, который и в прозе остался лириком. Реальная биография Бориса Леонидовича не давала ему возможности высказать до конца всю тяжесть положения между двумя лагерями в революции. В романе эта двойственность замечательно показана в сцене сражения между партизанами и белыми. Доктор Живаго ранит одного из юнцов Белой армии, а затем находит и у этого бойца и у убитого партизана один и тот же 90-й псалом, по представлениям того времени, оберегавший от гибели. Живаго переодевает белого солдата в одежду партизана, выхаживает его, зная намерение парня после поправки вернуться в армию Колчака. Он лечит Человека.

В «Докторе Живаго» же Пастернак взглянул на события гражданской войны с позиции «неприсоединившегося» интеллигента. «… революция там изображается вовсе не как торт с кремом. Почему – то ее принято изображать как торт с кремом…» – это из слов автора о своем романе.

Юрий Андреевич – человек твердых убеждений, основу которых составляет взгляд на человека, как на высшую ценность жизни. Гуманистические принципы доктора ставят его выше того выбора, перед которым встает бессильный Мечик, включившийся в схватку, и не способный на жертвенность. Живаго не принимает законы этой схватки, обрекающей народ на несчастья и лишения.

С этим связано определенное понимание героем своего долга, оказывающегося сильнее личных симпатий: доктор с одинаковой заботой выхаживает раненых партизан и Сережу Ранцевича, добровольца колчаковской армии, видя в них, прежде всего страдающих людей.

У Пастернака одна из центральных проблем романа – незащищенность творческой личности, проблема свободолюбивой, ответственной личности, утверждающей, а не разрушающей жизнь.

Писатель убеждает нас в том, что интеллигенция в 20-е годы «колебаться» могла только в сторону неприятия революции. Вот только характеры этого неприятия различны: один доказывает этим свою несостоятельность, другой, наоборот демонстрирует незыблемость своих взглядов.

«Доктор Живаго»- с оглядкой на десятилетия, последовавшие за «триумфальным шествием» революции. События Октябрьской революции входят в Живаго так же, как входит в него сама природа. Он их воспринимает, как нечто независимое от воли человека, подобно явлениям природы.

Размышления и рассуждения о революции в романе доказывают, что это не “праздник угнетенных”, а тяжелая и кровавая полоса в истории нашей страны.

Сегодня, спустя многие десятилетия, трудно уже сказать, что же дала она, во имя чего лилась кровь, разделилась страна, возникло огромное русское зарубежье. Вероятно, она была неизбежна, иного стране не было дано. Не потому ли в день Октябрьского переворота многие интеллигенты восприняли ее восторженно, как выход из мира лжи и тунеядства, разврата и лицемерия. Тесть Живаго говорит ему: “Помнишь ночь, когда ты принес листок с первыми декретами. это было неслыханно безоговорочно. Эта прямолинейность покоряла. Но такие вещи живут в первоначальной чистоте только в головах создателей, и то только в первый день провозглашения. Иезуитство политики на другой же день выворачивает их наизнанку. Эта философия чужда мне. Эта власть против нас. У меня не спрашивали согласия на эту ломку”.

Всякая власть должна стремиться к тому, чтобы люди были счастливы. Но счастье нельзя навязать силой. Счастье каждый человек ищет сам, нет его готового. И нельзя ради даже самых высоких идей жертвовать человеческими жизнями, радостями, правами, которыми человек наделен от рождения. И хочется, чтобы нынешняя наша революция принесла как можно меньше бед.

В книге есть очень глубокая мысль. Рассказывая о Стрельникове, автор пишет: ” А для того, чтобы делать добро, его принципиальности недоставало беспринципности сердца, которое не знает общих случаев, а только частные, и которое велико тем, что делает малое”. Я понимаю это так, что не следует думать только о всеобщем, а потому ничейном благе, но прежде всего делать добро конкретным людям, как бы мало оно не было.

В романе главная действующая сила — стихия революции. Сам же главный герой никак не влияет и не пытается влиять на нее, не вмешивается в ход событий. “Какая великая хирургия! Взять и разом артистически вырезать старые вонючие язвы! Простой, без обиняков, приговор вековой несправедливости, привыкшей, чтобы ей кланялись, расшаркивались перед ней и приседали”. В том, что это так без страха доведено до конца, есть что-то национально близкое, издавна знакомое. Что-то от безоговорочной светоносности Пушкина, от невиляющей верности фактам Толстого. Главное, это гениально! Если бы перед кем-нибудь поставили задачу создать новый мир, начать новое летосчисление, он бы обязательно нуждался в том, чтобы ему сперва очистили соответствующее место. Он бы ждал, чтобы сначала кончились старые века, прежде чем он приступил к постройке новых, ему нужно было бы круглое число, красная строка, неисписанная страница. “А тут нате, пожалуйста. Это небывалое, это чудо истории, это откровение ахнуто в самую гущу продолжающейся обыденщины, без наперед подобранных сроков, в первые подвернувшиеся будни, в самый разгар курсирующих по городу трамваев. Это всего гениальнее. Так неуместно и несвоевременно только самое великое”. Эти слова в романе едва ли не самые важные для понимания Пастернаком революции. Во-первых, они принадлежат Живаго, им произносятся, а, следовательно, выражают мысль самого Пастернака. Во-вторых, они прямо посвящены только что совершившимся и еще не вполне закончившимся событиям Октябрьской революции. И, в-третьих, объясняют отношения передовой интеллигенции и революции: “. откровение ахнуто в самую гущу продолжающейся обыденщины. ” Революция — это и есть откровение (“ахнутое”, “данное”, и она, как и всякая данность, не подлежит обычной оценке, оценке с точки зрения сиюминутных человеческих интересов. Революции нельзя избежать, в ее события нельзя вмешаться. То есть вмешаться можно, но нельзя поворотить. Неизбежность их, неотвратимость делает каждого человека, вовлеченного в их водоворот, как бы безвольным. И в этом случае откровенно безвольный человек, однако обладающий умом и сложно развитым чувством, — лучший герой романа! Он видит, он воспринимает, он даже участвует в революционных событиях, но участвует только как песчинка, захваченная бурей, вихрем, метелью. Примечательно, что у Пастернака, как и у Блока в “Двенадцати”, основным образом — символом революционной стихии — является метель. Не просто ветер и вихрь, а именно метель с ее бесчисленными снежинками и пронизывающим холодом как бы из межзвездного пространства. Нейтральность Юрия Живаго в Гражданской войне декларирована его профессией: он военврач, то есть лицо официально нейтральное по всем международным конвенциям. Прямая противоположность Живаго — жестокий Антипов-Стрельников, активно вмешивающийся в революцию на стороне красных. Стрельников — воплощение воли, воплощение стремления активно действовать. Его бронепоезд движется со всей доступной ему скоростью, беспощадно подавляя всякое сопротивление революции. Но и он также бессилен ускорить или замедлить торжество событий. В этом смысле Стрельников безволен так же, как и Живаго. Однако Живаго и Стрельников не только противопоставлены, но и сопоставлены, они, как говорится в романе, “в книге рока на одной строке”. Что такое Россия для Живаго? Это весь окружающий его мир. Россия тоже создана из противоречий, полна двойственности. Живаго воспринимает ее с любовью, которая вызывает в нем высшее страдание. В одиночестве Живаго оказывается в Юрятине. И вот его чрезвычайно важные размышления-чувства: “. весенний вечер на дворе. Воздух весь размечен звуками. Голоса играющих детей разбросаны в местах разной дальности как бы в знак того, что пространство насквозь живое. И эта даль — Россия, его несравненная, за морями нашумевшая, знаменитая родительница, мученица, упрямица, сумасбродка, шалая, боготворимая, с вечно величественными и гибельными выходками, которых никогда нельзя предвидеть! О, как сладко существовать! Как сладко жить на свете и любить жизнь! О, как всегда тянет сказать спасибо самой жизни, самому существованию, сказать это им самим в лицо! То ли это слова Пастернака, то ли Живаго, но они слиты с образом последнего и как бы подводят итог всем его блужданиям между двумя лагерями. Итог этих блужданий и заблуждений (вольных и невольных) — любовь к России, любовь к жизни, очистительное сознание неизбежности совершающегося. Вдумывается ли Пастернак в смысл исторических событий, которым он является свидетелем и описателем в романе? Что они означают, чем вызваны? Безусловно. И в то же время он воспринимает их как нечто независимое от воли человека, подобно явлениям природы. Чувствует, слышит, но не осмысливает, логически не хочет осмыслить, они для него как природная данность. Ведь никто и никогда не стремился этически оценить явления природы — дождь, грозу, метель, весенний лес, — никто и никогда не стремился повернуть по-своему эти явления, личными усилиями отвратить их от нас. Во всяком случае, без участия воли и техники мы не можем вмешиваться в дела природы, как не можем просто стать на сторону некой “контрприроды”. В этом отношении очень важно следующее рассуждение о сознании: “. Что такое сознание? Рассмотрим. Сознательно желать уснуть — верная бессонница, сознательная попытка вчувствоваться в работу собственного пищеварения — верное расстройство его иннервации. Сознание — яд, средство самоотравления для субъекта, применяющего его на самом себе. Сознание — свет, бьющий наружу, сознание освещает перед нами дорогу, чтобы не споткнуться. Сознание — это зажженные фары впереди идущего паровоза. Обратите его светом внутрь, и случится катастрофа!” В другом месте Пастернак устами Лары высказывает свою нелюбовь к голым объяснениям: “Я не люблю сочинений, посвященных целиком философии. По-моему, философия должна быть скупою приправою к искусству и жизни. Заниматься ею одною так же странно, как есть один хрен”. Пастернак строго следует этому правилу: в своем романе он не объясняет, а только показывает, и объяснения событий в устах Живаго — Пастернака действительно только “приправа” . В целом же Пастернак принимает жизнь и историю такими, какие они есть. В этом отношении очень важно рассуждение Живаго — Пастернака об истории: “За этим плачем по Ларе он также домарывал до конца свою мазню разных времен о всякой всячине, о природе, об обиходном. Как всегда с ним бывало и прежде, множество мыслей о жизни личной и жизни общества налетало на него за этой работой одновременно и попутно. Он снова думал, что историю, то, что называется ходом истории, он представляет себе совсем не так, как принято, ему она рисуется наподобие жизни растительного царства. Зимою под снегом оголенные прутья лиственного леса тощи и жалки, как волоски на старческой бородавке. Весной в несколько дней лес преображается, подымается до облаков, в его покрытых листьями дебрях можно заблудиться, спрятаться. Это превращение достигается движением, по стремительности превосходящим движение животных, потому что животное не растет так быстро, как растение, и которого никогда нельзя подсмотреть. Лес не передвигается, мы не можем его накрыть, подстеречь за переменою мест. Мы всегда застаем его в неподвижности. И в такой же неподвижности застигаем мы вечно растущую, вечно меняющуюся, неуследимую в своих превращениях жизнь общества — историю. Толстой не довел своей мысли до конца, когда отрицал роль зачинателей за Наполеоном, правителями, полководцами. Он думал именно то же самое, но не договорил этого со всею Ясностью. Истории никто не делает, ее не видно, как нельзя увидеть, как растет трава. Войны, революции, цари, Робеспьеры — это ее органические возбудители, ее бродильные дрожжи. Революции производят люди действительные односторонние фанатики, гении самоорганизования. Они за несколько часов или дней опрокидывают старый порядок. Перевороты длятся недели, много — годы, а потом десятилетиями, веками поклоняются духу ограниченности, приведшей к перевороту, как святыне”. Перед нами философия истории, помогающая не только осмыслить события, но и построить живую ткань романа: романа-эпопеи, романа — лирического стихотворения, показывающего все, что происходит вокруг, через призму высокой интеллектуальности.

Читайте также:  План рассказа История крепостного мальчика Алексеева

Статья “Интеллигенция и революция в романе Б.Пастернака “Доктор Живаго”
статья по литературе (11 класс) по теме

Б. Пастернак в своем романе стремился осмыслить проблему русской интеллигенции, привыкшей к мысли о самостоятельной ценности каждого мыслящего человека, интеллигенции, которая «отшатнулась от искажений и извращений идеи, а не от самой идеи».

Революционный процесс разметал среду интеллигенции и то же время вынес ее обломки на поверхность, помещая заурядных представителей этой среды выше, чем они заслуживали: что считалось заурядным, стало выглядеть исключительным.

Герои романа испытываются огнем русской революции, которую Пастернак считал поворотным событием в судьбах XX века. Они занимают по отношению к ней разные позиции – и в зависимости от занятой позиции складываются их судьбы. Путь, который выбрал Живаго, не сулит побед в финале, не избавляет от ошибок, но только этот путь достоин человека-художника, человека-поэта. Юрий остается самим собой.

Скачать:

ВложениеРазмер
statya_intelligenciya_i_revolyuciya_v_romane_b.pasternaka_doktor_zhivago.doc49 КБ

Предварительный просмотр:

« ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ И РЕВОЛЮЦИЯ В РОМАНЕ Б. ПАСТЕРНАКА «ДОКТОР ЖИВАГО»

учитель русского языка и литературы

Гул затих. Я вышел на подмостки.

Прислонясь к дверному косяку,

Я ловлю в далеком отголоске,

Что случится на моем веку.

Борис Пастернак – величайший русский писатель и поэт XX века. Роман «Доктор Живаго» занимает, пожалуй, центральное место в его творчестве. Этому произведению Борис Леонидович посвятил свои лучшие годы литературной жизни. Этот роман – лучшая, гениальнейшая и незабвенная страница русской и мировой культуры. Да, по гениальности и мастерству написания с этим романом мало какие произведения могут сравниться.

Во-первых, роман многогранен: в нем поставлено огромное количество проблем: человек и совесть, человек и человек, человек и любовь, человек и власть, вечное и мимолетное, человек и революция, революция и любовь, интеллигенция и революция, и это еще не все. Во-вторых, это произведение потрясает своим художественным своеобразием; а между тем «Доктор Живаго» даже не роман. Перед нами род автобиографии, в которой удивительным образом отсутствуют внешние факты, совпадающие с реальной жизнью автора. Пастернак пишет о самом себе, но пишет как о постороннем человеке, он придумывает себе судьбу, в которой можно было бы наиболее полно раскрыть перед читателем свою внутреннюю жизнь.

Я бы хотела остановиться на проблеме интеллигенции и революции, ибо, как мне кажется, именно в ней наиболее полно раскрываются интереснейшие моменты романа.

Юрий Живаго – представитель русской интеллигенции. Причем он интеллигент и по духовной жизни – поэт от Бога, и по профессии милосердной, человеколюбивой – врач, и по неисчерпаемой душевности, «домашности внутреннего тепла», и по стремлению к независимости.

Юрий Андреевич воспитан наукой, искусством, укладом жизни прошлого века. Отсюда в романе столько скрытых и очевидных реминисценций из русской классической литературы. Они помогают понять героя, передать его мироощущения. У него больше колебаний и сомнений, больше лирического отношения к событиям, чем ясных и окончательных выводов. В этих колебаниях не слабость Живаго, а его интеллектуальная и моральная сила. «У него (Живаго) нет воли…» – пишет Д.С.Лихачев. У него нет воли, если под волей подразумевать способность без колебаний принимать однозначные решения, но в нем есть решимость духа не поддаваться соблазну однозначных решений, избавляющих от сомнений.

Пастернак стремился осмыслить проблему русской интеллигенции, привыкшей к мысли о самостоятельной ценности каждого мыслящего человека, интеллигенции, которая «отшатнулась от искажений и извращений идеи, а не от самой идеи».

Это не видение войны из стана красных, как в «Разгроме», «Чапаеве» и др. Это не изображение из стана белых, как в «Тихом Доне», «Хождениях по мукам» и др. Нет, это повествование глазами человека, который не хочет вмешиваться в братоубийственную войну, которому чужда жестокость, который хочет жить с семьей, любить и быть любимым, лечить людей и писать стихи.

«… Если только можно, Авва Отче, чашу эту мимо пронеси», – пишет он в одном из стихотворений, выражая свое отношение к революции и войне.

В романе главная действующая сила – стихия революции. Сам же главный герой не влияет и не пытается влиять на нее, не вмешивается в ход событий. Академик Лихачев пишет: «Живаго – это личность, как бы созданная для того, чтобы воспринимать эпоху, нисколько в нее не вмешиваясь».

Если бы перед кем-нибудь поставили задачу создать новый мир, начать новое летосчисление, он бы обязательно нуждался в том, чтобы ему сначала очистили соответствующее место. Он бы ждал, чтобы кончились старые века, прежде чем он приступил к постройке новых, ему нужно было бы круглое число, красная строка, неисписанная страница. «А тут нате, пожалуйста. Это небывалое, это чудо истории, это откровение ахнуто в самую гущу продолжающейся обыденщины, без наперед подобранных сроков, в первые подвернувшиеся будни, в самый разгар курсирующих по городу трамваев. Это всего гениальнее. Так неуместно и несвоевременно только самое великое». Эти слова в романе едва ли не самые важные для понимания Пастернаком революции. Во-первых, они принадлежат Живаго, им произносятся, а, следовательно, выражают мысль самого Пастернака. Во-вторых, они прямо посвящены только что совершившимся и еще не вполне закончившимся событиям Октябрьской революции. И, в-третьих, объясняют отношения передовой интеллигенции и революции: «…откровение ахнуто в самую гущу продолжающейся обыденщины…»

Революция – это и есть откровение ( «ахнутое», «данное»), и она, как всякая данность, не подлежит обычной оценке, оценке с точки зрения сиюминутных человеческих интересов. Революции нельзя избежать, в ее события нельзя вмешаться. То есть вмешаться можно, но нельзя поворотить. Неизбежность их, неотвратимость делает каждого человека, вовлеченного в их водоворот, как бы безвольным. И в этом случае откровенно безвольный человек, однако обладающий умом и сложно развитым чувством, – лучший герой романа. Он видит, он воспринимает, он даже участвует в революционных событиях, но участвует только как песчинка, захваченная бурей, вихрем, метелью. Примечательно, что у Пастернака, как и у Блока в «Двенадцати», основным образом – символом революционной стихии – является метель. Не просто ветер и вихрь, а именно метель с ее бесчисленными снежинками и пронизывающим холодом как бы «из межзвездного пространства».

Нейтральность Юрия Живаго в Гражданской войне декларирована его профессией: он военврач, то есть лицо официально нейтральное по всем международным конвенциям. Вспомним сцену сражения между партизанами и белыми. Доктор Живаго ранит одного из юнцов Белой армии, а затем находит и у этого бойца и у убитого партизана один и тот же 90-й псалом, который должен был оберегать их от гибели. Живаго переодевает солдата в одежду партизана, выхаживает его, зная намерение парня после поправки вернуться в армию Колчака. Он лечит Человека.

Прямая противоположность Живаго – жестокий Антипов-Стрельников, активно вмешивающийся в революцию на стороне красных. Стрельников – воплощение воли, воплощение стремления активно действовать. Его бронепоезд движется со всей доступной ему скоростью, беспощадно подавляя всякое сопротивление революции. Но и он также бессилен ускорить или замедлить торжество событий. В этом смысле Стрельников безволен так же, как и Живаго. Однако Живаго и Стрельников не только противопоставлены, но и сопоставлены; они, как говорится в романе, «в книге рока на одной строке».

Рассказывая о Стрельникове, автор пишет: «А для того, чтобы делать добро, его принципиальности недоставало беспринципности сердца, которое не знает общих случаев, а только частные, и которое велико тем, что делает малое». Не следует думать только о всеобщем, а потому ничейном благе, а нужно делать добро конкретным людям, как бы мало оно не было. Затравленный преследованиями, Стрельников признается Живаго: «А мы жизнь приняли как военный поход, мы камни ворочали ради тех, кого любили. И хотя мы не принесли им ничего, кроме горя, мы волоском их не обидели, потому что оказались еще большими мучениками, чем они». Так объясняется бессмысленность стольких жертв.

Размышления и рассуждения о революции в романе доказывают, что это не «праздник угнетенных», а тяжкая и кровавая полоса в истории нашей страны. «Доктор вспомнил недавно минувшую осень, расстрел мятежников…кровавую колошматину и человекоубоину, которой не предвиделось конца. Изуверства белых и красных соперничали по жестокости, попеременно возрастая одно в ответ на другое, точно их перемножили. От крови тошнило, она подступала к горлу и бросалась в голову, ею заплывали глаза».

Вероятно, революция была неизбежна, иного стране не было дано. Не потому ли в день Октябрьского переворота многие интеллигенты восприняли ее восторженно, как выход из мира лжи и тунеядства, разврата и лицемерия. Тесть Живаго говорит ему: «Помнишь ночь, когда ты принес листок с первыми декретами…это было неслыханно безоговорочно. Эта прямолинейность покоряла. Но такие вещи живут в первоначальной чистоте только в головах их создателей, и то только в первый день провозглашения. Иезуитство политики на другой же день выворачивает их наизнанку. Эта философия чужда мне. Эта власть против нас. У меня не спрашивали согласия на эту ломку». Писатель убеждает нас в том, что интеллигенция в 20-е годы «колебаться» могла только в сторону неприятия революции.

Житейский дискомфорт иссушает Живаго, жестокость разгулявшейся красной партизанщины отталкивает его, причем отталкивает и жестокость белых. Отталкивает равнодушие новой власти к культуре. Революция, гражданская война развязала «звериные инстинкты», «общипала догола государство». Пренебрежение законностью, культ насилия, моральное одичание – все идет оттуда. Критически вглядываясь в происходящее, Живаго видит, что революционным переменам сопутствует пренебрежение духовными ценностями человека во имя материального равенства, растет владычество фразы, утрачивается вера в собственное мнение.

Революционный процесс разметал среду интеллигенции и то же время вынес ее обломки на поверхность, помещая заурядных представителей этой среды выше, чем они заслуживали: что считалось заурядным, стало выглядеть исключительным.

Живаго – образ интеллигенции – умирает в атмосфере «отсутствия воздуха». На протяжении всего романа разразившаяся в стране революция будет постепенно «хоронить» Живаго. «Доктор почувствовал приступ обессиливающей дурноты…Его не пропускали, на него огрызались…Он стал протискиваться через толпу на задней площадке, вызывая новую ругань, пинки и озлобление…» Пастернак реализовал метафору – отсутствие воздуха. Еще А. Блок сказал, что Пушкина «убила вовсе не пуля Дантеса. Его убило отсутствие воздуха. С ним умирала его культура». А позже он скажет о себе: «…Поэт умирает, потому что дышать ему уже нечем, жизнь потеряла смысл».

Герои романа испытываются огнем русской революции, которую Пастернак считал поворотным событием в судьбах XX века. Они занимают по отношению к ней разные позиции – и в зависимости от занятой позиции складываются их судьбы. Путь, который выбрал Живаго, не сулит побед в финале, не избавляет от ошибок, но только этот путь достоин человека-художника, человека-поэта. Юрий остается самим собой. За это, словно в восполнении реальной биографии, ему и дается возможность прожить свою идеальную судьбу в биографии духовной, воплощением которой становится тетрадь его стихотворений. Именно она завершает роман и органично вписывается в основной текст романа. Она – его часть, а не стихотворная вставка. Открывается книга стихов темой предстоящих страданий и сознания их неизбежности, а заканчивается темой добровольного их принятия и искупительной жертвы. В стихотворении «Гефсиманский сад» словами Иисуса Христа, обращенными к апостолу Петру «Спор нельзя решить железом. Вложи свой меч на место, человек», Юрий говорит, что установить истину с помощью оружия нельзя.

И закончить я хочу словами Г. Гачева о романе и об Истории в романе: «В XX веке История обнаружила себя как враг Жизни, Всебытия. История объявила себя копилкою смыслов и бессмертий. Многие оказываются сбиты с панталыку, верят науке и газете и сокрушаются. Другое – человек культуры и Духа: из самой истории он знает, что такие эпохи, когда водовороты исторических процессов норовят обратить человека в песчинку, не раз бывали (Рим, Наполеон). И он отказывается от участия в истории, самолично приступает к творчеству своего пространства – времени, создает оазис, где обитает в истинных ценностях: в любви, природе, свободе духа, культуры. Таковы Юрий и Лара.

История может позволить себе откладывать приход к истине, счастью. У нее в запасе бесконечность, а у людей определенный срок – жизнь. Среди сумятицы человек призван проориентировать себя прямо на настоящее, в безусловных ценностях. Они ведь просты: любовь. Осмысленный труд, красота природы, свободная мысль».

1. Альфонсов В.Н. Поэзия Б.Пастернака. – Л. Советский писатель, 1990

2. Вильмонт Н.Н. О Б.Пастернаке: Воспоминания и мысли. – М. Советский писатель, 1989

3. Воздвиженский В. Проза духовного опыта// Вопросы литературы – 1988 – № 9 – с.82

4. Горелов П. Размышления над романом// Вопросы литературы – 1988 – № 9 – с. 54

5. «Доктор Живаго» Б. Пастернака (С разных точек зрения). – М. Советский писатель.1990

6. Лютов В. Русские писатели в жизни . – Урал LTD, 1999

7. Масленникова З.А. Портрет Б.Пастернака. – М. Сов. Россия, 1990

8. Пискунова С., Пискунов В. «Вседневное наше бессмертье»// Литературное обозрение – 1988 – № 8 – с.48

Тема интеллигенции и революции в романе «Доктор Живаго» Б. Пастернака

Как сказал сам Борис Пастернак, закончив работу над романом: «В нем все распутано, все названо, просто, прозрачно, печально. Еще раз, по-новому, даны определения самому дорогому и важному: земле и небу, большому и горячему чувству, духу творчества, жизни и смерти». Этот роман, ставший для писателя делом почти всей жизни, является, по сути, эпопеей, произведением, охватывающим значительнейшие исторические события: Первую мировую войну, революцию, гражданскую войну. По словам Дмитрия Лихачева, «Доктор Живаго» — это не просто роман-эпопея, а лирическая эпопея, показывающая все, что происходит вокруг, через призму высокой интеллектуальности».

Главная тема романа — духовная драма российской интеллигенции, прошедшей через войны и революции. Главный герой — Юрий Живаго, в котором скрыто все самое сокровенное, прекрасное. Как говорил сам автор, «Юрий Живаго должен представлять нечто среднее между мной, Блоком, Есениным и Маяковским». Юрий — яркий представитель русской интеллигенции дворянского происхождения. С детства он остался сиротой, и его дядя, бывший священник, отдал его на воспитание в семью Громыко, профессора университета, в прекрасную семью интеллигентов. Атмосфера доброты, взаимопонимания, любви и уважения, в которой рос юный Юра, помогла развиться в его душе поэтичности, тонкости, глубине чувств и переживаний. В нем с самого детства можно было заметить напряженную работу ума и души, стремление все постичь и понять.

Ведь для Пастернака интеллигентность не заключается в одном лишь интеллекте, высшее образование еще не делает человека интеллигентом. Интеллигент — это тонкий, культурный человек, наделенный порядочностью и добротой. Образование развивает ум, культура же есть область духовная, которая прививается в семье. Интеллигентность — это и порядочность, и доброта, и стремление помогать людям, и высокая духовность. Само слово «интеллигент» образовано от слова «интеллект», означающего определенный уровень мышления, который дается образованием. Но интеллигентность заключается не только в интеллекте, это еще и честность, благородство, неравнодушие к людям. И раскрытие смысла трагедии, произошедшей с российской интеллигенцией, дается Пастернаком на основе сравнения судеб двух людей — Живаго и Стрельникова.

Павел Антипов, у которого не было взаимопонимания с любимой им Ларой, уехал на войну, попал в плен, затем вернулся и встал на службу революции. Он полностью «развернул» свою жизнь; бывший учитель стал Стрельниковым, беззаветным слугой революции. Он привлекателен, даже на Юрия он произвел положительное впечатление благодаря своей внутренней силе, уверенности и четкой постановке цели. Но в нем настораживает жестокость во имя идеи, во имя революции. Стрельников не способен творить добро; для этого нужно уметь разглядеть отдельного человека, увидеть личность и суметь помочь. А Стрельников ради общего блага и свершившейся революции уничтожает многих. За высокопарными лозунгами он потерял человека. И в Стрельникове отталкивает именно его фанатизм, слепая вера в идею, которая и порождает его отрицательные качества.

Эпиграфом к роману, по моему мнению, можно было бы взять стихотворение Максимилиана Волошина «Гражданская война», где о характере Стрельникова и ему подобных фанатиков восторжествовавшей революции есть точные строки:

И там, и здесь, между рядами

Звучит один и тот же глас:

— Кто не за нас — тот против нас!

Нет безразличных; правда с нами!

Такой ни в чем не сомневающийся человек страшен тем, что в сложной и многообразной жизни, не укладывающейся ни в какие рамки, его фанатизм исключает поступки, продиктованные сердцем. Слепая вера во что-либо оборачивается неспособностью сделать добро, помочь одному человеку. Самое страшное в фанатизме — уверенность в том, что истина в последней инстанции остается только за тобой, прав только ты. Это порождает неспособность и нежелание понять другого человека.

Живаго же «буйный ветер» революции занес вместе с его семьей на Урал. Жизнь его была нелегка, ему грозил арест как родственнику высланных из страны Советов и как сыну буржуа. Он работал в поте лица, ему все приходилось делать самому, трудиться и умственно, и физически. Но Юрий был удовлетворен тем, что он сам кормит семью. Этот человек всегда умел видеть красоту жизни и восхищаться ею.

Но все же его отношение к революции меняется. На место первым восторгам приходит неприятие творящихся вокруг насилия и жестокости. Живаго постепенно отторгает революцию, превратившуюся на его глазах в бессмысленную братоубийственную войну. Высшая ценность для него — это человек, а законы этой схватки обрекают человека на гибель и страдание.

В то время, когда его силой держали в партизанском отряде, он всячески старался выполнять свой долг врача, спасать человеческие жизни независимо от того, на чьей стороне они в этой войне. И когда его вынуждают участвовать в схватке, он старается стрелять мимо, но все же, как ему кажется, убивает одного белогвардейца. И у этого убитого юноши в ладанке он находит текст девяностого псалма; этот же девяностый псалом лежит и у партизана. И Живаго не может понять, зачем же все эти люди убивают друг друга. Юрий не пытается стать подобным Ливерию Микулицыну и Стрельникову, он не принимает эту кровавую схватку. Этот «мягкий» интеллигент оказывается человеком твердых убеждений, он смотрит на человека как на высшую ценность в жизни. И выполняя свой долг врача, он лечит всех — и партизан, и колчаковцев; для него все они —просто страдающие люди. В своем стремлении не примыкать ни к одной из враждующих сторон, отказаться от классовых оценок Живаго смог встать над схваткой, взглянуть на людей с позиции надчеловеческой. В этом, по мнению Живаго и по мнению Бориса Пастернака, заключается истинный гуманизм.

А я стою один меж ними

В ревущем пламени и дыме

И всеми силами своими

Молюсь за тех и за других.

В сопоставлении Живаго и Стрельникова автор показывает истоки трагедии русской интеллигенции. Во имя светлых идеалов, провозглашенных революцией, совершались насилие и жестокость. Пастернак тонко показывает роковой переход через рубеж добра и зла, оправдываемый верностью идее.

Наиболее ярко характеры двух героев раскрываются в их любви к Ларе. В любви, по мысли Пастернака, человек раскрывается полностью, показывает все прекрасное и уродливое, доброе и гадкое, что таится в его душе. У Стрельникова любовь показывает его фанатизм и амбициозность, неспособность принести счастье любимой женщине. Он считал, что должен уйти на войну, совершить подвиг и принести его к ногам Лары; а ей нужен был он сам, и это несоответствие их желаний обрекло обоих, и прежде всего Лару, на несчастье.

У Живаго же любовь высвечивает всю красоту и богатство его души, его высокую духовность и человечность. Он согласен на отъезд Лары с Комаровым, хотя и понимает, что потеряет ее на всю жизнь; но Юрий, в котором нет и следа личных амбиций, гордыни, согласен даже на это, лишь бы спасти любимую.

С отъездом Лары жизнь Живаго теряет смысл и наполненность, он медленно угасает, опускается. Независимо от своей воли он женится, живя без интереса, чувствуя себя ненужным в этой жизни. Юрий окончательно разочаровывается в революции. Хотя кровавая бойня давно уже прекратилась, но даже революционную повседневность он не в силах принять, его отталкивает господствующий дух трескучей фразы. За этими высокопарными лозунгами потерялся человек, самое важное в жизни. В этом и заключается трагедия — в том, что счастливая жизнь отдельного человека оказалась разбитой, искусственно переделанной и опустошенной. Для Живаго оказалось потерянным главное — способность любить и приносить пользу другим людям. Ведь по мысли Пастернака, определяет наполненность и смысл этой жизни именно сама эта жизнь, просто счастливая жизнь отдельного человека, и это есть именно то, что никогда нельзя приносить в жертву ради высоких целей.

Статья “Интеллигенция и революция в романе Б.Пастернака “Доктор Живаго”
статья по литературе (11 класс) по теме

Б. Пастернак в своем романе стремился осмыслить проблему русской интеллигенции, привыкшей к мысли о самостоятельной ценности каждого мыслящего человека, интеллигенции, которая «отшатнулась от искажений и извращений идеи, а не от самой идеи».

Революционный процесс разметал среду интеллигенции и то же время вынес ее обломки на поверхность, помещая заурядных представителей этой среды выше, чем они заслуживали: что считалось заурядным, стало выглядеть исключительным.

Герои романа испытываются огнем русской революции, которую Пастернак считал поворотным событием в судьбах XX века. Они занимают по отношению к ней разные позиции – и в зависимости от занятой позиции складываются их судьбы. Путь, который выбрал Живаго, не сулит побед в финале, не избавляет от ошибок, но только этот путь достоин человека-художника, человека-поэта. Юрий остается самим собой.

Скачать:

ВложениеРазмер
statya_intelligenciya_i_revolyuciya_v_romane_b.pasternaka_doktor_zhivago.doc49 КБ

Предварительный просмотр:

« ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ И РЕВОЛЮЦИЯ В РОМАНЕ Б. ПАСТЕРНАКА «ДОКТОР ЖИВАГО»

учитель русского языка и литературы

Гул затих. Я вышел на подмостки.

Прислонясь к дверному косяку,

Я ловлю в далеком отголоске,

Что случится на моем веку.

Борис Пастернак – величайший русский писатель и поэт XX века. Роман «Доктор Живаго» занимает, пожалуй, центральное место в его творчестве. Этому произведению Борис Леонидович посвятил свои лучшие годы литературной жизни. Этот роман – лучшая, гениальнейшая и незабвенная страница русской и мировой культуры. Да, по гениальности и мастерству написания с этим романом мало какие произведения могут сравниться.

Во-первых, роман многогранен: в нем поставлено огромное количество проблем: человек и совесть, человек и человек, человек и любовь, человек и власть, вечное и мимолетное, человек и революция, революция и любовь, интеллигенция и революция, и это еще не все. Во-вторых, это произведение потрясает своим художественным своеобразием; а между тем «Доктор Живаго» даже не роман. Перед нами род автобиографии, в которой удивительным образом отсутствуют внешние факты, совпадающие с реальной жизнью автора. Пастернак пишет о самом себе, но пишет как о постороннем человеке, он придумывает себе судьбу, в которой можно было бы наиболее полно раскрыть перед читателем свою внутреннюю жизнь.

Я бы хотела остановиться на проблеме интеллигенции и революции, ибо, как мне кажется, именно в ней наиболее полно раскрываются интереснейшие моменты романа.

Юрий Живаго – представитель русской интеллигенции. Причем он интеллигент и по духовной жизни – поэт от Бога, и по профессии милосердной, человеколюбивой – врач, и по неисчерпаемой душевности, «домашности внутреннего тепла», и по стремлению к независимости.

Юрий Андреевич воспитан наукой, искусством, укладом жизни прошлого века. Отсюда в романе столько скрытых и очевидных реминисценций из русской классической литературы. Они помогают понять героя, передать его мироощущения. У него больше колебаний и сомнений, больше лирического отношения к событиям, чем ясных и окончательных выводов. В этих колебаниях не слабость Живаго, а его интеллектуальная и моральная сила. «У него (Живаго) нет воли…» – пишет Д.С.Лихачев. У него нет воли, если под волей подразумевать способность без колебаний принимать однозначные решения, но в нем есть решимость духа не поддаваться соблазну однозначных решений, избавляющих от сомнений.

Пастернак стремился осмыслить проблему русской интеллигенции, привыкшей к мысли о самостоятельной ценности каждого мыслящего человека, интеллигенции, которая «отшатнулась от искажений и извращений идеи, а не от самой идеи».

Это не видение войны из стана красных, как в «Разгроме», «Чапаеве» и др. Это не изображение из стана белых, как в «Тихом Доне», «Хождениях по мукам» и др. Нет, это повествование глазами человека, который не хочет вмешиваться в братоубийственную войну, которому чужда жестокость, который хочет жить с семьей, любить и быть любимым, лечить людей и писать стихи.

«… Если только можно, Авва Отче, чашу эту мимо пронеси», – пишет он в одном из стихотворений, выражая свое отношение к революции и войне.

В романе главная действующая сила – стихия революции. Сам же главный герой не влияет и не пытается влиять на нее, не вмешивается в ход событий. Академик Лихачев пишет: «Живаго – это личность, как бы созданная для того, чтобы воспринимать эпоху, нисколько в нее не вмешиваясь».

Если бы перед кем-нибудь поставили задачу создать новый мир, начать новое летосчисление, он бы обязательно нуждался в том, чтобы ему сначала очистили соответствующее место. Он бы ждал, чтобы кончились старые века, прежде чем он приступил к постройке новых, ему нужно было бы круглое число, красная строка, неисписанная страница. «А тут нате, пожалуйста. Это небывалое, это чудо истории, это откровение ахнуто в самую гущу продолжающейся обыденщины, без наперед подобранных сроков, в первые подвернувшиеся будни, в самый разгар курсирующих по городу трамваев. Это всего гениальнее. Так неуместно и несвоевременно только самое великое». Эти слова в романе едва ли не самые важные для понимания Пастернаком революции. Во-первых, они принадлежат Живаго, им произносятся, а, следовательно, выражают мысль самого Пастернака. Во-вторых, они прямо посвящены только что совершившимся и еще не вполне закончившимся событиям Октябрьской революции. И, в-третьих, объясняют отношения передовой интеллигенции и революции: «…откровение ахнуто в самую гущу продолжающейся обыденщины…»

Революция – это и есть откровение ( «ахнутое», «данное»), и она, как всякая данность, не подлежит обычной оценке, оценке с точки зрения сиюминутных человеческих интересов. Революции нельзя избежать, в ее события нельзя вмешаться. То есть вмешаться можно, но нельзя поворотить. Неизбежность их, неотвратимость делает каждого человека, вовлеченного в их водоворот, как бы безвольным. И в этом случае откровенно безвольный человек, однако обладающий умом и сложно развитым чувством, – лучший герой романа. Он видит, он воспринимает, он даже участвует в революционных событиях, но участвует только как песчинка, захваченная бурей, вихрем, метелью. Примечательно, что у Пастернака, как и у Блока в «Двенадцати», основным образом – символом революционной стихии – является метель. Не просто ветер и вихрь, а именно метель с ее бесчисленными снежинками и пронизывающим холодом как бы «из межзвездного пространства».

Нейтральность Юрия Живаго в Гражданской войне декларирована его профессией: он военврач, то есть лицо официально нейтральное по всем международным конвенциям. Вспомним сцену сражения между партизанами и белыми. Доктор Живаго ранит одного из юнцов Белой армии, а затем находит и у этого бойца и у убитого партизана один и тот же 90-й псалом, который должен был оберегать их от гибели. Живаго переодевает солдата в одежду партизана, выхаживает его, зная намерение парня после поправки вернуться в армию Колчака. Он лечит Человека.

Прямая противоположность Живаго – жестокий Антипов-Стрельников, активно вмешивающийся в революцию на стороне красных. Стрельников – воплощение воли, воплощение стремления активно действовать. Его бронепоезд движется со всей доступной ему скоростью, беспощадно подавляя всякое сопротивление революции. Но и он также бессилен ускорить или замедлить торжество событий. В этом смысле Стрельников безволен так же, как и Живаго. Однако Живаго и Стрельников не только противопоставлены, но и сопоставлены; они, как говорится в романе, «в книге рока на одной строке».

Рассказывая о Стрельникове, автор пишет: «А для того, чтобы делать добро, его принципиальности недоставало беспринципности сердца, которое не знает общих случаев, а только частные, и которое велико тем, что делает малое». Не следует думать только о всеобщем, а потому ничейном благе, а нужно делать добро конкретным людям, как бы мало оно не было. Затравленный преследованиями, Стрельников признается Живаго: «А мы жизнь приняли как военный поход, мы камни ворочали ради тех, кого любили. И хотя мы не принесли им ничего, кроме горя, мы волоском их не обидели, потому что оказались еще большими мучениками, чем они». Так объясняется бессмысленность стольких жертв.

Размышления и рассуждения о революции в романе доказывают, что это не «праздник угнетенных», а тяжкая и кровавая полоса в истории нашей страны. «Доктор вспомнил недавно минувшую осень, расстрел мятежников…кровавую колошматину и человекоубоину, которой не предвиделось конца. Изуверства белых и красных соперничали по жестокости, попеременно возрастая одно в ответ на другое, точно их перемножили. От крови тошнило, она подступала к горлу и бросалась в голову, ею заплывали глаза».

Вероятно, революция была неизбежна, иного стране не было дано. Не потому ли в день Октябрьского переворота многие интеллигенты восприняли ее восторженно, как выход из мира лжи и тунеядства, разврата и лицемерия. Тесть Живаго говорит ему: «Помнишь ночь, когда ты принес листок с первыми декретами…это было неслыханно безоговорочно. Эта прямолинейность покоряла. Но такие вещи живут в первоначальной чистоте только в головах их создателей, и то только в первый день провозглашения. Иезуитство политики на другой же день выворачивает их наизнанку. Эта философия чужда мне. Эта власть против нас. У меня не спрашивали согласия на эту ломку». Писатель убеждает нас в том, что интеллигенция в 20-е годы «колебаться» могла только в сторону неприятия революции.

Житейский дискомфорт иссушает Живаго, жестокость разгулявшейся красной партизанщины отталкивает его, причем отталкивает и жестокость белых. Отталкивает равнодушие новой власти к культуре. Революция, гражданская война развязала «звериные инстинкты», «общипала догола государство». Пренебрежение законностью, культ насилия, моральное одичание – все идет оттуда. Критически вглядываясь в происходящее, Живаго видит, что революционным переменам сопутствует пренебрежение духовными ценностями человека во имя материального равенства, растет владычество фразы, утрачивается вера в собственное мнение.

Революционный процесс разметал среду интеллигенции и то же время вынес ее обломки на поверхность, помещая заурядных представителей этой среды выше, чем они заслуживали: что считалось заурядным, стало выглядеть исключительным.

Живаго – образ интеллигенции – умирает в атмосфере «отсутствия воздуха». На протяжении всего романа разразившаяся в стране революция будет постепенно «хоронить» Живаго. «Доктор почувствовал приступ обессиливающей дурноты…Его не пропускали, на него огрызались…Он стал протискиваться через толпу на задней площадке, вызывая новую ругань, пинки и озлобление…» Пастернак реализовал метафору – отсутствие воздуха. Еще А. Блок сказал, что Пушкина «убила вовсе не пуля Дантеса. Его убило отсутствие воздуха. С ним умирала его культура». А позже он скажет о себе: «…Поэт умирает, потому что дышать ему уже нечем, жизнь потеряла смысл».

Герои романа испытываются огнем русской революции, которую Пастернак считал поворотным событием в судьбах XX века. Они занимают по отношению к ней разные позиции – и в зависимости от занятой позиции складываются их судьбы. Путь, который выбрал Живаго, не сулит побед в финале, не избавляет от ошибок, но только этот путь достоин человека-художника, человека-поэта. Юрий остается самим собой. За это, словно в восполнении реальной биографии, ему и дается возможность прожить свою идеальную судьбу в биографии духовной, воплощением которой становится тетрадь его стихотворений. Именно она завершает роман и органично вписывается в основной текст романа. Она – его часть, а не стихотворная вставка. Открывается книга стихов темой предстоящих страданий и сознания их неизбежности, а заканчивается темой добровольного их принятия и искупительной жертвы. В стихотворении «Гефсиманский сад» словами Иисуса Христа, обращенными к апостолу Петру «Спор нельзя решить железом. Вложи свой меч на место, человек», Юрий говорит, что установить истину с помощью оружия нельзя.

И закончить я хочу словами Г. Гачева о романе и об Истории в романе: «В XX веке История обнаружила себя как враг Жизни, Всебытия. История объявила себя копилкою смыслов и бессмертий. Многие оказываются сбиты с панталыку, верят науке и газете и сокрушаются. Другое – человек культуры и Духа: из самой истории он знает, что такие эпохи, когда водовороты исторических процессов норовят обратить человека в песчинку, не раз бывали (Рим, Наполеон). И он отказывается от участия в истории, самолично приступает к творчеству своего пространства – времени, создает оазис, где обитает в истинных ценностях: в любви, природе, свободе духа, культуры. Таковы Юрий и Лара.

История может позволить себе откладывать приход к истине, счастью. У нее в запасе бесконечность, а у людей определенный срок – жизнь. Среди сумятицы человек призван проориентировать себя прямо на настоящее, в безусловных ценностях. Они ведь просты: любовь. Осмысленный труд, красота природы, свободная мысль».

1. Альфонсов В.Н. Поэзия Б.Пастернака. – Л. Советский писатель, 1990

2. Вильмонт Н.Н. О Б.Пастернаке: Воспоминания и мысли. – М. Советский писатель, 1989

3. Воздвиженский В. Проза духовного опыта// Вопросы литературы – 1988 – № 9 – с.82

4. Горелов П. Размышления над романом// Вопросы литературы – 1988 – № 9 – с. 54

5. «Доктор Живаго» Б. Пастернака (С разных точек зрения). – М. Советский писатель.1990

6. Лютов В. Русские писатели в жизни . – Урал LTD, 1999

7. Масленникова З.А. Портрет Б.Пастернака. – М. Сов. Россия, 1990

8. Пискунова С., Пискунов В. «Вседневное наше бессмертье»// Литературное обозрение – 1988 – № 8 – с.48

Интеллигенция и революция в романе Б. Л. Пастернака «Доктор Живаго»

В своем знаменитом романе «Доктор Живаго» Борис Пастернак затронул важную для своей эпохи проблему роли революционных событий в судьбе русской интеллигенции и роли революции в истории России в целом.

Писатель попытался дать свою характеристику происходящим событиям, исходя из собственного жизненного опыта и вплетая в сюжет реальные жизненные истории близких и знакомых людей, принадлежащих кругу интеллигенции. В своем романе автор изображает не только картину предреволюционных событий и революцию, но и гражданскую войну. Причем и революция, и гражданская война предстают в романе как главные виновницы трагической судьбы героев, каждый из которых по-разному воспринимает происходящий в истории России социальный перелом.

Интеллигенция представлена автором в лице главного героя, фамилия которого послужила названием для самого романа. Юрий Живаго — доктор по профессии, врач человеческой души по призванию, лирик по натуре. Герой Пастернака воспитан наукой, искусством и всем укладом прошлой, дореволюционной жизни.

Поэтому герой не может найти свое место в

Первое сообщение о революции герой воспринимает весьма восторженно, с надеждой на лучшие перемены. Такое отношение к октябрьским событиям было характерно для большей части представителей интеллигенции, потому как в революции им виделось крушение ненавистного старого мира и начало новой, просветленной и достойной жизни. Но, к великому сожалению, революция не оправдала этих надежд и, кроме того, стала причиной многочисленных страданий Юрия Живаго, его родных и друзей.

Революция внесла свои коррективы: она насильно разлучила с близкими и любимыми, оторвала от дома и родного края, лишила возможности заниматься любимым делом, любить и жить.

Но, несмотря на это, революция не смогла сломить и уничтожить самое главное в герое романа — его сущность, его самоцельное достоинство, внутреннюю свободу, верность себе и своим жизненным идеалам. Не желая воевать, предавать и убивать, Юрий Живаго наотрез отказался участвовать в военных событиях и погрузился в частную жизнь. Может показаться, что главный герой произведения — трус, испугавшийся активной борьбы, смерти и предстоящих перемен, однако все гораздо сложнее.

Пастернак намеренно изобразил пассивного героя в активную эпоху, что позволило ему дать наиболее достоверный, собирательный образ интеллигентного человека, загнанного в угол, не пожелавшего принять революционных перемен.

Герой не желает и не может переступать через себя, собственные принципы. Для него идея насилия, даже во имя справедливости, безнравственна. Герой вынужден жить среди других людей, двигаться вместе с историей, но в душе он — творец и потому противостоит ей, пытаясь быть незаметным, удалиться от революционного процесса, погрузившись в частные проблемы.

И поэтому он обречен на гибель. На примере жизни своего героя и его семьи Борис Пастернак показал судьбу многих семей, принадлежащих к кругу интеллигенции, которые вынуждены были почувствовать на себе негативное влияние истории. Причем жертвой революции стала не только интеллигенция, но и те, кто посвятил ей себя, свою жизнь: так, рушатся иллюзии Стрельникова, и он кончает жизнь самоубийством.

Он разочаровывается в революции, не видя ее положительного воздействия, и сознательно отказывается от своего участия в исторических событиях.

Дайджест:

Революция в романе Б. Пастернака «Доктор Живаго» В романе «Доктор Живаго» Борис Пастернак передает свое мироощущение, свое видение событий, потрясших нашу страну в начале XX столетия. Известно, что отношение Пастернака к революции было противоречивым. Идеи обновления общественной. .

На тему: Революция в романе Доктор Живаго, Пастернак ­Революция Многие сходятся в том, что роман «Доктор Живаго» занимает центральное место в творчестве Б. Л. Пастернака. Этот человек был величайшим русским писателем и поэтом своего времени. К тому же. .

По роману Б. Л. Пастернака «Доктор Живаго» Роман «Доктор Живаго» по жанру является философским, хотя он представляет несомненный интерес и с исторической точки зрения. В нем упоминаются такие важнейшие события русской истории начала XX века, как русско-японская. .

Библейские мотивы в романе Б. Л. Пастернака «Доктор Живаго» Библия сама по себе много значила для Б. Л. Пастернака. В «Охранной грамоте» он писал: «Я понял, что, к примеру, Библия есть не столько книга с твердым текстом, сколько записная. .

Проблематика и поэтика романа «Доктор Живаго» Б. Пастернака Это проза поэта, насыщенная образам, философскими мотивами. Центральная проблема — судьбы интеллигенции в 20-м веке. Роман написан о человеке, который сумел в условиях революции, 1-ой мировой войны, гражданской войны, а. .

Стихотворения Юрия Живаго в романе Б. Л. Пастернака «Доктор Живаго» Свидетельство Юрия Живаго о своем времени и о себе — это стихи, которые были найдены в его бумагах после его смерти. В романе они выделены в отдельную часть. Перед нами. .

«Стихотворения» доктора Живаго в романе Б. Л. Пастернака «Доктор Живаго» «Стихотворения Юрия Живаго» включают поэтические произведения, созданные Б. Л. Пастернаком во время работы над романом «Доктор Живаго», в центре кото­рого творческий человек, попавший в водоворот революци­онной эпохи. По словам В. .

Трагедия интеллигенции в романе Б. Пастернака «Доктор Живаго» Роман Б. Пастернака «Доктор Живаго» показывает нам состояние интеллигенции в переломную эпоху. Революции, произошедшие в начале века, круто изменили тогда жизнь каждого отдельного человека. От революционных событий, как правило, ждут. .

Изображение природы в романе Б. Пастернака «Доктор Живаго» 1. Творчество Б. Пастернака. 2. Цикл стихотворений в «Докторе Живаго». 3. Изображение природы в романе. Находясь под влиянием музыкальных произведений А. Н. Скрябина, Борис Пастернак шесть лет серьезно занимался музыкой. .

Какова функциональная значимость природно-пространственных образов в романе Пастернака «Доктор Живаго»? Какова функциональная значимость природно-пространственных образов в романе Б. Пастернака «Доктор Живаго»? Приступая к выполнению задания, вспомните, что в романе Б. Па­стернака «Доктор Живаго» изображены необъятные пространства. От­метьте, что Западная Галиция. .

Характер героя и средства его создания в романе Б. Пастернака «Доктор Живаго» В человеке, в его скромной особенности, В его праве на эту особенность — Единственный и вечный смысл борьбы за жизнь. В. Гроссман Есть что-то жестокое и единственно правильное в стремлении. .

Дети в романе Б. Пастернака «Доктор Живаго» Многие писатели обращались к детской теме в своем творчестве. И каждый из них находил что-то особенной в этом образе. Например, для некоторых дети были символом чистоты, «сосудом божьей радости». Для. .

Тема интеллигенции и революции в романе «Доктор Живаго» Борис Пастернак считал Великую Октябрьскую Революции переломным моментом ХХ столетия. Он воспринимал ее не как борьбу красных и белых, а как беспощадную мясорубку, где кучка людей у власти посылает на. .

Сочинение: Природное и историческое в романе Пастернака «Доктор Живаго» Природное и историческое в романе Б. Пастернака «Доктор Живаго» Русская литература знает немало великих произведений, посвящен­ных целым историческим эпохам, грандиозным изломам времен, изме­нениям вековых устоев. Для широкомасштабного отражения такого ро­да. .

«Стихотворения Юрия Живаго» в романе «Доктор Живаго» Замечательный русский поэт Борис Леонидович Пастернак долгие годы вынашивал идею написать роман. Ему довелось жить в сложное для страны время, в эпоху трех революций. Он был знаком с Маяковским, начинал. .

Взаимоотношение человека и революционной эпохи в романе «Доктор Живаго» Главный герой романа Юрий Живаго врач и поэт, пожалуй, поэт даже больше, чем врач. Для Пастернака поэт это «вечности заложник у времени в плену», то есть взгляд Юрия Живаго на. .

«Страданиями и горем определено нам добывать крупицы мудрости…» . По роману Б. Пастернака «Доктор Живаго» 1. «Доктор Живаго» Пастернака. 2. Автор и его герой в романе. 3. Страдание в романе. Это высказывание Гоголя мне хотелось бы проиллюстрировать анализом романа Б. Пастернака «Доктор Живаго». Роман «Доктор. .

На тему: любви в романе Доктор Живаго, Пастернак ­Тема любви в романе Свои взгляды на любовь Борис Пастернак в полной мере раскрыл в романе «Доктор Живаго». Будучи в душе поэтом, этот выдающийся писатель даже в книге о революции. .

На тему: времени в романе Доктор Живаго, Пастернак ­Тема времени в романе Над романом «Доктор Живаго» Б. Л. Пастернак работал много лет. По одной версии он потратил десять лет на написание самого главного произведения своей жизни, а именно. .

Художественное своеобразие романа «Доктор Живаго» Пастернака Б. Л Роман «Доктор Живаго» едва ли не самое загадочное произведение русской литературы XX века. И загадочность его в первую очередь заключается в том, что к нему неприложим инструментарий анализа традиционного романа. .

Характеристика героя Юрий Живаго, Доктор Живаго, Пастернак ­Юрий Живаго Юрий Живаго — главный герой романа Бориса Леонидовича Пастернака «Доктор Живаго»; преуспевающий медик, служивший во время войны; муж Антонины Громеко и сводный брат генерал-майора Ефграфа Живаго. Юрий рано. .

Характеристика героя Евграф Живаго, Доктор Живаго, Пастернак ­Евграф Живаго Евграф Живаго — второстепенный, но весьма значимый персонаж романа «Доктор Живаго»; сводный брат Юрия Андреевича, который каким-то загадочным образом всегда появляется в нужном месте и в нужный момент. .

Вся жизнь Живаго в одноименном романе Б. Л. Пастернака Природа это сфера, поглощающая пространство романа. Чтобы понять причины поведения Живаго в определенных ситуациях, нужно разобраться в значении для него природы и ее месте в произведении. Вся жизнь Живаго инстинктивное. .

Переказ роману Пастернака «Доктор Живаго» Тема «людин і ревалюція» хвилювала багатьох письменників XX століття. І це природно. Занадто велике виявився її вплив на людей, занадто багато було покалічених доль. Захвати, прокльони, апатія й розпач, спроби. .

Краткое содержание «Доктор Живаго» Пастернака Б. Л В начале романа его герою Юрию Живаго — десять лет. Мать его умерла, а отец, разорившийся миллионер, сводит счеты с жизнью, выбросившись на ходу из курьерского поезда. В его разорении. .

Чем символичен образ свечи в романе «Доктор Живаго»? Написав в 1922 году книгу стихов «Сестра моя — жизнь» и взяв за основу сюжета любовный роман, Пастернак проводит своих героев через времена года. Начавшись весной, роман бурно развивается летом. .

Краткое содержание «Интеллигенция и революция» Блока Блок Александр Александрович Произведение «Интеллигенция и революция» «Россия гибнет», «России больше нет», «вечная память России» — слышу я вокруг себя. Но передо мной — Россия: та, которую видели в устрашающих. .

Краткое изложение Интеллигенция и революция Блок А. А. Блок Интеллигенция и революция «Россия гибнет», «России больше нет», «вечная память России» — слышу я вокруг себя. Но передо мной — Россия: та, которую видели в устрашающих и. .

Доктор Живаго характеристика образа Комаровского Виктора Ипполитовича Комаровский Виктор Ипполитович — богатый адвокат; персонаж воплощает «демоническое» начало. К. повинен в разорении и гибели отца Живаго. К. — любовник вдовы Гишар, затем — ее дочери Лары. После скандала. .

«Интеллигенция и революция» Блока краткое содержание «Россия гибнет», «России больше нет», «вечная память России» — слышу я вокруг себя. Но передо мной — Россия: та, которую видели в устрашающих и пророческих снах наши великие писатели. Россия. .

Доктор Живаго характеристика образа Евграфа Евграф — сводный младший брат главного героя, его «благополучный двойник» . Внебрачный сын разорившегося миллионера Андрея Живаго и княгини Столбуно-вой-Энрици; вырос в Омске. Главная деталь портрета — «узкие киргизские глаза». .

Роман «Доктор Живаго». Нобелевская премия Над романом «Доктор Живаго» художник работал на протяжении 10-ти лет. Действие в романе разворачивается на фоне событий революции, гражданской войны, сталинизма, который только рождается. В центре книги — история врача. .

Характеристика героя Таня, Доктор Живаго, Пастернак ­Таня Таня — персонаж романа Б. Пастернака «Доктор Живаго»; дочь Юрия Живаго и Лары Гишар, родившаяся в революционный период и выросшая под надзором умалишенной сторожихи железнодорожного разъезда. Полное имя героини. .

Біблійні мотиви в романі Б. Л. Пастернаку «Доктор Живаго» Біблія сама по собі багато значила для Б. Л. Пастернаку. В «Охоронній грамоті» він писав: «Я зрозумів, що, приміром, Біблія є не стільки книга із твердим текстом, ськільки записний зошит. .

«Доктор Живаго» і «Кінармія» Однієї із самих значних віх в історії Росії першої третини XX століття, поряд з Великою Жовтневою революцією, з’явилася Громадянська війна 1918-1921 років. У той же час вона ввійшла в російську. .

Характеристика героя Комаровский, Доктор Живаго, Пастернак ­Комаровский Комаровский — один из наиболее отрицательных персонажей романа Б. Л. Пастернака «Доктор Живаго»; преуспевающий московский адвокат, который, пользуясь своим превосходством, склоняет молодую Ларису Гишар к сожительству. Помимо этого он. .

Характеристика героя Лара, Доктор Живаго, Пастернак ­Лара Лара — один из главных женских образов в романе Б. Л. Пастернака «Доктор Живаго»; жена Паши Антипова и возлюбленная Юрия Живаго. Полное имя героини — Лариса Федоровна Гишар, после. .

История создания романа «ДОКТОР ЖИВАГО» История создания романа по сути охватывает все творчество Пастернака — от замыслов ранней прозы, когда, закончив книгу «Сестра моя жизнь»;, он работает над романом с условным названием «Три имени»; . .

Доктор Живаго характеристика образа Живаго Юрия Андреевича Живаго Юрий Андреевич — главный герой романа, врач и поэт. Фамилия героя ассоциирует его с образом «Бога Живаго», т. е. Христа ; словосочетание «Доктор Живаго» может быть прочитано как «исцеляющий. .

На тему: ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ И РЕВОЛЮЦИЯ В ПЬЕСЕ М. БУЛГАКОВА «ДНИ ТУРБИНЫХ» Многие десятки лет в нашей стране Октябрьская революция считалась самым славным моментом исто­рии, а ее годовщина — главным государственным праздником. Однако в последние годы стало модным преуменьшать значение этого события. .

Ссылка на основную публикацию