Ледоход – краткое содержание рассказа Горького (сюжет произведения)

Максим Горький – Ледоход

Максим Горький – Ледоход краткое содержание

Ледоход – читать онлайн бесплатно полную версию (весь текст целиком)

На реке, против города, семеро плотников спешно чинили ледорез, ободранный за зиму слободскими мещанами на топливо.

Весна запоздала в том году – юный молодец Март смотрел Октябрем; лишь около полуден – да и то не каждый день – в небе, затканном тучами, являлось белое – по-зимнему – солнце и ныряло в голубых проталинах между туч, поглядывая на землю неприветливо и косо.

Уже была пятница страстной недели, а капель к ночи намерзала синими сосулями в пол-аршина длиною; лед на реке, оголенной от снега, тоже был синеватый, как зимние облака.

Работали плотники – а в городе печально и призывно пела медь колоколов. Головы рабочих поднимались вверх, глаза задумчиво тонули в сероватой мгле, обнявшей город, и часто топор, занесенный для удара, нерешительно, на секунду останавливался в воздухе, точно боясь разрубить ласковый звон.

Там и тут на широкой полосе реки криво торчали сосновые ветви, обозначая дороги, полыньи и трещины во льду; они поднимались вверх, точно руки утопающего, изломанные судорогами.

Томительной скукой веет от реки: пустынная, прикрытая ноздреватой коростой, она лежит безотрадно прямою дорогой во мглистую область, откуда уныло и лениво дышит сырой, холодный ветер.

. Староста Осип, чистенький и складный мужичок, с правильной серебряной бородкой, аккуратно завитой в мелкие кольца на розовых щеках и гибкой шее,- всегда и всюду заметный, староста Осип покрикивает:

– Шевелись поживей, курицыны дети!

И обращается ко мне, насмешливо внушая:

– Наблюдающий,- ты чего в небе ковыряешь тупым твоим носом? Ты для какого дела приставлен, спросить тебя? Ты – от подрядчика, от Василь Сергеича? Стало быть – подобат тебе наяривать нас – работай живо, такой-сякой народ! Вот для какого подвигу ты налажен, а ты – на свое дело моргаешь, дите мое, горький сухостой! Моргать тебе не положено, ты гляди в оба да покрикивай, коли тебя вроде десятника до нас приспособили. ты командуй, кукушкино яичко!

Он снова кричит на ребят:

– Не зевай! Лешие,- надобно сегодня конец делу положить, али нет?

Сам он – первейший лентяй артели. Превосходно знает свое дело, умеет работать ловко, споро, со вкусом и увлечением, но – не любит утруждать себя и постоянно рассказывает волшебные истории. Как раз в разгар работы, когда люди вопьются в нее и работают молча, сосредоточенно, вдруг плененные желанием сделать всё ладно и гладко,- Осип заводит журчащим голоском:

– А вот, братцы мои, был случай.

Две-три минуты люди как будто не слушают его, самозабвенно тешут, строгают, рубят, а мягонький тенорок мечтательно течет и вьется, опутывая, связывая внимание людей. Голубые ясные глаза Осипа сладко прищурены, он покручивает пальцами курчавую бородку и, чмокая от удовольствия, нижет слово за словом.

– Поймал он этого линя, положил в пещер, идет лесом – думает: “А и будет же уха у меня. ” Только вдруг – не знай откуда – кричит голос женской, тонкой: “Елеся-а, Елеся-а. “

Длинный костлявый мордвин Ленька, по прозвищу Народец,- молодой парень с маленькими изумленными глазками,- опустил топор и стоит, открыв рот.

– А из пЕщера отвечают басищем, густо: “Зде-ся-а. ” И в тую самую минуту крышка с пещера – хло-бысь, линь оттедова – прыг и пошел, пошел назад, в омут свой.

Старик-солдат Санявин, угрюмый пьяница, страдающий одышкой и давно чем-то обиженный на всю жизнь, хрипит:

– Как это он, линь, пошел посуху, ежели он – рыба?

– А говорить рыбе назначено? – ласковенько спрашивает Осип.

Мокей Будырин, мужик серый, с собачьим лицом – скулы и челюсти выдвинуты вперед, а лоб запрокинут,- человек молчаливый и неприметный, не торопясь, выпускает через нос три любимые свои слова:

– Это совсем верно.

Каждый раз, когда рассказывают что-нибудь чудесное, страшное, грязное или злое,- он негромко, но непоколебимо уверенно отзывается:

– Это совсем верно.

И словно трижды бьет меня в грудь жестким тяжелым кулаком.

Работа встала, потому что Яков Боев, косноязычный и кособокий, тоже хочет рассказать что-то рыбье и уже начал, но ему никто не верит, смеются над его измятою речью; он – божится, ругается, сердито сует долотом в воздух и, захлебываясь злой слюною, кричит, на смех всем:

– Один – чего ни ври – принимают, а как я вам – правду,- ржете, галманы, пострели вас в душу.

Все бросили работу и шумят, размахивая пустыми руками; тогда – Осип снимает шапку, обнажая благообразную серебряную голову, с плешью на темени, и строго кричит:

– Будя, эй! Позвонили, отдохнули, и – ладно!

– Сам завел,- хрипит солдат, поплевывая на ладони.

Осип пристает ко мне:

Мне кажется, что он сбивает людей с работы своими россказнями, имея какую-то цель, но я не понимаю – хочет ли он болтовней прикрыть свою лень или дать людям отдых? Перед подрядчиком Осип держится льстиво, низкопоклонно,- “ломает дурака” перед ним и каждую субботу умеет выклянчить у него “на чаишко” для артели.

Вообще он человек “артельный”, но старики его не любят, считают шутом, бездельником и относятся к нему неуважительно, да и молодежь, любя слушать его болтовню, смотрит на него несерьезно, с недоверием, плохо скрытым и часто злым.

Мордвин, парень грамотный, с которым я говорю иногда “по душам”, однажды, на мой вопрос – что за человек Осип, сказал, усмехаясь:

– Не знай. пес его знает. так себе – ничего.

И, подумав, добавил:

– Михайло, который помер, резкий был мужик, умный,- так он раз лаялся с им, с Осипом-то, да и говорит: “Али, говорит, ты человек? Работник в тебе подох, а хозяин – не родился, так, говорит, ты и будешь всю жизнь болтаться на углу, как забытый отвес на нитке”. Вот это, поди-ка, верно про него.

И еще подумав, мордвин беспокойно договорил:

– А так он ничего, добрый человек.

У меня глупейшая позиция среди этих людей: пятнадцатилетний парень, я приставлен подрядчиком – записывать расход материала, следить, чтобы плотники не воровали гвоздей, не таскали в кабак досок. Гвозди они воруют, нимало не стесняясь моим присутствием, и все усердно показывают мне, что я на работе среди них – человек лишний, неприятный И если кому-нибудь представляется случай незаметно задеть меня доскою или иным способом причинить мне маленькую обиду – они это делают очень умело

Мне с ними неловко, стыдно; я хочу сказать им что-то, что помирило бы их со мною, но не нахожу нужных слов, и меня давит угрюмое чувство моей ненужности.

Каждый раз, когда я записываю в книжку количество взятого материала,Осип, не торопясь, подходит и спрашивает:

– Нарисовал? Ну-кось, покажь.

Смотрит на запись прищуря глаза и говорит неопределенно:

Максим Горький – Ледоход

Максим Горький – Ледоход краткое содержание

Ледоход читать онлайн бесплатно

На реке, против города, семеро плотников спешно чинили ледорез, ободранный за зиму слободскими мещанами на топливо.

Весна запоздала в том году – юный молодец Март смотрел Октябрем; лишь около полуден – да и то не каждый день – в небе, затканном тучами, являлось белое – по-зимнему – солнце и ныряло в голубых проталинах между туч, поглядывая на землю неприветливо и косо.

Уже была пятница страстной недели, а капель к ночи намерзала синими сосулями в пол-аршина длиною; лед на реке, оголенной от снега, тоже был синеватый, как зимние облака.

Работали плотники – а в городе печально и призывно пела медь колоколов. Головы рабочих поднимались вверх, глаза задумчиво тонули в сероватой мгле, обнявшей город, и часто топор, занесенный для удара, нерешительно, на секунду останавливался в воздухе, точно боясь разрубить ласковый звон.

Там и тут на широкой полосе реки криво торчали сосновые ветви, обозначая дороги, полыньи и трещины во льду; они поднимались вверх, точно руки утопающего, изломанные судорогами.

Томительной скукой веет от реки: пустынная, прикрытая ноздреватой коростой, она лежит безотрадно прямою дорогой во мглистую область, откуда уныло и лениво дышит сырой, холодный ветер.

. Староста Осип, чистенький и складный мужичок, с правильной серебряной бородкой, аккуратно завитой в мелкие кольца на розовых щеках и гибкой шее,- всегда и всюду заметный, староста Осип покрикивает:

– Шевелись поживей, курицыны дети!

И обращается ко мне, насмешливо внушая:

– Наблюдающий,- ты чего в небе ковыряешь тупым твоим носом? Ты для какого дела приставлен, спросить тебя? Ты – от подрядчика, от Василь Сергеича? Стало быть – подобат тебе наяривать нас – работай живо, такой-сякой народ! Вот для какого подвигу ты налажен, а ты – на свое дело моргаешь, дите мое, горький сухостой! Моргать тебе не положено, ты гляди в оба да покрикивай, коли тебя вроде десятника до нас приспособили. ты командуй, кукушкино яичко!

Он снова кричит на ребят:

– Не зевай! Лешие,- надобно сегодня конец делу положить, али нет?

Сам он – первейший лентяй артели. Превосходно знает свое дело, умеет работать ловко, споро, со вкусом и увлечением, но – не любит утруждать себя и постоянно рассказывает волшебные истории. Как раз в разгар работы, когда люди вопьются в нее и работают молча, сосредоточенно, вдруг плененные желанием сделать всё ладно и гладко,- Осип заводит журчащим голоском:

– А вот, братцы мои, был случай.

Две-три минуты люди как будто не слушают его, самозабвенно тешут, строгают, рубят, а мягонький тенорок мечтательно течет и вьется, опутывая, связывая внимание людей. Голубые ясные глаза Осипа сладко прищурены, он покручивает пальцами курчавую бородку и, чмокая от удовольствия, нижет слово за словом.

– Поймал он этого линя, положил в пещер, идет лесом – думает: “А и будет же уха у меня. ” Только вдруг – не знай откуда – кричит голос женской, тонкой: “Елеся-а, Елеся-а. “

Длинный костлявый мордвин Ленька, по прозвищу Народец,- молодой парень с маленькими изумленными глазками,- опустил топор и стоит, открыв рот.

– А из пЕщера отвечают басищем, густо: “Зде-ся-а. ” И в тую самую минуту крышка с пещера – хло-бысь, линь оттедова – прыг и пошел, пошел назад, в омут свой.

Старик-солдат Санявин, угрюмый пьяница, страдающий одышкой и давно чем-то обиженный на всю жизнь, хрипит:

– Как это он, линь, пошел посуху, ежели он – рыба?

– А говорить рыбе назначено? – ласковенько спрашивает Осип.

Мокей Будырин, мужик серый, с собачьим лицом – скулы и челюсти выдвинуты вперед, а лоб запрокинут,- человек молчаливый и неприметный, не торопясь, выпускает через нос три любимые свои слова:

– Это совсем верно.

Каждый раз, когда рассказывают что-нибудь чудесное, страшное, грязное или злое,- он негромко, но непоколебимо уверенно отзывается:

– Это совсем верно.

И словно трижды бьет меня в грудь жестким тяжелым кулаком.

Работа встала, потому что Яков Боев, косноязычный и кособокий, тоже хочет рассказать что-то рыбье и уже начал, но ему никто не верит, смеются над его измятою речью; он – божится, ругается, сердито сует долотом в воздух и, захлебываясь злой слюною, кричит, на смех всем:

– Один – чего ни ври – принимают, а как я вам – правду,- ржете, галманы, пострели вас в душу.

Все бросили работу и шумят, размахивая пустыми руками; тогда – Осип снимает шапку, обнажая благообразную серебряную голову, с плешью на темени, и строго кричит:

– Будя, эй! Позвонили, отдохнули, и – ладно!

– Сам завел,- хрипит солдат, поплевывая на ладони.

Осип пристает ко мне:

Мне кажется, что он сбивает людей с работы своими россказнями, имея какую-то цель, но я не понимаю – хочет ли он болтовней прикрыть свою лень или дать людям отдых? Перед подрядчиком Осип держится льстиво, низкопоклонно,- “ломает дурака” перед ним и каждую субботу умеет выклянчить у него “на чаишко” для артели.

Вообще он человек “артельный”, но старики его не любят, считают шутом, бездельником и относятся к нему неуважительно, да и молодежь, любя слушать его болтовню, смотрит на него несерьезно, с недоверием, плохо скрытым и часто злым.

Мордвин, парень грамотный, с которым я говорю иногда “по душам”, однажды, на мой вопрос – что за человек Осип, сказал, усмехаясь:

– Не знай. пес его знает. так себе – ничего.

И, подумав, добавил:

– Михайло, который помер, резкий был мужик, умный,- так он раз лаялся с им, с Осипом-то, да и говорит: “Али, говорит, ты человек? Работник в тебе подох, а хозяин – не родился, так, говорит, ты и будешь всю жизнь болтаться на углу, как забытый отвес на нитке”. Вот это, поди-ка, верно про него.

И еще подумав, мордвин беспокойно договорил:

– А так он ничего, добрый человек.

У меня глупейшая позиция среди этих людей: пятнадцатилетний парень, я приставлен подрядчиком – записывать расход материала, следить, чтобы плотники не воровали гвоздей, не таскали в кабак досок. Гвозди они воруют, нимало не стесняясь моим присутствием, и все усердно показывают мне, что я на работе среди них – человек лишний, неприятный И если кому-нибудь представляется случай незаметно задеть меня доскою или иным способом причинить мне маленькую обиду – они это делают очень умело

Мне с ними неловко, стыдно; я хочу сказать им что-то, что помирило бы их со мною, но не нахожу нужных слов, и меня давит угрюмое чувство моей ненужности.

Читайте также:  Иду на грозу - краткое содержание романа Гранина (сюжет произведения)

Каждый раз, когда я записываю в книжку количество взятого материала,Осип, не торопясь, подходит и спрашивает:

– Нарисовал? Ну-кось, покажь.

Смотрит на запись прищуря глаза и говорит неопределенно:

Он умеет читать только по печатному, пишет тоже печатными буквами церковного устава – гражданская пропись непонятна ему.

– Это – корытцем-то – какое слово?

– Добро-о! Ишь петля какая. А что написано строкой этой?

– Досок вершковых, девятиаршинных, пять.

– Как же пять? Вот, солдат перерезал одну.

– Это он напрасно, надобности не было.

– Как же не было? Он половинку в кабак снес.

Спокойно глядя в лицо мне голубыми, как васильки, глазами, с веселой усмешечкою в них, он навивает на палец колечки бороды и неотразимо бесстыдно говорит:

– Рисуй шесть, право! Ты гляди, кукушкино яичко,- мокро, холодно, работенка тяжелая – надобно людям побаловать душеньку, винцом-то ее обогреть? Ты – не строжись, бога строгостью не подкупишь.

Говорит он долго, ласково, кудревато, слова сыплются на меня, точно опилки, я как бы внутренно слепну и молча показываю ему переправленную цифру.

– Ну вот – это верно! И чифра – красивше, вон какой купчихой сидит, пузатенька, добренька.

Я вижу, как победоносно он рассказывает плотникам о своем успехе, знаю, что они все презирают меня за уступчивость, мое пятнадцатилетнее сердце обиженно плачет, а в голове вертятся скучные, серые мысли:

“Всё это странно и глупо. Почему он уверен, что я снова не переправлю 6 на 5 и не скажу подрядчику, что они пропили доску?”

Однажды они украли два фунта пятивершковых костылей и железные скобы.

– Слушай,- предупредил я Осипа,- я это запишу!

– Вали! – согласился он, играя седыми бровями.- Что, в сам-деле, за баловство? Вали, рисуй их, маминых детей.

И закричал ребятам:

– Эй, шалыганы, костыли и скобы на штраф вам записаны.

Солдат угрюмо спросил:

– Проштрафились, стало быть,- спокойно пояснил Осип.

Плотники заворчали, косо поглядывая на меня, а у меня не было уверенности, что я сделаю то, чем пригрозил, а если сделаю – так это будет хорошо.

– Уйду от подрядчика,- сказал я Осипу,- ну вас всех к чертям! С вами вором станешь.

Осип подумал, погладил бороду, сел рядом со мною плечом и сказал тихонько:

– Надо уйти. Какой ты десятник, какой приказчик? В должностях этих надобно понимать, что есть имущество, собачий характер надобен тут, чтоб охранять хозяи-ново, как свою родную шкуру, мамино наследство. А ты для этого дела – молод пес, ты не чувствуешь, чего имущество требует. Если бы сказать Василь Сергеи-чу, как ты нам мирволишь,- он бы те в тую самую одну минуту по шее,- вполне решительно! Потому ты для него – не к доходу, а на расход, человек же должен служить доходно хозяину – понял?

Краткое содержание рассказов Горького

В людях

Произведение «В людях», написанное советским писателем Максимом Горьким, является автобиографическим. Рассказчик повествует о нелёгкой жизни бедных детей и подростков до революции. Читать далее

Варвары

Тишину и привычный мещанский жизненный уклад уездного города нарушает появление инженеров из столицы. В городке планируется построить железнодорожное полотно. Читать далее

Васса Железнова

Железнова Васса Борисовна, является главной героиней пьесы. Ей сорок два года. Является обладательницей судоходной компании, женщина при деньгах и власти. Живет вместе со своим мужем и братом. Читать далее

Воробьишко

Многие птицы похожи на людей. Взрослые – иногда очень скучные, а маленькие – веселые. В произведении речь пойдет о воробье, которого звали Пудик. Читать далее

Дачники

На одной из летних дач собралась компания русских интеллигентов, уставших от светской жизни, стремящихся к покою и тишине. Читать далее

Дед Архип и Лёнька

На берегу Кубани, поджидая паром, отдыхают дед Архип и его внук Ленька. Старика мучает кашель, он не может уснуть. С каждым днем ему становится все хуже, дед предчувствует свою скорую смерть Читать далее

Дело Артамоновых

Илья Артамонов служил приказчиком в доме богатых господ. После отмены крепостного права, его отпускают. В награду за хорошую службу хозяин дает большую денежную сумму. На эти деньги Илья решает в городе построить фабрику по изготовлению полотна. Читать далее

Дети солнца

В пьесе Горького «Дети солнца» описана жизнь интеллигентной семьи в начале 20 века. События происходят во время революции 1905 г. в этот период происходят социальные изменения в обществе, начинается расцвет культуры и искусства Читать далее

Детство

Алексей рано потерял отца, мать практически сразу после похорон мужа пропала, и мальчик воспитывался дедом и бабушкой. Физические наказания, скандалы и драки в семье, жестокость и жадность дедушки Читать далее

Жизнь Клима Самгина

С первых страниц произведения становится известно о том, что в семье интеллигента Ивана Самгина рождается сын, который получил довольно простое имя Клим. С самого раннего детства нашему герою приходилось Читать далее

Исповедь

Повесть Горького «Исповедь» идет от лица странника Матвея. Кто его настоящие родители он не знает, так как младенцем его подкинули на ступеньки часовни в барской усадьбе Лосева. Читать далее

Коновалов

Максим, от лица которого ведется повествование, однажды в газете прочитал заметку о человеке, покончившим с собой в тюремной камере. Максим рассказывает о знакомстве с этим человеком. Читать далее

Легенда о Данко

В давние времена на земле жили люди. Их племя отличалось смелостью и отвагой. Однажды, в их края пришли более сильные враги, и изгнали людей из насиженных мест. Отправились тогда люди в самые непроходимые леса и дебри. Читать далее

Легенда о Ларре

Произошло это в далекой стране. Жило там бесстрашное и сильное племя, в котором мужчины после удачной охоты радовались, веселились, и всячески развлекались Читать далее

Макар Чудра

Старый цыган Макар Чудра, сидя рядом с рассказчиком, с высоты своих прожитых лет рассуждает о жизни. Он думает об её смысле, о взаимоотношениях между людьми, и, рассуждая о человеческой свободе и воле Читать далее

Мальва

Василий Легостев пять лет как оставил жену и сына. Он покинул родной поселок и теперь живет на берегу моря на косе, где занимается рыбным промыслом. По воскресеньям его навещает любовница – дама приятной наружности по имени Мальва Читать далее

Этот роман Горького разворачивается в поселке, жизнь которого построена вокруг фабрики. Главный герой (Власов Павел) работает там, но он не пьет вечерами, а читает книги – запрещенные книги о правде социализма Читать далее

Мещане

В доме зажиточного помещика, 58-летнего Василия Василевича Бессеменова, живет целая толпа народа. Это его жена, двое детей, воспитанник хозяина Нил, нахлебники Шишкин и Тетерев, квартирантка Кривцова Читать далее

Мои университеты

В повести «Мои университеты» А. М. Горький описывает эпизоды своей жизни, как он собирался поступить в университет. Гимназист Николай Евреинов видел увлеченность знаниями у Алексея Пешкова, и он предложил товарищу отправиться в Казань Читать далее

Мой спутник

Однажды, в гавани Одессы, я повстречал необычного человека. Он был восточной внешности, одет довольно прилично, костюм хороший и чистый. Человек неторопливо прогуливался по гавани и резко отличался от тамошних рабочих Читать далее

На дне

В пьесе рассказывается о жизни людей в ночлежке, которые объединены слабостью, не хотением найти новую – лучшую жизнь. К ним приходит странник, проповедующий лож, которой поддаются некоторые жители. У этих людей своя правда Читать далее

Несвоевременные мысли

Русскому народу пришло время сбросить бремя угнетавшего его режима и это произошло в ходе событий революции. Но что пришло на смену? Какие люди выдвинулись на первый план и взяли в руки бразды правления обществом? Читать далее

Десятилетний Пепе, маленький худенький мальчишка в рваной одежде, бегает по острову. Отовсюду звучит его звонкая песня о прекрасной Италии. Читать далее

Песня о буревестнике

С неимоверной силой вдруг налетел ветер и стал сгонять хороводы черных туч над седой гладью пенного моря. Однако подобное погодное явление нисколько не испугало надменного, отчаянного и отважного Буревестника Читать далее

Песня о соколе

В этом произведении описан спор между Ужом и Соколом. Каждый из них имеет свое мнение и свою жизненную позицию, оба сделали выбор и оба считают, что он правильный. Один стремится в небо и для него это единственный смысл жизни, свобода и гордость Читать далее

Про Иванушку-дурачка

Иванушка-дурачок был красив лицом, но дела и поступки его были странные. Однажды наняли его в работники в один дом. Муж с женой собрались в город за покупками и приказали ему приглядывать за детьми Читать далее

Рождение человека

В 1892 году, во время страшной голодовки, тысячи людей срывались с насиженных мест, и, в поисках лучшей жизни, отправлялись на Кавказ. В числе этих страждущих и неприкаянных людей, двигался и писатель. Читать далее

Самовар

Произведение для детей, написанное в ироничной, шутливой манере с использованием приемов сатиры, на примере предметов кухонной и чайной посуды, являющихся главными героями сказки, повествует о различных человеческих качествах. Читать далее

Сказки об Италии

Все эти рассказы пропитаны восхищением к окружающей земле и любовью к честным, трудолюбивым людям, какими должны быть и все мы. «Обо всем можно сказать красиво, но лучше всего Читать далее

Случай с Евсейкой

Главным персонажем сказки Максима Горького является маленький мальчик Евсейка. В один жаркий день он рыбачил на берегу реки. Скучное занятие и летний зной одолели Евсейку, он задремал и упал в реку. Читать далее

Старуха Изергиль

Однажды вечером после сборки винограда рассказчик и старуха Изергиль рассматривали силуэты людей, которые пошли на море. Старуха рассказала ему удивительную историю. Читать далее

Страсти-мордасти

Молодой парень ночью вытаскивает из лужи пьяную женщину. Он провожает ее домой и попадает в полуподвальную комнату. В комнате темнота, вонь и грязь. Читать далее

Супруги Орловы

Первые страницы произведения показывают нам ужасную потасовку в квартире Орловых, находящейся в маленьком подвальчике дома Петунникова. Читать далее

Фома Гордеев

В небольшом городке на Волге жил Игнат Гордеев, работал водоливом на одной из барж купца Заева. Был он сильным и красивым парнем, хотел любыми средствами разбогатеть. Благодаря уму и хваткости Читать далее

Челкаш

Рассказ начинается с утра в порту, описание происходящего вокруг, люди заняты каждый своим делом, стоит шум, работа кипит полным ходом. Все это продолжается до обеда, как только часы показали двенадцать всё утихло Читать далее

Об авторе

Писатель Максим Горький занимает особое место в истории литературы нашей страны. «Я в этот мир пришел, чтобы не соглашаться», – под этим кредо Горький врывается в литературу, становится одним из первых во главе нарождающегося восстания, а после, не побоявшись, рьяно критикует произвол новой советской власти. Всю свою жизнь он посвятил идее Человека и вере в его перерождение в высокое и прекрасное существо.

Ранее творчество: революционная деятельность

Первый рассказ Горького, «Макар Чудра», опубликовали в газете «Кавказ» в 1892 году. С публикацией юному автору помог его друг, и Горький никак не ожидал, что рассказ произведет большое впечатление. Но необычайно живое содержание, романтическая история свободолюбивых цыган потрясли публику. Рассказ встретили бурно, он открыл Горькому дорогу в литературу.

Совершив яркий дебют, писатель не стал останавливаться. Следом появляются рассказы «Челкаш», «Старуха Изергиль», «Песня о Соколе», «Бывшие люди» и др. Все они громко звучат, поражают искренностью. Горький правдиво пишет о народе, о бедном населении, ведь сам выходец из народа, сочувствует рабочим и крестьянам. Мотивы его творчества совпали с народными движениями и нарождавшимися идеями революции, Горький стал самым популярным писателем, затмив Чехова и Толстого.

Но неудержимого писателя не устраивала работа «на стороне», он рвался в глашатаи революции. Так в 1901 году публикуется «Песнь о буревестнике». Произведение в момент разлетается из уст в уста, его передают как агит-листы. Горький входит в число большевиков, знакомиться с В.И.Лениным. В следующем году из-под пера выходит знаменитая пьеса «На дне», показывающая зрителю жизнь социальных низов. Премьера, хоть и не без трудностей цензуры, успешно прошла в Москве и прокатилась по всему миру. Талант Горького признали за рубежом. Вырученные же деньги писатель отчислял партии.

Писатель участвует в мирном восстании ткачей в 1905. Кровавая страница в истории нашей страны. Горькому удалось уцелеть, но не избежать заключения. От тюрьмы его спасла известность и сплоченность русских и зарубежных писателей в намерении освободить его. Но арест не охладил пыл писателя: на своей квартире он содержал членов большевичкой партии, там складировало оружие, собирались бомбы.

Получив ответственное задание, Максим Горький уезжает в Америку для сбора средств в поддержку партии. За морем пишется роман «Мать» (первая публикация на англ. яз. Лондон 1907). Однако заморская буржуазная жизнь и отношение к человеку не устраивают писателя. Выходят сатирические памфлеты, рассказ «Город желтого дьявола».

Зрелость: отказ от идей большевиков

Горький пробыл за границей до 1913 года. Он жил в Италии, но оказывал поддержку большевикам, пытало создать собственное философское учение «богостроители». Ценности Горького, а именно культура и интеллигенция, были отринуты Лениным. Тогда писатель понимает, что революционерам важен переворот именно для захвата власти. Вдохновенный этими мотивами пишется роман «Исповедь».

В 1914 году Горький возвращается в Россию. «Алексей Максимович», – скандируют толпы на перроне; страна ждала писателя, и вот, он снова служит для неё. Писатель постепенно охладевает к большевикам. Он занят работой над автобиографической трилогией (написаны две части «Детство» и «В людях»).

Читайте также:  24 часа из жизни женщины - краткое содержание книги Цвейга (сюжет произведения)

События 1917 года, года восстания и переворота, кардинально меняют мнение Горького об Ленине. В своей газете «Большевицкая жизнь» он называл вождя царем, а революцию – жестоким экспериментом над русским народом. Выходит обличительная статья «Нельзя молчать».

Писатель бросает все силы на спасение русской интеллигенции, пишет личные обращения к Ленину и Сталину, но поэта Гумилева не удается спасти от расстрела. Горький мешает новой власти: по старой дружбе ему советует уехать получиться в Италию, что писатель и делает в 1921 году.

Последние годы

Писатель вернулся в 1928 году, в 1932 ему воспрещается покидать родину. Горький увлеченно работает над своим заключительным романом «Жизнь Клима Самгина». Главным героем выступает средних способностей интеллигент, который во всей революции первостепенно ищет выгод лишь для себя. Роман состоит из четырех частей, четвертая осталась недоработанной, в связи со смертью писателя в 1934 году.

Талант М.Горького сложно переоценить: по природе своей гуманист, всю жизнь он защищал права человека, был равно справедливым глашатаем революции и её же критиком и никогда не изменял себе.

Максим Горький – Ледоход

99 Пожалуйста дождитесь своей очереди, идёт подготовка вашей ссылки для скачивания.

Скачивание начинается. Если скачивание не началось автоматически, пожалуйста нажмите на эту ссылку.

Описание книги “Ледоход”

Описание и краткое содержание “Ледоход” читать бесплатно онлайн.

На реке, против города, семеро плотников спешно чинили ледорез, ободранный за зиму слободскими мещанами на топливо.

Весна запоздала в том году – юный молодец Март смотрел Октябрем; лишь около полуден – да и то не каждый день – в небе, затканном тучами, являлось белое – по-зимнему – солнце и ныряло в голубых проталинах между туч, поглядывая на землю неприветливо и косо.

Уже была пятница страстной недели, а капель к ночи намерзала синими сосулями в пол-аршина длиною; лед на реке, оголенной от снега, тоже был синеватый, как зимние облака.

Работали плотники – а в городе печально и призывно пела медь колоколов. Головы рабочих поднимались вверх, глаза задумчиво тонули в сероватой мгле, обнявшей город, и часто топор, занесенный для удара, нерешительно, на секунду останавливался в воздухе, точно боясь разрубить ласковый звон.

Там и тут на широкой полосе реки криво торчали сосновые ветви, обозначая дороги, полыньи и трещины во льду; они поднимались вверх, точно руки утопающего, изломанные судорогами.

Томительной скукой веет от реки: пустынная, прикрытая ноздреватой коростой, она лежит безотрадно прямою дорогой во мглистую область, откуда уныло и лениво дышит сырой, холодный ветер.

. Староста Осип, чистенький и складный мужичок, с правильной серебряной бородкой, аккуратно завитой в мелкие кольца на розовых щеках и гибкой шее,- всегда и всюду заметный, староста Осип покрикивает:

– Шевелись поживей, курицыны дети!

И обращается ко мне, насмешливо внушая:

– Наблюдающий,- ты чего в небе ковыряешь тупым твоим носом? Ты для какого дела приставлен, спросить тебя? Ты – от подрядчика, от Василь Сергеича? Стало быть – подобат тебе наяривать нас – работай живо, такой-сякой народ! Вот для какого подвигу ты налажен, а ты – на свое дело моргаешь, дите мое, горький сухостой! Моргать тебе не положено, ты гляди в оба да покрикивай, коли тебя вроде десятника до нас приспособили. ты командуй, кукушкино яичко!

Он снова кричит на ребят:

– Не зевай! Лешие,- надобно сегодня конец делу положить, али нет?

Сам он – первейший лентяй артели. Превосходно знает свое дело, умеет работать ловко, споро, со вкусом и увлечением, но – не любит утруждать себя и постоянно рассказывает волшебные истории. Как раз в разгар работы, когда люди вопьются в нее и работают молча, сосредоточенно, вдруг плененные желанием сделать всё ладно и гладко,- Осип заводит журчащим голоском:

– А вот, братцы мои, был случай.

Две-три минуты люди как будто не слушают его, самозабвенно тешут, строгают, рубят, а мягонький тенорок мечтательно течет и вьется, опутывая, связывая внимание людей. Голубые ясные глаза Осипа сладко прищурены, он покручивает пальцами курчавую бородку и, чмокая от удовольствия, нижет слово за словом.

– Поймал он этого линя, положил в пещер, идет лесом – думает: “А и будет же уха у меня. ” Только вдруг – не знай откуда – кричит голос женской, тонкой: “Елеся-а, Елеся-а. “

Длинный костлявый мордвин Ленька, по прозвищу Народец,- молодой парень с маленькими изумленными глазками,- опустил топор и стоит, открыв рот.

– А из пЕщера отвечают басищем, густо: “Зде-ся-а. ” И в тую самую минуту крышка с пещера – хло-бысь, линь оттедова – прыг и пошел, пошел назад, в омут свой.

Старик-солдат Санявин, угрюмый пьяница, страдающий одышкой и давно чем-то обиженный на всю жизнь, хрипит:

– Как это он, линь, пошел посуху, ежели он – рыба?

– А говорить рыбе назначено? – ласковенько спрашивает Осип.

Мокей Будырин, мужик серый, с собачьим лицом – скулы и челюсти выдвинуты вперед, а лоб запрокинут,- человек молчаливый и неприметный, не торопясь, выпускает через нос три любимые свои слова:

– Это совсем верно.

Каждый раз, когда рассказывают что-нибудь чудесное, страшное, грязное или злое,- он негромко, но непоколебимо уверенно отзывается:

– Это совсем верно.

И словно трижды бьет меня в грудь жестким тяжелым кулаком.

Работа встала, потому что Яков Боев, косноязычный и кособокий, тоже хочет рассказать что-то рыбье и уже начал, но ему никто не верит, смеются над его измятою речью; он – божится, ругается, сердито сует долотом в воздух и, захлебываясь злой слюною, кричит, на смех всем:

– Один – чего ни ври – принимают, а как я вам – правду,- ржете, галманы, пострели вас в душу.

Все бросили работу и шумят, размахивая пустыми руками; тогда – Осип снимает шапку, обнажая благообразную серебряную голову, с плешью на темени, и строго кричит:

– Будя, эй! Позвонили, отдохнули, и – ладно!

– Сам завел,- хрипит солдат, поплевывая на ладони.

Осип пристает ко мне:

Мне кажется, что он сбивает людей с работы своими россказнями, имея какую-то цель, но я не понимаю – хочет ли он болтовней прикрыть свою лень или дать людям отдых? Перед подрядчиком Осип держится льстиво, низкопоклонно,- “ломает дурака” перед ним и каждую субботу умеет выклянчить у него “на чаишко” для артели.

Вообще он человек “артельный”, но старики его не любят, считают шутом, бездельником и относятся к нему неуважительно, да и молодежь, любя слушать его болтовню, смотрит на него несерьезно, с недоверием, плохо скрытым и часто злым.

Мордвин, парень грамотный, с которым я говорю иногда “по душам”, однажды, на мой вопрос – что за человек Осип, сказал, усмехаясь:

– Не знай. пес его знает. так себе – ничего.

И, подумав, добавил:

– Михайло, который помер, резкий был мужик, умный,- так он раз лаялся с им, с Осипом-то, да и говорит: “Али, говорит, ты человек? Работник в тебе подох, а хозяин – не родился, так, говорит, ты и будешь всю жизнь болтаться на углу, как забытый отвес на нитке”. Вот это, поди-ка, верно про него.

И еще подумав, мордвин беспокойно договорил:

– А так он ничего, добрый человек.

У меня глупейшая позиция среди этих людей: пятнадцатилетний парень, я приставлен подрядчиком – записывать расход материала, следить, чтобы плотники не воровали гвоздей, не таскали в кабак досок. Гвозди они воруют, нимало не стесняясь моим присутствием, и все усердно показывают мне, что я на работе среди них – человек лишний, неприятный И если кому-нибудь представляется случай незаметно задеть меня доскою или иным способом причинить мне маленькую обиду – они это делают очень умело

Мне с ними неловко, стыдно; я хочу сказать им что-то, что помирило бы их со мною, но не нахожу нужных слов, и меня давит угрюмое чувство моей ненужности.

Каждый раз, когда я записываю в книжку количество взятого материала,Осип, не торопясь, подходит и спрашивает:

– Нарисовал? Ну-кось, покажь.

Смотрит на запись прищуря глаза и говорит неопределенно:

Он умеет читать только по печатному, пишет тоже печатными буквами церковного устава – гражданская пропись непонятна ему.

– Это – корытцем-то – какое слово?

– Добро-о! Ишь петля какая. А что написано строкой этой?

– Досок вершковых, девятиаршинных, пять.

– Как же пять? Вот, солдат перерезал одну.

– Это он напрасно, надобности не было.

– Как же не было? Он половинку в кабак снес.

Спокойно глядя в лицо мне голубыми, как васильки, глазами, с веселой усмешечкою в них, он навивает на палец колечки бороды и неотразимо бесстыдно говорит:

– Рисуй шесть, право! Ты гляди, кукушкино яичко,- мокро, холодно, работенка тяжелая – надобно людям побаловать душеньку, винцом-то ее обогреть? Ты – не строжись, бога строгостью не подкупишь.

Говорит он долго, ласково, кудревато, слова сыплются на меня, точно опилки, я как бы внутренно слепну и молча показываю ему переправленную цифру.

– Ну вот – это верно! И чифра – красивше, вон какой купчихой сидит, пузатенька, добренька.

Я вижу, как победоносно он рассказывает плотникам о своем успехе, знаю, что они все презирают меня за уступчивость, мое пятнадцатилетнее сердце обиженно плачет, а в голове вертятся скучные, серые мысли:

“Всё это странно и глупо. Почему он уверен, что я снова не переправлю 6 на 5 и не скажу подрядчику, что они пропили доску?”

Однажды они украли два фунта пятивершковых костылей и железные скобы.

– Слушай,- предупредил я Осипа,- я это запишу!

– Вали! – согласился он, играя седыми бровями.- Что, в сам-деле, за баловство? Вали, рисуй их, маминых детей.

И закричал ребятам:

– Эй, шалыганы, костыли и скобы на штраф вам записаны.

Солдат угрюмо спросил:

– Проштрафились, стало быть,- спокойно пояснил Осип.

Плотники заворчали, косо поглядывая на меня, а у меня не было уверенности, что я сделаю то, чем пригрозил, а если сделаю – так это будет хорошо.

– Уйду от подрядчика,- сказал я Осипу,- ну вас всех к чертям! С вами вором станешь.

Осип подумал, погладил бороду, сел рядом со мною плечом и сказал тихонько:

– Надо уйти. Какой ты десятник, какой приказчик? В должностях этих надобно понимать, что есть имущество, собачий характер надобен тут, чтоб охранять хозяи-ново, как свою родную шкуру, мамино наследство. А ты для этого дела – молод пес, ты не чувствуешь, чего имущество требует. Если бы сказать Василь Сергеи-чу, как ты нам мирволишь,- он бы те в тую самую одну минуту по шее,- вполне решительно! Потому ты для него – не к доходу, а на расход, человек же должен служить доходно хозяину – понял?

Максим Горький – Ледоход

Максим Горький – Ледоход краткое содержание

Ледоход читать онлайн бесплатно

На реке, против города, семеро плотников спешно чинили ледорез, ободранный за зиму слободскими мещанами на топливо.

Весна запоздала в том году – юный молодец Март смотрел Октябрем; лишь около полуден – да и то не каждый день – в небе, затканном тучами, являлось белое – по-зимнему – солнце и ныряло в голубых проталинах между туч, поглядывая на землю неприветливо и косо.

Уже была пятница страстной недели, а капель к ночи намерзала синими сосулями в пол-аршина длиною; лед на реке, оголенной от снега, тоже был синеватый, как зимние облака.

Работали плотники – а в городе печально и призывно пела медь колоколов. Головы рабочих поднимались вверх, глаза задумчиво тонули в сероватой мгле, обнявшей город, и часто топор, занесенный для удара, нерешительно, на секунду останавливался в воздухе, точно боясь разрубить ласковый звон.

Там и тут на широкой полосе реки криво торчали сосновые ветви, обозначая дороги, полыньи и трещины во льду; они поднимались вверх, точно руки утопающего, изломанные судорогами.

Томительной скукой веет от реки: пустынная, прикрытая ноздреватой коростой, она лежит безотрадно прямою дорогой во мглистую область, откуда уныло и лениво дышит сырой, холодный ветер.

. Староста Осип, чистенький и складный мужичок, с правильной серебряной бородкой, аккуратно завитой в мелкие кольца на розовых щеках и гибкой шее,- всегда и всюду заметный, староста Осип покрикивает:

– Шевелись поживей, курицыны дети!

И обращается ко мне, насмешливо внушая:

– Наблюдающий,- ты чего в небе ковыряешь тупым твоим носом? Ты для какого дела приставлен, спросить тебя? Ты – от подрядчика, от Василь Сергеича? Стало быть – подобат тебе наяривать нас – работай живо, такой-сякой народ! Вот для какого подвигу ты налажен, а ты – на свое дело моргаешь, дите мое, горький сухостой! Моргать тебе не положено, ты гляди в оба да покрикивай, коли тебя вроде десятника до нас приспособили. ты командуй, кукушкино яичко!

Он снова кричит на ребят:

– Не зевай! Лешие,- надобно сегодня конец делу положить, али нет?

Сам он – первейший лентяй артели. Превосходно знает свое дело, умеет работать ловко, споро, со вкусом и увлечением, но – не любит утруждать себя и постоянно рассказывает волшебные истории. Как раз в разгар работы, когда люди вопьются в нее и работают молча, сосредоточенно, вдруг плененные желанием сделать всё ладно и гладко,- Осип заводит журчащим голоском:

Читайте также:  Михалков - краткое содержание произведений

– А вот, братцы мои, был случай.

Две-три минуты люди как будто не слушают его, самозабвенно тешут, строгают, рубят, а мягонький тенорок мечтательно течет и вьется, опутывая, связывая внимание людей. Голубые ясные глаза Осипа сладко прищурены, он покручивает пальцами курчавую бородку и, чмокая от удовольствия, нижет слово за словом.

– Поймал он этого линя, положил в пещер, идет лесом – думает: “А и будет же уха у меня. ” Только вдруг – не знай откуда – кричит голос женской, тонкой: “Елеся-а, Елеся-а. “

Длинный костлявый мордвин Ленька, по прозвищу Народец,- молодой парень с маленькими изумленными глазками,- опустил топор и стоит, открыв рот.

– А из пЕщера отвечают басищем, густо: “Зде-ся-а. ” И в тую самую минуту крышка с пещера – хло-бысь, линь оттедова – прыг и пошел, пошел назад, в омут свой.

Старик-солдат Санявин, угрюмый пьяница, страдающий одышкой и давно чем-то обиженный на всю жизнь, хрипит:

– Как это он, линь, пошел посуху, ежели он – рыба?

– А говорить рыбе назначено? – ласковенько спрашивает Осип.

Мокей Будырин, мужик серый, с собачьим лицом – скулы и челюсти выдвинуты вперед, а лоб запрокинут,- человек молчаливый и неприметный, не торопясь, выпускает через нос три любимые свои слова:

– Это совсем верно.

Каждый раз, когда рассказывают что-нибудь чудесное, страшное, грязное или злое,- он негромко, но непоколебимо уверенно отзывается:

– Это совсем верно.

И словно трижды бьет меня в грудь жестким тяжелым кулаком.

Работа встала, потому что Яков Боев, косноязычный и кособокий, тоже хочет рассказать что-то рыбье и уже начал, но ему никто не верит, смеются над его измятою речью; он – божится, ругается, сердито сует долотом в воздух и, захлебываясь злой слюною, кричит, на смех всем:

– Один – чего ни ври – принимают, а как я вам – правду,- ржете, галманы, пострели вас в душу.

Все бросили работу и шумят, размахивая пустыми руками; тогда – Осип снимает шапку, обнажая благообразную серебряную голову, с плешью на темени, и строго кричит:

– Будя, эй! Позвонили, отдохнули, и – ладно!

– Сам завел,- хрипит солдат, поплевывая на ладони.

Осип пристает ко мне:

Мне кажется, что он сбивает людей с работы своими россказнями, имея какую-то цель, но я не понимаю – хочет ли он болтовней прикрыть свою лень или дать людям отдых? Перед подрядчиком Осип держится льстиво, низкопоклонно,- “ломает дурака” перед ним и каждую субботу умеет выклянчить у него “на чаишко” для артели.

Вообще он человек “артельный”, но старики его не любят, считают шутом, бездельником и относятся к нему неуважительно, да и молодежь, любя слушать его болтовню, смотрит на него несерьезно, с недоверием, плохо скрытым и часто злым.

Мордвин, парень грамотный, с которым я говорю иногда “по душам”, однажды, на мой вопрос – что за человек Осип, сказал, усмехаясь:

– Не знай. пес его знает. так себе – ничего.

И, подумав, добавил:

– Михайло, который помер, резкий был мужик, умный,- так он раз лаялся с им, с Осипом-то, да и говорит: “Али, говорит, ты человек? Работник в тебе подох, а хозяин – не родился, так, говорит, ты и будешь всю жизнь болтаться на углу, как забытый отвес на нитке”. Вот это, поди-ка, верно про него.

И еще подумав, мордвин беспокойно договорил:

– А так он ничего, добрый человек.

У меня глупейшая позиция среди этих людей: пятнадцатилетний парень, я приставлен подрядчиком – записывать расход материала, следить, чтобы плотники не воровали гвоздей, не таскали в кабак досок. Гвозди они воруют, нимало не стесняясь моим присутствием, и все усердно показывают мне, что я на работе среди них – человек лишний, неприятный И если кому-нибудь представляется случай незаметно задеть меня доскою или иным способом причинить мне маленькую обиду – они это делают очень умело

Мне с ними неловко, стыдно; я хочу сказать им что-то, что помирило бы их со мною, но не нахожу нужных слов, и меня давит угрюмое чувство моей ненужности.

Каждый раз, когда я записываю в книжку количество взятого материала,Осип, не торопясь, подходит и спрашивает:

– Нарисовал? Ну-кось, покажь.

Смотрит на запись прищуря глаза и говорит неопределенно:

Он умеет читать только по печатному, пишет тоже печатными буквами церковного устава – гражданская пропись непонятна ему.

– Это – корытцем-то – какое слово?

– Добро-о! Ишь петля какая. А что написано строкой этой?

– Досок вершковых, девятиаршинных, пять.

– Как же пять? Вот, солдат перерезал одну.

– Это он напрасно, надобности не было.

– Как же не было? Он половинку в кабак снес.

Спокойно глядя в лицо мне голубыми, как васильки, глазами, с веселой усмешечкою в них, он навивает на палец колечки бороды и неотразимо бесстыдно говорит:

– Рисуй шесть, право! Ты гляди, кукушкино яичко,- мокро, холодно, работенка тяжелая – надобно людям побаловать душеньку, винцом-то ее обогреть? Ты – не строжись, бога строгостью не подкупишь.

Говорит он долго, ласково, кудревато, слова сыплются на меня, точно опилки, я как бы внутренно слепну и молча показываю ему переправленную цифру.

– Ну вот – это верно! И чифра – красивше, вон какой купчихой сидит, пузатенька, добренька.

Я вижу, как победоносно он рассказывает плотникам о своем успехе, знаю, что они все презирают меня за уступчивость, мое пятнадцатилетнее сердце обиженно плачет, а в голове вертятся скучные, серые мысли:

“Всё это странно и глупо. Почему он уверен, что я снова не переправлю 6 на 5 и не скажу подрядчику, что они пропили доску?”

Однажды они украли два фунта пятивершковых костылей и железные скобы.

– Слушай,- предупредил я Осипа,- я это запишу!

– Вали! – согласился он, играя седыми бровями.- Что, в сам-деле, за баловство? Вали, рисуй их, маминых детей.

И закричал ребятам:

– Эй, шалыганы, костыли и скобы на штраф вам записаны.

Солдат угрюмо спросил:

– Проштрафились, стало быть,- спокойно пояснил Осип.

Плотники заворчали, косо поглядывая на меня, а у меня не было уверенности, что я сделаю то, чем пригрозил, а если сделаю – так это будет хорошо.

– Уйду от подрядчика,- сказал я Осипу,- ну вас всех к чертям! С вами вором станешь.

Осип подумал, погладил бороду, сел рядом со мною плечом и сказал тихонько:

– Надо уйти. Какой ты десятник, какой приказчик? В должностях этих надобно понимать, что есть имущество, собачий характер надобен тут, чтоб охранять хозяи-ново, как свою родную шкуру, мамино наследство. А ты для этого дела – молод пес, ты не чувствуешь, чего имущество требует. Если бы сказать Василь Сергеи-чу, как ты нам мирволишь,- он бы те в тую самую одну минуту по шее,- вполне решительно! Потому ты для него – не к доходу, а на расход, человек же должен служить доходно хозяину – понял?

«На дне» М. Горький Кратко

Максим Горький
Пьеса «На дне» Краткое содержание

Великий русско-советский писатель Алексей Максимович Пешков, также известный под псевдонимом Максим Горький, создал много прозаических произведений. Он не был профессиональным драматургом, и написанная в декабре 1901 – январе 1902 года пьеса «На дне» стала своего рода экспериментом. Интересно, что шумиха, получившаяся вокруг Горького после постановки пьесы в Московском Художественном театре, не понравилась Л.Н. Толстому – он усмотрел в этом фальшь.

Краткий пересказ сюжета пьесы Горького «На дне»

Действия разворачиваются в ночлежке, в которой коротают свой век люди социального «дна». Жилище это больше похоже на пещеру, чем на дом. Посередине комнаты стоит старый стол, вокруг которого собираются её обитатели: Квашня, торгующая пельменями, падшая женщина Настя, читающая потрёпанную книгу, обнищавший аристократ Борон, воришка Пепел и картузник Бубнов. Неподалёку умирает Анна, а её муж столярничает в сторонке. На печи залёг Актёр, находящийся в состоянии постоянного запоя. На нарах расположился бывший телеграфист. А бразды правления в ночлежке принадлежат Костылёву и его супруге Василисе, сестра которой, Наташа, проживает тут же. К компании только что прибился странник Лука.

Постояльцы активно общаются между собой, ругаются и спорят. Никто не хочет замечать умирающую в страданиях Анну, даже её супруг. Слова утешения для несчастной находит лишь добрый Лука. Жена Костылёва положила глаз на вора и злится, что тот влюблён в её сестру. За это бедную Наташу постоянно избивают и мучают.

Анна умирает, продав весь инструмент, её муж остаётся ни с чем. Странника вышвыривают на улицу. Вор уговаривает Наташу бежать вместе и обещает бросить свой преступный промысел. Девушка соглашается с условием, что Пепел никогда не будет её бить. Узнав о плане сестры, Василиса жестоко её избивает. В потасовке Пепел убивает Костылёва. Даже лишившись части постояльцев, ночлежка продолжает существовать по привычному сценарию. Даже печальная весть о самоубийстве актёра, не заставила этих людей свернуть с дороги в местный трактир.

Список персонажей пьесы «На дне» и их краткая характеристика

  • Андрей Клещ – когда-то был слесарем, но потерял работу и попал в ночлежку. Не желает примириться со своей участью.
  • Сатин – некогда был телеграфистом, попал в тюрьму за убийство (вступился за сестру). В тюрьме научился играть в карты, стал шулером. Один из главных философов ночлежки.
  • Васька Пепел – профессиональный вор. Родился и вырос в тюрьме. Недоволен своей жизнью – его постоянно подбивают на недобрый поступок, убийство. В конце третьего акта ударил хозяина ночлежки, но не рассчитал силы, и получилось убийство. Результат – тюрьма.
  • Бубнов – некогда был картузником и семьянином. Когда жена изменила ему, отправился в ночлежку. Ленив, любит пьянствовать.
  • Актёр – некогда блистал на сцене, позже спился и попал в ночлежку. Не помнит своего имени, ибо умудрился потерять его. В конце пьесы повесился.
  • Барон – некогда был дворянином, но разорился, и попал «на дно». Время от времени барские замашки дают о себе знать. Неудачливый шулер.
  • Лука – загадочный странник. Всегда готов поддержать обитателей ночлежки добрым словом. Его философия понравилась Сатину.
  • Алёшка – сапожник, любитель играть на гармошке и устраивать пьяные дебоши («Давай мне миллион – не хочу!»).
  • Кривой Зоб и Татарин – рабочие-крючники, неумелые картёжники.
  • Анна – жена Клеща, больная чахоткой. Умирает во время второго акта пьесы.
  • Михаил Иванович Костылев – хозяин ночлежки. В третьем акте погибает от руки Пепла.
  • Василиса Карповна – жена Костылева. Жаждет избавиться от мужа чужими руками, подбивает на убийство Ваську Пепла и добивается своего. Едва не убивает сестру, затем попадает в тюрьму.
  • Настя – девица, мечтающая о настоящей любви.

Краткое содержание пьесы «На дне» подробно по актам

Акт первый

В подвале ночлежки между постояльцами разгорается нешуточный спор. Причина проста и логична – кто займётся подметанием пола. Начинается серьёзная перепалка, в коей участвуют вор по имени Васька Пепел, Барон, картёжник и шулер Сатин, слесарь с диковинной фамилией Клещ, а также Актёр (этот товарищ умудрился потерять… собственное имя). В разгар перепалки Клещ недовольно отмечает, что у людей вообще нет ни чести, ни совести. Пепел презрительно возражает, что честь и совесть – только для богатых или высокопоставленных людей.

Вскоре в подвале ночлежки появляется странник по имени Лука. Старик напевает немного заунывную песню, что не нравится Пеплу («Когда хорошо поют – люблю…»). Затем на глазах Луки разворачивается комичная сцена: ехидный вор в разговоре с обедневшим бароном неожиданно предлагает ему по-собачьи лаять.

Лука спокойно философствует, и вскоре появляется Алёшка, парень-сапожник. Он заявляется навеселе, и начинает дурачиться. Хозяйка ночлежки Василиса ужасно недовольна, и прогоняет буйного выпивоху.

А подметанием занялся Лука.

Акт второй

Картузник Бубнов играет в шашки с полицейским Медведевым. Сатин и Барон играют в карты с двумя крючниками – Татарином и Кривым Зобом. Картёжники играют на деньги, и уже дважды шулер Сатин выиграл. Татарин видит, что соперник удумал хитрить, и высказывает своё недовольство. Чуть позже сжульничал и Барон, и тогда крючник скандалит, заявляя «надо играть честна».

Меж тем Лука говорит с Анной, женой слесаря Клеща. Оказалось, что от побоев и недоедания женщина подцепила опасную болезнь, чахотку. И ночлежка стала последним пристанищем, где Анна и умерла.

Акт третий

Постепенно завязывается серьёзная интрига. Оказалось, что Василиса вовсю подталкивает Ваську Пепла к ужасному поступку – он должен убить её мужа, Костылева. И в финале третьего акта вор бьёт хозяина ночлежки. Удар оказался смертельным. И Васька решил, что стоит прикончить и Василису, однако вдова ускользает.

Акт четвёртый

А где же странник Лука? Он как-то незаметно исчез после третьего акта. И в ночлежке вновь начинаются споры обитателей. Особенно усердствуют Барон, вспоминающий, как хорошо жил его дед, и шулер Сатин, коему философия Луки понравилась.

Да и Актёр подбавляет жару своими высказываниями и цитированием великих поэтов. Позже не помнящий своего имени лицедей уходит из ночлежки на пустырь.

Позже собирается вся честная компания, вспоминает о том, что за беда получилась у полицейского Медведева: одна племянница в тюрьме, другая – покинула больницу и невесть где ходит. И когда крючник Кривой Зоб вместе с картузником Бубновым начинают петь любимую песню, появляется Барон. Он сообщает о самоубийстве Актёра. Сатин не скрывает недовольства – зачем портить песню такой новостью.

Ссылка на основную публикацию