Дети солнца – краткое содержание пьесы Горького (сюжет произведения)

Максим Горький: Дети солнца

Здесь есть возможность читать онлайн «Максим Горький: Дети солнца» весь текст электронной книги совершенно бесплатно (целиком полную версию). В некоторых случаях присутствует краткое содержание. категория: Русская классическая проза / на русском языке. Описание произведения, (предисловие) а так же отзывы посетителей доступны на портале. Библиотека «Либ Кат» — LibCat.ru создана для любителей полистать хорошую книжку и предлагает широкий выбор жанров:

Выбрав категорию по душе Вы сможете найти действительно стоящие книги и насладиться погружением в мир воображения, прочувствовать переживания героев или узнать для себя что-то новое, совершить внутреннее открытие. Подробная информация для ознакомления по текущему запросу представлена ниже:

  • 100
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5

Дети солнца: краткое содержание, описание и аннотация

Предлагаем к чтению аннотацию, описание, краткое содержание или предисловие (зависит от того, что написал сам автор книги «Дети солнца»). Если вы не нашли необходимую информацию о книге — напишите в комментариях, мы постараемся отыскать её.

Максим Горький: другие книги автора

Кто написал Дети солнца? Узнайте фамилию, как зовут автора книги и список всех его произведений по сериям.

Возможность размещать книги на на нашем сайте есть у любого зарегистрированного пользователя. Если Ваша книга была опубликована без Вашего на то согласия, пожалуйста, направьте Вашу жалобу на info@libcat.ru или заполните форму обратной связи.

В течение 24 часов мы закроем доступ к нелегально размещенному контенту.

Дети солнца — читать онлайн бесплатно полную книгу (весь текст) целиком

Ниже представлен текст книги, разбитый по страницам. Система автоматического сохранения места последней прочитанной страницы, позволяет с удобством читать онлайн бесплатно книгу «Дети солнца», без необходимости каждый раз заново искать на чём Вы остановились. Не бойтесь закрыть страницу, как только Вы зайдёте на неё снова — увидите то же место, на котором закончили чтение.

Павел Федорович Протасов.

Лиза, его сестра.

Елена Николаевна, его жена.

Дмитрий Сергеевич Вагин.

Борис Николаевич Чепурной.

Мелания, его сестра.

Авдотья, его жена.

Старый барский дом. Большая, полутемная комната; в ее левой стене окно и дверь, выходящие на террасу; в углу – лестница наверх, где живет Лиза; в глубине комнаты арка, за ней столовая; в правом углу – двери к Елене. Книжные шкафы, тяжелая, старинная мебель, на столах – дорогие издания, на стенах – портреты ученых натуралистов. На шкафе белеет чей-то бюст. У окна налево – большой круглый стол; перед ним сидит Протасов, перелистывает какую-то брошюру и смотрит, как на спиртовой лампочке греется колба с какой-то жидкостью. На террасе под окном возится Роман и глухо, уныло поет песню. Это пение беспокоит Протасова.

Протасов. Послушайте, дворник!

Роман (в окне). Чего?

Протасов. Вы бы ушли. а?

Протасов. Вообще. вы мне несколько мешаете.

Роман. А хозяин велел. почини, говорит.

Антоновна (входит из столовой). Ишь, пачкун. сюда пришел.

Протасов. Молчи, старуха.

Антоновна. Мало тебе места в своих-то комнатах.

Протасов. Ты, пожалуйста, туда не ходи. я там надымил.

Антоновна. А теперь здесь напустишь угару. Дай хоть дверь отворю.

Протасов (торопливо). Не надо, не надо! Ах ты. старуха. Ведь я тебя не прошу. Ты вот уговори дворника, чтоб он ушел. а то он мычит.

Антоновна (в окно). Ну, ты чего тут возишься? Уходи!

Роман. А как же. хозяин велел.

Антоновна. Иди, иди! После уделаешь.

Роман. Ну, ладно. (С грохотом уходит.)

Антоновна (ворчливо). Задохнешься ты когда-нибудь. Вон, говорят, холера идет. Генеральский сын тоже. а занимается неизвестно чем, только одни неприятные запахи пускаешь.

Протасов. Подожди, старуха. я тоже буду генералом.

Антоновна. По миру ходить будешь ты. Дом-то вот спалил на свою химию с физией.

Протасов. Физикой, старуха, а не физией. И, пожалуйста, оставь меня в покое.

Антоновна. Там этот пришел. Егорка.

Протасов. Позови его сюда.

Антоновна. Пашенька! Скажи ты ему, злодею, что же он делает? На-ка, вчера опять жену смертным боем бил.

Протасов. Хорошо. я скажу.

(По лестнице неслышно сходит Лиза, – останавливается перед шкафом, тихо открывает его.)

Антоновна. Да ты – пригрози. Я, мол, тебе дам!

Протасов. Уж я его напугаю! Не беспокойся, старуха, иди.

Антоновна. Надо – строго. А то ты со всеми людьми точно с господами разговариваешь.

Протасов. Ну, – будет, старуха! Елена – дома?

Антоновна. Нет еще. Как ушла после завтрака к Вагину, так и нет с той поры. Смотри – прозеваешь жену-то.

Протасов. Старуха, не говори глупостей! Я рассержусь.

Лиза. Няня! Ты мешаешь Павлу заниматься.

Протасов. Ага. ты здесь? Ну, что?

Антоновна. Тебе, Лизонька, пора молоко пить.

Антоновна. А про Елену Николаевну я все-таки скажу: я бы на ее месте нарочно роман составила с кем-нибудь. Никакого внимания женщине нет. Видно, кашку слопал, чашку о пол. И детей нет. какое же удовольствие женщине? Ну, она и.

Протасов. Старуха! Я начинаю сердиться. уходи! Экая. смола!

Антоновна. Ну-ну. лютый! Не забудь про Егорку-то. (Идет.) Молоко в столовой стоит, Лизонька. А капли – пила?

Антоновна. То-то. (Уходит в столовую.)

Протасов (оглянувшись). Удивительная старуха! Бессмертна, как глупость. и так же назойлива. Как здоровье, Лиза?

Протасов. Это чудесно! (Напевает.) Это чудесно. это чудесно.

Лиза. А нянька права, знаешь?

Протасов. Сомневаюсь. Старики редко бывают правы. Правда всегда с новорожденным. Лиза, посмотри, здесь у меня простые дрожжи.

Лиза. Нянька – права, когда говорит, что ты мало обращаешь внимания на Елену.

Протасов (с огорчением, но мягко). Как вы мне мешаете,- ты и нянька! Разве Лена – немая? Ведь она сама могла бы сказать мне. если б я что-нибудь. как-нибудь не так, как нужно, и. вообще там. А она молчит! В чем же дело?

(Из столовой выходит Егор, немного выпивший.) Ага – вот Егор! Здравствуйте, Егор!

Похожие книги на «Дети солнца»

Представляем Вашему вниманию похожие книги на «Дети солнца» списком для выбора. Мы отобрали схожую по названию и смыслу литературу в надежде предоставить читателям больше вариантов отыскать новые, интересные, ещё не прочитанные произведения.

Максим Горький: вокруг «Детей солнца». Часть 7 (Горький Максим)

Андреев и сам, очевидно, ощущал социальную уязвимость центрального конфликта, не дававшего ответа на вопрос – во имя какой цели принесена столь значительная жертва. И он вводит в пьесу дополнительную коллизию, которую строит на противоречиях внутри семьи Верховцева. Обитатели дома разделены на два лагеря по отношению к его позиции невмешательства: одни его поддерживают, другие порицают, призывая принять участие в общественной жизни. Происходит борьба мнений. Отвечая на упрёки, Верховцев ссылается на трагический исход жизненной судьбы его великих предшественников – Галилея и Дж.

Бруно: «Если говорить о мученичестве, так путь к звёздам также орошён кровью» (л. 36). Финал пьесы как бы иллюстрировал правоту его слов, как и его жизненной позиции: учёный погибал, оставаясь верным своему делу.

Эта дополнительная коллизия становится во второй редакции центральной драматургической коллизией пьесы. Андреев полностью убрал при переработке конфликт, который был главным, – столкновение толпы с учёным-астрономом, убрал толпу из пьесы вообще. В окончательной редакции гибнет уже не астроном, а его сын-революционер, который во время восстания попал в руки правительственных войск, был заточен в тюрьму, и, не выдержав издевательств, потерял рассудок. Но всё это происходит за сценой, о судьбе Николая (так зовут сына Верховцева, теперь уже Терновского) мы узнаём только из разговоров действующих лиц.

В пьесе уже нет внешнего конфликта, нет открытых столкновений враждующих лагерей. Революционная борьба вынесена за сцену, на сцене же происходит усиленное обсуждение революции, и в зависимости от отношения к ней действующие лица разбиваются на группы. Внутренним, скрытым центром пьесы, вокруг которого вращаются разговоры действующих лиц, оказывается отец и сын Терновские, один – учёный-астроном, другой – революционер. Каждый из них символизирует определённый путь обновления жизни, причём Андреев подчёркивает родство этих двух путей – революционного пути и пути науки. Они не имеют преимуществ один перед другим, путь людей науки столь же нужен людям, столь же чреват опасностями и усеян жертвами, как и революционная борьба. Оба эти пути ведут к одной цели – обновлению человечества. Фраза Терновского – «путь к звёздам всегда орошён кровью» – становится лейтмотивом окончательной редакции пьесы. У «детей солнца» и у «детей земли» одна цель – «к звёздам», но идут они к ней разными дорогами. В пьесу вводится новый персонаж – сознательный революционер Трейч, который открыто высказывает своё одобрение словами и позиции Терновского. Между ними сразу же устанавливается взаимопонимание. Андреев всячески подчёркивает свои симпатии к Терновскому и своё оправдание его взглядов. Нарочи неделикатными, плакатно-прямолинейными делает он его противников – Верховцева, Анну. Не менее отровенен он в выражении своих симпатий к другой группе революционеров – Николаю, Трейчу, Марусе и примыкающему к ним впоследствии помощнику Терновского Лунцу. Эти две группы символизируют различное отношение к Терновскому со стороны активных борцов с социальной несправедливостью. Если Верховцев пренебрежительно называет Терновского «звездочётом» и старается всяческого его унизить, то Трейч как раз в продолжении слов Терновского, в которых прославляется сила человеческого разума, произносит свой известный и вызвавший при постановке драмы в 1906 году рукоплескания монолог, прославляющий вечное и неостановимое стремление вперёд: «Надо идти вперёд… Если встретится гора – её надо срыть. Если встретиться пропасть – её надо перелететь. Если нет крыльев – их надо сделать!». В сущности, это утверждение того же лозунга «per aspera ad astra» («через трудности – к звёздам»), который лежит в основе жизненной программы Терновского: он специально указывает на латинскую надпись на фронтоне обсерватории: «Hinc itur ad astra» («Отсюда идут к звёздам»). Две равноправные силы действуют в пьесе Андреева – научный поиск и революционная борьба. И там, и тут человек приносит себя в жертву, и там, и тут им руководят высокие соображения. Общим хором, в котором сливаются голоса всех обитателей обсерватории, звучит в пьесе гимн солнцу – символу веры в разумное и светлое начало жизни: «Слава могучему солнцу! Солнце – властитель земли!»

В такой постановке проблемы Андреев и находит себя. Его угнетали противоречия действительности, он видел их не хуже других и мучительно искал объяснения им, искал выхода из них. Но он не хотел искать его только в сфере социальных отношений. Один лишь социальный подход казался ему недостаточным для объяснения человека как личности. И Андреев каждый раз переводил разговор в план этический, общечеловеческий, и с этой-то общечеловеческой точки зрения он и решал конкретные социальные вопросы. Решение это оказалось всякий раз неполным, оно не столько объясняло противоречия действительной жизни и истории, сколько примиряло их, хотя и с высоты отвлечённого этического идеала. Идеал этот нёс в себе зёрна значительного общественного содержания, и поэтому он волновал зрителя (или читателя), притягивал к себе внимание. В наглядной форме он был выражен и в пьесе «К звёздам», что и обеспечило ей успех при постановке её в 1906 году в Австрии (в России постановка пьесы была запрещена цензурой).

Горькому пьеса Андреева не понравилась ни в первой, ни во второй редакции. Трудно сказать, что именно его не удовлетворило (воспоминания В. Тройнова, в которых содержится объяснение, малодостоверны). Возможно, Горького не удовлетворяла известная отвлечённость самой проблематики пьесы, в которой он хотел бы видеть больше из действительной жизни. Во всяком случае, своих «Детей солнца» Горький писал в ином ключе.

Читайте также:  Об общественном договоре - краткое содержание произведения Руссо (сюжет произведения)

Впоследствии Горький воспоминал: «Тревожное ощущение духовной оторванности интеллигенции – как разумного начала – от народной стихии всю жизнь более или менее настойчиво преследовало меня. .. Постепенно это ощущение перерождалось в предчувствие катастрофы. В 1905 году, сидя в Петропавловской крепости, я пытался разработать эту же тему в неудачной пьесе «Дети солнца». Если разрыв воли и разума является тяжкой драмой жизни индивидуума, – в жизни народа этот разрыв – трагедия».

В пьесе Горького проблема «детей солнца» получает новое решение, которое, однако, находилось в прямой связи со всей её предшествующей эволюцией в русской литературе. Она прочно становится проблемой интеллигенции и народа, и решается теперь путём столкновения реальных характеров-типов, каждый из которых занимает определённое место в сложной (даже, может быть, излишне усложнённой) драматургической системе пьесы.

Со стороны изображённых в ней событий она никак не связана с тем, что происходило в момент её создания в России (на что уже указывалось исследователями Горького). Холерный бунт в финале пьесы никак на воспроизведение революционных событий претендовать не может.

В пьесе имеется другая особенность, которая и говорит о ней, как о произведении, рождённом эпохой революции; это её внутренняя напряжённость, обострённость ситуации, в которой оказались два враждебных стана – народ и интеллигенция. Она-то и явилась отражением глубокого неблагополучия, царящего в русском обществе, в жизни России вообще. В создании именно такой атмосферы и видел Горький, по всей видимости, свою задачу. Он не претендовал пока ещё на большее. События 9 января потрясли его, но их надо было осмыслить. Осмысление пришло не сразу – понимание рождалось вместе с развитием революционного движения. Но вот царящая в обществе напряжённость, явившаяся отдалённым предвестием будущего взрыва, ощущалась Горьким задолго до 9 января, и ощущение это, как он сам говорит, постепенно «перерождалось в предчувствие катастрофы».

Это предчувствие и оказалось лежащим в основе психологической коллизии драмы. Горький уничтожает здесь всякое деление людей на «детей солнца» и «детей земли», деление, идущее от Бальмонта, от его сборника «Будем как Солнце». Он резко разрушает сложившуюся традицию, утверждая природную ценность человека, его способность к творчеству , силу его мысли – независимо от принадлежности его к тому или иному социальному слою. Интеллигенция для него – разум народа, то, что обычно подразумевают под народом – его воля. Разрыв между «разумом» и «волей» в жизни народа – трагедия. Вряд ли правы исследователи, считающие, что Горький употреблял термин «дети солнца» только применительно к интеллигенции, и отыскивающие, согласно этому, в заглавии пьесы один лишь сатирический подтекст. В общем, исходом значении понятие «дети солнца» в употреблении Горького перекликается с его же .

Максим Горький – Дети солнца

Максим Горький – Дети солнца краткое содержание

Дети солнца – читать онлайн бесплатно полную версию (весь текст целиком)

Павел Федорович Протасов.

Лиза, его сестра.

Елена Николаевна, его жена.

Дмитрий Сергеевич Вагин.

Борис Николаевич Чепурной.

Мелания, его сестра.

Авдотья, его жена.

Старый барский дом. Большая, полутемная комната; в ее левой стене окно и дверь, выходящие на террасу; в углу – лестница наверх, где живет Лиза; в глубине комнаты арка, за ней столовая; в правом углу – двери к Елене. Книжные шкафы, тяжелая, старинная мебель, на столах – дорогие издания, на стенах – портреты ученых натуралистов. На шкафе белеет чей-то бюст. У окна налево – большой круглый стол; перед ним сидит Протасов, перелистывает какую-то брошюру и смотрит, как на спиртовой лампочке греется колба с какой-то жидкостью. На террасе под окном возится Роман и глухо, уныло поет песню. Это пение беспокоит Протасова.

Протасов. Послушайте, дворник!

Роман (в окне). Чего?

Протасов. Вы бы ушли. а?

Протасов. Вообще. вы мне несколько мешаете.

Роман. А хозяин велел. почини, говорит.

Антоновна (входит из столовой). Ишь, пачкун. сюда пришел.

Протасов. Молчи, старуха.

Антоновна. Мало тебе места в своих-то комнатах.

Протасов. Ты, пожалуйста, туда не ходи. я там надымил.

Антоновна. А теперь здесь напустишь угару. Дай хоть дверь отворю.

Протасов (торопливо). Не надо, не надо! Ах ты. старуха. Ведь я тебя не прошу. Ты вот уговори дворника, чтоб он ушел. а то он мычит.

Антоновна (в окно). Ну, ты чего тут возишься? Уходи!

Роман. А как же. хозяин велел.

Антоновна. Иди, иди! После уделаешь.

Роман. Ну, ладно. (С грохотом уходит.)

Антоновна (ворчливо). Задохнешься ты когда-нибудь. Вон, говорят, холера идет. Генеральский сын тоже. а занимается неизвестно чем, только одни неприятные запахи пускаешь.

Протасов. Подожди, старуха. я тоже буду генералом.

Антоновна. По миру ходить будешь ты. Дом-то вот спалил на свою химию с физией.

Протасов. Физикой, старуха, а не физией. И, пожалуйста, оставь меня в покое.

Антоновна. Там этот пришел. Егорка.

Протасов. Позови его сюда.

Антоновна. Пашенька! Скажи ты ему, злодею, что же он делает? На-ка, вчера опять жену смертным боем бил.

Протасов. Хорошо. я скажу.

(По лестнице неслышно сходит Лиза, – останавливается перед шкафом, тихо открывает его.)

Антоновна. Да ты – пригрози. Я, мол, тебе дам!

Протасов. Уж я его напугаю! Не беспокойся, старуха, иди.

Антоновна. Надо – строго. А то ты со всеми людьми точно с господами разговариваешь.

Протасов. Ну, – будет, старуха! Елена – дома?

Антоновна. Нет еще. Как ушла после завтрака к Вагину, так и нет с той поры. Смотри – прозеваешь жену-то.

Протасов. Старуха, не говори глупостей! Я рассержусь.

Лиза. Няня! Ты мешаешь Павлу заниматься.

Протасов. Ага. ты здесь? Ну, что?

Антоновна. Тебе, Лизонька, пора молоко пить.

Антоновна. А про Елену Николаевну я все-таки скажу: я бы на ее месте нарочно роман составила с кем-нибудь. Никакого внимания женщине нет. Видно, кашку слопал, чашку о пол. И детей нет. какое же удовольствие женщине? Ну, она и.

Протасов. Старуха! Я начинаю сердиться. уходи! Экая. смола!

Антоновна. Ну-ну. лютый! Не забудь про Егорку-то. (Идет.) Молоко в столовой стоит, Лизонька. А капли – пила?

Антоновна. То-то. (Уходит в столовую.)

Протасов (оглянувшись). Удивительная старуха! Бессмертна, как глупость. и так же назойлива. Как здоровье, Лиза?

Протасов. Это чудесно! (Напевает.) Это чудесно. это чудесно.

Лиза. А нянька права, знаешь?

Протасов. Сомневаюсь. Старики редко бывают правы. Правда всегда с новорожденным. Лиза, посмотри, здесь у меня простые дрожжи.

Лиза. Нянька – права, когда говорит, что ты мало обращаешь внимания на Елену.

Протасов (с огорчением, но мягко). Как вы мне мешаете,- ты и нянька! Разве Лена – немая? Ведь она сама могла бы сказать мне. если б я что-нибудь. как-нибудь не так, как нужно, и. вообще там. А она молчит! В чем же дело?

(Из столовой выходит Егор, немного выпивший.) Ага – вот Егор! Здравствуйте, Егор!

Егор. Доброго здоровья.

Протасов. Видите ли, в чем дело, Егор: нужно устроить маленькую жаровню. с крышкой. такая конусообразная крышка, а в вершине ее круглое отверстие, выходящее трубой. понимаете?

Егор. Понимаю. Можно.

Протасов. У меня есть рисунок. где он? Идите сюда.

(Ведет Егора в столовую. В дверь с террасы стучит Чепурной,

Лиза отворяет ему.)

Чепурной. Эге, дома? Добрый день!

Чепурной (поводит носом). И коллега дома, как слышно по запаху.

Чепурной. А с практики. Собачке жены управляющего казенной палатою горничная хвостик дверью отдавила, – так я тот собачий хвост лечил, и дали мне за это три карбованца, – вот они! Хотел купить вам конфет, да подумал: пожалуй, неловко угощать вас на собачьи деньги, и – не купил.

Лиза. И хорошо сделали. садитесь.

Чепурной. Однако же от этого варева запах – сомнительной приятности. Коллега, уже кипит!

Протасов (выбегая). Не надо, чтобы кипело! Ну, что это?! Что же вы не сказали, господа?

Чепурной. Да я же сказал, что кипит оно.

Протасов (огорченно). Но – поймите: мне совсем не нуж- но, чтобы кипело!

Лиза. Кто же это знал, Павел.

Протасов (ворчит). Мм. черт. Теперь снова надо.

Егор. Павел Федорович, дайте рублевку.

Протасов. Рублевку? Ага. сейчас! (Ищет во всех карманах.) Лиза, у тебя нет?

Лиза. Нет. У няни есть.

Чепурной. И у меня тоже. вот три!

Протасов. Три? Дайте, пожалуйста. Вот,

Егор, три, – все равно?

Егор. Хорошо. сосчитаемся. Спасибо! Прощайте.

Лиза. Павел, няня просила тебя сказать ему. ты забыл?

Протасов. Что – сказать? Ах. да! Гм. да! Егор, вы. присядьте, пожалуйста! Вот. Может быть, ты сама скажешь, Лиза. (Лиза отрицательно качает головой.) Видите ли, Егор. мне надо вам сказать. то есть это нянька просила. дело в том, что вы. будто бы бьете вашу жену? Вы извините, Егор.

Егор (встает со стула). Бью.

Протасов. Да? Но, знаете, это ведь нехорошо. уверяю вас!

Егор (угрюмо). Чего хорошего.

Протасов. Вы понимаете? Так зачем же вы деретесь? Это зверство, Егор. это надо оставить вам. Вы – человек, вы разумное существо, вы самое яркое, самое прекрасное явление на земле.

Язык. Культура. Коммуникации

г. Челябинск, ЮУрГУ

ЖАНРОВО-СТИЛИСТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ПЬЕСЫ М. ГОРЬКОГО «ДЕТИ СОЛНЦА»

AN ANALYSIS OF GENRE AND STYLE OF THE PLAY BY MAXIM GORKY «CHILDREN OF THE SUN»

Аннотация: В статье дается жанровая характеристика пьесы Максима Горького «Дети Солнца», уделяется внимание основным носителям жанра, рассматриваются стилистические приемы, использованные автором произведения, и их роль в художественном замысле.

Ключевые слова: носители жанра; пьеса-диспут; дискуссии о человеке; драматическое противостояние; образность.

Abstract: The article presents a genre characteristic of the play by Maxim Gorky «Children of the sun», pays attention to the main holders play genre, considered stylistic devices used by the author and their role in the artistic conception.

Keywords: holders of the genre; play-dispute; discussion about human; dramatic confrontation; imagery.

Творчество Максима Горького невозможно переоценить. В его рассказах, романах, повестях ярко описывается жизнь простых людей, которые неустанно ведут борьбу за место под солнцем. Его пьесы пропитаны трагизмом, протестом против социальных порядков и страстным призывом к справедливой и свободной жизни.

На протяжении всей своей творческой жизни Горький обращался к теме «человека». В своих произведениях он переосмыслял облик человека, его положение в мире. Пьеса «Дети Солнца» — яркий этому пример. Она была написана в 1905 году, в канун первой русской революции. В этой пьесе Горький не просто предсказывал грядущую бурю, он ясно осознавал неизбежность катастрофы.

Пьеса имеет символичный заголовок «Дети солнца». «Детьми Солнца» называют себя и Павел Протасов, яростный алхимик, верующий, что будущее за наукой, и его сестра Лиза, которая испытывает страх перед будущим, стремится объяснить всем жителям дома, что грядут неизбежные чудовищные перемены. Однако, как писал сам Горький, «Дети Солнца» — это не осуждение интеллигенции, не ирония, и уж, конечно, не сатира. Это скорее предупреждение о возможности катастрофы. Ведь главным конфликтом в пьесе является разрыв между интеллигенцией и простым народом, который, достигая масштаба пропасти, становится катастрофой для человечества.

Этот разрыв мы можем видеть буквально с первых страниц пьесы, в разговоре Протасова с дворником. Здесь мы видим интеллигентность главного героя, а также его неумение строить свою речь в соответствии с ситуацией. Также дистанция между интеллигенцией и народом подчеркивается одним из самых ярких маркеров горьковского стиля — афористичностью. Так, в данной пьесе афористичность играет важную роль, делит основные противостоящие группы героев. С одной стороны, простой народ, которому присущи афоризмы, выражающие народную мудрость, а также пословицы и поговорки. С другой стороны, интеллигенция, которая часто обращается к афоризмам философского содержания.

Читайте также:  Капля - краткое содержание рассказа Астафьева (сюжет произведения)

Линию разрыва мы можем наблюдать не только по отношению «интеллигенция — простой народ», но также в плане личных человеческих отношений. Так, например, Павел Протасов не только оторван от народа, он в принципе замкнут в самом себе. Поэтому и возникает его конфликт в отношениях с женой. Он настолько увлечен своими опытами и работой, что не замечает окружающих его людей. Отсюда и возникают то комические, то драматические ситуации его столкновений с окружающими, он часто не понимает, что происходит вокруг: в ответ на признание в любви Мелании он просит у нее свежих яиц для опытов; когда нянька Антоновна обращается к нему с просьбой помочь слесарю Егору разобраться в семейной драме, он не понимает, почему он должен вмешиваться в чужие отношения; когда предприниматели Выгрузовы в буквальном смысле пытаются купить его знания, он думает, что они заботятся о его благосостоянии.

Всем без исключения героям пьесы свойственно желание найти в другом участие и поддержку, уважение и понимание. Такое стремление дает главное идейно-тематическое наполнение всем линиям пьесы, прямо или косвенно связанным с Протасовым. Стремясь утвердиться в своем человеческом звании, герои пьесы надеются подняться на следующую ступеньку человечности с помощью другого, через его уважение и через его участие. Так, например, Мелании Протасов нужен только лишь потому, что она видит в нем «святого человека», «такого неземного», такого «возвышенного», и надеется рядом с ним очиститься и начать новую жизнь. Жена Протасова Елена, испытывая недостаток внимания со стороны мужа, ищет поддержки и опоры у художника Вагина. Для Егора, который живет в вечной обиде, работа у Протасова, «человека особенного», — также возможность почувствовать себя человеком. Для Чепурного любовь к Лизе, возможность бывать у Протасовых — тоже попытка некоего возрождения.

Единственным «живым» персонажем, пытающимся разобраться во всем, является Лиза. Она единственная чувствует пропасть, отделяющую ее окружение от простого народа, который живет в нищете и невежестве. Она стремится объяснить, что миллионы людей озлобленны, и эта злоба скоро прорвется наружу. Но никто не воспринимает ее слова всерьез, все только лечат.

Нянька Антоновна занимает особое место в композиции произведения. Ведь она измеряет все самыми традиционными, восходящими еще к крепостническим временам понятиями. Поэтому она не понимает ничего ни в отношениях между Чепурным и Лизой, ни в семейной драме Елены и Павла Протасовых, ни в отношениях Егора со своей женой. Не понимает она и самого Протасова: «Ишь пачкун, — обращается она к Протасову, — генеральский сын тоже. а занимается неизвестно чем, только одни неприятные запахи пускаешь. ». Таким образом, здесь ярче всего проявляется общая проблематика пьесы: драматическое противостояние людей разного уровня сознания и невозможность преодолеть эту рознь. Линия Антоновны возникает в каждом из четырех актов, все отчетливее демонстрируя растущее взаимное непонимание между старухой и новой жизнью.

В пьесе «Дети солнца» нет «человека со стороны». В отличие от пьесы «На дне», здесь нет Луки, который бы обострил существующую конфликтную ситуацию. И это естественно: сложившийся конфликт не под силу изменить одному человеку. Вот почему роль такого катализатора в конфликте играет холера. Это стихия, эпидемия, которая обостряет отношения интеллигенции и народа и в конечном счете приводит к катастрофе.

Пьеса М. Горького «Дети Солнца» очень близка к чеховской драматургии. Ей также присущи многолинейная композиция, сложное философское миросозерцание, многогранное изображение героев и, как следствие, невозможность разделить персонажей на добрых и злых. Однако Горький в своей пьесе по-своему переосмысливает облик человека, его место в мире. Это уже не совсем «чеховские» герои. Герои горьковской пьесы полны энергии, мыслей. Они стараются приблизить то время, «. когда из всех людей возникнет в жизни величественный и стройный организм — человечество». Если чеховские герои лишь мучаются вопросом, зачем они живут, в чем смысл их существования, то горьковские «дети солнца» нисколько не сомневаются в своей миссии — работать во имя будущего. Работа для героев — естественный образ жизни.

Вся серия сюжетов, о которых говорилось выше, соединяется с непременной для драматургии Горького дискуссией о человеке и его возможностях, о месте в современном мире, науке и искусстве. Главными оппонентами этого диспута являются Павел Протасов и Лиза, остальные жители и гости дома также участвуют в споре. Тема диспута — человек. Как и в ранних произведениях Горького, слово «человек» проходит сквозь все реплики героев. Кроме того, мелькает тема человека и животных, что также характерно для ранних произведений Горького. Однако в данной пьесе сравнение человека с животным говорит нам о том, что человек еще далек от совершенства, от той роли, которая предназначена ему природой. В отдельных поступках человек уподобляется зверю, а иногда и превосходит его в жёсткости и грубости.

Как и чеховские пьесы, пьеса Горького лишь ставит вопрос, но не решает его, конфликт в пьесе не разрешается. Финал пьесы трагичен. От безысходности гибнет Чепурной, сходит с ума Лиза, чуть не погибают Егор и Протасов, бушует холера. Такой финал — отрицание чересчур утопических исторических концепций. Драматическое противостояние «детей солнца» (интеллигенции) с «детьми земли» (простым народом) одинаково губительно для обеих групп. Образ солнца приобретает зловещие черты, а его дети видятся не ускорителями прогресса, а обреченными на одиночество в пустыне мертвой действительности.

Библиографический список

1. Михайловский, Б. В. Драматургия М. Горького эпохи первой русской революции / Б. В. Михайловский. — изд., доп. — М. : Искусство, 1955. — С.

2. Муратова, К. Д. Максим Горький и Леонид Андреев / К. Д. Муратова // Литературное наследство ; под ред. И. И. Анисимова. — 1965. — Т. 72. — С.

3. Цесницкий, В. А. А. М. Горький. Очерки жизни и творчества / В. А. Цесницкий. — М., 1959. — С.

4. Михайловский, Б. В. Творчество М. Горького и мировая литература / Б. В. Михайловский. — М., 1965. — С.

5. Юзовский, Ю. Максим Горький и его драматургия / Ю. Юзовский. — М., 1959. — С.

Дети солнца – краткое содержание пьесы Горького (сюжет произведения)

Старый барский дом. Большая, полутемная комната; в ее левой стене окно и дверь, выходящие на террасу; в углу — лестница наверх, где живет Лиза; в глубине комнаты арка, за ней столовая; в правом углу — двери к Елене. Книжные шкафы, тяжелая, старинная мебель, на столах — дорогие издания, на стенах — портреты ученых натуралистов. На шкафе белеет чей-то бюст. У окна налево — большой круглый стол; перед ним сидит Протасов, перелистывает какую-то брошюру и смотрит, как на спиртовой лампочке греется колба с какой-то жидкостью. На террасе под окном возится Роман и глухо, уныло поет песню. Это пение беспокоит Протасова.

(По лестнице неслышно сходит Лиза, — останавливается перед шкафом, тихо открывает его.)

(Из столовой выходит Егор, немного выпивший.)

(Идут через дверь на террасу. Протасов с колбой в руках.)

(Входит Назар Авдеев с террасы, снимает картуз, осматривает комнату, вздыхая, щупает пальцем обои. Кашляет.)

(Выходит Протасов, — сзади Антоновна.)

(Антоновна уходит в столовую.)

(Фима в дверях из столовой, слушает.)

(Антоновна из столовой, за нею Фима.)

(Вбегают Чепурной, Мелания, Лиза, Антоновна, Фима.)

(Антоновна и Роман являются в дверях столовой.)

(Фима входит, ловко накрывает стол у окна и постепенно переносит чай.)

(Лиза входит и хлопочет у стола.)

(Протасов смущенно смеется.)

(Пауза. Около террасы ворчит Роман. Лиза, вздрогнув, смотрит в окно.)

(Быстро выхватывает часы, смотрит.)

(На террасе — Елена и Вагин.)

(Чепурной и Лиза уходят.)

(Вагин выходит на террасу.)

(Лиза не отвечает. Елена смотрит вслед ей, пожимает плечами и, нахмурив брови, медленно идет к двери на террасу. Фима из столовой.)

(Фима быстро уходит. Протасов спешно выходит из-за портьеры.)

Направо стена дома и широкая терраса с перилами. Несколько балясин из перил выпали. На террасе два стола: один большой, обеденный; другой, в углу, маленький, — на нем разбросаны кости и лото. Задний бок террасы затянут парусиной. Во всю длину двора, до забора в глубине его, стоит зеленая, старая решетка, за нею — сад. Вечер. Из-за угла террасы идут Чепурной и Назар Авдеевич.

(Миша выглядывает из-за угла. Чепурной замечает его.)

(Фима на террасе готовит чай.)

(Из сада идут Лиза и Чепурной.)

(Из сада идут Елена, Протасов, Вагин.)

(Вагин уходит. Елена задумчиво прохаживается по террасе. Из сада доносится голос Чепурного.)

(Уходят. Роман выглядывает из-за угла с топором в руке. Из сада идут Лиза и Чепурной. Антоновна — из комнат.)

(Протасов и Вагин выходят из комнат.)

(Все несколько секунд смотрят на нее молча. Вагину ее возбуждение не нравится.)

(Идет в комнаты. За углом террасы истерический крик Авдотьи.)

(Из комнат выскакивает Протасов, за ним Мелания.)

(Роман идет сонный. Становится сзади Егора.)

(Елена и Мелания идут.)

Обстановка первого действия. Пасмурный день. В кресле у стены сидит Елена. Лиза возбужденно ходит по комнате.

(В дверях с террасы — Роман.)

(Все трое — Егор впереди — идут в столовую. Слышны их голоса.)

(Фима, не торопясь, уходит. Мелания грузно валится в кресло и плачет и как-то рычит от боли.)

(Чепурной и Лиза идут сверху по лестнице. Молча проходят через комнату на террасу. Чепурной — угрюмо спокоен. Лиза — взволнована.)

(Протасов, проводив жену, боязливо, исподлобья смотрит на Меланию. Она сидит, как виноватая, низко опустив голову.)

(Вагин идет с террасы.)

(Лиза молча идет.)

(Сцена несколько секунд пуста. Из столовой доносится говор и звон посуды. Выходит Чепурной — со словами: “Ну, я здесь покурю”. Проходит к окну, заложив руки, за спину. Вынимает изо рта папиросу, смотрит на нее и вполголоса поет.)

(Елена вопросительно и строго смотрит на Вагина.)

(На лестнице шаги, торопливые и громкие. Протасов пугливо вскакивает. Сбегает Лиза, ее глаза широко открыты и в них — ужас. Шевелит губами, делает знаки руками, — не может говорить.)

Обстановка второго действия. Полдень. Позавтракали, подан кофе. Роман, в красной рубахе, чинит решетку сада. Луша, стоя у террасы, смотрит на него. В комнатах смеется Протасов.

(Протасов и Лиза выходят из комнат.)

(Вагин и Елена берут ее на руки и несут в комнаты. Она бьется и, все учащая темп, кричит только одно слово: “Нет”. Из-за угла террасы, не торопясь, выходит Роман и заглядывает в комнаты. Оттуда выбегает Луша, испуганная.)

(Роман что-то мычит. Вагин выходит из комнат, нахмуренный. Прохаживается по террасе, посматривая на Романа. Вынимает альбом, карандаш.)

(Пауза. Из комнат порою доносится стонущий, звук. Где-то далеко на улице — смутный шум. Идет Мелания.)

(Плачет и идет в комнаты.)

(Елена выходит. Вагин вопросительно смотрит на нее.)

(У ворот дома — возня. Раздаются крики: “Держи его!” — “Ага-а!” “Через забор. ” — “Берегись, ребята. ” — “Ты палкой?” — “Бей его!”)

(Из-за угла дома к террасе бросается доктор, растрепанный, без шляпы.)

(Вагин бросается к воротам.)

(У ворот — громкий треск, сломал доску, хлопает калитка, звенит разбитое стекло. Выскакивает Протасов, на него лезет человек десять каких-то людей, он отмахивается от них шляпой и носовым платкам. Это их забавляет, и некоторые из них — смеются.)

Читайте также:  Последнее дело Холмса - краткое содержание романа Дойла (сюжет произведения)

(Являются Егор и Яков Трошин. Егор немного выпивши, Трошин — пьян сильно. Егор бросается на Протасова и хватает его за ворот.)

(С появлением Елены в толпе раздается несколько громких возгласов: “Гляди, какая выскочила!” — “Эх, ты, с пистолетом!” — “Дай ей!” “Сунься-ка. ” — “Ишь, какая!”)

(Елена стреляет. Немного раньше сзади толпы, окружавшей Егора, является Роман. В руках у него большой осколок доски. Не торопясь, он взмахивает ею и бьет по головам людей. Делает он это молча, сосредоточенно, без раздражения. В момент, когда Елена стреляет в Егора, Роман бьет его, и Егор, охнув, падает, увлекая за собой Протасова. Елена идет на толпу, угрожая револьвером. После ее выстрела в толпе резкий поворот настроения. Кто-то удивленно и негромко восклицает: “Выстрелила. ” — “Гляди — упал. ” — “Ах, собака. ” Кто-то бежит со двора и орет: “Ребята, убивают!” Другой спешит за ним, крича: “Не трусь. чего испугался? Баба ведь. ” Отступают почти все.)

(Роман подходит к Трошину, который сидит на земле около Егора, что-то бормочет, тормошит его и бьет Трошина доской. Тот мычит и падает. Вбегает из-за угла Вагин, сильно потрепанный, видит подвиг Романа.)

(Роман бросил доску и присел на корточки около Протасова.)

(Вагин и Елена поднимают Павла. Он в обмороке. Роман тормошит Трошина.)

(Егор очнулся, поднимает голову, охает.)

(Егор, Трошин и Роман — составляют другую группу. Роман несколько более оживлен и подвижен, чем всегда.)

(Елена с напряжением на лице смотрит на Егора и на всех.)

(На террасу выходит Лиза. На ней надето белое платье. Она красиво и странно причесана. Идет медленно, какой-то торжественной поступью; на ее лице застыла неясная, загадочная улыбка. Сзади ее Антоновна.)

(Она останавливается и негромко, с улыбкой читает написанное на обороте фотографической карточки Чепурного.)

(Напевает какой-то странный, унылый мотив. Тихо.)

(Молчит. Вздохнув, читает снова.)

(Антоновна, недружелюбно взглянув на Елену, идет за ней.)

(Все трое идут в сад. У изгороди сидит Егор и с угрюмой ненавистью в глазах следит за ними. Трошин что-то невнятно бормочет, щупая голову и плечо дрожащими руками.)

Сочинение Горький М. – Дети солнца

Тема: – Речевая характеристика героев пьесы М. Горького «Дети солнца»

Сценическое, театральное искусство строится на человеке и на слове, причем в комедии и драме слово имеет гораздо более веское и внушительное значение, чем в романе, в повести.
М. Горький

Высказывание Горького, приведенное в эпиграфе, свидетельствует о его отношении к языку драматических произведений. Сравнивая работу писателя над романом и пьесой, горький отмечал, что, “сочиняя роман, писатель пользуется двумя приемами: диалогом и описанием. Драматург пользуется только диалогом. Он, так сказать, работает голым словом. ”.
Действительно, в любом художественном произведении (кроме драматургического) можно встретить портретное описание героев и их характеров, пейзажные зарисовки и различные рассуждения автора на ту или иную тему. В драматургическом произведении нет ничего, кроме реплик персонажей и коротких авторских ремарок. Но ремарки служат только для объяснения читателю или актеру обстановки, поэтому основная смысловая нагрузка произведения заключена в монологах и диалогах персонажей. Именно из них мы можем составить портрет героев, узнать об их характерах и поступках, понять отношение автора к своим героям и к событиям, положенным в основу произведения, то есть раскрыть основное идейное содержание пьесы.
Горький говорил, что, начиная писать, он прежде всего видит человека, его мысли, его речь. И в подтверждение этого Горький рассказывал о том, как возникла идея написания пьесы “Дети солнца”. Эта пьеса была написана под впечатлением высказывания молодого талантливого физика Лебедева: “Ключ к тайнам жизни — химия”.
Каковы же речевые особенности этой пьесы? Какое звучание получила в пьесе услышанная Горьким фраза? Каким образом речь персонажей раскрывает их характеры и даже создает их портреты?
Пьеса “Дети солнца” начинается с диалога Протасова и Романа. И уже из первых двух реплик можно составить представление о том, что за типы перед нами.
“Послушай, дворник!” — обращается Протасов к Роману. В этом обращении и в следующей за ним реплике Романа “Чего?” отчетливо проявляется не только интеллигентность главного героя, но и его оторванность от жизни, и неумение построить свою речь в соответствии с ситуацией. Аналогичную картину мы видим и в заключительной сцене. Здесь напряжение действия не соответствует речи Протасова. Протасов взволнованно обращается к Егору, после того как тот его едва не убил: “Вы. ужасно глупы, сударь мой”.
Характерна речь и других персонажей пьесы. Особенно выделяется речь Антоновны, Римы, Меланьи, Тропинина и Назара.
Речь Антоновны полна просторечий: “уделаешь”, “напустишь угару”, “дверь отворю”; простых, но метких сравнений: “Сахар грызет, как репу”, “Самовар выхлебала, совсем как лошадь”.
Меланья, стремясь покорить сердце Протасова, старается понять смысл науки, но из-за своей малограмотности постоянно путается в терминах. “Не понимаю я формулов”, — в отчаянии заявляет она Протасову.
Горничная Рима, мечта которой — выйти замуж за богатого, старается говорить “на господский манер”: “что-с”, “не глупая-с”, “хорошо-с”. “Свистит, как змея”, — говорит о ней Протасов.
Бывший офицер, опустившийся пьяница, Тропинин, пытаясь продемонстрировать свое “благородное” происхождение, изъясняется витиевато, коверкая французские слова: “сапсапогэ”, “ибо счастье превратно. ”, “бои вояж”, “до приятного свидания”.
Еще более сложна речь у разбогатевшего купца Назара, который стремится сложностью речи хоть как-то подняться до уровня интеллигенции. “Вот я возымел охоту к расширению русской промышленности. для чего думаю заводик поставить, чтобы пивные бутылки выдувать. ”
Литературные критики отмечают, что характерными особенностями языка драматургических произведений Горького являются афористичность, своеобразие метафор, оригинальность пунктуации.
Каким же образом проявляется эта особенность в пьесе “Дети солнца”? Пьеса, выросшая из афоризма, насыщена “крылатыми” словами и выражениями.
Какова же роль афоризмов в пьесах Горького? Афоризмы в пьесе играют двоякую роль. Прежде всего они служат для характеристики персонажей. Афоризмы расставляют по местам основные противостоящие группы героев: с одной стороны — представители народа, с другой — интеллигенция. Персонажам из народа Антоновне, Егору свойственны афоризмы, выражающие народную мудрость. Например, Егор говорит Протасову: “Бородатому нянька — не указ”, желая подчеркнуть этим, что у Павла должна быть своя точка зрения на взаимоотношения между людьми. Афоризмы Антоновны, человека, прожившего долгую жизнь, нередко принимают форму пословиц, поговорок. Высказывая свой взгляд на отношение Павла к Елене, она ворчит: “Никакого внимания женщине нет. видно, пошену слопал, чашку об пол”. Ее недовольство молодой прислугой также приобретает форму поговорки: “А теперь все норовят в баре, а повадки — как у твари”.
Наиболее близки к народным афоризмы Чепурного, занимающего особое положение в кругу персонажей пьесы. Безусловно относясь к интеллигенции, Чепурной более тесно связан с народом, часто общается с ним, знает его нрав, ему близка народная речь. Поэтому в его речи афоризмы философского содержания, свойственные интеллигентской среде, переплетаются с житейскими истинами.
В беседах с Лизой он выражает свою философию, основанную как на размышлениях, теории, так и на житейском опыте. Поэтому в его речи афоризм “Люди грубы и жестоки. Это их природа” соседствует с высказываниями: “Мастеровые — они все пьяницы”.
Совсем иначе выглядят афоризмы Протасова, Лизы, Волгина.
Философские афоризмы Лизы образны и поэтичны. “Там, где пролита кровь, никогда не вырастут цветы. там растет только ненависть”.
В речи Протасова афоризмы, философские по своему содержанию, часто выглядят как отрывки из научных книг. Например: “Только в области разума человек свободен, только тогда он — человек, когда разумен, и если он разумен, он, честен. Добро создано разумом, без сознания — нет добра”.
Отличительной чертой драматургии Горького является также использование слов-лейтмотивов.
В ранних произведениях особенно остро ставилась проблема человека. Эта проблема является центральной и в “Детях солнца”. Поэтому в этой пьесе, как и в других ранних произведениях, лейтмотивом проходит слово “человек”. Это слово прослеживается в репликах различных персонажей. Оно возникает в речи Протасова, пытающегося образумить Егора: “Человек человека не должен, не может бить”. Тему человека подхватывает Чепурной: “Люди — звери, они грубы и грязны”. Егор спрашивает Протасова: “Человек я или нет? Почему меня все обижают?” “Прислуга — тоже человек”, — заявляет Фияса.
Елена говорит Ванину: “Человек должен поступать так, чтоб на земле было меньше зла”.
“Я тоже человеком буду!” — восклицает в надежде Меланья.
Гимн человеку звучит в монологе Протасова в конце второго действия: “Наступит время, из нас, людей, из всех людей, возникнет к жизни величественный, стройный организм — человечество!”
Слово “человек” своеобразно перекликается в пьесе с метафорами и сравнениями. “Свистит, как змея”, “Смотрите, какой зверь”, “В глазах ее загорелся хитрый огонек зверя”; “Водорослей захотела, корова”, “Чего же эта лошадь, новая-то горничная, не убирает со стола?”; “Повадки — как у твари”.
В приведенных примерах названия животных служат для образного обозначения каких-то черт характера человека. Сравнение философских афоризмов о человеке с этими метафорами раскрывает, как мне кажется, мысль Горького о том, что человек еще очень далек от совершенства, от той роли, которая предназначена ему природой. В отдельных поступках человек уподобляется зверю, животному, а иногда и превосходит его по жестокости и грубости. Тема человека и животных вообще характерна для ранних произведений Горького.
Для того чтобы убедиться в этом, достаточно перечитать такие его произведения, как “Песня о Буревестнике”, “Песня о Соколе”, “О Чиже, который лгал, и о Дятле — любителе истины”, в которых птицы и звери действуют, подобно людям. А в рассказе “Челкаш” главный герой постоянно сравнивается то с хищной птицей, то с волком.
Есть и еще одна интересная особенность пьесы. Это — пунктуация. При чтении пьесы сразу же бросается в глаза расстановка тире и очень большое количество многоточий. “Да ты — пригрози. Я, мол, тебе дам”, или “Ну, — будет, старуха! Елена — дома?”, или “Но — поймите: мне совсем не нужно, чтобы кипело”. И такие необычные фразы можно встретить на каждой странице.
На первый взгляд может показаться, что такая необычная расстановка тире нужна для того, чтобы помочь актеру при исполнении своей роли. Но посмотрим повнимательнее не только на пьесы, но и на другие произведения Горького. В романе “Мать” не менее своеобразная расстановка тире: “Все любят близкое, но — в большом сердце и далекое — близко!” или “Ну, это уж — ничего не поделаешь”. В чем же все-таки смысл такой расстановки тире?
Мне кажется, что тире служит писателю для того, чтобы разделить фразу на две равные по значению части. Обычно фраза имеет такое строение, когда ударение падает на ее конец, а начало остается безударным. У Горького же, как мне кажется, обе части фразы оказываются благодаря тире под ударением. Это придает какую-то неуловимую весомость, даже тяжеловесность речи.
Что касается многоточия, то его роль также заключается в том, чтобы разделить фразы на отдельные части. Читая пьесу, мы чувствуем, как персонажи будто обдумывают каждое слово, прежде чем его произнести. За этим угадывается медлительность и обстоятельность волжского характера Горького.
Итак, проанализировав текст пьесы “Дети солнца”, можно прийти к выводу, что ей свойственны те же черты, что и всей драматургии Горького в целом: афористичность, слова-лейтмотивы, меткость образов в метафорах, особенности пунктуации.

Ссылка на основную публикацию