Бегство от свободы – краткое содержание книги Фромм (сюжет произведения)

Книга Эриха Фромма “Бегство от свободы” (стр. 1 из 8)

Книга Эриха Фромма

Главная жизненная задача

человека — дать жизнь

самому себе, стать тем,

чем он потенциально является.

Самый значимый плод

его деятельности — это

Введение
Глава 1.Краткий экскурс в историю
Глава 2.Индивидуум, его особенности и двойственный характер свободы
Глава 3.Предыстория Средневековья и эпохи Возрождения
Глава 4.Эпоха Реформации
§1Учение Лютера
§2Учение Кальвина
§3Итоги за XV–XVI века
Глава 5.Два аспекта свободы в жизни современного человека
Глава 6.Психология нацизма
Глава 7.Свобода и современная демократическая система
Глава 8.Свобода и спонтанность
Заключение
ПриложениеИзбранные цитаты из книг Эриха Фромма “Бегство от свободы” и «Человек для себя»
Списоклитературы

В своей книге «Бегство от свободы» Эрих Фромм развивает основы динамической психологии и анализирует такоесостояние человеческой психики, как состояние тревоги. Оказывается, что для большинства людей свобода является психологической проблемой, которая может привестик весьма негативным последствиям. Свобода принесла человеку независимость, но одновременно изолировала его и пробудила в нем чувство бессилия и тревоги.Изоляция порождает чувство одиночества, и далее возможны два варианта развития событий: человек бежит от бремени свободы и ищет подчинения у внешнеймогущественной силы — например, встает под знамена диктатора — либо человек берет на себя бремя свободы и вполной мере реализует свой внутренний потенциал.

Еще один аспект исследований Эриха Фромма — это проблема развития полноценной личности в современном обществе. Каждомуиндивидууму приходится тесно взаимодействовать с обществом, он является основой для любого социального процесса. Поэтому, для того чтобы понять динамикусоциальных процессов, происходящих в обществе, необходимо понять суть психологических механизмов, которые движут отдельным индивидуумом. Всовременном обществе уникальность и индивидуальность личности находятся под угрозой. Существует очень много факторов, которые подавляют современногочеловека психологически: мы как огня боимся общественного мнения; человек чувствует себя мелким и ничтожным по сравнению с сетью гигантских промышленныхпредприятий и огромными компаниями-монополистами; остаются тревога, беспомощность и неуверенность в завтрашнем дне. Еще один бич современногообщества, на который мало кто обращает внимание, — это отсталое развитие эмоций человека по сравнению с егоинтеллектуальным развитием. Все выше перечисленные и многие другие факторы относятся к негативным проявлениям свободы. В результате, ради того, чтобыизбавиться от беспокойства и обрести уверенность, человек готов встать под знамена какого-либо диктатора или, что еще более характерно для современности,стать маленькой деталью огромной машины, хорошо одетым и сытым роботом.

В книге «Бегство от свободы» Эрих Фромм пытается разработать конструктивные пути для решения этих проблем, следованиекоторым позволит современному человеку развить свою индивидуальность, позитивно реализовать свой внутренний потенциал и добиться утраченной гармонии с природойи другими людьми.

Насколько эти рецепты действенны, и предстоит оценить читателю.

Краткий экскурс в историю

Вся история человечества — это история борьбы за обретение новых свобод и за избавление от давленияизвне.

В Средние Века (VI-XV вв.) интенсивность этого процесса была сравнительноневелика. Социальное положение индивидуума определялось при его рождении и, как правило, совпадало с социальным положением его родителей. Человек был сильнопривязан к месту своего проживания и своей небольшой социальной группе. Мир средневекового человека был прост и понятен, внутри средневековой общности ончувствовал себя уверенно и безопасно.

Начиная с эпохи Возрождения (XIV-XVI вв.) интенсивность борьбы за свободу начинаетстремительно возрастать. В это время у человека стали появляться качества, характерные для индивидуума, живущего в современном капиталистическом обществе:он начал стремиться к славе и успеху, у него развилось чувство красоты природы и появилась любовь к труду.

В период Новой Истории (начиная с эпохи Возрождения и до начала XX века) население Европы и Америки боролось за обретениесвободы от политических, экономических и духовных пут. Многие люди были скорее готовы умереть за свободу, чем жить в неволе. Человечество стремилось ксвободе, и оковы устранялись одна за другой: человек освободился от церковного ига, абсолютной власти государства, стал властелином природы.

В конце XIX – начале XX века злые и порочные черты человека были забыты; считалось, что они остались в средневековом прошлом, победа демократиипредставлялась необратимой, и мир выглядел ярким и красочным.

Многие думали, что после Первой Мировой войны демократия восторжествует. Однако в Германии и Италии зародились, по сути,тоталитарные нацистские режимы. Миллионы людей с пылом и жаром отказались от своей свободы. Другие миллионы остались равнодушными, они не нашли в себедушевных сил, чтобы бороться за свою свободу, и, в результате, стали послушными винтиками в тоталитарной машине. Победила внешняя власть, единообразие мыслей иидей, дисциплина и подчинение воле вождей.

Люди не были готовы к приходу фашизма, и он застал их врасплох. Потухший было вулкан деструктивности и низменных страстей началпробуждаться. Лишь немногие, в число которых входят Ницше и Маркс, заметили зловещие признаки грядущего извержения.

Столь стремительная победа тоталитаризма над целой нацией порождает целый ряд вопросов. Может быть, у человека помимо органическиприсущего стремления к свободе, существует и интенсивное желание к подчинению? Может ли подчинениестать источником особого рода удовольствия? Чем объяснить жажду власти?

На страницах своей книги “Бегство от свободы” Эрих Фромм исследует эти и другие вопросы. Основная идея книги Эриха Фроммазаключается в следующем. Пока человек находится в юном возрасте, он все еще един с окружающим миром, природой и остальными людьми. По мере ростасамосознания человек начинает осознавать свою индивидуальность и отдельность от остального мира. С ростом обособленности индивидуума растет и его страходиночества, он начинает ощущать бремя негативной свободы. Далее развитие индивидуума может пойти по двум путям: либо он воссоединяется сокружающим миром в спонтанности любви и творческого труда, приобщаясь тем самым к позитивной свободе, либо он ищет опору, найдя которую, он теряетсвободу и индивидуальность, что наиболее часто и имеет место. Сам процесс развития отдельного индивидуума во многом подобен процессу развитиячеловечества: Средневековье — это юность, Возрождение — это отрочество, Новое Время — это зрелость. В последующих главах путь развития человечества будетописан более подробно.

Эрих Фромм является крупнейшим представителем неофрейдизма XX века. Однако, он считает, чтоФрейд не смог разобраться в природе, присущей нормальному человеку, а также в иррациональных явлениях в жизни общества.

По Фрейду, человек является изначально антисоциальным существом. Общество должно приручать человека, ограничивать его низменные импульсы. Этиподавленные инстинкты таинственным образом трансформируются в устремления, имеющие культурную ценность. При высокой степени подавления индивидуумстановится невротиком, и давление должно быть ослаблено. Если общество полностью устраняет давление на индивидуума, то оно жертвует культурой. Чем больше давление и подавление, тем больше достижений культуры и, соответственно, невротических расстройств. Индивидуумизначально имеет установку на одиночество и работает для себя, однако он вынужден взаимодействовать с другими людьми для удовлетворения своихпотребностей. Фрейд все сводит к удовлетворению инстинктов человека, а роль общества по Фрейду — этоудовлетворение либо подавление потребностейиндивидуума. Основная заслуга Фрейда состоит в том, что он заложил основы психологии, признающей динамичность человеческой природы.

Эрих Фромм исследует связь человека с обществом в несколько другом аспекте. По Фромму, роль общества состоит не только вподавлении каких-то личных факторов, но и в созидательной функции формирования личности. Человек — это продукт социального процесса. Этот социальный процессможет развить самые прекрасные наклонности человека, равно как он может развить и самые уродливые черты. С другой стороны, человеческая энергия являетсяактивной силой, способной влиять на социальные процессы.

Человек имеет свойство приспосабливаться к тем условиям жизни, в которые он попадает. Об этом свидетельствует то, что человекрасселился по всему земному шару и смог адаптироваться к огромному числу социально-политических систем. Но есть ли предел этой приспособляемости?Понятно, что человеческая природа не является беспредельно изменчивой и пластичной. В качестве количественных характеристик Фромм вводит понятиястатической и динамической адаптации.

«Бегство от свободы» Эрих Фромм. Краткое описание книги

К свободе стремится всякое живое существо. От мухи, бьющейся о стекло, до белой акулы (которой нет ни в одном океанариуме, поскольку даже молодые особи отказываются питаться в неволе и умирают). Вроде бы это должно означать, что свобода для человека – самого организованного живого существа – безусловное благо. Но так ли это на самом деле?

Эрих Фромм в книге «Бегство от свободы» убедительно доказывает, что не так. Огромное большинство людей, на словах признавая ценность свободы, на деле бессознательно воспринимают ее, как тяжкое бремя. Можно привести множество цитат из литературы (и даже фольклора) разных времен и народов, в которых свобода приравнивается к одиночеству. Одиночество же – неестественное и мучительное состояние для такого социального животного, как человек. Оно рождает неуверенность и тревогу.

Именно анализу тревоги Фромм посвящает теоретическую часть своей книги, развивая основы динамической психологии. Второй теоретический аспект «Бегства от свободы» – это угроза современного общества для развития индивидуальности и уникальности личности.

Современное Фромму общество несколько отличается от современного нам. Книга вышла в 1941 году. Именно поэтому в ней уделяется такое внимание анализу нацистского тоталитаризма в Германии, которую Фромм, немецкий еврей по рождению, покинул в 1934 году, когда Гитлер пришел к власти (надо отметить, он поступил весьма дальновидно!) Тем не менее, большинство угроз индивидуальному развитию личности сохранилось (а возможно даже усилилось) в постиндустриальном обществе, в котором живем мы. В частности психологический дисбаланс, своеобразный «бич времени», на который мало кто обращает внимание – современные люди в большинстве своем весьма развиты интеллектуально, но ужасающе отстают в эмоциональном развитии.

Три главы книги посвящены историческому анализу – поступательному возрастанию роли индивидуальной свободы в обществе, от Средневековья, через Возрождение и Реформацию к началу формирования капитализма. Согласно Фромму, вплоть до Средних Веков свободы личности не существовало, как понятия – индивидуум был жестко фиксирован в своей социальной и географической нише на протяжении всей жизни; вертикальная (передвижение по социальной лестнице) и горизонтальная (смена места жительства) мобильность была крайне редкой.

Положение усугублялось чрезвычайно сильным влиянием господствующей Церкви, которая трактовало проявление человеком своей воли, как грех и зло. Зато мир средневекового человека был прост, понятен и уютен. При более-менее благополучном течении жизни, он чувствовал себя в полной безопасности среди себе подобных, поскольку «был, как все» и полностью отождествлял себя со своей социальной группой.

Эпоха Возрождения дала старт так называемой «Новой истории». Начиная с этого момента, повсеместно и непрерывно шла борьба за индивидуальную свободу. Человечество боролось с господством природы, абсолютной властью правителей, церковным давлением и т.д. Капиталистическая формация стала своеобразным апофеозом личной свободы – обществом равных возможностей, в котором человек, независимо от своего происхождения, может добиться всего, благодаря личным качествам – упорству, таланту, силе воли, труду.

К свободе стремится всякое живое существо. От мухи, бьющейся о стекло, до белой акулы (которой нет ни в одном океанариуме, поскольку даже молодые особи отказываются питаться в неволе и умирают). Вроде бы это должно означать, что свобода для человека – самого организованного живого существа – безусловное благо. Но так ли это на самом деле?

Эрих Фромм в книге «Бегство от свободы» убедительно доказывает, что не так. Огромное большинство людей, на словах признавая ценность свободы, на деле бессознательно воспринимают ее, как тяжкое бремя. Можно привести множество цитат из литературы (и даже фольклора) разных времен и народов, в которых свобода приравнивается к одиночеству. Одиночество же – неестественное и мучительное состояние для такого социального животного, как человек. Оно рождает неуверенность и тревогу.

Именно анализу тревоги Фромм посвящает теоретическую часть своей книги, развивая основы динамической психологии. Второй теоретический аспект «Бегства от свободы» – это угроза современного общества для развития индивидуальности и уникальности личности.

Современное Фромму общество несколько отличается от современного нам. Книга вышла в 1941 году. Именно поэтому в ней уделяется такое внимание анализу нацистского тоталитаризма в Германии, которую Фромм, немецкий еврей по рождению, покинул в 1934 году, когда Гитлер пришел к власти (надо отметить, он поступил весьма дальновидно!) Тем не менее, большинство угроз индивидуальному развитию личности сохранилось (а возможно даже усилилось) в постиндустриальном обществе, в котором живем мы. В частности психологический дисбаланс, своеобразный «бич времени», на который мало кто обращает внимание – современные люди в большинстве своем весьма развиты интеллектуально, но ужасающе отстают в эмоциональном развитии.

Чему посвящена книга?

Три главы книги посвящены историческому анализу – поступательному возрастанию роли индивидуальной свободы в обществе, от Средневековья, через Возрождение и Реформацию к началу формирования капитализма. Согласно Фромму, вплоть до Средних Веков свободы личности не существовало, как понятия – индивидуум был жестко фиксирован в своей социальной и географической нише на протяжении всей жизни. И вертикальная (передвижение по социальной лестнице) и горизонтальная (смена места жительства) мобильность была крайне редкой. Положение усугублялось чрезвычайно сильным влиянием господствующей Церкви, которая трактовало проявление человеком своей воли, как грех и зло. Зато мир средневекового человека был прост, понятен и уютен. При более-менее благополучном течении жизни, он чувствовал себя в полной безопасности среди себе подобных, поскольку «был, как все» и полностью отождествлял себя со своей социальной группой.

Эпоха Возрождения дала старт так называемой «Новой истории». Начиная с этого момента, повсеместно и непрерывно шла борьба за индивидуальную свободу. Человечество боролось с господством природы, абсолютной властью правителей, церковным давлением и т.д. Капиталистическая формация стала своеобразным апофеозом личной свободы – обществом равных возможностей, в котором человек, независимо от своего происхождения, может добиться всего, благодаря личным качествам – упорству, таланту, силе воли, труду.

К концу 19 – началу 20 века людям казалось, что свобода завоевана человечеством навсегда. Тут-то их и подстерегал неприятный сюрприз – формирование новейших тоталитарных обществ, подавляющих личную свободу. Такие общества начали возникать почти независимо друг от друга в Германии, России (Советском Союзе), Италии и еще в некоторых странах.

Эрих Фромм анализирует социально-психологические причины возникновения и укрепления тоталитарных обществ на примере нацизма в Германии. Почитайте, это очень познавательно! Потому что наивно-идеалистическое представление о том, что в возникновении тоталитаризма виновны исключительно маниакальные личности, добившиеся власти – это опасное заблуждение. Тираны не возникли сами по себе – они опирались на поддержку народа, коллективные страхи, коллективные бессознательные стремления. На людей, которые не умели быть свободными и стремились отдать свою судьбу во власть высших сил в обмен на защиту и психологический комфорт. Действительно, средний член тоталитарного общества, который не задумывается том, что его свобода ограничена, чувствует себя столь же спокойно и уютно, как человек Средневековья – все кругом понятно, просто, ты не одинок, поскольку окружен такими же, как ты, Король и Бог заботятся о тебе.

Читайте также:  Об общественном договоре - краткое содержание произведения Руссо (сюжет произведения)

В настоящее время вряд ли возможно возникновение тоталитарных режимов, полностью повторяющих старые модели. Но не наблюдаем ли мы те же самые проявления в постиндустриальном обществе, где человек становится «винтиком» социума и рабом общественного мнения?

Проявления индивидуальности и спонтанности в рыночной реальности так же редки, как при тоталитаризме и так же приравниваются к бунту. Разве что теперь за это не бросают в концлагерь, а подвергают осуждению и ненавязчивой социальной депривации – если ты «не такой, как все», твой уровень жизни и социальный статус неизбежно снижаются.

Фромм задается вопросом – не свойственно ли человеческой натуре одновременно с жаждой свободы, стремление к подчинению? И всесторонне анализирует этот вопрос, рассматривая связь онтогенеза (развития человечества) с филогенезом (развитием человека).

Человек в детстве един со своей семьей, природой и всем миром. Свою индивидуальность, обособленность, он начинает осознавать по мере естественного взросления, роста самосознания. Далее, обособленность приводит к увеличению тревоги и страха изоляции, одиночества – бремя свободы нарастает.

С этого момента у человека два пути для того, чтобы преодолеть одиночество – либо отдать свою свободу, присоединившись к господствующему большинству, либо обрести единство с миром путем спонтанности, любви и творческого труда. Последний путь, разумеется, труднее, но и награда высока!

Если вы хотите сделать хотя бы первый шаг по второму пути – читайте Фромма. Внимательно читайте Фромма!

«Бегство от свободы» Эрих Фромм. Краткое описание книги

К свободе стремится всякое живое существо. От мухи, бьющейся о стекло, до белой акулы (которой нет ни в одном океанариуме, поскольку даже молодые особи отказываются питаться в неволе и умирают). Вроде бы это должно означать, что свобода для человека – самого организованного живого существа – безусловное благо. Но так ли это на самом деле?

Эрих Фромм в книге «Бегство от свободы» убедительно доказывает, что не так. Огромное большинство людей, на словах признавая ценность свободы, на деле бессознательно воспринимают ее, как тяжкое бремя. Можно привести множество цитат из литературы (и даже фольклора) разных времен и народов, в которых свобода приравнивается к одиночеству. Одиночество же – неестественное и мучительное состояние для такого социального животного, как человек. Оно рождает неуверенность и тревогу.

Именно анализу тревоги Фромм посвящает теоретическую часть своей книги, развивая основы динамической психологии. Второй теоретический аспект «Бегства от свободы» – это угроза современного общества для развития индивидуальности и уникальности личности.

Современное Фромму общество несколько отличается от современного нам. Книга вышла в 1941 году. Именно поэтому в ней уделяется такое внимание анализу нацистского тоталитаризма в Германии, которую Фромм, немецкий еврей по рождению, покинул в 1934 году, когда Гитлер пришел к власти (надо отметить, он поступил весьма дальновидно!) Тем не менее, большинство угроз индивидуальному развитию личности сохранилось (а возможно даже усилилось) в постиндустриальном обществе, в котором живем мы. В частности психологический дисбаланс, своеобразный «бич времени», на который мало кто обращает внимание – современные люди в большинстве своем весьма развиты интеллектуально, но ужасающе отстают в эмоциональном развитии.

Три главы книги посвящены историческому анализу – поступательному возрастанию роли индивидуальной свободы в обществе, от Средневековья, через Возрождение и Реформацию к началу формирования капитализма. Согласно Фромму, вплоть до Средних Веков свободы личности не существовало, как понятия – индивидуум был жестко фиксирован в своей социальной и географической нише на протяжении всей жизни; вертикальная (передвижение по социальной лестнице) и горизонтальная (смена места жительства) мобильность была крайне редкой.

Положение усугублялось чрезвычайно сильным влиянием господствующей Церкви, которая трактовало проявление человеком своей воли, как грех и зло. Зато мир средневекового человека был прост, понятен и уютен. При более-менее благополучном течении жизни, он чувствовал себя в полной безопасности среди себе подобных, поскольку «был, как все» и полностью отождествлял себя со своей социальной группой.

Эпоха Возрождения дала старт так называемой «Новой истории». Начиная с этого момента, повсеместно и непрерывно шла борьба за индивидуальную свободу. Человечество боролось с господством природы, абсолютной властью правителей, церковным давлением и т.д. Капиталистическая формация стала своеобразным апофеозом личной свободы – обществом равных возможностей, в котором человек, независимо от своего происхождения, может добиться всего, благодаря личным качествам – упорству, таланту, силе воли, труду.

Чему посвящена книга?

Три главы книги посвящены историческому анализу – поступательному возрастанию роли индивидуальной свободы в обществе, от Средневековья, через Возрождение и Реформацию к началу формирования капитализма. Согласно Фромму, вплоть до Средних Веков свободы личности не существовало, как понятия – индивидуум был жестко фиксирован в своей социальной и географической нише на протяжении всей жизни. И вертикальная (передвижение по социальной лестнице) и горизонтальная (смена места жительства) мобильность была крайне редкой. Положение усугублялось чрезвычайно сильным влиянием господствующей Церкви, которая трактовало проявление человеком своей воли, как грех и зло. Зато мир средневекового человека был прост, понятен и уютен. При более-менее благополучном течении жизни, он чувствовал себя в полной безопасности среди себе подобных, поскольку «был, как все» и полностью отождествлял себя со своей социальной группой.

Эпоха Возрождения дала старт так называемой «Новой истории». Начиная с этого момента, повсеместно и непрерывно шла борьба за индивидуальную свободу. Человечество боролось с господством природы, абсолютной властью правителей, церковным давлением и т.д. Капиталистическая формация стала своеобразным апофеозом личной свободы – обществом равных возможностей, в котором человек, независимо от своего происхождения, может добиться всего, благодаря личным качествам – упорству, таланту, силе воли, труду.

К концу 19 – началу 20 века людям казалось, что свобода завоевана человечеством навсегда. Тут-то их и подстерегал неприятный сюрприз – формирование новейших тоталитарных обществ, подавляющих личную свободу. Такие общества начали возникать почти независимо друг от друга в Германии, России (Советском Союзе), Италии и еще в некоторых странах.

Эрих Фромм анализирует социально-психологические причины возникновения и укрепления тоталитарных обществ на примере нацизма в Германии. Почитайте, это очень познавательно! Потому что наивно-идеалистическое представление о том, что в возникновении тоталитаризма виновны исключительно маниакальные личности, добившиеся власти – это опасное заблуждение. Тираны не возникли сами по себе – они опирались на поддержку народа, коллективные страхи, коллективные бессознательные стремления. На людей, которые не умели быть свободными и стремились отдать свою судьбу во власть высших сил в обмен на защиту и психологический комфорт. Действительно, средний член тоталитарного общества, который не задумывается том, что его свобода ограничена, чувствует себя столь же спокойно и уютно, как человек Средневековья – все кругом понятно, просто, ты не одинок, поскольку окружен такими же, как ты, Король и Бог заботятся о тебе.

В настоящее время вряд ли возможно возникновение тоталитарных режимов, полностью повторяющих старые модели. Но не наблюдаем ли мы те же самые проявления в постиндустриальном обществе, где человек становится «винтиком» социума и рабом общественного мнения?

Проявления индивидуальности и спонтанности в рыночной реальности так же редки, как при тоталитаризме и так же приравниваются к бунту. Разве что теперь за это не бросают в концлагерь, а подвергают осуждению и ненавязчивой социальной депривации – если ты «не такой, как все», твой уровень жизни и социальный статус неизбежно снижаются.

Фромм задается вопросом – не свойственно ли человеческой натуре одновременно с жаждой свободы, стремление к подчинению? И всесторонне анализирует этот вопрос, рассматривая связь онтогенеза (развития человечества) с филогенезом (развитием человека).

Человек в детстве един со своей семьей, природой и всем миром. Свою индивидуальность, обособленность, он начинает осознавать по мере естественного взросления, роста самосознания. Далее, обособленность приводит к увеличению тревоги и страха изоляции, одиночества – бремя свободы нарастает.

С этого момента у человека два пути для того, чтобы преодолеть одиночество – либо отдать свою свободу, присоединившись к господствующему большинству, либо обрести единство с миром путем спонтанности, любви и творческого труда. Последний путь, разумеется, труднее, но и награда высока!

Если вы хотите сделать хотя бы первый шаг по второму пути – читайте Фромма. Внимательно читайте Фромма!

Эрих Фромм – Бегство от свободы

Описание книги “Бегство от свободы”

Описание и краткое содержание “Бегство от свободы” читать бесплатно онлайн.

В своей первой крупной работе “Бегство от свободы” (1941) Фромм рассмотрел феномен тоталитаризма в рамках проблемы свободы. Он различает “свободу от” (негативную) и “свободу на” (позитивную). Обратной стороной “свободы от” является одиночество и отчуждение. Такая свобода — бремя для человека. Фромм описал три типичных невротических механизма “бегства” (психологической защиты) от негативной свободы. Это авторитарная, конформистская и деструктивная разновидности невротического характера. Первый выражается в мазохистской страсти к подчинению себя другим или в садистической страсти к подчинению других себе. Второй состоит в отказе от своей индивидуальности и стремлении быть “как все”. Третий — в неудержимой тяге к насилию, жесткости, разрушению.

Эта книга — часть обширного исследования, посвященного психике современного человека, а также проблемам взаимосвязи и взаимодействия между психологическими и социологическими факторами общественного развития.

Бегство от свободы

Если я не стою за себя, то кто встанет за меня?

Если я только за себя, то кто я? Если не сейчас, то когда?

Изречение из Талмуда, Мишна, Абот.

Ни небесные, ни земным, ни смертным, ни бессмертным не сотворил я тебя, так что можешь быть свободен по собственной воле и совести — и сам себе будешь творец и создатель. Лишь тебе даровал я расти и меняться по собственной воле твоей. Ты несешь в себе семя вселенской жизни.

Пико делла Мирандола “Речь о достоинстве человека”

Итак, изменить можно все, кроме врожденных и неотъемлемых прав человека

ПРЕДИСЛОВИЕ К 1-МУ ИЗДАНИЮ

Эта книга — часть обширного исследования, посвященного психике современного человека, а также проблемам взаимосвязи и взаимодействия между психологическими и социологическими факторами общественного развития. Я занимаюсь этой работой уже несколько лет, ее завершение потребует еще большего времени, — между тем нынешние тенденции политического развития ставят под угрозу величайшее достижение современной культуры: индивидуальность и неповторимость каждого человека. Это вынудило меня прервать работу над проблемой в целом и сконцентрировать внимание на одном аспекте, ключевом для культурного и социального кризиса наших дней: на значении свободы для современного человека. Моя задача была бы значительно легче, если бы я имел возможность отослать читателя к законченному курсу психологии человека нашей цивилизации, поскольку значение свободы можно до конца уяснить лишь на основе анализа психики современного человека в целом. Теперь же приходится обращаться к определенным понятиям и заключениям, не прорабатывая их с нужной полнотой, как это было бы сделано в полном курсе. Некоторых проблем — тоже чрезвычайно важных — я был вынужден коснуться лишь мимоходом, а иногда и вовсе их не затрагивать. Но я убежден, что психолог должен внести свой вклад в понимание современного кризиса, причем безотлагательно, даже принеся в жертву желательную полноту изложения.

Я полагаю, что, подчеркивая значение психологического изучения современной обстановки, мы отнюдь не переоцениваем значимость психологии. Основным субъектом социального процесса является индивид: его стремления и тревоги, его страсти и раздумья, его склонность к добру или злу, поэтому его характер не может не влиять на этот процесс. Чтобы понимать динамику общественного развития, мы должны понимать динамику психических процессов, происходящих внутри индивида, точно так же как для понимания индивида необходимо рассматривать его вместе с обществом, в котором он живет. Основная идея этой книги состоит в том, что современный человек, освобожденный от оков доиндивидуалистического общества, которое одновременно и ограничивало его, и обеспечивало ему безопасность и покой, не приобрел свободы в смысле реализации его личности, то есть реализации его интеллектуальных, эмоциональных и чувственных способностей. Свобода принесла человеку независимость и рациональность его существования, но в то же время изолировала его, пробудила в нем чувство бессилия и тревоги. Эта изоляция непереносима, и человек оказывается перед выбором: либо избавиться от свободы с помощью новой зависимости, нового подчинения, либо дорасти до полной реализации позитивной свободы, основанной на неповторимости и индивидуальности каждого. Хотя эта книга скорее диагноз, чем прогноз, не решение, а лишь анализ проблемы, результаты нашего исследования могут уточнить направление необходимых действий; ибо понимание причин тоталитаристского бегства от свободы является предпосылкой любого действия, направленного к победе над силами тоталитаризма.

Я воздерживаюсь от удовольствия поблагодарить всех друзей, коллег и учеников, которым я признателен за стимуляцию и конструктивную критику моих мыслей. Читатель найдет в подстрочных примечаниях ссылки на авторов, которым я больше всего обязан идеями, изложенными в этой книге. Однако хочу особо поблагодарить тех, кто непосредственно способствовал ее завершению. Прежде всего это мисс Элизабет Браун, оказавшая мне неоценимую помощь своими советами и критическими замечаниями о композиции книги. Кроме того, я благодарен Т.Вудхаузу за большую помощь в редактировании рукописи и д-ру А. Зэйдеману за консультации в связи с затронутыми в книге философскими проблемами.

ПРЕДИСЛОВИЕ К 25-МУ ИЗДАНИЮ

Прошло почти двадцать пять лет со времени первого издания этой книги. Двадцать четыре издания, вышедшие с тех пор, нашли читателей среди специалистов и неспециалистов, в особенности среди учащейся молодежи, и я рад, что новое издание в Библиотеке Эйвон сделает книгу доступной еще более широкой публике.

“Бегство от свободы” — это анализ феномена человеческого беспокойства, вызванного распадом средневекового мира, в котором человек, вопреки всем угрозам, чувствовал себя уверенно и безопасно. После столетий борьбы человек сумел создать неслыханное изобилие материальных благ; в одной части мира он создал демократическое общество — и недавно сумел защитить его от новых тоталитарных угроз. Но — как показывает анализ в “Бегстве от свободы” — современный человек все еще охвачен беспокойством и подвержен соблазну отдать свою свободу всевозможным диктаторам — или потерять ее, превратившись в маленький винтик машины: не в свободного человека, а в хорошо накормленный и хорошо одетый автомат.

Читайте также:  Софокл - краткое содержание произведений

Через двадцать пять лет возникает вопрос: сохранились ли социальные и психологические тенденции, вскрытые в этой книге; нет ли признаков того, что они идут на убыль? Несомненно, причины, вызывающие у человека страх перед свободой, беспокойство и готовность превратиться в автомат, за последние четверть века не только не исчезли, но и значительно возросли. Важнейшим в этом смысле событием было открытие атомной энергии и возможность ее применения в качестве оружия уничтожения. Никогда прежде в своей истории род человеческий не стоял перед угрозой полного истребления, тем более собственными руками. Но совсем недавно, во время Карибского кризиса, сотни миллионов людей в Америке и в Европе в течение нескольких дней не знали, увидят ли они и их дети завтрашний день. И хотя с тех пор были предприняты усилия, чтобы уменьшить опасность подобных кризисов, разрушительное оружие по-прежнему существует; остаются кнопки, остаются люди, обязанные нажать их по приказу, когда это покажется необходимым. И остаются беспомощность и тревога.

Наряду с ядерной революцией (быстрее, чем это можно было предвидеть двадцать пять лет назад) развивалась революция кибернетическая. Мы вступаем во вторую промышленную революцию, когда не только физическую энергию человека — его руки, — но и мозг его, и нервные реакции заменяют машины. В наиболее развитых индустриальных странах, таких, как Соединенные Штаты, растет беспокойство в связи с увеличением нового рода безработицы. Человек чувствует себя еще ничтожнее, когда ему противостоит не только система гигантских предприятий, но и целый почти самоуправляющийся мир компьютеров, думающих гораздо быстрее, а нередко и правильнее его. Увеличилась и другая опасность — демографический взрыв. И здесь мы видим плоды прогресса: достижения медицины привели к такому росту населения, особенно в слаборазвитых странах, что рост производства не может за ним угнаться.

За минувшие двадцать пять лет возросли гигантские силы, угрожающие выживанию человека, отчего усилилось и стремление к бегству от свободы. Но есть и обнадеживающие признаки. Исчезли диктатуры Гитлера и Сталина. В советском блоке, особенно в малых государствах, хотя они остались ультраконсервативными и тоталитарными, наметилась отчетливая тенденция к либерализации режимов. Соединенные Штаты проявили устойчивость по отношению ко всевозможным тоталитарным движениям, пытавшимся усилить свое влияние; были сделаны важные шаги к политическому и социальному освобождению негров — особенно впечатляющие ввиду мужества и дисциплины авангарда борцов за равноправие, как самих негров, так и белых. Из всего этого видно, что стремление к свободе, присущее природе человека, хотя оно может быть и извращено, и подавлено, снова и снова проявляет свою силу. Но эти ободряющие факты не должны вводить нас в заблуждение, будто опасность “бегства от свободы” сегодня не столь велика, как во время первого издания этой книги. Опасность только возросла.

Значит ли это, что теоретические открытия социальной психологии бесполезны, в смысле воздействия на общественное развитие? Трудно дать на этот вопрос убедительный ответ. Автор, работающий в этой области, может проявлять чрезмерный оптимизм по поводу социальной ценности своей деятельности и деятельности своих коллег. Но хотя я не упускаю этого из виду, моя уверенность в важности осознания индивидуальных и социальных реалий только возросла. Причина этого, коротко говоря, состоит в следующем. Многим исследователям человека и современной жизни общества становится все яснее, что решающая трудность, стоящая перед нами, — это значительное отставание развития человеческих эмоций от умственного развития человека. Человеческий мозг живет в двадцатом веке; сердце большинства людей — все еще в каменном. Человек в большинстве случаев еще недостаточно созрел, чтобы быть независимым, разумным, объективным. Человек не в силах вынести, что он предоставлен собственным силам, что он должен сам придать смысл своей жизни, а не получить его от какой-то высшей силы, поэтому людям нужны идолы и мифы. Человек подавляет в себе иррациональные страсти — влечение к разрушению, ненависть, зависть и месть, — он преклоняется перед властью, деньгами, суверенным государством, нацией; и хотя на словах он отдает должное учениям великих духовных вождей человечества — Будды, пророков, Сократа, Иисуса, Магомета, — он превратил эти учения в клубок суеверий и идолопоклонства. Как же человечество может спастись от самоуничтожения в этом конфликте между преждевременной интеллектуально-технической зрелостью и эмоциональной отсталостью?

Рецензии на книгу «Бегство от свободы» Эрих Фромм

Эрих Фромм всесторонне рассматривает проблему внутренней свободы личности человека. Осознанно или нет, но при всем громогласном стремлении человеческого общества к обретению различных свобод, сам человек старательно избегает свободы для себя лично. При первом взгляде похоже на некий парадокс, но копнув глубже вместе с автором, можно ухватить суть вопроса. Обретение внутренней свободы ставит перед человек целый ряд неудобных вопросов и непривычно высоко задирает планку ответственности за свой собственный выбор. Внутренняя свобода для личности современного человека, вместо неисчерпаемого потенциала для реализации творческих начал, чаще всего отождествляется с внутренней пустотой необъятных размеров или полным моральным одиночеством. Естественно, что такой расклад человека не устраивает. Чтобы избежать негативных последствий обретения свободы, он начинает бегство от самого себя, подчиняясь чему-либо или кому-либо и отдавая свое сознание в рабство любому, гарантирующему заполнение внутреннего вакуума. Кому или чему, когда и почему – именно этому посвящена большая часть “Бегства от свободы”. Да, это книга, по большей части, представляет собой диагноз, а не рецепт лечения.

На примере развития сознания жителя Западной Европы, от времен Реформации до середины 20 века, Фромм досконально прослеживает путь замещения духовности религиозного человека Средневековья с ограниченными возможностями самореализации на потребительское отношение к миру типичного современника – представителя общества потребления, не знающего, куда приткнуться с вдруг открывшимися перспективами по самопознанию себя в этом мире. Автор подробно останавливается на влиянии учений Лютера и Кальвина, совершивших коренной переворот в сознании европейца 16 века и подготовивших почву для развития капитализма в Западной Европе. Используя постулаты собственной теории, подробно рассматривает причины возникновения и этапы развития тоталитарных обществ на примере национал-социалистического движения в Германии. ( Книга была выпущена в 1941 году – актуальность темы просто зашкаливала).

Вообще, временами автора уводило в такие дебри, что ему по тексту не раз приходилось самому себя одергивать и возвращаться из ответвлений к основной теме. Круг затрагиваемых вопросов очень широк. Так, к примеру, из книги можно будет узнать очень ценные и правильные мысли о том, почему практически каждый человек страдает, в той или иной мере, садистскими или мазохистскими наклонностями, и как они связаны с тягой к власти; или как нам незаметно с самого детства навязывают мышление по шаблонам, заставляя при этом думать, что мы выдаем оригинальные мысли; как нам с помощью рекламы и “авторитетного” мнения окружающих отключают критическое восприятие действительности; в чем конкретно заблуждался Фрейд, подводя все проблемы человеческой психики под последствия от блокирования сексуальных желаний и т.п. Есть в книге и свой рецепт человеческого счастья в условиях развития современного общества, который, к сожалению, выглядит довольно утопически даже в среде людей, еще не растерявших, как и автор, веру в Человека. Самореализация человека должна начаться с определения своих собственных оригинальных желаний, что сделать не так просто, как может показаться первоначально, ибо наша индивидуальность обросла таким слоем навязанной извне шелухи, что понять, где же ты сам настоящий – уже очень сложно. Самопознание – это ключ к счастью человека, говорит Фромм, и трудно с ним не согласиться. Понять кто ты и зачем ты – это если и не половина пути к счастью, то уж самый важный первый шаг – точно.

“Бегство от свободы” – мощная по силе своего воздействия, но не самая простая для восприятия книга, требующая неторопливого, осознанного и вдумчивого чтения. Фромм, как большой интеллектуал, зачастую грешит использованием большого количества узких терминов, что заставляло по несколько раз перечитывать некоторые предложения. Но “Бегство от свободы” того стоит, потому что не так уж и много книг, способных в клочья разорвать шаблоны обыденного восприятия мира.

Прочитано в рамках Книжного путешествия.

«Не только люди создаются историей – история создается людьми.»

Книга Эриха Фромма называется «Бегство от свободы». Как так, если всю свою сознательную жизнь человек стремится к ней? Выходит, что в книге психолог объясняет свою точку зрения, которая — учитывая образование и известность Фромма — должна быть вполне рациональной. Именно с целью узнать, откуда такие выводы, я и читала книгу. Начиная чтение я боялась — будет тяжелым, наполненным сплошь научной лексикой. Но нет. Книга написана приятным и понятным языком, хоть он более сдержан, чем язык художественной литературы, но все-таки интересно и просто. Посмотрев на название глав в содержании, не сразу понятно, какое отношение это имеет к свободе в принципе, и все же — имеет! Потрясающая аргументация практически не оставляет вопросов и отвечает на множество дополнительных. Мозаика сложилась. На тему свободы можно рассуждать бесконечно, но Эрих Фромм, пожалуй, написал один из самых фундаментальных трудов в этой области. Даже писать рецензию кажется затеей опрометчивой и не самой удачной, однако же, попробую, хотя любая рецензия на подобные книги — частица восприятия, маленькая частица, не охватывающая и трети всего сказанного автором, а тем более в должном качестве, поэтому пусть это будет рекомендацией к чтению.

Я начала с восприятия свободы, как цели, к которой человек стремится, а не от которой убегает. Разумеется, есть разные случаи, частично этой темы я уже касалась в рецензии на “1984”, поэтому самые крайние и очевидные не берем, тем более, что таких примеров очень много в самой книге. Фромм в исследовании проблем свободы прошел огромнейший, исторический я бы сказала, пласт пути, сквозь века, отследив скурпулезные психологические (и на только) поведенческие мелочи, восстановил достаточно прочные и убедительные причинно-следственные временные связи, пусть даже часто опираясь на мнения других людей. Затронуть Библию, каменный век, закончить проблемами современного человека — неописуемо!

«Решающая трудность, стоящая перед нами,- это значительное отставание развития человеческих эмоций от умственного развития человека. Человеческий мозг живет в двадцатом веке; сердце большинства людей – все еще в каменном. Человек в большинстве случаев еще недостаточно созрел, чтобы быть независимым, разумным, объективным. Человек не в силах вынести, что он предоставлен собственным силам, что он должен сам придать смысл своей жизни, а не получить его от какой-то высшей силы, поэтому людям нужны идолы и мифы.»

Едва ли не первым стремлением к свободе можно считать… библейский запретный плод, когда человек не устоял перед искушением. С точки зрения религии — это грех, с точки зрения психологии — первый своенравный поступок, шаг к свободе, шаг к переменам. Тогда человек впервые лишился почвы под ногами, пойдя на риск, за что до сих пор и расплачивается, если следовать религиозным канонам. Человеку, когда бы он не жил, очень важно чувствовать себя уверенно и безопасно. Я давно говорю о том, что люди живут от стабильности к стабильности. Переходной период “от стабильности к стабильности” самый тяжелый, потому как полон неопределенности. Пока жизнь идет в хотя бы относительно стабильном режиме (возьмем банальный пример: “учеба-дом-выходные”), человек спокоен. Как только стабильность нарушается, человек ищет другую стабильность. Схему жизни, которая подарит, если не размеренное спокойствие, то уверенность в завтрашнем дне, пусть похожем на вчерашний.

Перерождение случается на стыке эпох, Фромм показывает, насколько тяжело жить именно в переходной период истории. Например, в средневековье человек опирался на собственную социальную роль, ведь тогда в основе любой человеческой судьбы лежала определенная иерархия, делившая всех на “высших” и “низших”, и в общем людям было этого достаточно. Они не стремились выше, а были привязаны к своему быту, к стремлению быть достойным представителем. Это было их основой-основ и еще до определения человека индивидуумом, тогда он был частью коллектива. Это было его естественной обязанностью, что связано с так называемыми первичными узами.

С приходом капитализма формируются новые ценности и людям, живущим на стыке времен очень трудно привыкнуть к новой жизни, какие бы блага она не сулила в будущем. Теперь стирались столь четкие границы, в том числе и ролевые. Вобщем это был шанс достигнуть чего-то большего, возможно, открыть свое дело. Однако для людей, живущих тогда, ожидающих перемен к лучшему, капитализм стал ударом, ведь подменялись понятия, экономическая составляющая стала практически во главе всей системы развития личности, ведь надо было мгновенно переключиться, жить в новом мире, изменить цели, а это удается далеко не всем. В мире капитализма продуктивность стала главной моральной ценностью, к примеру, если до этого человек, производящий определенную продукцию имел четкие рамки, чего и сколько он должен изготовить, чтобы продать, то теперь все изменилось: нужно было перестраиваться. Фактически то, что для нас с вами данность, для них — это страх перед новой жизнью, потому что это — нововведение, которое еще не стало стабильностью, люди не научились так жить. Чтобы выжить с новыми порядками, нужно было становиться личностью, индивидуумом, окончательно отказавшись от первичных уз, человек должен был овладеть природой, стереть кастовые и религиозные различия, таким образом поставив себя на одну линейку с другими людьми, и учится чего-то достигать собственными силами, работая на себя. Представьте, каково было жить именно в период перемен? Это значит менять все самому. В корне менять. Невероятно трудно менять систему жизни, к которой привык, даже если в целом она поддается, потому что это глобальный вид, а внутри есть множество огромных трудностей, с которыми сталкивается индивид, даже личностных трудностей. Если ранее человеческая жизнь была подвласна абсолютно другим ценностям, то после так называемой индивидуализации — человек остается в одиночестве перед огромным миром, где нужно достигать ради собственных благ, и главное — появляется значимость личностной отвественности.

«Для связи индивидуализированного человека с миром существует только один продуктивный путь: активная солидарность с другими людьми, спонтанная деятельность (любовь и труд), которые снова соединяют его с миром, но уже не первичными узами, а как свободного и независимого индивида.
Однако если экономические, социальные и политические условия, от которых зависит весь процесс индивидуализации человека, не могут стать основой для такой позитивной реализации личности, но в то же время люди утрачивают первичные связи, дававшие им ощущение уверенности, то такой разрыв превращает свободу в невыносимое бремя: она становится источником сомнений, влечет за собой жизнь, лишенную цели и смысла. И тогда возникает сильная тенденция избавиться от такой свободы: уйти в подчинение или найти какой-то другой способ связаться с людьми и миром, чтобы спастись от неуверенности даже ценой свободы.»

Цивилизация, которая должна была раскрепостить общество… загнала его в рамки. Индивидуум стал скованным, зависимым от социального положения, от мнения других, более преуспевших, людей. Оторвавшись от первичных уз, человек оказался в оковах собственной индивидуальности, а вернее с вопросом: быть собой и насколько быть собой, насколько можно и выгодно выражать собственную индивидуальность в данной ситуации, насколько можно быть свободным?

«Но он отчужден от продуктов своего труда, он больше не хозяин построенного им мира, наоборот, этот мир, созданный человеком, превратился в хозяина, перед которым человек склоняется, пытаясь его как-то умилостивить или по возможности перехитрить. Своими руками человек сотворил себе бога.»

Он стал рабом сотворенного мира. Рабом этого прогресса, что однажды открыл человеку то, что он — индивидуальность и личность, а теперь… ограничил их. Более того — сделал так, что индивидуальность мешает, а от свободы хочется избавиться в надежде обрести призрачный успех. Какая тут свобода и тем более стремление к ней? Самое минимальное. Человек угнетен собственной “непрожитой” жизнью, он не полноценен, потому что не достиг определенных личностных высот.

«Если качества, которые может предложить человек, не пользуются спросом, то у него нет вообще никаких качеств; точно так же товар, который нельзя продать, ничего не стоит, хотя и обладает потребительной стоимостью. Таким образом, уверенность в себе, “чувство собственного достоинства” превращаются лишь в отражение того, что думают о человеке другие»

Таким образом человек, зависящий от мнения общества, сознательно/подсознательно заменяет собственную личность псевдоличностью (и даже не одной). Он продолжает идти дорогой самообмана, потакая миру, в котором живет. На этом строятся всевозможные догмы, режимы и идеологии. Фромм доказывает, что ни одна идеология, ни один политический режим не возникают на пустом месте, этому всегда есть почва (бывает, подготовленная ранее) — они просто дают людям то, чего им психологически не хватает в данный момент, как бы дополняя их личности. Суть, например, фашизма с годами не меняется, как бы его не называли, потому что дело не в названии — в схеме. Кроме того, человек, который захотел избавиться от свободы, ища новую точку точку опоры, нашел ее, в том же фашизме, не будет углубляться, насколько это неправильно и плохо — наоброт с азартом будет “служить”, надеясь найти то, чего не обрел. Тем более, что тут главное — “разбудить” в человеке первобытные инстинкты, найти подсознательную враждебность и предрасположение к поклонению. Дальше идеология сама направит “внезапно ожившие” качества в нужное русло.

«Общая черта всего авторитарного мышления состоит в убеждении, что жизнь определяется силами, лежащими вне человека, вне его интересов и желаний.»

«Разрушить мир – это последняя, отчаянная попытка не дать этому миру разрушить меня»

«Бегство от свободы не восстанавливает его утраченной уверенности, а лишь помогает ему забыть, что он отдельное существо.»

Так и получается, что люди превращаются в массы, которыми можно манипулировать, оправдывая любое действие, рационализируя его. Вот только они не знают о том, что зачастую под такими ужасами скрываются ненормальные наклонности лидера, которому бьют поклоны.

Читайте также:  Живая шляпа - краткое содержание рассказа Носова (сюжет произведения)

Любое событие обусловлено психологически, в книге есть убедительные доказательства, даже не уходя в дебри идеологий и чего-то глобального. Простейшие психологические примеры удивительны: в кино нам близок крошечный позитивный герой, преследуемый жестоким и сильным врагом, часто драматические моменты можно пересматривать раз за разом — все от того, что зритель ассоциирует себя с маленьким героем, то и дело убегающим от опасностей; банальная ситуация в магазине, когда определнный человек важен в роли покупателя, а не как личность, личность не интересна — интересна роль, хочется противоположного даже в мелочах; реклама тоже хороша: там слишком часто исполняются наши мечты (маленькие или глобальные) и постоянно счастье, улыбки. Эти и многие другие повседневные факторы радуют и в то же время подавляют нашу личность, подчеркивая бессилие.

В труде Эриха Фромма еще великое множество самых разнообразных и интересных примеров, я затронула лишь полутона. Рецензия так или иначе будет недосказанной, лучше анализировать при чтении и в индивидуальном порядке, а я перейду к заключительной части. Что же, Эрих Фромм отрицает свободу, как возможность существования? Нет, совсем наоборот. Несмотря на ученую сосредоточенность темы, психолог не отрицает свободу, как потребность, как то, за что нужно бороться. И даже призывает к этому. Вся работа, все отрицание направлено как раз на то, чтобы подвести итог: ДА. Исследование стоит принимать, как настойчивую, рационально аргументированную рекомендацию к теперешнему и будущему. При этом Фромм все же не наивен в ожиданиях.

«Мы не можем рассчитывать, что преодолеем все заблуждения нашего сердца- с их пагубным влиянием на наше воображение и мышление – за время жизни одного поколения; быть может, пройдет тысяча лет, прежде чем человек перерастет свою дочеловеческую историю, длившуюся сотни тысяч лет.»

Он утверждает — несмотря на все социальное давление общества человек в праве выбрать и сформировать собственные цели и ценности. И он должен это делать. Бороться и отстаивать свободу во всех сферах собственной жизни, но искусство при этом — остаться собой, остаться личностью, не сбежать от свободы, не потерять себя. Нужно сказать, что Фромм определил гармоничную свободу — позитивную, ее суть в спонтанной активности. В жизни человека осталось очень мало спонтанности. А ведь именно она приносит личности всецелое наслаждение! Мы настолько привыкли жить по плану: делать то, что ожидают от нас другие, программировать себя на какие-то действия — от нас не осталось священного — самих себя. Праздника подлинной личности. Если бы человек умел запоминать, культивировать спонтанность в своей жизни, он умел бы ею дорожить и ценить, разобравшись, что в неожиданностях кроется наша настоящая личность. Тогда спонтанность была бы более частой гостьей в жизни, и призрачный успех не был бы столь безрассудно необходим человеку. Если бы ценить то, что мы имеем, если бы основой всяческих людских отношений было не господство и манипуляция, а разумное сотрудничество. Если бы.

«Уникальность каждой личности отнюдь не противоречит принципу равенства. Тезис, что люди рождаются равными, означает, что все они обладают основными человеческими качествами, все разделяют общую трагическую судьбу и все имеют одинаково неотъемлемое право на свободу и счастье. Кроме того, этот тезис означает, что отношения людей должны определяться солидарностью, а не господством и подчинением.»

И последнее, на мой взгляд, самое-самое важное изречение из книги, о котором мы, как обычно, забываем, пытаясь пробить очередную стену:

«Человек сам по себе не хорош и не плох; человеческой жизни присуща внутренняя тенденция к развитию, проявлению способностей;»

В рамках игры “ТТТ” (советчик Zatv )
2/3 — Произведение Эриха Фромма
Спасибо за восхитительный совет!

В рамках игры “Нон-фикнш-2014”

Так же хочу сказать спасибо Наташе dear_bean , за терпеливое ожидание рецензии, особенно в последние три дня, когда я говорила, что уже дописываю.:D

Ще хочу подякувати Demetrios за рецензію, яка змусила звернути увагу на автора і його працю! Оцінила.:)

И вобще, всем, кто дочитал теперь уже мои труды!

Эрих Фромм: Бегство от свободы

Здесь есть возможность читать онлайн «Эрих Фромм: Бегство от свободы» — ознакомительный отрывок электронной книги, а после прочтения отрывка купить полную версию. В некоторых случаях присутствует краткое содержание. Город: Москва, год выпуска: 2009, ISBN: 978-5-17-057712-5, 978-5-403-00400-8, 978-5-17-057711-8, 978-5-403-00497-8, издательство: АСТ, АСТ-Москва, категория: foreign_psychology / psy_alassic / sociology_book / foreign_edu / Философия / на русском языке. Описание произведения, (предисловие) а так же отзывы посетителей доступны на портале. Библиотека «Либ Кат» — LibCat.ru создана для любителей полистать хорошую книжку и предлагает широкий выбор жанров:

Выбрав категорию по душе Вы сможете найти действительно стоящие книги и насладиться погружением в мир воображения, прочувствовать переживания героев или узнать для себя что-то новое, совершить внутреннее открытие. Подробная информация для ознакомления по текущему запросу представлена ниже:

  • 60
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5

Бегство от свободы: краткое содержание, описание и аннотация

Предлагаем к чтению аннотацию, описание, краткое содержание или предисловие (зависит от того, что написал сам автор книги «Бегство от свободы»). Если вы не нашли необходимую информацию о книге — напишите в комментариях, мы постараемся отыскать её.

Эрих Фромм: другие книги автора

Кто написал Бегство от свободы? Узнайте фамилию, как зовут автора книги и список всех его произведений по сериям.

Эта книга опубликована на нашем сайте на правах партнёрской программы ЛитРес (litres.ru) и содержит только ознакомительный отрывок. Если Вы против её размещения, пожалуйста, направьте Вашу жалобу на info@libcat.ru или заполните форму обратной связи.

Бегство от свободы — читать онлайн ознакомительный отрывок

Ниже представлен текст книги, разбитый по страницам. Система автоматического сохранения места последней прочитанной страницы, позволяет с удобством читать онлайн бесплатно книгу «Бегство от свободы», без необходимости каждый раз заново искать на чём Вы остановились. Не бойтесь закрыть страницу, как только Вы зайдёте на неё снова — увидите то же место, на котором закончили чтение.

Бегство от свободы

Если я не стою за себя, то кто встанет за меня?

Если я только за себя, то кто я? Если не сейчас, то когда?

Изречение из Талмуда, Мишна, Абот

Ни небесным, ни земным, ни смертным, ни бессмертным не сотворил я тебя, так что можешь быть свободен по собственной воле и совести – и сам себе будешь творец и создатель. Лишь тебе даровал я расти и меняться по собственной воле твоей. Ты несешь в себе семя вселенской жизни.

Пико делла Мирандола. «Речь о достоинстве человека»

Итак, изменить можно все, кроме врожденных и неотъемлемых прав человека.

ESCAPE FROM FREEDOM

Печатается с разрешения Henry Holt and Company, LLC и литературного агентства Agency Litterarie Lora Fountain & Associates.

© Перевод. А. Лактионов, 2004

© ООО Издательство «АСТ МОСКВА», 2009

Свобода – психологическая проблема?

Новую историю Европы и Америки обусловили усилия, направленные на завоевание свободы от политических, экономических и духовных оков, которые связывали человека. Угнетенные, мечтавшие о новых правах, боролись за свободу против тех, кто отстаивал свои привилегии. Но когда определенный класс стремился к своему собственному освобождению, он верил, что борется за свободу вообще, и таким образом мог идеализировать свои цели, мог привлечь на свою сторону всех угнетенных, в каждом из которых жила мечта об освобождении. Однако в ходе долгой, по существу, беспрерывной борьбы за свободу те классы, которые поначалу сражались против угнетения, объединялись с врагами свободы, едва лишь победа была завоевана и появлялись новые привилегии, которые нужно было защищать.

Несмотря на многочисленные поражения, свобода в целом побеждала. Во имя ее победы погибло много борцов, убежденных в том, что лучше умереть за свободу, чем жить без нее. Такая гибель была наивысшим утверждением их личности. Казалось, история уже подтвердила, что человек способен управлять собой, сам принимать решения, думать и чувствовать так, как ему кажется верным. Полное развитие способностей человека казалось той целью, к которой быстро приближал процесс общественного развития. Стремление к свободе выразилось в принципах экономического либерализма, политической демократии, отделения церкви от государства и индивидуализма в личной жизни. Осуществление этих принципов, казалось, приближало человечество к реализации данного стремления. Оковы спадали одна за другой. Человек сбросил иго природы и сам стал ее властелином; он сверг господство церкви и абсолютистского государства. Ликвидация внешнего принуждения казалась не только необходимым, но и достаточным условием для достижения желанной цели – свободы каждого человека.

Первую мировую войну многие считали последней битвой, а ее завершение – окончательной победой свободы: существовавшие демократии, казалось, усилились, а взамен прежних монархий появились новые демократии. Но не прошло и нескольких лет, как возникли новые системы, перечеркнувшие все, что было завоевано веками борьбы, казалось, навсегда. Ибо сущность этих новых систем, практически полностью определяющих и общественную, и личную жизнь человека, состоит в подчинении всех совершенно бесконтрольной власти небольшой кучки людей.

На первых порах многие успокаивали себя мыслью, что победы авторитарных систем обусловлены сумасшествием нескольких личностей и что как раз это сумасшествие и приведет со временем к падению их режимов. Другие самодовольно полагали, что итальянский и германский народы прожили в демократических условиях слишком недолгий срок и поэтому надо просто подождать, пока они достигнут политической зрелости. Еще одна общепринятая иллюзия – быть может, самая опасная из всех – состояла в убеждении, что люди вроде Гитлера якобы захватили власть над государственным аппаратом лишь при помощи вероломства и мошенничества, что они и их подручные правят, опираясь на одно лишь грубое насилие, а весь народ является беспомощной жертвой предательства и террора.

За годы, прошедшие со времени победы фашистских режимов, ошибочность этих точек зрения стала очевидной. Нам пришлось признать, что в Германии миллионы людей отказались от своей свободы с таким же пылом, с каким их отцы боролись за нее; что они не стремились к свободе, а искали способ от нее избавиться; что другие миллионы были при этом безразличны и не считали, что за свободу стоит бороться и умирать. Вместе с тем мы поняли, что кризис демократии не является сугубо итальянской или германской проблемой, что он угрожает каждому современному государству. При этом совершенно несущественно, под каким знаменем выступают враги человеческой свободы. Если на свободу нападают во имя антифашизма, то угроза не становится меньше, чем при нападении во имя самого фашизма[1]. Эта мысль настолько хорошо выражена Джоном Дьюи, что я приведу здесь его слова:

Ссылка на основную публикацию