Жанр Повестей Белкина Пушкина сочинение

Философский смысл «Повестей Белкина» А.С. Пушкина

1. Вступление. Мистический элемент в мировосприятии поэта.

2. Основная часть. Философские идеи «Повестей Белкина».

? Развитие идеи судьбы в «Повестях Белкина».

? Трагическое звучание идеи судьбы в повести «Выстрел».

? Тема неизбежности судьбы в «Метели».

? Мудрость жизни в повести «Станционный смотритель».

? Трагическая коллизия в конфликте «Станционного смотрителя».

? Тема личной ответственности человека в повести «Гробовщик».

? «Шутка гения» (повесть «Барышня-крестьянка»).

3. Заключение. Особенности мироощущения поэта.

Вместе с художественной правдой Пушкин утверждал в своих произведениях и свои нравственные идеалы. Всем нам известно, насколько бережно и уважительно относился он к жизни, к вдохновению, ко всему, что человеку предложено в этом мире. И было в этом что-то поистине мистическое. Вообще своим пристрастием ко всему тому, что неподвластно человеческому уму, был известен еще отец поэта, Сергей Львович, библиотека которого пестрила произведениями мистических писателей. Повлияло на Пушкина и общение с генералом Инзовым, славившимся своими мистическими настроениями. Поэт был суеверен в жизни: он верил в народные приметы, вещие сны, предсказания гадалок, в неотвратимый рок или судьбу.

Подобные настроения мы часто встречаем и в пушкинской прозе, например в «Повестях Белкина». Утверждение о том, что «Повести Белкина» не простое соединение отдельных произведений, а сложная система, стало общепризнанным в пушкиноведении. В качестве единой общей идеи цикла выдвигается пушкинская интерпретация вечной философской проблемы – роли судьбы в жизни человека.

Уже в «Выстреле» эта идея приобретает трагическое звучание. В новелле Пушкин поднимает одну из серьезнейших философских проблем: возможно ли, чтобы кто-либо распоряжался судьбой другого человека? И ответ Пушкина однозначен: нет, невозможно, такого не должно быть в жизни. Писатель проводит своего героя через труднейшие нравственные испытания. Во время последней встречи с Сильвио противник целиком находится в его власти, и убей он (Сильвио) сейчас графа – никто не осудит его. Однако для героя не важно, оказывается, общественное мненье: он не может стрелять в безоружного и в конце концов прощает своего врага.

Идея «Метели» – каждому человеку предназначена своя судьба, которой невозможно избежать. Метель сыграла роковую роль в жизни Владимира Николаевича. Обидевшись на Марью Гавриловну, он уехал в армию и вскоре погиб. Для Бурмина же и Марьи Гавриловны метель оказалась счастливой случайностью, соединившей навсегда их судьбы. Оформление же основной идеи повести мы находим непосредственно в тексте, в пословице, оброненной Прасковьей Петровной: «Суженого конем не объедешь…»

Более широкий смысл приобретает идея судьбы в повести «Станционный смотритель». В сюжете произведения заключен конфликт, постоянно волновавший пушкинский ум: столкновение между общепринятыми житейскими представлениями и неожиданностью, парадоксальностью жизни. «Немецкие» картинки, изображающие историю блудного сына, заключают в себе однозначную мораль, мораль «здравого смысла». Этой же моралью руководствуется и Самсон Вырин, пытаясь вернуть дочь и домысливая ее печальную судьбу. Однако развязка повести противоречит всем ожиданиям здравого смысла, расхожей немецкой морали, уверенности смотрителя: Дуня выходит замуж за Минского и, видимо, счастлива в браке.

Стоит отметить, что в повести также очень важна проблема личного счастья за счет несчастья другого человека. И вопрос этот не разрешен в произведении. В данной ситуации счастье Дуни и Минского возможно только в одном варианте, когда Вырин глубоко несчастен. И наоборот, представления о счастье смотрителя, видимо, далеки от понимания счастья его дочерью. В критике часто высказывалось мнение, что Минскому и Вырину недостает уважительного отношения к тому, что выходит за рамки традиционных представлений. И именно поэтому встреча отца с дочерью не состоялась. Однако думается, что встреча эта и не могла состояться. Нам не стоит забывать, что повести эти – реалистические произведения. И мы не можем требовать от Минского слишком многого, равно как и от Вырина невозможно требовать большего. Если бы Пушкин нарисовал нам добрую встречу героев или установившиеся между ними теплые отношения – реализм повести был бы грубо нарушен, это была бы некая сентиментальная идиллия, близкая к сказке. Однако, несмотря ни на что, авторский взгляд оптимистичен: поэт как бы говорит нам о том, что не нужно испытывать страха перед жизнью, и тогда она сама будет к нам благосклонна.

В «Гробовщике» Пушкин напоминает нам, что жизнь соседствует со смертью. Не найдя понимания у живых и будучи обсмеянным ими, гробовщик Адриан Прохоров пытается найти понимание у своих клиентов. Он начинает созывать на новоселье «мертвецов православных». И мертвецы как бы вершат свой суд над гробовщиком, пробуждая его совесть. Появляется сержант Курилкин и начинает упрекать гробовщика в том, что тот продал ему сосновый гроб, выдав его за дубовый. И в подтексте повести угадывается мысль о том, что в жизни нет беспричинных явлений, за все свои поступки, хорошие или дурные, мы будем держать ответ.

«Барышня-крестьянка», казалось бы, не несет особого философского подтекста. Особая мудрость жизни, непредсказуемость судьбы – вот мотивы повести.

Таким образом, идеи, лежащие в подтексте «Повестей Белкина», необыкновенно нравственны, гуманны и поэтичны. За ними угадывается светлая человеческая личность, которая не выносила соприкосновения с бесконечным злом. Любую дисгармонию Пушкин в своих произведениях стремился разрешить тем или иным путем.

Анализ «Повести Белкина» Пушкин

30-е годы XIX столетия стали эпохой настоящего расцвета пушкинской прозы. Первым завершенным прозаическим произведением Пушкина стали «Повести Белкина», в которых писатель описал жизнь представителей разных классов и сословий. Этот цикл оказал большое влияние на развитие русской литературы. Предлагаем к ознакомлению анализ произведения по плану, который будет полезен ученикам 6 класса при написании сочинений на данную тему и подготовке к уроку по литературе.

Краткий анализ

Перед прочтением данного анализа рекомендуем ознакомиться с самим произведением Повести покойного Ивана Петровича Белкина.

Год написания – 1830 год.

История создания – Цикл написан в селе Болдино, наряду со многими другими произведениями Пушкина. Им был взят псевдоним Иван Белкин, чтобы избежать возможных проблем с цензурой или литературными критиками.

Тема – Автор поднимает немало тем – любовь, нравственность, положение в обществе, социальные противоречия.

Композиция – Все повести отличаются простотой сюжетной линии, отсутствием лишних деталей, недоговоренностями и интригой сюжета.

Жанр – Повесть.

Направление – Романтизм («Выстрел»), сентиментализм («Станционный смотритель», «Метель», «Барышня-крестьянка»), «Гробовщик» содержит элементы готической повести.

История создания

Осень 1830 года Александр Сергеевич проводил в селе Болдино, и из-за вспышки холеры был вынужден задержаться здесь. Осенняя пора всегда вдохновляла поэта, дарила прилив творческих сил. По его признанию, лучше всего ему всегда писалось осенью в деревне.

Три месяца, проведенные Пушкиным в Болдино, оказались весьма плодотворными: он закончил роман «Евгений Онегин», написал поэму «Домик в Коломне», несколько драматических сцен, более 30 стихотворений. В этот же период Пушкиным был написан цикл под названием «Повести Белкина», в который вошло пять небольших произведений: «Выстрел», «Метель», «Станционный смотритель», «Гробовщик», «Барышня-крестьянка».

Материалом для повестей послужили воспоминания писателя, предания, бытовые эпизоды, подмеченные им из жизни приятелей и совершенно незнакомых людей.

Смысл названия сборника достаточно прост – для своего первого прозаического произведения Пушкин решил взять псевдоним, выбрав для этого образ несуществующего помещика Ивана Петровича Белкина. Благодаря такому решению Александру Сергеевичу удалось избежать лишних хлопот с критикой и цензурой.

Посмотрите, что еще у нас есть:

Все пять произведений из цикла Пушкина «Повести Белкина» посвящены одной теме – жизни обычных людей, с их большими и маленькими проблемами, надеждами и мечтами. Эта жизнь прекрасна в своей простоте и безыскусности, и полностью отражает реалии окружающего мира, бесконечно далекие от возвышенных идеалов романтизма.

В небольших по объему произведениях писатель талантливо раскрыл проблематику положения в обществе «маленького человека» («Станционный смотритель»), нравственности и социальных противоречий («Выстрел»), любви («Барышня-крестьянка», «Метель»), желаний и стремлений простых ремесленников («Гробовщик»).

Примечательно, что во всех произведениях писатель отказался от разделения героев на резко отрицательных и положительных персонажей. Каждого из них он показывает со всех сторон, во всей многогранности и неоднозначности характеров.

Основная мысль цикла заключается в том, чтобы без прикрас показать жизнь представителей различных слоев русского общества, от самого низа и до верха. Пушкин не объясняет поступки своих героев, предоставляя право читателям делать собственные выводы. Жить по совести, не делать зла ближним, радоваться тому, что имеешь – то, чему учит цикл «Повести Белкина».

Композиция

Проводя в «Повестях Белкина» анализ произведений, следует отметить, что все они, несмотря на разнообразие тем, имеют схожую композиционную структуру.

Писатель сосредотачивает внимание читателя на ключевых эпизодах, не утомляя второстепенными сюжетными линиями, длинными отступлениями и излишне подробными описаниями.

К общей характеристике всех повестей, входящих в пушкинский цикл, следует отнести, прежде всего, элемент недосказанности. Писатель везде, где только можно, недоговаривает, предоставляя читателю возможность подключить собственную фантазию.

В построении повестей присутствует и другие схожие мотивы. Так, их объединяют смены рассказчиков, неожиданные повороты в судьбах главных героев, перемена внимания то к одному, ток другому герою. Подобные приемы придают произведениям напряженность, стремительность, до конца удерживая интригу. При этом повести остаются ясными и простыми по сюжету.

Главные герои

О героях произведения мы написали отдельную статью – Главные герои «Повестей Белкина».

Цикл представляет собой пять повестей, следующих друг за другом. Они объединены внутренними мотивами, и прекрасно дополняют одна другую.

Для каждой повести характерно свое литературное направление. Так, «Выстрел» представляет собой романтизм, «Барышня-крестьянка», «Метель» и «Станционный смотритель» – сентиментализм, а «Гробовщик» – готическую прозу.

А.С. Пушкин “Повести Белкина”: описание, герои, анализ цикла произведений

Цикл «Повести Белкина» был создан в период «Болдинской осени» в 1830 г. Это был период, когда из-за начавшейся холеры был объявлен карантин на въезд и выезд в Петербург и Пушкин вынужден был провести всю осень до окончания карантина в имении Болдино. Повести были изданы в 1831 году. Издание было анонимным, то есть Пушкин приписал авторство некоему Белкину. Цикл состоит из пяти повестей, которые, якобы, некогда рассказал автору ныне покойный Иван Петрович Белкин. Это повести: «Барышня-крестьянка», «Гробовщик», «Станционный смотритель», «Метель» и «Выстрел».

Идея цикла в том, что автор показал все этажи русского общества, снизу до верху. Здесь всё изложено сжато и просто, нет ни одного лишнего слова. Пушкин не объясняет поступки своих героев, тем более не пускается в пространные объяснения мотивов их действий. Тем не менее, читатель прекрасно понимает мотивы поступков его героев, с их достоинствами и недостатками.

Персонажи повестей не являются яркими индивидуальностями, как большинство пушкинских героев. Они типичные представители своей среды. На первом плане у них бытовая сторона. Но пушкинское построение рассказа, развитие сюжета, кульминация и счастливая развязка держат интерес читателя на протяжении всего повествования.

Анализ произведений

Выстрел

Сюжет повести довольно простой. Герой повести Сильвео, будучи натурой примечательной во всём, что касалось гусарского удальства, возненавидел своего не менее достойного молодого соперника. Дело дошло до дуэли, в ходе которой его соперник проявил такое равнодушие к смерти, что Сильвео не стал стрелять, оставив за собой право выстрела. Долгие годы он ждал подходящего случая для мести, пока, наконец, не получил известие о женитьбе своего врага. Явившись к нему с требованием реализовать свой выстрел, он получил полное удовлетворение, унизив его перед женой. На прощание он довольно точно выстрелил в картину, оставив в ней дырку, которая и послужила поводом для воспоминаний.

Читайте также:  Сочинение по произведению Станционный смотритель Пушкина

Главный герой повести личность, конечно, сильная и незаурядная. Но, все его достоинства меркнут на фоне его зависти к более удачливому сопернику. Зависть, как известно мужчину, тем более гусара, никак не красит. Ещё более блекнут его достоинства от мелочной мстительности. Эти качества, тем более усугубляются, когда он доводит до ужаса жену графа, целясь в него. Однако, в последний момент что-то останавливает его от убийства. Думаю, что не столь важна истинная причина, важнее другое, человек не стал убивать другого человека. Вполне возможно, в этот момент в главном герое проснулись истинные человеческие чувства.

Такой финал характерен тому пушкинскому духу, придающему столько душевного тепла «Повестям Белкина». Он убеждает читателя без лишнего пафоса поверить в торжество «добрых чувств» над глупыми и никчемными правилами общества. Благородство Сильвео может показаться спонтанным, но это есть жившее в нём изначально качество души.

Метель

Своеобразная пьеса ситуаций. Роковые и счастливые случайности, которым отводится отводится в повести немаловажная роль. Романтическая героиня повести Марья Гавриловна соглашается на тайный брак с Владимиром, отверженным её родителями. В результате роковой случайности, точнее из-за сильной метели, героиня венчается с неизвестным гусаром. Владимир уходит на войну с Наполеоном и погибает. В результате цепи счастливых случайностей, повесть приходит к счастливой развязке.

В характеристике главной героини, автор сразу отмечает, что она воспитана на французских романах, потому и влюблена. Возможно, что ей нравился Владимир от того, что начиталась романов. Это уже свидетельствует о легкомысленности её характера, как, впрочем, и о её романтизме. Владимир нисколько не отстаёт от Марии. Такоё же романтик. Он склонен мечтать о тайном венчании, после которого, по его мнению, родители растрогаются и дадут им своё благословение. Его рассуждения чем-то напоминают одного из гоголевских героев, Манилова. Когда же обстоятельства требуют действий, он, по большому счёту, оказывается ни к чему не способен.

Автор не скрывает своего ироничного отношения к героям с их увлечением романтической модой. Но, когда в действие вклинивается война, многое меняется. Любая война открывает души людей, оставляя только истинное. Романтик Владимир героически гибнет, становится героем. Бурмин, шутки ради, обвенчавшийся с неизвестной девушкой, теперь смотрит на это иначе и разыскивает свою неведомую жену, чтобы жениться на любимой. Лучшие страницы повести – описание метели, самой главной героини повести,сыгравшей роковую роль для Владимира и счастливую для Марьи Гавриловны и Бурмина.

Гробовщик

Здесь мы попадаем в среду торговцев и ремесленников. Главные герои здесь гробовщик Прохоров Адриан, его дочки и друзья. Герои не озабочены романтическими фантазиями, они твёрдо ходят по земле и решают земные проблемы. Такие, как предстоящие богатые похороны купчихи Трюхиной, которые могут перехватить конкуренты. Смерть человека для таких, как гробовщик это всего лишь возможность заработать деньги. Даже во сне он рассматривает своих покойных клиентов только с точки зрения их прибыльности. В мертвецах, которые пришли в гости к Адриану, автор ярко отразил те социальные отношения, которые существовали в то время в обществе.

Станционный смотритель

Пушкинский маленький человек – это прародитель гоголевского Акакия Башмачкина. Чиновник, которого могут поколотить знатные проезжие. Уверенный в том, что его украденная проезжим гусаром дочка Дуня, брошена им, желает ей смерти. Однако всё происходит наоборот. Гусар Минский оказавшийся человеком достойным, женился на Дуне. Ожидания отца не оправдались, дочь его стала богата и знатна. Однако, искушённый читатель понимает, что дочь свою Самсон Вырин всё-таки потерял. Мир Вырина и мир Минского разделяет огромная яма, которую он не в состоянии преодолеть. Дуня смогла перешагнуть её не задумываясь только благодаря своей слепой любви к Минскому и женской непосредственности.

Однако, у неё не хватило духу пойти дальше и перешагнуть через правила «приличного» общества, в котором она оказалась. Фактически она отказалась от отца. Её последующий приезд уже на могилу отца всего лишь попытка успокоить свою совесть. Если бы конец был бы таким, как предполагал Вырин, вышла то бы очередная история про несчастную доверчивую девушку и негодяя- соблазнителя, коих было в ту пору немало. Однако у Пушкина всё гораздо глубже и реалистичнее. Казалось бы, счастливый конец повести оставляет трагический осадок.

Барышня-крестьянка

Это последняя история цикла. Во многом она напоминает водевильный сюжет с переодеваниями. Герои здесь также романтичны, но романтизм их рождён не французскими романами, а их натурами. К тому же романтизм героев деятельный. За своё счастье они борются, Алексей готов идти на жертву ради любимой и отказаться от отцовского состояния.

Героиня повести Лиза, дочь богатого барина, переодевшись в крестьянку, встречает в лесу Алексея Берестова и молодые люди влюбляются. Алексей, искренне считая Лизу-Акулину крестьянкой, решает на ней жениться, презрев социальные предрассудки. Достойное решение для молодого человека, надо признать. Характеризует его с самой лучшей стороны. Особенно усиливается уважение к нему, когда он готов отказаться ради любимой девушки от богатства. Это характеризует его не только как человека честного и благородного, но смелого. Маскарадный образ Лизы помог обнаружить истинные чувства героев, когда в них открылись простые русские люди.

Особенности прозы Пушкина. Повести Белкина.»

Краткие содержания повестей http://briefly.ru/pushkin/povesti_belkina/

«Повести Белкина» построены по принципу кульминационных напряженностей с «выстреливающими» концовками.

Русская проза XVIII века, а особенно конца столетия, тяготеет к нравоучительным, любовным и авантюрным романам,

Проза Пушкина была качественно новым этапом в развитии русской литературы вообще и русской прозы в частности.

Новатором выступил Пушкин в Болдинскую осень и как автор цикла «Повести покойного Ивана Петровича Белкина» (пять повестей): «Выстрел», «Метель», «Гробовщик», «Станционный смотритель» и «Барышня-крестьянка». Но можно ли сказать, что свойственная этим повестям «нагая простота» стиля – абсолютное новшество у Пушкина? Еще в лицейском отрывке «Мои мысли о Шаховском» поражает чисто пушкинская лаконичность: ясность, простота. Мысли и мысли – все это уже есть в его письмах к друзьям, в незаконченной повести «Арап Петра Великого». Конечно, в «Повестях Белкина» эти качества доведены до высшего уровня, Пушкин уверяет, что и Белкин не сочинял эти повести, а только записал от других лиц, инициалы которых было бы напрасным трудом разгадывать. Смотритель рассказан был титулярным советником А. Г. Н., Выстрел подполковником И. Л. П., Гробовщик приказчиком Б. В., Метель и Барышня девицею К. И. Т. Это случайные люди, но их соотношение с предметом повествования явно не случайное. И их голос слышится, как равно и голос Белкина, и самого Пушкина.

Читателю приходится в этих повестях иметь дело сразу со всеми рассказчиками, и ни одного он не может отстранить. «Действительность выступает в меняющихся формах понимания» ( В.В. Виноградов). Рассказывается фабула и сам процесс ее рассказывания ( С.Г. Бочаров). Главная цель Пушкина – заставить заговорить в прозе саму жизнь обыкновенных людей, держащихся простого, здравого смысла. К этой же манере вскоре прибегнет и Гоголь как автор «Вечеров на хуторе близ Диканьки», повестей, якобы рассказанных не им самим, а дьяконом Диканьской церкви, Фомой Григорьевичем, предваряемых предисловием «пасечника Рудого Панька».

Успех «Повестей Белкина» был необыкновенный. Пушкин долгое время скрывал свое авторство, и на вопрос одного обожавшего его лицеиста позднейшего выпуска: «Чьи это повести?» – ответил, что не знает, но подчеркнул при этом: повести нужно писать именно так: «кратко, просто, ясно».

Можно сказать, что Пушкин реформировал русскую прозу. Лучшей до него считалась проза Карамзина, но и она уже устарела. Не имела большого будущего и проза Марлинского – узорчатая, выспренняя, многоречивая.

В отличие от «Маленьких трагедий», где все начинается счастливо, а заканчивается несчастливо, в «Повестях Белкина», наоборот, – события развертываются с препятствиями, бедами, а кончаются счастливо. Пушкин использует романтические сюжеты и сводит их к будничным развязкам, желая тем сказать, что никакая фантазия романтика не может тягаться с занимательностью простых жизненных ситуаций, которые пора литературе научиться ценить по достоинству.

Образ бесхитростного рассказчика – Ивана Петровича Белкина – целое событие в литературе. Рождение такого ракурса рассмотрения жизни будет подхвачено «натуральной школой» и особенно Достоевским. А образ Самсона Вырина в «Станционном смотрителе», «маленького человека», переживающего трагедию одинокой старости, полной своей незащищенности, продолжен в «Шинели» Гоголя, в «Бедных людях» Достоевского и станет предметом горячих споров в литературе в течение долгих лет.

Проблематика художественного произведения всегда связана с той целью, которую ставит перед собой автор, и с жанром художественного произведения. Пушкина как преобразователя русской прозы интересовали как частные проблемы русской жизни, так и проблемы всеобщие. Причем, разрабатывая проблемы более частные, Пушкин использует жанр новеллы, а более общие — жанры романа и повести. Среди таких проблем необходимо назвать роль личности в истории, взаимоотношения дворянства и народа, проблему старого и нового дворянства (“История села Горюхина”, “Дубровский”, “Капитанская дочка”).

Пушкинский герой прежде всего — живой человек со всеми его страстями, мало того, Пушкин демонстративно отказывается от романтического героя. Алексей из “Барышни-крестьянки” с виду обладает всеми чертами романтического героя: “Он первый перед ними (барышнями) явился мрачным и разочарованным, первый говорил им об утраченных радостях и об увядшей своей юности; сверх того он носил черное кольцо с изображением мертвой головы”.

Пушкинская проза характеризуется разнообразием сюжетов: от бытоописательного “Арапа Петра Великого” до фантастичных “Гробовщика” и “Пиковой дамы”. Принципом изображения действительности в прозе Пушкина была объективность. Если романтик, описывая то или иное событие, как бы пропускал его через призму собственного воображения, усиливая, таким образом, трагический или героический эффект произведения, то для Пушкина такой путь был неприемлем. Поэтому он отказывается от романтического сюжета и обращается к бытовому материалу. Но при этом он не идет путем авторов нравоучительных романов XVIII века, сентименталистов или “дидактиков,он отказывается от всякого сентименталистского сюжета.

: “Если бы я слушался одной своей охоты, то непременно и во всей подробности стал бы описывать свидания молодых людей, возрастающую взаимную склонность и доверчивость, занятия, разговоры; но знаю, что большая часть моих читателей не разделила бы со мною моего удовольствия. Эти подробности вообще должны казаться приторными, итак, я пропущу их. ” (“Барышня-крестьянка”). Таким образом, Пушкин, как правило, отказывается от подробного изображения чувств героев, столь характерного для прозы его предшественников. Пушкина интересуют в жизни не только какие-либо ее отдельные проявления, но вся жизнь в целом. Поэтому сюжеты прозы Пушкина так далеки от сюжетов “дидактиков” и романтиков. Большинство прозаических произведений Пушкина тяготеют к острому сюжету “с накоплением веса к развязке”

Ю. Н. Тынянов замечает даже, что основой некоторых прозаических произведений Пушкина является анекдот (“Повести Белкина”, “Пиковая дама”). Но в то же время Пушкин намеренно затормаживает развитие сюжета, используя усложненную композицию, образ повествователя, другие художественные приемы. Все это нужно для создания в произведении особой напряженной атмосферы, в которой эффект неожиданности еще сильнее.

Сжатость сюжета предполагает сжатость самого произведения. Действительно, у Пушкина нет больших по объему произведений: самое крупное — “Капитанская дочка” — занимает чуть более ста страниц. Большинство прозаических произведений Пушкина характеризуется четкостью композиции: они разделяются на главы или эти произведения легко по смыслу разделить на несколько частей, причем каждая из этих частей может восприниматься как законченный отрывок. Подобное деление осуществляется часто с помощью особых приемов повествования. Так, например, “Станционный смотритель” легко разделить на части по трем встречам рассказчика со станционным смотрителем Самсоном Выриным. Часто в прозе Пушкина можно выделить вступление и заключение. Во вступлении дается либо предыстория произведения, либо характеристика главных героев (в первом случае — “Дубровский”, во втором — “Барышня-крестьянка”). Заключение всегда рассказывает о дальнейших судьбах героев.

Читайте также:  Анализ пьесы Каменный гость Пушкина

Уже говорилось о том, что Пушкин выступал против описательности в прозе. Но тем не менее описания природы и интерьера в пушкинской прозе встречаются неоднократно. Несомненно, что Пушкину они нужны для создания особой атмосферы рассказа, для характеристики душевного состояния героя. Необходимо отметить, что описания природы в прозе Пушкина всегда соответствуют общему настрою повествования.

Последнее изменение этой страницы: 2017-01-19; Нарушение авторского права страницы

«Повести Белкина» анализ произведения Пушкина – история создания, чему учит, тема, план рассказа

30-е годы XIX столетия стали эпохой настоящего расцвета пушкинской прозы. Первым завершенным прозаическим произведением Пушкина стали «Повести Белкина», в которых писатель описал жизнь представителей разных классов и сословий. Этот цикл оказал большое влияние на развитие русской литературы. Предлагаем к ознакомлению анализ произведения по плану, который будет полезен ученикам 6 класса при написании сочинений на данную тему и подготовке к уроку по литературе.

Краткий анализ

Перед прочтением данного анализа рекомендуем ознакомиться с самим произведением Повести покойного Ивана Петровича Белкина.

Год написания – 1830 год.

История создания – Цикл написан в селе Болдино, наряду со многими другими произведениями Пушкина. Им был взят псевдоним Иван Белкин, чтобы избежать возможных проблем с цензурой или литературными критиками.

Тема – Автор поднимает немало тем – любовь, нравственность, положение в обществе, социальные противоречия.

Композиция – Все повести отличаются простотой сюжетной линии, отсутствием лишних деталей, недоговоренностями и интригой сюжета.

Жанр – Повесть.

Направление – Романтизм («Выстрел»), сентиментализм («Станционный смотритель», «Метель», «Барышня-крестьянка»), «Гробовщик» содержит элементы готической повести.

История создания

Осень 1830 года Александр Сергеевич проводил в селе Болдино, и из-за вспышки холеры был вынужден задержаться здесь. Осенняя пора всегда вдохновляла поэта, дарила прилив творческих сил. По его признанию, лучше всего ему всегда писалось осенью в деревне.

Три месяца, проведенные Пушкиным в Болдино, оказались весьма плодотворными: он закончил роман «Евгений Онегин», написал поэму «Домик в Коломне», несколько драматических сцен, более 30 стихотворений. В этот же период Пушкиным был написан цикл под названием «Повести Белкина», в который вошло пять небольших произведений: «Выстрел», «Метель», «Станционный смотритель», «Гробовщик», «Барышня-крестьянка».

Материалом для повестей послужили воспоминания писателя, предания, бытовые эпизоды, подмеченные им из жизни приятелей и совершенно незнакомых людей.

Смысл названия сборника достаточно прост – для своего первого прозаического произведения Пушкин решил взять псевдоним, выбрав для этого образ несуществующего помещика Ивана Петровича Белкина. Благодаря такому решению Александру Сергеевичу удалось избежать лишних хлопот с критикой и цензурой.

Посмотрите, что еще у нас есть:

  • для самых нетерпеливых – Очень краткое содержание «Повести Белкина»
  • для самых компанейских – Главные герои «Повести Белкина»
  • для самых занятых – Читательский дневник «Повести Белкина»
  • для самых крутых – Читать «Повести покойного Ивана Петровича Белкина» полностью

Все пять произведений из цикла Пушкина «Повести Белкина» посвящены одной теме – жизни обычных людей, с их большими и маленькими проблемами, надеждами и мечтами. Эта жизнь прекрасна в своей простоте и безыскусности, и полностью отражает реалии окружающего мира, бесконечно далекие от возвышенных идеалов романтизма.

В небольших по объему произведениях писатель талантливо раскрыл проблематику положения в обществе «маленького человека» («Станционный смотритель»), нравственности и социальных противоречий («Выстрел»), любви («Барышня-крестьянка», «Метель»), желаний и стремлений простых ремесленников («Гробовщик»).

Примечательно, что во всех произведениях писатель отказался от разделения героев на резко отрицательных и положительных персонажей. Каждого из них он показывает со всех сторон, во всей многогранности и неоднозначности характеров.

Основная мысль цикла заключается в том, чтобы без прикрас показать жизнь представителей различных слоев русского общества, от самого низа и до верха. Пушкин не объясняет поступки своих героев, предоставляя право читателям делать собственные выводы. Жить по совести, не делать зла ближним, радоваться тому, что имеешь – то, чему учит цикл «Повести Белкина».

Композиция

Проводя в «Повестях Белкина» анализ произведений, следует отметить, что все они, несмотря на разнообразие тем, имеют схожую композиционную структуру.

Писатель сосредотачивает внимание читателя на ключевых эпизодах, не утомляя второстепенными сюжетными линиями, длинными отступлениями и излишне подробными описаниями.

К общей характеристике всех повестей, входящих в пушкинский цикл, следует отнести, прежде всего, элемент недосказанности. Писатель везде, где только можно, недоговаривает, предоставляя читателю возможность подключить собственную фантазию.

В построении повестей присутствует и другие схожие мотивы. Так, их объединяют смены рассказчиков, неожиданные повороты в судьбах главных героев, перемена внимания то к одному, ток другому герою. Подобные приемы придают произведениям напряженность, стремительность, до конца удерживая интригу. При этом повести остаются ясными и простыми по сюжету.

Главные герои

О героях произведения мы написали отдельную статью – Главные герои «Повестей Белкина».

Цикл представляет собой пять повестей, следующих друг за другом. Они объединены внутренними мотивами, и прекрасно дополняют одна другую.

Для каждой повести характерно свое литературное направление. Так, «Выстрел» представляет собой романтизм, «Барышня-крестьянка», «Метель» и «Станционный смотритель» – сентиментализм, а «Гробовщик» – готическую прозу.

Тест по произведению

Новые тестыБудь в числе первых на доске почета

Понравилось сочинение? Помоги проекту – жми на кнопку и расскажи друзьям:

Не понравилось? – Напиши в комментариях, чего не хватает.

  • «Барышня-крестьянка» очень краткое содержание
  • «Борис Годунов» главные герои
  • «Борис Годунов» очень краткое содержание
  • «Выстрел» главные герои
  • «Выстрел» очень краткое содержание
  • «Дубровский» главные герои
  • «Дубровский» очень краткое содержание
  • «Евгений Онегин» главные герои
  • «Евгений Онегин» очень краткое содержание
  • «Капитанская дочка» очень краткое содержание

Предыдущая

ОСОБЕННОСТИ ПОВЕСТВОВАНИЯ В “ПОВЕСТЯХ БЕЛКИНА” А.С. ПУШКИНА

Своеобразие повествования в “Повестях Белкина”

Болдинской осенью 1830 года на последней странице черновой рукописи “Гробовщика” Пушкин набросал перечень из пяти названий: “Гробовщик. Барышня крестьянка. Станционный смотритель. Самоубийца. Записки пожилого”. Б.В. Томашевский считал возможным, что за “Записками пожилого” скрываются “Записки молодого человека”, другими словами, что в момент составления перечня Пушкин предполагал осуществить замысел “Записок” в рамках задуманного сборника (1).

Наметив состав сборника, Пушкин остановился на теме “Смотрителя” как очередной, набросал левее списка план этой повести и, по-видимому, тогда же отметил названия “Барышня крестьянка” и “Самоубийца” вертикальными штрихами, которые означают, можно полагать, что после “Смотрителя” эти замыслы были на очереди. Когда же повесть о смотрителе была окончена, поэт еще раз вернулся к перечню, прямой чертой зачеркнул названия двух готовых повестей, а штрих перед пунктом “Самоубийца” перечеркнул горизонтальной черточкой.

О замысле повести “Самоубийца” других сведений нет. Ю.Г. Оксман считал вероятным, что это название соответствует замыслу “Выстрела”. Все же думается, что приведенные выше соображения позволяют высказать гипотезу относительно характера связи, существовавшей между созданием “Смотрителя” и отказом Пушкина от намерения включить в сборник повесть о самоубийце.

К тому же времени Б.В. Томашевский отнес первый набросок биографии Петра Ивановича Д. (прообраз будущего И.П. Белкина), автора “достойной некоторого внимания” рукописи (2). Жизнеописание его уже здесь облеклось в форму письма друга покойного. На этом основании Томашевский полагал, что замысел “Повестей Белкина” может быть предположительно датирован осенью 1829 года (3).

Эти пушкинские повести впервые воссоздавали облик России в ее сложной социальной пестроте, в разнообразных ракурсах, показанных не в свете привычных моральных и эстетических критериев дворянской культуры, а в раскрытии тех процессов, которые происходили за фасадом этой культуры, подтачивали незыблемость всего общественного порядка крепостнического государства. Как отмечает Н Берковский, “Повести Белкина”, “хоть не прямо и издалека, но вводят в мир провинциальной, невидной массовой России и массового человека в ней, озабоченного, своими элементарными человеческими правами – ему их не дано, и он их добивается” (4). Главное, что было новым в повестях – это изображение характеров. За судьбами отдельных героев пушкинских повестей стоит тогдашняя Россия с ее застойным бытом и острыми противоречиями и контрастами между различными слоями.

“Повести Белкина” – это не случайное собрание “анекдотов”, а книга повестей, связанных между собой внутренним единством. Это единство не только в том, что все они объединены образом их собирателя – провинциального помещика Белкина, но и в том, что они в совокупности рисуют картину России, рождение нового уклада, нарушающего сложившиеся устои, косную неподвижность жизни.

В “Повестях Белкина” Пушкин отказался от “исключительного”, интеллектуального героя и связанных с ним приемов повествования, а взамен открыл для себя и до конца исчерпал возможности простой и бесконечно сложной формы рассказа о “средних” людях и о событиях частной их жизни.

В.В. Гиппиус писал: “В “Повестях Белкина” человеческая жизнь обрела художественную самостоятельность, а мир “вещей” засверкал “собственным светом” (а не “отраженным” светом жанра, свойственным сентиментальной и романтической прозе 1800-1820-х гг.). И в основе этой новой художественной организации – “полное снятие всякой морализации”, освобождение “повествовательной прозы от дидактического балласта” (5).

Большим новшеством было введение в “Повестях Белкина” образа простого, незадачливого рассказчика, который, хотя и не чужд тщеславного желания прослыть литератором, ограничивается, однако, записью на бумаге неких “житейских сюжетов”. Он их сочинил не сам, а слышал от других лиц. Получилось довольно сложное переплетение стилистических манер. Каждый из рассказчиков сильно отличается от других, по-своему сливается с героями рассказываемых сюжетов. Над всеми ними встает образ простодушного Ивана Петровича Белкина.

В “Повестях Белкина” композиционная функция Белкина проявляется в его “самоустранении” из повестей (образ автора включен только в предисловие).

Роль Ивана Петровича Белкина, автора пяти пушкинских повестей, давно уже является предметом полемики между пушкинистами. Как уже говорилось, в свое время А. Григорьев поставил Белкина в центр пушкинского прозаического цикла, ему вторил Достоевский, считавший, что “в повестях Белкина важнее всего сам Белкин”. Противники этой точки зрения, напротив, считали Белкина лицом чисто композиционным, не находят в повестях “ничего белкинского”, а само объединение повестей под его именем называют случайным.

Известна причина, по которой Пушкин решил издать повести под чужим именем, она названа им самим в письме к Плетневу от 9 декабря 1830 года, когда еще предполагалось издать повести анонимно. Он не хотел издавать повести под своим именем, так как этим мог вызвать недовольство Булгарина. Литературную ситуацию 1830 года прокомментировал в свое время В. Гиппиус: “Булгарин, с его злобным и мелким самолюбием, конечно, воспринял бы дебюты Пушкина в прозе как личное покушение на его – булгаринские – лавры “первого русского прозаика” (6). В напряженной атмосфере, создавшейся в 1830 году вокруг “Литературной газеты” и Пушкина лично, это могло быть и опасно. Мистификация была, впрочем, непродолжительна: через три года (в 1834 г.) “Повести Белкина” вошли уже в состав “Повестей”, изданных Александром Пушкиным” (7).

Жизненный материал, легший в основу повестей, – истории, случаи, происшествия провинциального быта. События, которые происходили в провинции, привлекали Пушкина и раньше. Но обычно их повествовал сам автор. Самостоятельных “голосов” мелких помещиков, офицеров, простого люда не было слышно. Теперь же Пушкин дает слово Белкину, выходцу из поместных глубин России. В “Повестях Белкина” нет народа как собирательного образа, но повсюду присутствуют персонажи из разных социальных слоев. Степень постижения действительности у каждого персонажа ограничена его кругозором: Самсон Вырин воспринимает жизнь иначе, чем Сильвио, а Муромский или Берестов – на иной лад, нежели Минский.

Читайте также:  Анализ трагедии Скупой рыцарь Пушкина сочинение

В.И. Коровин пишет: “Пушкин стремился уверить, что все рассказанное в “Повестях Белкина” – это истинные истории, вовсе не выдуманные, а взятые из реальной жизни. Перед ним встала задача мотивировать вымысел. На этом этапе русской прозы мотивировка повествования была едва ли не обязательной. Если бы Пушкин стал объяснять, как он узнал обо всех историях, рассказанных в повестях, то была бы очевидна нарочитость такого приема. Но зато как естественно выглядит то, что все повести рассказаны Белкиным, который долго жил в провинции, завел знакомства с соседями – помещиками, близко соприкасался с простым людом, изредка выезжал в город по каким-либо делам, вел тихое размеренное существование. Именно провинциальный помещик на досуге или от скуки пробующий перо, мог слышать о происшествиях и записать их. Ведь в условиях провинции такие случаи особенно ценятся, пересказываются из уст в уста и становятся легендами. Тип Белкина как бы выдвинут самой поместной жизнью”(8).

Ивана Петровича привлекают острые сюжеты, истории и случаи. Они словно яркие, быстро промелькнувшие огоньки в тусклой, однообразной череде дней провинциальной жизни. В судьбе рассказчиков, поделившихся с Белкиным известными им событиями, не было ничего примечательного, кроме этих историй.

Есть еще одна важная особенность этих рассказов. Все они принадлежат людям одного миропонимания. У них разные профессии, но относятся они к одной провинциальной среде – деревенской или городской. Различия в их взглядах незначительны и могут не приниматься во внимание. А вот общность их интересов, духовного развития существенна. Она как раз и позволяет Пушкину объединить повести одним рассказчиком – Иваном Петровичем Белкиным, который им духовно близок.

Пушкин накладывает определенную нивелировку на пестроту повествований Белкина, отводит себе скромную роль “издателя”. Он отстоит далеко от рассказчиков и от самого Белкина, сохраняя к нему несколько ироническое отношение, что видно из взятого эпиграфа из Д.И. Фонвизина при заглавии цикла: “Митрофан по мне”. В то же время подчеркивается участливая забота “издателя” о выпуске “повестей покойного” и о желании кратко поведать о самой личности Белкина. Этому служит приложенное “издателем” письмо от ненарадовского помещика, соседа Белкина по имению, охотно поделившегося сведениями о Белкине, но заявившего, что сам он решительно отказывается вступить в звание сочинителя, “в мои лета неприличное”.

Читателю приходится в этих повестях иметь дело сразу со всеми ликами рассказчиков. Ни одного из них он не может выкинуть из своего сознания.

Пушкин стремился к максимальной объективности, реалистической глубине изображения, чем и объясняется сложная стилевая система “Повестей Белкина”.

В.В. Виноградов в своем исследовании о стиле Пушкина писал: “В самом изложении и освещении событий, составляющих сюжеты разных повестей, ощутимо наличие промежуточной призмы между Пушкиным и изображаемой действительностью. Эта призма изменчива и сложна. Она противоречива. Но, не увидев ее, нельзя понять стиля повестей, нельзя воспринять всю глубину их культурно-исторического и поэтического содержания” (9).

В “Выстреле” и “Станционном смотрителе” автор изображает события с точки зрения разных рассказчиков, которые носят яркие черты бытового реализма. Колебания в воспроизведении и отражении быта, наблюдающиеся в стиле других повестей, например, в “Метели” и “Гробовщике”, также ведут к предположению о социальных различиях в образах их повествователей. Вместе с тем наличие во всем цикле повестей общего стилистического и идейно-характеристического ядра, которое не всегда может быть рассматриваемо как прямое и непосредственное выражение мировоззрения самого Пушкина, также несомненно. Наряду с различиями в языке и стиле намечена тенденция к нивелировке стиля, реалистически мотивированная образом Белкина как “посредника” между “издателем” и отдельными рассказчиками. История текста повестей и наблюдения над эволюцией их стиля придают этой гипотезе полную достоверность. Ведь и эпиграфы к повестям были оформлены позднее. В сохранившейся рукописи они помещены не перед текстом каждой повести, а собраны все вместе – позади всех повестей. Конечно, в процессе переработки повестей образ подставного автора эволюционировал. До закрепления этого образа именем он лишь предчувствовался как “литературная личность” и воспринимался больше как своеобразная точка зрения, как “полумаска” самого Пушкина.

Все это говорит о том, что стиль и композицию повестей необходимо изучать и понимать так, как они есть, то есть с образами издателя, Белкина и рассказчиков. Пушкину нужны рассказчики, весьма далекие по своему культурному уровню от автора, чтобы упростить, сделать более близким народному его восприятие мира и его мысли. И эти рассказчики часто примитивнее тех, о ком они рассказывают, не проникают в их сферу размышлений и чувств, не сознают того, о чем читатель догадывается по характеру описанных происшествий.

В.В. Виноградов пишет, что “множественность субъектов” повествования создает многопланность сюжета, многообразие смыслов. Эти субъекты, образующие особую сферу сюжета, сферу литературно-бытовых “сочинителей” – издателя, автора, и рассказчиков, – не обособлены друг от друга как типические характеры с твердо очерченным кругом свойств и функций. В ходе повествования они то сливаются, то контрастно противостоят друг другу. Благодаря этой подвижности и смене субъектных ликов, благодаря их стилистическим трансформациям, происходит постоянное переосмысление действительности, преломление ее в разных сознаниях” (10).

Русская жизнь должна была явиться в изображении самих рассказчиков, то есть изнутри. Пушкину было очень важно, чтобы осмысление истории шло не от автора, уже знакомого читателям, не с позиции высокого критического сознания, оценивающего жизнь значительно глубже, чем персонаж повестей, а с точки зрения обыкновенного человека. Поэтому для Белкина все рассказы, с одной стороны, выходят за пределы его интересов, ощущаются необыкновенными, а с другой – оттеняют духовную неподвижность его существования. События, о которых повествует Белкин, в его глазах выглядят “романтическими”, в них есть все: любовь, страсти, смерть, дуэли и т.д. Белкин ищет и находит в окружающем поэтическое, резко выделяющееся из повседневности, в которую он погружен. Он хочет приобщиться к яркой, неоднообразной жизни. В нем чувствуется тяга к сильным чувствам. В пересказанных им сюжетах он видит только из ряда вон выходящие случаи, превосходящие силу его разумения. Он лишь добросовестно излагает истории. Ненарадовский помещик сообщает Пушкину-издателю: “Вышеупомянутые повести были, кажется, первым его опытом. Они, как сказывал Иван Петрович, большею частью справедливы и слышаны им от разных особ. Однако же имена в них почти все вымышлены им самим, а названия сел и деревень заимствованы из нашего околотка, отчего и моя деревня где-то упомянута. Сие произошло не от злого какого-либо намерения, но единственно от недостатка воображения” (11).

Доверяя роль основного рассказчика Белкину, Пушкин, однако, не устраняется из повествования. То, что кажется Белкину необыкновенным, Пушкин сводит к самой обыкновенной прозе жизни. Тем самым узкие границы белкинского взгляда неизмеримо расширяются. Например, бедность белкинского воображения приобретает особую смысловую наполненность. Вымышленный повествователь ничего не может придумать и измыслить, разве что поменять фамилии людей. Он даже оставляет в неприкосновенности названия сел и деревень. Хотя фантазия Ивана Петровича не вырывается за пределы деревень – Горюхино, Ненарадово. Для Пушкина в подобном вроде бы недостатке заключена мысль: везде происходит или могут происходить те же самые случаи, описанные Белкиным: исключительные случаи становятся типичными, благодаря вмешательству в повествование Пушкина. Переход от белкинской точки зрения к пушкинской совершается незаметно, но именно в сопоставлениях разных писательских манер – от чрезвычайно скупой, наивной, до лукавой, смешной, иногда лирической. В этом и заключается художественное своеобразие “Повестей Белкина”(12).

Белкин надевает обобщенную маску бытописателя, повествователя, чтобы выделить его манеру речи и отличить ее от других рассказчиков, которые введены в произведение. Это сделать трудно, так как стиль Белкина сливается с общим мнением, на которое он часто ссылается (“Сказывают…”, “Вообще, его любили…”). Личность Белкина как бы растворена в других рассказчиках, в стиле, в словах, принадлежащих им. Например, из пушкинского повествования неясно, кому принадлежат слова о смотрителях: то ли титулярному советнику А.Г.Н., поведавшему историю о станционном смотрителе, то ли самому Белкину, пересказавшему ее. Пушкин пишет: “Легко можно догадаться, что есть у меня приятели из почтенного сословия смотрителей” (13). Лицо, от имени которого пишет повествователь, легко можно принять и за Белкина. И в то же время: “В течение 20 лет сряду изъездил я Россию по всем направлениям”(14). Это к Белкину не относится, так как он служил 8 лет. В то же время фраза: “Любопытный запас путевых моих наблюдений надеюсь издать в непродолжительном времени”(15) – как бы намекает на Белкина.

Пушкин настойчиво приписывал повести Белкину и хотел, чтобы читатели узнали о его собственном авторстве. Повести построены на совмещении двух разных художественных воззрений. Одно принадлежит человеку невысокого художественного духовного развития, другой же – национальному поэту, поднявшемуся до вершин общественного сознания и высот мировой культуры. Белкин, например, рассказывает об Иване Петровиче Берестове. Из описания исключены личные эмоции повествователя: “В будни он ходил в плисовой куртке, по праздникам одевал сюртук из сукна домашней работы” (16). Но вот повествование касается ссоры помещиков, и тут в рассказ явно вмешивается Пушкин: “Англоман выносил критику столь же нетерпеливо, как и наши журналисты. Он бесился и прозвал своего зоила медведем и провинциалом”(17). Белкин же, конечно, никакого отношения к журналистам не имел, вероятно, он не употреблял в своей речи таких слов, как “англоман”, “зоил”.

Пушкин, принимая формально, открыто роль издателя и отказываясь от авторства, выполняет одновременно скрытую функцию в повествовании. Он, во-первых, творит биографию автора – Белкина, рисует его человеческий облик, то есть явно отделяет его от себя, а, во-вторых, дает понять, что Белкин – человек не равен, не тождествен Белкину-автору. С этой целью он воспроизводит в самом стиле изложения авторский облик Белкина – писателя, его кругозор, восприятие и понимание жизни. “Пушкин вымышляет Белкина и, следовательно, также рассказчика, но рассказчика особого: Белкин нужен Пушкину как рассказчик – тип, как характер, наделенный устойчивым кругозором, но совсем не в качестве рассказчика, обладающего своеобразной индивидуализированной речью” (18). Поэтому собственно белкинского голоса не слышно.

Вместе с тем при всей схожести Белкина с его знакомыми-провинциалами он все же отличается и от помещиков, и от рассказчиков. Основное его отличие – он писатель. Повествовательный стиль Белкина близок устной речи, рассказыванию. В его речи много отсылок к слухам, преданиям, молве. Это создает иллюзию непричастности самого Пушкина ко всем событиям. Она лишает его возможности выразить писательскую пристрастность и в то же время не дает вмешаться в повествование самому Белкину, поскольку его голос уже отдан рассказчику. Пушкин “снимает” специфически белкинское и придает стилю общий, типичный характер. Точка зрения Белкина совпадает с точкой зрения других лиц.

Многочисленные эпитеты, часто взаимно исключающие друг друга, прикрепляемые критиками к Белкину, вызывают вопрос: воплощены ли в Иване Петровиче Белкине конкретные черты человека определенной страны, определенной исторической поры, определенного социального круга? Ясного ответа на этот вопрос мы не находим. Находим лишь оценки общего морально-психологического порядка, при этом оценки резко противоположные. Эти толкования приводят к двум взаимоисключающим положениям:

а) Пушкин жалеет, любит Белкина, сочувствует ему;

б) Пушкин смеется (иронизирует или издевается) над Белкиным.

Ссылка на основную публикацию