Зверь – краткое содержание рассказа Лескова (сюжет произведения)

Зверь – краткое содержание рассказа Лескова

Случай, который Лесков описывает в рассказе «Зверь», он наблюдал сам, будучи 5-летним мальчиком.

Стояла суровая студеная зима. На Рождество Христово маленького Лескова отправили к тетке. Ее муж ,богатый помещик имел славу злобного, жестокосердного человека, который кичился своей неумолимостью и считал эту черту характера твердостью духа.

В доме, в котором проживала семья дяди, не было заведено прощать вину ни людям, ни животным. Милосердие у этого помещика считалось слабостью. Тот же порядок распространялся и на крепостных, проживающих в многочисленных деревнях, принадлежащих дяде.

Одним из увлечений хозяина была псовая охота. Он держал особенных собак, «пьявок», которые были обучены брать медведя. Эти псы стаей бросались на зверя и намертво впивались в него зубами. Случалось на охоте напасть на целое медвежье гнездо. Тогда медвежат забирали из берлоги и помещали в каменный сарай.

К медведям был приставлен Ферапонт, молодой крепостной. По-простонародному звали его Храпоном. Он не только кормил зверей и заботился о них, но даже спал с медвежатами в их сарае, а те доверчиво укладывались вокруг своего друга.

Ферапонту же поручалось из числа пленных зверенышей выбрать самого смышленого и благонравного. Этому медвежонку дозволялось жить вольно, бродить во дворе и парке. В будущем избранному зверю предстояло держать пост у ворот дома. Медвежья жизнь на воле продолжалась до тех пор, пока Мишка не проявлял звериных наклонностей: не хватал домашний скот и птицу, не трогал людей. Но рано или поздно это случалось с каждым медведем, и тогда его ждала неизбежная смерть.

Во время описываемых событий таким медведем был пятилетний зверь, названный по-испански Сганарелем. Он был мощным, необыкновенно сильным и красивым. Кроме того, отличался разными талантами: ходил на задних лапах, играл на барабане, таскал на себе мешки и очень смешно нахлобучивал на свою голову шляпу с пером.

Но пришел роковой срок – Сганарель проявил свою звериную сущность. Сначала он изувечил гуся, потом ударом лапы сломал жеребенку спину и даже набросился на людей. Тем самым медведь обрек себя на смерть.

Храпон вынужден был поместить своего друга в яму, в которой тот находился бы до момента казни. Парень не стал продергивать в губу зверя кольцо, Сгаранель пошел к месту заключения в обнимку со своим тюремщиком.

Когда на Рождество съехались гости, дядя после обеда планировал развлечь их травлей медведя. В яму было опущено бревно, по которому зверь должен выйти из ямы. Но Сганарель долго не соглашался покинуть свое логово: его кололи пиками, бросали в яму горящую солому – бесполезно! Тогда к нему был послан Ферапонт, и со своим другом медведь вылез из ямы. На него спустили собак, он отшвырнул первую от себя с распоротым брюхом. Случайно веревка, к которой было привязано бревно, затянулась на лапе зверя, и он начал крутить ею. Бревно же, вращаясь, размозжило целую свору собак.

Зрители, опасаясь, что веревка лопнет и опасное орудие настигнет их, стали в панике уезжать. Медведь же, крутя бревно, отступал к лесу. На его пути в засаде сидели стрелки, один из них Храпон. Вдруг зверь увидел Храпошку , хотел лизнуть его, но с другой стороны прозвучал выстрел, и медведь убежал в лес, а друг его упал без сознания.

Все понимали, что это Храпон дал медведю возможность уйти, вместо того, чтобы убить его, и ждали сурового наказания от помещика. Но, неожиданно, дядя расплакался и сказал, что прощает Храпона за его любовь и доброту к зверю. Он наградил крепостного деньгами и дал вольную. Храпон же отказался от вольной и прожил с помещиком до конца его дней.

Также читают:

Рассказ Зверь

Популярные сегодня пересказы

Главный герой пребывает в тюрьме. Он был осужден за убийство жены. Однако, несмотря на приговор, Горянчиков – неплохой человек, порядочный и воспитанный. Не обделен он и умом, поскольку среди его реплик

Полночь. Коллежский регистратор Дмитрий Кулдаров (для близких – просто Митя), в состоянии невероятного душевного подъема влетает в квартиру своих родителей. Сначала он носится по всем комнатам, потом падает в кресло и громко хохочет.

Произведение «Я в замке король» написано писательницей Сьюзен Хилл. Фамильным домом Хуперов является Уоргинс. Приобрел его еще прадедушка Эдмунда. В связи с тем, что денег было мало, земли продали спустя время. Дедушка, живший в Уоргинсе, умер.

Произведение представляет собой продолжение романа «Вино из одуванчиков» и повествует о периоде взросления основного персонажа Дугласа Сполдинга, отличающегося юношеским максимализмом.

Николай Лесков – Зверь

Николай Лесков – Зверь краткое содержание

Зверь – читать онлайн бесплатно полную версию (весь текст целиком)

Николай Семёнович Лесков

«И звери внимаху святое слово»

Житие старца Серафима[1]

Отец мой был известный в свое время следователь. Ему поручали много важных дел, и потому он часто отлучался от семейства, а дома оставались мать, я и прислуга.

Матушка моя тогда была еще очень молода, а я – маленький мальчик.

При том случае, о котором я теперь хочу рассказать, – мне было всего только пять лет.

Была зима, и очень жестокая. Стояли такие холода, что в хлевах замерзали ночами овцы, а воробьи и галки падали на мерзлую землю окоченелые. Отец мой находился об эту пору по служебным обязанностям в Ельце и не обещал приехать домой даже к Рождеству Христову, а потому матушка собралась сама к нему съездить, чтобы не оставить его одиноким в этот прекрасный и радостный праздник. Меня, по случаю ужасных холодов, мать не взяла с собою в дальнюю дорогу, а оставила у своей сестры, а моей тетки, которая была замужем за одним орловским помещиком, про которого ходила невеселая слава. Он был очень богат, стар и жесток. В характере у него преобладали злобность и неумолимость, и он об этом нимало не сожалел, а, напротив, даже щеголял этими качествами, которые, по его мнению, служили будто бы выражением мужественной силы и непреклонной твердости духа.

Такое же мужество и твердость он стремился развить в своих детях, из которых один сын был мне ровесник.

Дядю боялись все, а я всех более, потому что он и во мне хотел «развить мужество», и один раз, когда мне было три года и случилась ужасная гроза, которой я боялся, он выставил меня одного на балкон и запер дверь, чтобы таким уроком отучить меня от страха во время грозы.

Понятно, что я в доме такого хозяина гостил неохотно и с немалым страхом, но мне, повторяю, тогда было пять лет, и мои желания не принимались в расчет при соображении обстоятельств, которым приходилось подчиняться.

В имении дяди был огромный каменный дом, похожий на замок. Это было претенциозное, но некрасивое и даже уродливое двухэтажное здание с круглым куполом и с башнею, о которой рассказывали страшные ужасы. Там когда-то жил сумасшедший отец нынешнего помещика, потом в его комнатах учредили аптеку. Это также почему-то считалось страшным; но всего ужаснее было то, что наверху этой башни, в пустом, изогнутом окне были натянуты струны, то есть была устроена так называемая «Эолова арфа». Когда ветер пробегал по струнам этого своевольного инструмента, струны эти издавали сколько неожиданные, столько же часто странные звуки, переходившие от тихого густого рокота в беспокойные нестройные стоны и неистовый гул, как будто сквозь них пролетал целый сонм, пораженный страхом, гонимых духов. В доме все не любили эту арфу и думали, что она говорит что-то такое здешнему грозному господину и он не смеет ей возражать, но оттого становится еще немилосерднее и жесточе… Было несомненно примечено, что если ночью срывается буря и арфа на башне гудит так, что звуки долетают через пруды и парки в деревню, то барин в ту ночь не спит и наутро встает мрачный и суровый и отдает какое-нибудь жестокое приказание, приводившее в трепет сердца всех его многочисленных рабов.

В обычаях дома было, что там никогда и никому никакая вина не прощалась. Это было правило, которое никогда не изменялось, не только для человека, но даже и для зверя или какого-нибудь мелкого животного. Дядя не хотел знать милосердия и не любил его, ибо почитал его за слабость. Неуклонная строгость казалась ему выше всякого снисхождения. Оттого в доме и во всех обширных деревнях, принадлежащих этому богатому помещику, всегда царила безотрадная унылость, которую с людьми разделяли и звери.

Покойный дядя был страстный любитель псовой охоты. Он ездил с борзыми и травил волков, зайцев и лисиц. Кроме того, в его охоте были особенные собаки, которые брали медведей. Этих собак называли «пьявками». Они впивались в зверя так, что их нельзя было от него оторвать. Случалось, что медведь, в которого впивалась зубами пьявка, убивал ее ударом своей ужасной лапы или разрывал ее пополам, но никогда не бывало, чтобы пьявка отпала от зверя живая.

Теперь, когда на медведей охотятся только облавами или с рогатиной, порода собак-пьявок, кажется, совсем уже перевелась в России; но в то время, о котором я рассказываю, они были почти при всякой хорошо собранной, большой охоте. Медведей в нашей местности тогда тоже было очень много, и охота за ними составляла большое удовольствие.

Когда случалось овладевать целым медвежьим гнездом, то из берлоги брали и привозили маленьких медвежат. Их обыкновенно держали в большом каменном сарае с маленькими окнами, проделанными под самой крышей. Окна эти были без стекол, с одними толстыми, железными решетками. Медвежата, бывало, до них вскарабкивались друг по дружке и висели, держась за железо своими цепкими, когтистыми лапами. Только таким образом они и могли выглядывать из своего заключения на вольный свет Божий.

Когда нас выводили гулять перед обедом, мы больше всего любили ходить к этому сараю и смотреть на выставлявшиеся из-за решеток смешные мордочки медвежат. Немецкий гувернер Кольберг умел подавать им на конце палки кусочки хлеба, которые мы припасали для этой цели за своим завтраком.

За медведями смотрел и кормил их молодой доезжачий, по имени Ферапонт; но, как это имя было трудно для простонародного выговора, то его произносили «Храпон», или еще чаще «Храпошка». Я его очень хорошо помню: Храпошка был среднего роста, очень ловкий, сильный и смелый парень лет двадцати пяти. Храпон считался красавцем – он был бел, румян, с черными кудрями и с черными же большими глазами навыкате. К тому же он был необычайно смел. У него была сестра Аннушка, Которая состояла в поднянях, и она рассказывала нам презанимательные вещи про смелость своего удалого брата и про его необыкновенную дружбу с медведями, с которыми он зимою и летом спал вместе в их сарае, так что они окружали его со всех сторон и клали на него свои головы, как на подушку.

Перед домом дяди, за широким круглым цветником, окруженным расписною решеткою, были широкие ворота, а против ворот посреди куртины было вкопано высокое, прямое, гладко выглаженное дерево, которое называли «мачта». На вершине этой мачты был прилажен маленький помостик, или, как его называли, «беседочка».

Из числа пленных медвежат всегда отбирали одного «умного», который представлялся наиболее смышленым и благонадежным по характеру. Такого отделяли от прочих собратий, и он жил на воле, то есть ему дозволялось ходить по двору и по парку, но главным образом он должен был содержать караульный пост у столба перед воротами. Тут он и проводил большую часть своего времени, или лежа на соломе у самой мачты, или же взбирался по ней вверх до «беседки» и здесь сидел или тоже спал, чтобы к нему не приставали ни докучные люди, ни собаки.

Краткое содержание рассказа «Зверь» Н. Лескова

Рассказ Лескова «Зверь» написан в 1861 году. Кого подразумевал автор, давая название произведению, – человека или животного, вы узнаете, когда прочитаете краткое содержание «Зверь» для читательского дневника.

«Зверь» очень краткое содержание

Н. Лесков «Зверь» краткое содержание для читательского дневника:

Главные герои: помещик, Ферапонт — молодой крепостной, Сганарель — медведь.

Сюжет:

Помещик был жестокосердный и суровый человек. Все в имении боялись его. Он любил развлекать гостей охотой на медведей — на них пускали обученных псов, которые, вцепившись в добычу, не отпускали ее.

Мирных медвежат оставляли свободно гулять по двору, и вот уже 5 лет Сганарель исполняет эту роль, а присматривает за ним Ферапонт. Они привязались друг к другу и очень подружились. Но медведь стал дичать — напал на домашних питомцев, а затем и на человека.

Помещик устроил на него охоту при гостях, но Ферапонт помог Сганарелю убежать в лес. Вечером священник долго рассказывал о праведниках и милосердии, и помещик помиловал крепостного и дал ему вольную. Ферапонт остался служить у него несмотря на свободу.

Вывод:

Жестокость и суровость не делают человека счастливым, не дают душевного умиротворения, каким бы черствым ни был человек, он чувствует в глубине опустошенность и горечь своего поведения, а милосердие и доброта спасают человека, как Ферапонт спас медведя и помещика.

Это интересно: Рассказ «Тупейный художник» Лесков написал в 1883 году. В произведении автор затрагивает темы праведничества, крепостного гнета, гибели народных талантов. На нашем сайте вы можете прочитать краткое содержание «Тупейного художника» по главам, а также краткую версию для читательского дневника.

Короткий пересказ «Зверь»

Краткое содержание «Зверь» Лесков:

В основу повествования положены детские воспоминания писателя, когда он в рождественские дни гостил в имении своего дяди — своенравного и жестокого помещика.

Дядя был страстным любителем охоты на медведей. Для этого у него были специальные собаки — «пиявки», которые впивались в медведя так крепко, что их невозможно было от него оторвать. Если на охоте попадались медвежата, их забирали в имение, где содержали в специальном сарае.

Из пойманных медвежат отбирался один, которому для потехи давали возможность свободно гулять по двору, но только до той поры, пока он вел себя смирно. Когда медведь подрастал и становился опасным, его травили «пиявками», а затем убивали охотники.

Присматривал за медведями молодой крепостной парень, которого звали Ферапонтом, но все называли его Храпоном. Пять лет во дворе жил медведь по кличке Сганарель, который носил охотничью шляпу с пером и умел бить в барабан. Храпон в нем души не чаял и медведь отвечал ему взаимностью.

Со временем в Сганареле проявилась звериная натура, и он начал совершать поступки, недопустимые с точки зрения людей — оторвал крыло гусю, повредил хребет жеребенку, напал на человека. Судьба медведя была предрешена — для этого в поместье разыгрывался настоящий спектакль, посмотреть на который съезжались родственники и гости.

Зная привязанность Храпона к медведю, злой помещик приготовил для Храпона особую роль – тот должен был находиться в засаде с ружьем и в нужный момент выстрелить в Сганареля. Парень попадает в сложное положение — тех, кто решался ослушаться хозяина, ждала суровая расправа.

И вот в один из дней накануне рождества, медведя, помещенного в глубокую яму, пытаются выманить из нее, чтобы отдать на растерзание собакам. Но Сганарель, словно предчувствуя свою гибель, не желает покидать свое убежище. Не помогают ни заостренные колья, ни бревно, ни горящее сено.

Помещик призывает в помощь Храпона, и медведь в обнимку с парнем покидает яму. На глазах собравшихся медведь разрывает двух «пиявок» и начинает размахивать бревном. Гости в панике начинают покидать зрелище. В медведя стреляют, но ему удается уйти в лес.

Читайте также:  Вадим - краткое содержание романа Лермонтова (сюжет произведения)

Все в ужасе гадают, какое же наказание приготовил помещик для Храпона, которого он считал виновником неудавшейся охоты.

Наступает Рождество. Гости собрались в поместье, где в вольтеровском кресле восседает хозяин. Священник читает молитву. И рождественское чудо происходит – растроганный помещик прощает Храпона, дает ему вольную и дарит сто рублей. Парень решает и дальше служить хозяину верой и правдой.

Главная мысль:

Эта история о том, как Ферапонт, спасая медведя, спас своего хозяина. Она учит доброте, милосердию и умению оставаться человеком в самой сложной ситуации.

Читайте также: Рассказ Н. С. Лесков «Человек на часах» написал и впервые опубликовал в 1887 году под названием «Спасение погибавшего». Прочитать краткое содержание «Человека на часах» можно на нашем сайте. Произведение создано в рамках литературного направления реализм. Рассказ основан на реальной истории спасения караульным утопающего человека.

Сюжет рассказа «Зверь» Лесков

«Зверь» Лесков краткое содержание произведения:

Рассказчик, тогда ещё пятилетний мальчик, гостил у своего дяди в Орловской губернии. Не только крепостные крестьяне, но и члены семьи боялись его гнева. Он никому не прощал даже малейших промахов.

Помещик был большим любителем охоты. Он разводил специальную породу собак, которых называли пиявками, так как они отличались от других псов мёртвой хваткой. Часто охотники из крепостных крестьян по приказу барина привозили в имение маленьких медвежат и отдавали на воспитание Ферапонту, который служил доезжачим.

Самый спокойный и послушный медведь охранял помещичье хозяйство. Но если за ним замечались какие-либо шалости, помещик устраивал на него охоту для своих гостей.

Уже пятый год охранял двор любимец Ферапонта – медведь по кличке Сганарель. Был он добродушным животным и очень любил своего воспитателя. Да и Ферапонт очень привязался к медведю и относился к нему как к близкому другу.

Но под Рождество в Сганареле стал просыпаться звериный инстинкт. Рассерженный помещик решил избавиться от медведя. На праздник он пригласил гостей, а медведя приказал посадить в глубокую яму.

Сганарель был умным медведем. В день охоты он категорически отказывался выбираться из ямы, как ни издевались над ним и ни провоцировали его окружающие. В конце концов, медведь сумел выбраться из ямы и прорваться через плотное кольцо охотников. Ферапонт сумел помочь ему скрыться в лесу, за что помещик пригрозил строго наказать его за испорченную охоту.

Вечером гости и даже дети с тревогой ждали появления хозяина дома. Он пришёл в сопровождении двух охотничьих собак и устроился в кресле. Среди гостей был старый священник – отец Алексей.

Он тихо начал рассказывать присутствующим о празднике Рождества, о любви друг к другу, об умении прощать и сочувствовать, утешать и поддерживать, ведь не зря появился на свет Христос. Долго говорил отец Алексей, и все прекрасно понимали, кому предназначались эти слова. И вдруг все увидели, что хозяин дома плачет. Позже он приказал позвать Ферапонта.

Помещик подписал для него вольную и разрешил ему уехать. Но Ферапонт остался в имении и до конца жизни был для помещика не только преданным слугой, но и верным другом, хотя уже считался свободным человеком. Вместе они сделали много добрых дел, поэтому даже после их смерти в округе не забывали о них.

Заключение:

Рассказ учит состраданию к любому живому существу, доброте и милосердию.

Это интересно: «Пугало» — рассказ Николая Лескова, написанный 1885 году, вошедший в цикл «Святочные рассказы». На нашем сайте можно прочитать краткое содержание «Пугало» для читательского дневника. Автор создает реалистичные картины помещичьего и крепостного быта тех лет, когда он был ребёнком (начало 1840‑х гг.). Определённое место уделяется народным поверьям и легендам.

Лесков зверь краткое содержание. Зверь

Речь в рассказе идет от первого лица, героя, который вспоминает историю из своего детства, случившуюся в день Рождества Христова. Его, пятилетнего мальчика оставили в тетушки, так как отец в то время служил в Ельце, и мама уехала его проведать.

Муж тети был довольно строгим и жестоким орловским помещиком, о нем ходила не самая приветливая слава. Дом, в котором проживала семья помещика, навевал тоску и некий страх на всю округу. В этом доме никому никогда не было прощения за любую причиненную пакость, будь провинившийся человеком или животным, каждый должен был понести наказание.

Старый помещик очень любил охоту на медведей, для этого он держал специальных собак – пиявок, которые впивались в шкуру косолапого со всех сторон, что не оторвать.

Если во время охоты обнаруживали в берлоге маленьких медвежат, их привозили во двор и закрывали в специальном сарае. За ними присматривал молодой доезжачий парень Храпон (Ферапонт). Он вместе с медведями даже спал, поэтому хорошо знал характер каждого зверя, и выбирал из них самого смирного для охраны владений. Если же медведь со временем начинал шалить, то есть делал пакости хозяину, его бросали сначала в яму, а потом дядя организовывал травлю на медведя. Зверя выманивали из ямы, травили на него пиявок, после чего убивали выстрелом.

Но вот уже пять лет подряд охранником служил медведь по кличке Сганарель. Он стал настоящим другом Храпону, умел бить в барабан, носил полюбившуюся ему шляпу с пером павлина. Однажды в Сганареля все же проснулся звериный инстинкт, и его потянуло на «шалости», за что прощения ему не было. Дядя приказал Храпону бросить медведя в яму и объявил что в день Рождества, после праздничного обеда на Сганареля будет «травля». Это извещение очень огорчило детей, а особенно Храпона. Ему то и пришлось проводить друга к яме.

Наступило Рождество и к помещику съехались гости посмотреть на травлю Сганареля. Но, не все пошло по плану дяди. Медведь, как будто почувствовав беду, ни под какими пытками не хотел, выходит из ямы, тогда дядя приказал Храпону вывести зверя. Тот сразу исполнил желание хозяина. Но Сганарелю удалось бежать в лес, наделав много шуму и перепугав всех гостей. После «травли» члены семейства и оставшиеся гости с ужасом ждут, какую участь подготовит для Храпона дядя, считающий его виновным в провале зрелища. Но, услышав рассказ священника о чудесах Рождества Христова, жестокий помещик вдруг начинает плакать, просит покаяния и прощает все Храпону, при этом даруя ему волю. Подданный же благодарит хозяина за прощение и остается служить ему верой и правдой до конца своих дней.

Речь в рассказе идет от первого лица, героя, который вспоминает историю из своего детства, случившуюся в день Рождества Христова. Его, пятилетнего мальчика оставили в тетушки, так как отец в то время служил в Ельце, и мама уехала его проведать.

Муж тети был довольно строгим и жестоким орловским помещиком, о нем ходила не самая приветливая слава. Дом, в котором проживала семья помещика, навевал тоску и некий страх на всю округу. В этом доме никому никогда не было прощения за любую причиненную пакость, будь провинившийся человеком или животным, каждый должен был понести наказание.

Старый помещик очень любил охоту на медведей, для этого он держал специальных собак – пиявок, которые впивались в шкуру косолапого со всех сторон, что не оторвать.

Если во время охоты обнаруживали в берлоге маленьких медвежат, их привозили во двор и закрывали в специальном сарае. За ними присматривал молодой доезжачий парень Храпон (Ферапонт). Он вместе с медведями даже спал, поэтому хорошо знал характер каждого зверя, и выбирал из них самого смирного для охраны владений. Если же медведь со временем начинал шалить, то есть делал пакости хозяину, его бросали сначала в яму, а потом дядя организовывал травлю на медведя. Зверя выманивали из ямы, травили на него пиявок, после чего убивали выстрелом.

Но вот уже пять лет подряд охранником служил медведь по кличке Сганарель. Он стал настоящим другом Храпону, умел бить в барабан, носил полюбившуюся ему шляпу с пером павлина. Однажды в Сганареля все же проснулся звериный инстинкт, и его потянуло на «шалости», за что прощения ему не было. Дядя приказал Храпону бросить медведя в яму и объявил что в день Рождества, после праздничного обеда на Сганареля будет «травля». Это извещение очень огорчило детей, а особенно Храпона. Ему то и пришлось проводить друга к яме.

Наступило Рождество и к помещику съехались гости посмотреть на травлю Сганареля. Но, не все пошло по плану дяди. Медведь, как будто почувствовав беду, ни под какими пытками не хотел, выходит из ямы, тогда дядя приказал Храпону вывести зверя. Тот сразу исполнил желание хозяина. Но Сганарелю удалось бежать в лес, наделав много шуму и перепугав всех гостей. После «травли» члены семейства и оставшиеся гости с ужасом ждут, какую участь подготовит для Храпона дядя, считающий его виновным в провале зрелища. Но, услышав рассказ священника о чудесах Рождества Христова, жестокий помещик вдруг начинает плакать, просит покаяния и прощает все Храпону, при этом даруя ему волю. Подданный же благодарит хозяина за прощение и остается служить ему верой и правдой до конца своих дней.

Рассказчик, тогда ещё пятилетний мальчик, гостил у своего дяди в Орловской губернии. Не только крепостные крестьяне, но и члены семьи боялись его гнева. Он никому не прощал даже малейших промахов.

Помещик был большим любителем охоты. Он разводил специальную породу собак, которых называли пиявками, так как они отличались от других псов мёртвой хваткой. Часто охотники из крепостных крестьян по приказу барина привозили в имение маленьких медвежат и отдавали на воспитание Ферапонту, который служил доезжачим. Самый спокойный и послушный медведь охранял помещичье хозяйство. Но если за ним замечались какие-либо шалости, помещик устраивал на него охоту для своих гостей.

Уже пятый год охранял двор любимец Ферапонта – медведь по кличке Сганарель. Был он добродушным животным и очень любил своего воспитателя. Да и Ферапонт очень привязался к медведю и относился к нему как к близкому другу. Но под Рождество в Сганареле стал просыпаться звериный инстинкт. Рассерженный помещик решил избавиться от медведя. На праздник он пригласил гостей, а медведя приказал посадить в глубокую яму.

Сганарель был умным медведем. В день охоты он категорически отказывался выбираться из ямы, как ни издевались над ним и ни провоцировали его окружающие. В конце концов, медведь сумел выбраться из ямы и прорваться через плотное кольцо охотников. Ферапонт сумел помочь ему скрыться в лесу, за что помещик пригрозил строго наказать его за испорченную охоту.

Вечером гости и даже дети с тревогой ждали появления хозяина дома. Он пришёл в сопровождении двух охотничьих собак и устроился в кресле. Среди гостей был старый священник – отец Алексей. Он тихо начал рассказывать присутствующим о празднике Рождества, о любви друг к другу, об умении прощать и сочувствовать, утешать и поддерживать, ведь не зря появился на свет Христос. Долго говорил отец Алексей, и все прекрасно понимали, кому предназначались эти слова. И вдруг все увидели, что хозяин дома плачет. Позже он приказал позвать Ферапонта. Помещик подписал для него вольную и разрешил ему уехать. Но Ферапонт остался в имении и до конца жизни был для помещика не только преданным слугой, но и верным другом, хотя уже считался свободным человеком. Вместе они сделали много добрых дел, поэтому даже после их смерти в округе не забывали о них.

Рассказ учит состраданию к любому живому существу, доброте и милосердию.

Другие пересказы для читательского дневника

  • Краткое содержание Медведко Мамин-Сибиряк

Однажды мой кучер Андрей, предложил мне взять медвежонка, он узнал, что соседям зверя отдали охотники. Соседи же спешили подарить кому-нибудь, столь славное животное.

Отец мой был известный в свое время следователь. Ему поручали много важных дел, и потому он часто отлучался от семейства, а дома оставались мать, я и прислуга.

Матушка моя тогда была еще очень молода, а я – маленький мальчик.

При том случае, о котором я теперь хочу рассказать, мне было всего только пять лет.

Была зима, и очень жестокая. Стояли такие холода, что в хлевах замерзали ночами овцы, а воробьи и галки падали на мерзлую землю окоченелые. Отец мой находился об эту пору по служебным обязанностям в Ельце и не обещал приехать домой даже к Рождеству Христову, а потому матушка собралась сама к нему съездить, чтобы не оставить его одиноким в этот прекрасный и радостный праздник. Меня, по случаю ужасных холодов, мать не взяла с собою в дальнюю дорогу, а оставила у своей сестры, у моей тетки, которая была замужем за одним орловским помещиком, про которого ходила невеселая слава. Он был очень богат, стар и жесток. В характере у него преобладали злобность и неумолимость, и он об этом нимало не сожалел, а напротив, даже щеголял этими качествами, которые, по его мнению, служили будто бы выражением мужественной силы и непреклонной твердости духа.

Такое же мужество и твердость он стремился развить в своих детях, из которых один сын был мне ровесник.

Дядю боялись все, а я всех более, потому что он и во мне хотел «развить мужество», и один раз, когда мне было три года и случилась ужасная гроза, которой я боялся, он выставил меня одного на балкон и запер дверь, чтобы таким уроком отучить меня от страха во время грозы.

Понятно, что я в доме такого хозяина гостил неохотно и с немалым страхом, но мне, повторяю, тогда было пять лет, и мои желания не принимались в расчет при соображении обстоятельств, которым приходилось подчиняться.

В имении дяди был огромный каменный дом, похожий на зaмок. Это было претенциозное, но некрасивое и даже уродливое двухэтажное здание с круглым куполом и с башнею, о которой рассказывали страшные ужасы. Там когда-то жил сумасшедший отец нынешнего помещика, потом в его комнатах учредили аптеку. Это также почему-то считалось страшным; но всего ужаснее было то, что наверху этой башни, в пустом, изогнутом окне были натянуты струны, то есть была устроена так называемая «Эолова арфа». Когда ветер пробегал по струнам этого своевольного инструмента, струны эти издавали сколько неожиданные, столько же часто странные звуки, переходившие от тихого густого рокота в беспокойные нестройные стоны и неистовый гул, как будто сквозь них пролетал целый сонм, пораженный страхом, гонимых духов. В доме все не любили эту арфу и думали, что она говорит что-то такое здешнему грозному господину и он не смеет ей возражать, но оттого становится еще немилосерднее и жесточе… Было несомненно примечено, что если ночью срывается буря и арфа на башне гудит так, что звуки долетают через пруды и парки в деревню, то барин в ту ночь не спит и наутро встает мрачный и суровый и отдает какое-нибудь жестокое приказание, приводившее в трепет сердца всех его многочисленных рабов.

В обычаях дома было, что там никогда и никому никакая вина не прощалась. Это было правило, которое никогда не изменялось, не только для человека, но даже и для зверя или какого-нибудь мелкого животного. Дядя не хотел знать милосердия и не любил его, ибо почитал его за слабость. Неуклонная строгость казалась ему выше всякого снисхождения. Оттого в доме и во всех обширных деревнях, принадлежащих этому богатому помещику, всегда царила безотрадная унылость, которую с людьми разделяли и звери.

Покойный дядя был страстный любитель псовой охоты. Он ездил с борзыми и травил волков, зайцев и лисиц. Кроме того, в его охоте были особенные собаки, которые брали медведей. Этих собак называли «пьявками». Они впивались в зверя так, что их нельзя было от него оторвать. Случалось, что медведь, в которого впивалась зубами пиявка, убивал ее ударом своей ужасной лапы или разрывал ее пополам, но никогда не бывало, чтобы пьявка отпала от зверя живая.

Читайте также:  Муха-Цокотуха - краткое содержание сказки Чуковского (сюжет произведения)

Теперь, когда на медведей охотятся только облавами или с. рогатиной, порода собак-пьявок, кажется, совсем уже перевелась в России; но в то время, о котором я рассказываю, они были почти при всякой хорошо собранной, большой охоте. Медведей в нашей местности тогда тоже было очень много, и охота за ними составляла большое удовольствие.

Когда случалось овладевать целым медвежьим гнездом, то из берлоги брали и привозили маленьких медвежат. Их обыкновенно держали в большом каменном сарае с маленькими окнами, проделанными под самой крышей. Окна эти были без стекол, с одними толстыми, железными решетками. Медвежата, бывало, до них вскарабкивались друг по дружке и висели, держась за железо своими цепкими, когтистыми лапами. Только таким образом они и могли выглядывать из своего заключения на вольный свет божий.

Когда нас выводили гулять перед обедом, мы больше всего любили ходить к этому сараю и смотреть на выставлявшиеся из-за решеток смешные мордочки медвежат. Немецкий гувернер Кольберг умел подавать им на конце палки кусочки хлеба, которые мы припасали для этой цели за своим завтраком.

За медведями смотрел и кормил их молодой доезжачий, по имени Ферапонт; но, как это имя было трудно для простонародного выговора, то его произносили «Храпон», или еще чаще «Храпошка». Я его очень хорошо помню: Храпошка был среднего роста, очень ловкий, сильный и смелый парень лет двадцати пяти. Храпон считался красавцем – он был бел, румян, с черными кудрями и с черными же большими глазами навыкате. К тому же он был необычайно смел. У него была сестра Аннушка, которая состояла в поднянях, и она рассказывала нам презанимательные вещи про смелость своего удалого брата и про его необыкновенную дружбу с медведями, с которыми он зимою и летом спал вместе в их сарае, так что они окружали его со всех сторон и клали на него свои головы, как на подушку.

Перед домом дяди, за широким круглым цветником, окруженным расписною решеткою, были широкие ворота, а против ворот посреди куртины было вкопано высокое, прямое, гладко выглаженное дерево, которое называли «мачта». На вершине этой мачты был прилажен маленький помостик, или, как его называли, «беседочка».

Из числа пленных медвежат всегда отбирали одного «умного», который представлялся наиболее смышленым и благонадежным по характеру. Такого отделяли от прочих собратий, и он жил на воле, то есть ему дозволялось ходить по двору и по парку, но главным образом он должен был содержать караульный пост у столба перед воротами. Тут он и проводил большую часть своего времени, или лежа на соломе у самой мачты, или же взбирался по ней вверх до «беседки» и здесь сидел или тоже спал, чтобы к нему не приставали ни докучные люди, ни собаки.

Жить такою привольною жизнью могли не все медведи, а только некоторые, особенно умные и кроткие, и то не во всю их жизнь, а пока они не начинали обнаруживать своих зверских, неудобных в общежитии наклонностей то есть пока они вели себя смирно и не трогали ни кур, ни гусей, ни телят, ни человека.

Медведь, который нарушал спокойствие жителей, немедленно же был осуждаем на смерть, и от этого приговора его ничто не могло избавить.

Отбирать «смышленого медведя» должен был Храпон. Так как он больше всех обращался с медвежатами и почитался большим знатоком их натуры, то понятно, что он один и мог это делать. Храпон же и отвечал за то, если сделает неудачный выбор, – но он с первого же раза выбрал для этой роли удивительно способного и умного медведя, которому было дано необыкновенное имя: медведей в России вообще зовут «мишками», а этот носил испанскую кличку «Сганарель». Он уже пять лет прожил на свободе и не сделал еще ни одной «шалости». – Когда о медведе говорили, что «он шалит», это значило, что он уже обнаружил свою зверскую натуру каким-нибудь нападением.

Краткое содержание рассказа лескова зверь. Н.С.Лесков. “Зверь”

Сюжет

Вывод (моё мнение)

Казалось бы, вопросы милосердия не слишком интересовали реалиста и сатирика, виртуозного стилиста Н. С.Лескова. Тем не менее почти в каждом его произведении, как бы на втором плане, зашифрованно, звучит: люди, будьте добры товарищ к ДРУГУ –

Этический аспект, не отменяя социального обличения, выдвигается на первый план и в рассказе “Зверь”. В этой ситуации опять происходит опробование человека на человечность. События увидены как бы двойным зрением: впечатления пятилетнего ребенка, воспринимающего мир сугубо эмоционально, передаются уж% зрелым человеком как его детские воспоминания.

В мире взрослых понятия “зверь”и “человек”вдали разведены. В детском восприятии медведь Сганарель и крепостной Ферапонт уравниваются чувством любви и сострадания к ним обоим: “Нам было жаль Сганареля, жаль и Ферапонта, и мы более того не могли себе решить, кого из них двух мы больше жалеем”. Но человек и зверюга в лесковском рассказе уравниваются и художественно. В нем постоянно звучит мотив подобия медведя и крепостного, обрисованных почти одними и теми же словами: красавец Ферапонт – “среднего роста, очень ловкий, сильный и смелый”, Сганарель был “большим, матерым медведем, необыкновенной силы, красоты и ловкости”Это сходство ещё более увеличивает бессознательное подражание медведя человеку. Сганарель умел ходить на двух лапах, бить в барабан, шировать с большой палкой, таскать кули с мукой на мельницу, надевать мужицкую шляпу.

Рациональная логика как будто оправдывает уничтожение медведя, в котором пробудились звериные инстинкты. Но против нее восстает нелогичное человеческое чувство, чувство сострадания к другому живому существу И непосредственное душевное движение ребенка у Лескова безошибочнее рациональной логики, которая обнаруживает свою внутреннюю противоречивость. Зверь осуждается на казнь, и его приговаривают к смерти по закону, придуманному людьми для людей Преданность зверя человеку заставляет оценить тот самый приговор как предательство со стороны людей Недаром возникает неожиданная параллель, выходящий из ямы Сганарель напоминает короля Лира. А на наивный вопрос ребенка, можно ли помолиться за Сганареля, старая няня, подумав, отвечает, что “медведь – тоже Божие создание, и он плавал с Ноем в ковчеге”

Ферапонт все-таки спасает зверя, но суть рассказа в том, что, избавив от неминуемой гибели медведя, он тем самым спасает и человека, развращенного безграничной властью крепостника. Деспотизм, субъективно понимаемый как мужественная сила и непреклонная твердость духа, уступает мягкосердечию, которое раньше расценивалось как непростительная слабость. Недаром Ферапонта называют “укротителем зверя”.

Своеобразное “укрощение зверя”происходит и в рассказе “Старый гений”. Право на такое “странное сближенье”дает реплика повествователя: должник “маленькой старушки”был “зверь травленый”и потому не боялся ни намеков, ни угроз своей беззащитной кредиторши Рассказ тот самый читается с улыбкой, но в нем есть свой драматизм. Драматичность эта не только в угрозе бедности и бездомности, нависшей над старушкой, ее больной дочерью и внучкой. Не менее важно, что должник обманул их доверие и тем самым пошатнул веру в людей вообще. “Старый гений”, восстанавливая попранную справедливость, возвращает и утраченную было веру в обязательное торжество добра, и неотвратимость возмездия за зло

Лескову не жаль для “пассажного гения”столь высокого определения, он не вкладывает в него никакой иронии “Гений”покарал “злодейство”, и для автора важен не малый “масштаб”гениальности, а важна ее высокая суть Человеческий талант, в чем бы он ни проявлялся, постоянно вносит в жизнь светлое, жизнеутверждающее начало, потому что нужно связан, по Лескову, с духовной красотой и теплотой человеческого сердца.

Дуров любил животных и писал о них рассказы. В огромном доме, в котором жили мишки, слон, различные породы домашних животных. Он их не просто содержал, а обучал различным хитростям, чтобы они были способны выйти на арену цирка. Животные тоже многому его учили.

И среди них обучалась Чушка (чудная свинка). Я дал кусочек мяса, отошёл подальше и она за мной. Так и стала за мной двигаться и не отходить ни на шаг. Первый урок она изучила отлично.

На втором уроке я принёс ей ломоть хлеба, смазанный салом. Когда я водил у неё над головой, ей удалось перевернуться. За это она получила заветный бутерброд. С помощью той же приманки, животное освоило ходьбу под ворота. Затем ей предстояло испытание – репетиция на цирковой арене, что вначале заставило её прижаться к моим ногам. Я стал подгонять её длинным кнутом, после она поняла, что как хозяин не бьёт кнутом, так она подходит за поощрением.

Таким образом, я обучил её подпрыгивать через преграду. Однажды, Чушка была, запряжена лошадью и меня вызвали на судебное разбирательство, но я был оправдан, так как она не кричала, просто люди восторженно кричали.

Я решил обучить Хрюшку полёту в воздухе. Подняв её на ремнях, получил испуганное хрюканье. Но, получив еду, ей было всё равно, и она иногда даже спала в воздухе. Я стал кормить её после звонка будильника, и теперь она стала прыгать.

И вот настал долгожданный день с афишей: «В облаках свинья!»

Народ был заинтересован, всем хотелось увидеть это зрелище. Все увидели летящую свинью, и позвонку она прыгнула, вниз и героиня полетела вниз, но парашют раскрылся. Таким образом, она прославилась по всей России.

Для покупки слона я отправился в Гамбург, к человеку, торгующему животными. Меня уверяли, что он будет маленьким – карликом, но он быстро набирал в весе и росте. Шалил, как дитя!

Наблюдая за ним, я понял, что он хоботом выполняет действия, как рукой. Он мог им ощупывать и пытался меня погладить. Я дал ему прозвище Бэби. Когда я делал вид, что ухожу, тогда животное сильно переживало и бежало за мной. Он не мог перенести разлуку и боялся остаться один.

Хобот передал травы больному ослику, не получившему порцию овса, так как у него было расстройство кишечника. Ему понравился процесс, и он повторил действие.

По городу прошлись слухи о грозном слоне Самсоне, который не хотел возвращаться в зоопарк. По моему мнению, такое не случилось с животным, если к нему хорошо обращались.

Поехав в другой город, мой Бэби убежал и сорвал представление. Оказывается, он никогда не видел метлу, у нас считалось плохой приметой, а здесь за ним убрали его помёт и он с испугом покинул цирковую арену.

Успехов в обучении животных Дуров достиг с помощью ласкового обращения и постоянных тренировок. Учитывая вкусовые предпочтения своих артистов.

Картинка или рисунок Мои звери

Другие пересказы для читательского дневника

  • Краткое содержание Толстой Упырь

Шумный бал, на котором присутствует огромное количество людей. Среди такого количества людей трудно разобрать, где находятся знакомые, а где незнакомые люди. Множество пар кружится в танце со своими партнершами.

Краткое содержание Божественная комедия Данте

Сюжет произведения разворачивается вокруг главного героя Данте, который в 35 лет, по воле судьбе, оказался в страшном лесу в 1300 году. Там он встречает дух популярного поэта Древнего Рима Вергилия

Краткое содержание Аксаков Детские годы Багрова-внука

Первыми идут очень смутные воспоминания младенчества: кормилица, продолжительная тяжёлая болезнь, новый дом. Чаще всего в памяти всплывает образ дороги и матери, любившей Серёжу больше других детей

Краткое содержание Школа для дураков Соколов

Герой произведения учится в школе для детей с отклонениями в развитии. Он очень необычный мальчик. Для него не существует такого понятия как время. Самое важное в жизни этого необычного ребёнка – это созерцание прекрасного.

Краткое содержание Саша и Шура Алексина

В книге рассказывается о мальчике по имени Саша. Саша мечтал о путешествиях в дальние страны и города. Больше всего он хотел уехать куда-нибудь без матери и отца. Для Саши было в тягость, когда кто – то ему запрещал и указывал что делать

Отец мой был известный в свое время следователь. Ему поручали много важных дел, и потому он часто отлучался от семейства, а дома оставались мать, я и прислуга.

Матушка моя тогда была еще очень молода, а я – маленький мальчик.

При том случае, о котором я теперь хочу рассказать, мне было всего только пять лет.

Была зима, и очень жестокая. Стояли такие холода, что в хлевах замерзали ночами овцы, а воробьи и галки падали на мерзлую землю окоченелые. Отец мой находился об эту пору по служебным обязанностям в Ельце и не обещал приехать домой даже к Рождеству Христову, а потому матушка собралась сама к нему съездить, чтобы не оставить его одиноким в этот прекрасный и радостный праздник. Меня, по случаю ужасных холодов, мать не взяла с собою в дальнюю дорогу, а оставила у своей сестры, у моей тетки, которая была замужем за одним орловским помещиком, про которого ходила невеселая слава. Он был очень богат, стар и жесток. В характере у него преобладали злобность и неумолимость, и он об этом нимало не сожалел, а напротив, даже щеголял этими качествами, которые, по его мнению, служили будто бы выражением мужественной силы и непреклонной твердости духа.

Такое же мужество и твердость он стремился развить в своих детях, из которых один сын был мне ровесник.

Дядю боялись все, а я всех более, потому что он и во мне хотел «развить мужество», и один раз, когда мне было три года и случилась ужасная гроза, которой я боялся, он выставил меня одного на балкон и запер дверь, чтобы таким уроком отучить меня от страха во время грозы.

Понятно, что я в доме такого хозяина гостил неохотно и с немалым страхом, но мне, повторяю, тогда было пять лет, и мои желания не принимались в расчет при соображении обстоятельств, которым приходилось подчиняться.

В имении дяди был огромный каменный дом, похожий на зaмок. Это было претенциозное, но некрасивое и даже уродливое двухэтажное здание с круглым куполом и с башнею, о которой рассказывали страшные ужасы. Там когда-то жил сумасшедший отец нынешнего помещика, потом в его комнатах учредили аптеку. Это также почему-то считалось страшным; но всего ужаснее было то, что наверху этой башни, в пустом, изогнутом окне были натянуты струны, то есть была устроена так называемая «Эолова арфа». Когда ветер пробегал по струнам этого своевольного инструмента, струны эти издавали сколько неожиданные, столько же часто странные звуки, переходившие от тихого густого рокота в беспокойные нестройные стоны и неистовый гул, как будто сквозь них пролетал целый сонм, пораженный страхом, гонимых духов. В доме все не любили эту арфу и думали, что она говорит что-то такое здешнему грозному господину и он не смеет ей возражать, но оттого становится еще немилосерднее и жесточе… Было несомненно примечено, что если ночью срывается буря и арфа на башне гудит так, что звуки долетают через пруды и парки в деревню, то барин в ту ночь не спит и наутро встает мрачный и суровый и отдает какое-нибудь жестокое приказание, приводившее в трепет сердца всех его многочисленных рабов.

В обычаях дома было, что там никогда и никому никакая вина не прощалась. Это было правило, которое никогда не изменялось, не только для человека, но даже и для зверя или какого-нибудь мелкого животного. Дядя не хотел знать милосердия и не любил его, ибо почитал его за слабость. Неуклонная строгость казалась ему выше всякого снисхождения. Оттого в доме и во всех обширных деревнях, принадлежащих этому богатому помещику, всегда царила безотрадная унылость, которую с людьми разделяли и звери.

Читайте также:  Человек с рассечённой губой - краткое содержание рассказа Дойля (сюжет произведения)

Покойный дядя был страстный любитель псовой охоты. Он ездил с борзыми и травил волков, зайцев и лисиц. Кроме того, в его охоте были особенные собаки, которые брали медведей. Этих собак называли «пьявками». Они впивались в зверя так, что их нельзя было от него оторвать. Случалось, что медведь, в которого впивалась зубами пиявка, убивал ее ударом своей ужасной лапы или разрывал ее пополам, но никогда не бывало, чтобы пьявка отпала от зверя живая.

Теперь, когда на медведей охотятся только облавами или с. рогатиной, порода собак-пьявок, кажется, совсем уже перевелась в России; но в то время, о котором я рассказываю, они были почти при всякой хорошо собранной, большой охоте. Медведей в нашей местности тогда тоже было очень много, и охота за ними составляла большое удовольствие.

Когда случалось овладевать целым медвежьим гнездом, то из берлоги брали и привозили маленьких медвежат. Их обыкновенно держали в большом каменном сарае с маленькими окнами, проделанными под самой крышей. Окна эти были без стекол, с одними толстыми, железными решетками. Медвежата, бывало, до них вскарабкивались друг по дружке и висели, держась за железо своими цепкими, когтистыми лапами. Только таким образом они и могли выглядывать из своего заключения на вольный свет божий.

Когда нас выводили гулять перед обедом, мы больше всего любили ходить к этому сараю и смотреть на выставлявшиеся из-за решеток смешные мордочки медвежат. Немецкий гувернер Кольберг умел подавать им на конце палки кусочки хлеба, которые мы припасали для этой цели за своим завтраком.

За медведями смотрел и кормил их молодой доезжачий, по имени Ферапонт; но, как это имя было трудно для простонародного выговора, то его произносили «Храпон», или еще чаще «Храпошка». Я его очень хорошо помню: Храпошка был среднего роста, очень ловкий, сильный и смелый парень лет двадцати пяти. Храпон считался красавцем – он был бел, румян, с черными кудрями и с черными же большими глазами навыкате. К тому же он был необычайно смел. У него была сестра Аннушка, которая состояла в поднянях, и она рассказывала нам презанимательные вещи про смелость своего удалого брата и про его необыкновенную дружбу с медведями, с которыми он зимою и летом спал вместе в их сарае, так что они окружали его со всех сторон и клали на него свои головы, как на подушку.

Перед домом дяди, за широким круглым цветником, окруженным расписною решеткою, были широкие ворота, а против ворот посреди куртины было вкопано высокое, прямое, гладко выглаженное дерево, которое называли «мачта». На вершине этой мачты был прилажен маленький помостик, или, как его называли, «беседочка».

Из числа пленных медвежат всегда отбирали одного «умного», который представлялся наиболее смышленым и благонадежным по характеру. Такого отделяли от прочих собратий, и он жил на воле, то есть ему дозволялось ходить по двору и по парку, но главным образом он должен был содержать караульный пост у столба перед воротами. Тут он и проводил большую часть своего времени, или лежа на соломе у самой мачты, или же взбирался по ней вверх до «беседки» и здесь сидел или тоже спал, чтобы к нему не приставали ни докучные люди, ни собаки.

Жить такою привольною жизнью могли не все медведи, а только некоторые, особенно умные и кроткие, и то не во всю их жизнь, а пока они не начинали обнаруживать своих зверских, неудобных в общежитии наклонностей то есть пока они вели себя смирно и не трогали ни кур, ни гусей, ни телят, ни человека.

Медведь, который нарушал спокойствие жителей, немедленно же был осуждаем на смерть, и от этого приговора его ничто не могло избавить.

Отбирать «смышленого медведя» должен был Храпон. Так как он больше всех обращался с медвежатами и почитался большим знатоком их натуры, то понятно, что он один и мог это делать. Храпон же и отвечал за то, если сделает неудачный выбор, – но он с первого же раза выбрал для этой роли удивительно способного и умного медведя, которому было дано необыкновенное имя: медведей в России вообще зовут «мишками», а этот носил испанскую кличку «Сганарель». Он уже пять лет прожил на свободе и не сделал еще ни одной «шалости». – Когда о медведе говорили, что «он шалит», это значило, что он уже обнаружил свою зверскую натуру каким-нибудь нападением.

Речь в рассказе идет от первого лица, героя, который вспоминает историю из своего детства, случившуюся в день Рождества Христова. Его, пятилетнего мальчика оставили в тетушки, так как отец в то время служил в Ельце, и мама уехала его проведать.

Муж тети был довольно строгим и жестоким орловским помещиком, о нем ходила не самая приветливая слава. Дом, в котором проживала семья помещика, навевал тоску и некий страх на всю округу. В этом доме никому никогда не было прощения за любую причиненную пакость, будь провинившийся человеком или животным, каждый должен был понести наказание.

Старый помещик очень любил охоту на медведей, для этого он держал специальных собак – пиявок, которые впивались в шкуру косолапого со всех сторон, что не оторвать.

Если во время охоты обнаруживали в берлоге маленьких медвежат, их привозили во двор и закрывали в специальном сарае. За ними присматривал молодой доезжачий парень Храпон (Ферапонт). Он вместе с медведями даже спал, поэтому хорошо знал характер каждого зверя, и выбирал из них самого смирного для охраны владений. Если же медведь со временем начинал шалить, то есть делал пакости хозяину, его бросали сначала в яму, а потом дядя организовывал травлю на медведя. Зверя выманивали из ямы, травили на него пиявок, после чего убивали выстрелом.

Но вот уже пять лет подряд охранником служил медведь по кличке Сганарель. Он стал настоящим другом Храпону, умел бить в барабан, носил полюбившуюся ему шляпу с пером павлина. Однажды в Сганареля все же проснулся звериный инстинкт, и его потянуло на «шалости», за что прощения ему не было. Дядя приказал Храпону бросить медведя в яму и объявил что в день Рождества, после праздничного обеда на Сганареля будет «травля». Это извещение очень огорчило детей, а особенно Храпона. Ему то и пришлось проводить друга к яме.

Наступило Рождество и к помещику съехались гости посмотреть на травлю Сганареля. Но, не все пошло по плану дяди. Медведь, как будто почувствовав беду, ни под какими пытками не хотел, выходит из ямы, тогда дядя приказал Храпону вывести зверя. Тот сразу исполнил желание хозяина. Но Сганарелю удалось бежать в лес, наделав много шуму и перепугав всех гостей. После «травли» члены семейства и оставшиеся гости с ужасом ждут, какую участь подготовит для Храпона дядя, считающий его виновным в провале зрелища. Но, услышав рассказ священника о чудесах Рождества Христова, жестокий помещик вдруг начинает плакать, просит покаяния и прощает все Храпону, при этом даруя ему волю. Подданный же благодарит хозяина за прощение и остается служить ему верой и правдой до конца своих дней.

«Зверь», анализ рассказа Лескова

История создания

Рассказ Лескова «Зверь» был напечатан в «Рождественском приложении к «Газете А. Гатцука» в 1883 г. У произведения был подзаголовок «Рождественский рассказ».

Рассказ «Зверь» автобиографичен. Тётка Лескова очень юной была отдана замуж за пожилого благодетеля семьи. Этот человек был богатым, но злобным и жестоким. В отличие от героя Лескова, с ним не произошло чудесного духовного перерождения.

Литературное направление и жанр

Реалистический рассказ Лескова содержит натуралистические подробности описания охоты, в которых не упускаются жестокие детали.

«Зверь» – традиционный рождественский рассказ. В 19 в. такие печатались под Рождество и описывали внезапные чудесные изменения в жизни людей: бедные становились богатыми, сироты обретали семью. Но главное чудесное преобразование – это перерождение человеческой души. Такое перерождение в рассказе мотивированно наблюдением жестокого героя за движениями благородной души слуги. Изменение неожиданно и непредсказуемо, что делает этот рождественский рассказ похожим на новеллу.

Тема и проблематика

Тема рассказа – преображение человеческой души, которое в руках Божьих.

Важнейшая социальная проблема рассказа – проблема крепостного права. Описаны события примерно 30-х гг.19 в. К моменту написания рассказа крепостное право было уже 20 лет как отменено, но не изжиты отношения между деспотичными помещиками и рабски покорными слугами. В рассказе Лесков предвидел, что тень крепостного права, делающего рабами и слуг, и господ, долго будет властвовать над душами его соотечественников.

В рассказе поднимаются нравственные проблемы милосердия и наказания, добра и зла, воспитания, истинной веры.

Сюжет и композиция

Рассказ состоит из 16 крошечных главок. Повествование динамично.

В названии рассказа указана проблема произведения. Лесков сам предлагает читателю определить, кто зверь: медведь Сганарель или помещик, дядя рассказчика.

Эпиграф к рассказу из жития старца Серафима Саровского, который, по преданию, с рук кормил медведя и других животных. Для милосердного старца животные, как и люди, имеют душу.

Рассказ представляет собой воспоминания рассказчика о детстве. Мальчик гостил в поместье дяди в Орловской губернии в рождественские дни, пока его мать ездила к отцу-следователю, задержавшемуся по делам в Ельце.

В доме деспотичного дяди мальчик становится свидетелем наказания домашнего медведя Сганареля. Этого медведя ещё медвежонком приучили жить в поместье вольно. Обычно медвежат держали свободно до тех пор, пока они не нападали на животных или людей. Когда Сганарель через 5 лет вольной жизни покалечил гуся, жеребёнка и слепца с поводырём, дядя его решил убить, затравив вначале молодыми собаками. Главную роль в деле травли и убийства медведя должен был сыграть Храпон (Ферапонт), который медведя кормил, воспитывал и любил.

Убийство казалось особенно жестоким, потому что Сганарель был дрессированный, он выполнял команды Ферапонта без насилия.

По случайности медведь убежал. Ферапонт с ужасом ждал наказания. Но дядя, услышав в рождественский вечер, как священник рассказывал детям о любви и прощении, совершенно преобразился. Он отпустил Ферапонта на волю. Впрочем, тот идти отказался и был верным слугою до смерти. Дядя же всю жизнь помогал нуждающимся.

Значительную часть сюжетной композиции занимает описание дядиного страшного дома и поместья, подробности жестокой охоты, жизни медвежат в неволе, травли наказанных медведей. Центральный, кульминационный эпизод расправы со Сганарелем описан в мельчайших подробностях.

Герои и образы

Дядя, главный герой рассказа, – орловский помещик, богатый, старый и жестокий, злобный и неумолимый. Автор ищет причину такого поведения дяди в его стремлении быть мужественным, сильным и твёрдым духом. Дядя борется с человеческими слабостями, как он их понимает, в других людях – со страхом и милосердием. Никому не прощалась никакая вина.

Дядя – любитель псовой охоты. Жизнь его, как жизнь большинства помещиков, проходит в праздности. Охота и наказания – развлечения для него.

Дядя как человек, убеждённый, что любые негативные качества можно искоренить воспитанием и наказанием, так же относился и к животным, не принимая во внимание их природу. Именно поэтому он казнил провинившегося медведя.

Перерождение дяди случается в рождественский день. Его вдохновляет разговор священника с детьми об исправлении сердца.

Но и исправление сердца происходит не вдруг. Дядя не сам просит прощения, не сразу смиряет свою гордыню, а лишь прощает Ферапонта и сообщает, что тот превзошёл хозяина в великодушии. Природная доброта дяди, которую он скрывал за суровостью, проявляется в помощи бедным и нуждающимся.

Ферапонт (Храпон) – «ловкий, сильный и смелый парень лет 25», красивый по-народному: белый, румяный, «с чёрными кудрями и с чёрными же большими глазами навыкате». Ферапонт служил доезжачим, то есть заведовал всеми гончими. Он умел воспитывать не только собак, но и присматривал за медвежатами, отбирал самого смирного и дрессировал его в своё удовольствие.

Ферапонт тяжело переживает наказание Сганареля. От ямы бежит, потому что жалостные стоны медведя мучительны для него. Но, в соответствии со значением своего имени (с греческого Ферапонт переводится как раб, слуга), не осмеливается ослушаться хозяина.

Ферапонт проходит все этапы казни медведя. Сначала он сажает Сганареля в яму, потом выводит своего друга оттуда на казнь, затем должен стрелять в него из засады. Но ряд случайностей избавляет Ферапонта от тяжёлой обязанности.

Сердце Ферапонта отзывчиво на доброту. Благородный поступок дяди, дающего рабу вольную, побуждает Ферапонта «вольной волей служить честней, чем за страх поневоле». Так Ферапонт из слуги превратился в друга.

Дядя так объясняет поступок Ферапонта: «Ты любил зверя, как не всякий умеет любить человека». Он до конца жизни называет Ферапонта укротителем зверя, имея в виду не столько медведя, сколько себя самого, свою звериную природу.

Сганарель – медведь «необыкновенной силы, красоты и ловкости», проживший в поместье 5 лет и не проявивший своих «зверских» наклонностей. Ум Сганареля сравнивается с умом пуделя, потому что он многому был научен: ходил на задних лапах, бил в барабан, маршировал с большой палкой, как с ружьём, мог с мужиками таскать грузы на мельницу и умел надевать высокую мужичью шляпу с пером. Сганареля не приходится тащить в яму. Он идёт по просьбе друга Ферапонта, да ещё и обнимает его всю дорогу, а с собой берёт свою шляпу. Попав в яму, медведь стонет, как человек. Сталкиваясь с сидящим в засаде Ферапонтом, медведь лезет к нему целоваться и обниматься, что и защищает его от выстрела другого охотника.

Рассказчик во времена описываемых событий был в возрасте 5 лет. Очевидно, у мальчика нежная ранимая душа, он не выносит дядиного строго воспитания. Рассказчик и его двоюродный брат одного с ним возраста. Мальчики случайно стали причиной того, что дядя узнал о нежелании Ферапонта стрелять в медведя и именно поэтому, чтобы позабавиться, дал ему такое поручение.

Дети очень переживают, так что не радуются ни угощениям, ни гостям. Детские неиспорченные сердца жалеют в равной степени и медведя, и Ферапонта. Мальчики переживают Божье милосердие. Молитва о медведе, которую не запрещает няня, как будто доходит до Бога, ведь медведь остаётся жив. Няня – представительница народного сознания. Она рассуждает, что и звери – творение Божье.

Художественное своеобразие

Начало рассказа готовит читателя к восприятию какого-то ужасного события, соотносимого с концом света и приходом антихриста. Природа скорбит: морозы убивают овец и птиц.

Похожий на замок дом, в котором происходят события – антураж готического романа ужасов. Эолова арфа (натянутые в окне струны, колеблемые в бурю ветром), устроенная в башне каменного замка сумасшедшим отцом помещика, отсылает читателя к древнегреческой мифологии, согласно которой над человеком властвует злой рок. Недаром дядя был тем мрачнее наутро, чем громче играла ночью эолова арфа.

Лесков описывает любимое дядино занятие, охоту, с помощью таких деталей, которые вызывают к ней отвращение и сочувствие к убиваемым животным, хотя охота была обычным занятием помещиков и не свидетельствовала об их жестокосердии. Собаки-пиявки, впивающиеся в медведя мёртвой хваткой, медведь, ужасными лапами разрывающий собак пополам, разорванные губы загоняемой во время охоты лошади – эти детали проявляют весь ужас власти. Лесков осуждает не только власть человека над человеком, но и насилие человека над миром животных считает противным замыслу Божьему.

Гости, наблюдающие за травлей Сганареля, не могут видеть в дрессированном животном дикого зверя, они жалеют идущего на задних лапах медведя, надевшего смешную шапку и похожего на преданного и изгнанного близкими короля Лира. Медведь очеловечивается зрителями, им кажется, что он страдает не столько физически, сколько морально.

Ссылка на основную публикацию