Жизнь Гнора – краткое содержание рассказа Александра Грина (сюжет произведения)

Жизнь Гнора (Грин)

Гнор просыпается рано утром от женского крика и больше не может уснуть. Он размышляет о скором отъезде и прощании со своей «слишком богатой» возлюбленной Кармен. В итоге он выходит из своей комнаты и встречает Энниока, который предлагает юноше уехать вместе на его собственной яхте, сделав по пути крюк, чтобы попутешествовать. Гнор колеблется и предлагает сыграть в бильярд.

Перед игрой он встречает Кармен и говорит, что вынужден уехать из-за болезни отца. Кармен играет на рояле мелодию, которую обещает доиграть, «когда ты будешь со мной». В бильярдной Энниок ставит условие: если Гнор проиграет, то они поедут вместе, а если проиграет Энниок, он «не будет мешать ему жить, признав судьбу». Мужчина смеётся. Напряжённая игра оканчивается проигрышем юноши.

Энниок в приподнятом настроении заходит в каюту Гнора и сообщает: «Орфей», его яхта, скоро прибудет к берегу острова Аш, куда они отправятся с юношей на лодке. На острове живёт молодой человек, которому Энниок является «духовным отцом», и этого человека он планирует навестить в последний раз, чтобы он остался жить в уединении на острове. Энниок осведомляется, насколько приятным было путешествие для юноши.

До прибытия Гнор размышляет, что им двоим ещё предстоит сразиться. Когда яхта остановилась, он наблюдает за тем, как живущему на острове собирают ящики с необходимым, и начинает волноваться перед встречей. Энниок возвращается в свою каюту, сидит некоторое время с закрытыми глазами и, глядя на портрет над койкой, выходит со словами: «Я всё-таки иду, Кармен».

Энниок подаёт сигнал с берега с помощью ружья. Гнор горит желанием поговорить с отшельником и упросить его ехать с ними, однако тот не приходит. Энниок рассказывает историю о женщине с золотой кожей, которая ему привиделась, когда он после кораблекрушения десять дней подряд блуждал по океану на плоте. Он объясняет, что этот человек не поедет с ними, потому что у него есть женщина с золотой кожей.

Мужчины идут в лес, разыскивая отшельника. Энниок просит Гнора остаться на лужайке, а сам идёт дальше. Юноша остаётся в лесу некоторое время, но его охватывает нетерпение, и он выходит обратно на берег, чтобы привязать лодку. Лодки не оказалось на берегу, остался только ящик с вещами. Энниок плыл, не замечая Гнора.

Сначала юноша не понял, почему Энниок уплывает, но потом он увидел фразу, выведенную на песке: «Гнор, вы здесь останетесь. Вспомните музыку, Кармен и бильярд на рассвете». Для него всё встало на свои места: отшельника не было, Энниок был влюблён в Кармен и таким образом решил избавиться от соперника. Шокированный Гнор входит в воду, но понимает, что не сможет догнать мужчину. Его выстрелы из револьвера не помешали Энниоку. Гнор сосредоточился на том, что его ожидает, и понял, что у него есть женщина с золотой кожей — Кармен.

Действие переносится на трёхмачтовый бриг «Морской кузнечик», только переживший бурю и приставший к клочку земли. После дня восстановительных работ уставшие матросы собираются вместе и обсуждают произошедшее. Капитан Мард говорит, что не потерпит лишних пассажиров на корабле, матрос Аллигу заключает пари, что за год Марду придётся взять этот «балласт» на борт.

На палубу с берега вернулись матросы, капитан вышел к ним и увидел перед собой незнакомого человека с длинными волосами. Это оказался Гнор, проживший к тому времени на острове около восьми лет. Он стрелял в матросов, чтобы отогнать, как ему казалось, очередное видение, но, поняв, что это настоящие люди, он попросил переодеться из шкур в городской костюм и поцеловал их в руки.

Гнор пообещал рассказать капитану свою историю. Он сказал, что следил за собой и старался не сойти с ума. Аллигу был уверен, что Мард проиграет спор и возьмёт человека на борт, но капитан пошёл на хитрый ход и принял Гнора хранителем своих свадебных подсвечников.

Квартира Энниока. Мужчина пребывает в раздумии и не знает, чем себя занять. Он чувствует печаль, усталость от жизни и ловит себя на мысли, что он стареет. В дверь стучатся, Энниок открывает дверь, и его охватывает ужас. Он не может поверить в то, что Гнор смог спастись. Они понимают, что обоим не выйти из квартиры живыми. Лакей приносит вино, мужчины беседуют. Они тянут жребий с помощью колоды карт. Со второго раза Энниок вытягивает неудачную карту.

Мужчина исповедуется: тем утром перед отъездом он хотел показать К+армен необычный цветок, распускающийся рано утром. Энниок признался в чувствах, девушка его отвергла. Он догнал её и поцеловал, она закричала, а от её крика проснулся Гнор. Выслушав это, Гнор оставляет Энниока самого решить свою судьбу. Энниок, не желая умереть от выстрела, выходит на улицу и встречает толпу религиозных фанатиков. Он оскорбляет их и разбивает глиняного идола о мостовую. Те убивают мужчину.

Гнор вспоминает своё прошлое, осознаёт себя настоящего, думает о будущем. «Всему было одно имя — Кармен». Он думает о том, стоит ли ему вторгаться в её жизнь, которая текла своим чередом, но появляется Кармен — и он падает к её ногам. Они плачут; девушка не верит в то, что Гнор ещё жив, он просит не поднимать его с пола. Гнор отказывается сейчас рассказывать о том, что с ним было.

Некий прохожий слышит, как неизвестный музыкант наигрывает хорошо знакомую ему арию, останавливается, а затем уходит, напевая себе её слова.

Александр Грин – Жизнь Гнора

Александр Грин – Жизнь Гнора краткое содержание

Жизнь Гнора – читать онлайн бесплатно полную версию (весь текст целиком)

Александр Степанович Грин

Большие деревья притягивают молнию.

Рано утром за сквозной решеткой ограды парка слышен был тихий разговор. Молодой человек, спавший в северной угловой комнате, проснулся в тот момент, когда короткий выразительный крик женщины заглушил чириканье птиц.

Проснувшийся некоторое время лежал в постели; услышав быстрые шаги под окном, он встал, откинул гардину и никого не заметил; все стихло, раннее холодное солнце падало в аллеи низким светом; длинные росистые тени пестрили веселый полусон парка; газоны дымились, тишина казалась дремотной и неспокойной.

“Это приснилось”, – подумал молодой человек и лег снова, пытаясь заснуть.

– Голос был похож, очень похож, – пробормотал он, поворачиваясь на другой бок. Так он дремал с открытыми глазами минут пять, размышляя о близком своем отъезде, о любви и нежности. Вставали полузабытые воспоминания; в утренней тишине они приобретали трогательный оттенок снов, волнующих своей неосязаемой беглостью и невозвратностью.

Обратившись к действительности, Гнор пытался некоторое время превратить свои неполные двадцать лет в двадцать один. Вопрос о совершеннолетии стоял для него ребром: очень молодым людям, когда они думают жениться на очень молодой особе, принято чинить разные препятствия. Гнор обвел глазами прекрасную обстановку комнаты, в которой жил около месяца. Ее солидная роскошь по отношению к нему была чем-то вроде надписи, вывешенной над конторкой дельца: “сутки имеют двадцать четыре часа”. На языке Гнора это звучало так: “у нее слишком много денег”.

Гнор покраснел, перевернул горячую подушку – и сна не стало совсем. Некоторое время душа его лежала под прессом уязвленной гордости; вслед за этим, стряхнув неприятную тяжесть, Гнор очень непоследовательно и нежно улыбнулся. Интимные воспоминания для него, как и для всякой простой души, были убедительнее выкладок общественной математики. Медленно шевеля губами, Гнор повторил вслух некоторые слова, сказанные вчера вечером; слова, перелетевшие из уст в уста, подобно птицам, спугнутым на заре и пропавшим в тревоге сумерек. Все крепче прижимаясь к подушке, он вспомнил первые осторожные прикосновения рук, серьезный поцелуй, блестящие глаза и клятвы. Гнор засмеялся, укутав рот одеялом, потянулся и услышал, как в дальней комнате повторился шесть раз глухой быстрый звон.

– Шесть часов, – сказал Гнор, – а я не хочу спать. Что мне делать?

Исключительное событие вчерашнего дня наполняло его светом, беспричинной тоской и радостью. Человек, получивший первый поцелуй женщины, не знает на другой день, куда девать руки и ноги; все тело, кроме сердца, кажется ему несносной обузой. Вместе с тем потребность двигаться, жить и начать жить как можно раньше бывает постоянной причиной неспокойного сна счастливых. Гнор торопливо оделся, вышел, прошел ряд бледных, затянутых цветным шелком лощеных зал; в последней из них стенное зеркало отразило спину сидящего за газетой человека. Человек этот сидел за дальним угловым столом; опущенная голова его поднялась при звуке шагов Гнора; последний остановился.

– Как! – сказал он, смеясь. – Вы тоже не спите?! Вы, образец регулярной жизни! Теперь, по крайней мере, я могу обсудить с вами вдвоем, что делать, проснувшись так безрассудно рано.

У человека с газетой было длинное имя, но все и он сам довольствовались одной частью его: Энниок. Он бросил зашумевший лист на пол, встал, лениво потер руки и вопросительно осмотрел Гнора. Запоздалая улыбка появилась на его бледном лице.

Читайте также:  Мексиканец - краткое содержание рассказа Лондона (сюжет произведения)

– Я не ложился, – сказал Энниок. – Правда, для этого не было особо уважительных причин. Но все же перед отъездом я имею привычку разбираться в бумагах, делать заметки. Какое сочное золотистое утро, не правда ли?

Энниок смотрел на Гнора спокойно и ласково; обычно сухое лицо его было теперь привлекательным, почти дружеским. “Как может меняться этот человек, – подумал Гнор, – он – целая толпа людей, молчаливая и нервная толпа. Он один наполняет этот большой дом”.

– Я тоже уеду завтра, – сказал Гнор, – и хочу спросить вас, в каком часу отходит “Епископ Архипелага”?

– Не знаю. – Голос Энниока делался все более певучим и приятным. – Я не завишу от пароходных компаний; ведь у меня, как вы знаете, есть своя яхта. И если вы захотите, – прибавил он, – для вас найдется хорошенькая поместительная каюта.

– Благодарю, – сказал Гнор, – но пароход идет прямым рейсом. Я буду дома через неделю.

– Неделя, две недели – какая разница? – равнодушно возразил Энниок. Мы посетим глухие углы земли и напомним самим себе любопытных рыб, попавших в золотые сети чудес. О некоторых местах, особенно в молодости, остаются жгучие воспоминания. Я знаю земной шар; сделать крюк в тысячу миль ради вас и прогулки не даст мне ничего, кроме здоровья.

Гнор колебался. Парусное плавание с Энниоком, гостившим два месяца под одной крышей с ним, казалось Гнору хорошим и скверным. Энниок разговаривал с ней, смотрел на нее, втроем они неоднократно совершали прогулки. Для влюбленных присутствие такого человека после того, как предмет страсти сделался невидимым, далеким, служит иногда горьким, но осязательным утешением. А скверное было то, что первое письмо Кармен, подлинный ее почерк, бумага, на которой лежала ее рука, ждали бы его слишком долго. Это прекрасное, не написанное еще письмо Гнор желал прочесть как можно скорее.

– Нет, – сказал он, – я благодарю и отказываюсь.

Энниок поднял газету, тщательно сложил ее, бросил на стол и повернулся лицом к террасе. Утренние, ослепительные ее стекла горели зеленью; сырой запах цветов проникал в залу вместе с тихим ликованием света, делавшим холодную пышность здания ясной и мягкой.

Гнор посмотрел вокруг, как бы желая запомнить все мелочи и подробности. Дом этот стал важной частью его души; на всех предметах, казалось, покоился взгляд Кармен, сообщая им таинственным образом нежную силу притяжения; беззвучная речь вещей твердила о днях, прошедших быстро и беспокойно, о болезненной тревоге взглядов, молчании, незначительных разговорах, волнующих, как гнев, как радостное потрясение; немых призывах улыбающемуся лицу, сомнениях и мечтах. Почти забыв о присутствии Энниока, Гнор молча смотрел в глубь арки, открывающей перспективу дальних, пересеченных косыми столбами дымного утреннего света, просторных зал. Прикосновение Энниока вывело его из задумчивости.

– Отчего вы проснулись? – спросил Энниок зевая. – Я выпил бы кофе, но буфетчик еще спит, также и горничные. Вы, может быть, видели страшный сон?

– Нет, – сказал Гнор, – я стал нервен. Какой-то пустяк, звуки разговора, быть может, на улице.

Жизнь Гнора – краткое содержание рассказа Александра Грина (сюжет произведения)

У нас вы можете бесплатно скачать произведения по классической литературе в удобном файле-архиве, далее его можно распаковать и читать в любом текстовом редакторе, как на компьютере, так и на любом гаджете или “читалке”.

Мы собрали лучших писателей русской классической литературы, таких как:

  • Александр Пушкин
  • Лев Толстой
  • Михаил Лермонтов
  • Сергей Есенин
  • Федор достоевский
  • Александр Островский

. и многих других известнейших авторов написавших популярные произведения русской классической литературы.

Все материалы проверены антивирусной программой. Также мы будем пополнять нашу коллекцию по классической литературе новыми произведениями известных авторов, а возможно, и добавим новых авторов. Приятного прочтения!

Русский писатель (9 (21) августа 1871 — 12 сентября 1919)

Руусский поэт, драматург (20 августа (1 сентября) 1855 — 30 ноября (13 декабря) 1909)

Русский поэт (15 (27) ноября 1840 (1841?) — 17 (29) августа 1893)

Русский поэт, писатель (11 (23) июня 1889 — 5 марта 1966)

Поэт-символист (3 [15] июня 1867 — 23 декабря 1942)

Русский поэт (19 февраля [2 марта] 1800 — 29 июня [11 июля] 1844)

Русский поэт (18 (29) мая 1787 — 7 (19) июня 1855)

Русский писатель, поэт (14 (26) октября 1880 — 8 января 1934)

Русский поэт. (16 (28) ноября 1880 — 7 августа 1921)

Русский поэт, прозаик, драматург, переводчик, историк. (1 (13) декабря 1873 — 9 октября 1924)

Русский писатель, поэт (10 (22) октября 1870 — 8 ноября 1953)

Русский поэт, художник (16 [28] мая 1877 — 11 августа 1932)

Русская поэтесса, писательница (8 [20] ноября 1869 — 9 сентября 1945)

Русский прозаик, драматург, поэт, критик и публицист. (20 марта (1 апреля) 1809 — 21 февраля (4 марта) 1852)

Русский писатель, прозаик, драматург (16 (28) марта 1868 — 18 июня 1936)

Русский драматург, поэт, дипломат и композитор. (4 (15) января 1795 — 30 января (11 февраля) 1829)

Русский поэт (16 [28] июля 1822 — 25 сентября [7 октября] 1864)

Русский писатель-прозаик (11 августа [23 августа] 1880 — 8 июля 1932)

Русский поэт (3 (15) апреля 1886 — август 1921)

Генерал-лейтенант, участник Отечественной войны 1812 года, русский поэт (16 (27) июля 1784 — 22 апреля (4 мая) 1839)

Русский поэт (3 (14) июля 1743 — 8 (20) июля 1816)

Русский писатель, мыслитель. (30 октября (11 ноября) 1821 — 28 января (9 февраля) 1881)

Русский поэт. (21 сентября (3 октября) 1895 — 28 декабря 1925)

Русский поэт, критик, переводчик. (29 января (9 февраля) 1783 — 12 апреля (24 апреля) 1852)

Русский поэт, прозаик (29 октября (10 ноября) 1894 — 26 августа 1958)

Русский литератор (1 (12) декабря 1766 — 22 мая (3 июня) 1826)

Русский поэт (10 (22) октября 1884 — 23 и 25 октября 1937)

Русский поэт, баснописец (2 (13) февраля 1769 — 9 (21) ноября 1844)

Русский поэт (6 (18) октября 1872 — 1 марта 1936)

Русский писатель (26 августа (7 сентября) 1870 — 25 августа 1938)

Русский поэт, прозаик, драматург. (3 (15) октября 1814 — 15 (27) июля 1841)

Русский писатель (4 (16) февраля 1831 — 21 февраля (5 марта) 1895)

Русская поэтесса (19 ноября [1 декабря] 1869 — 27 августа [9 сентября] 1905)

Русский поэт (23 мая (4 июня) 1821 — 8 (20) марта 1897)

Русский поэт, прозаик (3 (15) января 1891 — 27 декабря 1938)

Русский советский поэт (7 [19] июля 1893 — 14 апреля 1930)

Русский поэт (26 декабря 1862 — 31 января 1887)

Русский поэт, писатель, публицист. (28 ноября (10 декабря) 1821 — 27 декабря 1877 (8 января 1878)

Русский драматург. (31 марта (12 апреля) 1823 — 2 (14) июня 1886)

Русский писатель, поэт (29 января [10 февраля] 1890 — 30 мая 1960)

Русский поэт, драматург и прозаик. (26 мая (6 июня) 1799 — 29 января (10 февраля) 1837)

Русский поэт, общественный деятель, декабрист (18 сентября (29 сентября) 1795 — 13 (25) июля 1826)

Русский писатель. (15 (27) января 1826 — 28 апреля (10 мая) 1889)

Русский поэт (4 мая (16 мая н.ст.) 1887 — 20 декабря 1941)

Русский поэт и писатель (26 июля [7 августа] 1837 — 25 сентября [8 октября] 1904)

Русский поэт (16 [28] января 1853 — 31 июля [13 августа] 1900)

Русский поэт, писатель и драматург (17 февраля (1 марта) 1863, — 5 декабря 1927)

Русский писатель, поэт, драматург. (24 августа (5 сентября) 1817 — 28 сентября (10 октября) 1875 )

Русский писатель, мыслитель. (28 августа (9 сентября) 1828 — 7 (20) ноября 1910)

Русский писатель, поэт. (28 октября (9 ноября) 1818 — 22 августа (3 сентября) 1883)

Русский поэт, дипломат, публицист (23 ноября (5 декабря) 1803 — 15 (27) июля 1873)

Русский поэт, переводчик и мемуарист. (23 ноября (5 декабря) 1820 — 21 ноября (3 декабря) 1892, Москва)

Русский поэт (28 октября (9 ноября) 1885 — 28 июня 1922)

Русский поэт (16 (28) мая 1886 — 14 июня 1939)

Русский поэт, прозаик (26 сентября (8 октября) 1892 — 31 августа 1941)

Русский философ. (27 мая (7 июня) 1794 — 14 (26) апреля 1856)

Русский поэт, прозаик (1 (13) октября 1880 — 5 августа 1932)

Русский философ. (12 (24) июля 1828 — 17 (29) октября 1889)

Русский писатель, драматург. (29 января 1860 — 15 июля 1904)

Русский писатель, поэт (19 [31] марта 1882 — 28 октября 1969)

Анна Каренина
читают сейчас

Ревизор
читают сейчас

19 октября 1825
читают сейчас

Кадетский монастырь
читают сейчас

Неизвестно
читают сейчас

Неизвестно
читают сейчас

Сиерра-Морена
читают сейчас

Василий Шибанов
читают сейчас

Неизвестно
читают сейчас

19 октября 1825
читают сейчас

Александр Грин «Жизнь Гнора»

Жизнь Гнора

Рассказ, 1912 год

Язык написания: русский

Перевод на французский: П. Лекен (La vie de Gnor), 2003 — 1 изд.

  • Жанры/поджанры: Реализм
  • Общие характеристики: Психологическое
  • Место действия: Наш мир (Земля)( Не определено )
  • Время действия: 20 век
  • Сюжетные ходы: Становление/взросление героя
  • Линейность сюжета: Линейный
  • Возраст читателя: Любой

Энниок и Гнор любят одну женщину. Она предпочитает Гнора…

Энниок обманом завозит Гнора на необитаемый остров и там бросает.

Через 8 лет Гнор, «гибкая человеческая сталь», возвращается…

Впервые — «Новый журнал для всех» №10 за 1912 год.

Издания на иностранных языках:

Доступность в электронном виде:

mr_logika, 11 сентября 2016 г.

Очень многие, если не все, рассказы Грина нельзя воспринимать, как чистый реализм, хотя в них не содержится никаких фантастических допущений. Его рассказы всегда в той или иной мере притчи в романтической обёртке. Вот, например, рассказ «Корабли в Лиссе». Достаточно уже того, что ГГ этого рассказа приносит счастье капитанам кораблей, благополучно проводя их везде, даже в самых трудных условиях. А ещё в этом рассказе юная девушка на свидании с возлюбленным засыпает (!), что невероятно, но что даёт ему возможность уйти навсегда без необходимости обманывать её обещанием скорой встречи.

«Жизнь Гнора» стопроцентная притча. Герои разговаривают не человеческим языком, а так, как будто читают роли на репетиции предстоящего спектакля по пьесе бездарного драматурга. Девушка восемь лет ждёт своего жениха, зная, что он ушёл на яхте соперника, но не вернулся* вместе с ним. Обращалась ли она в полицию? Точно неизвестно. Известно лишь то, что у Энниока хватило денег (и, видимо, связей), чтобы закрыть вопрос во всех инстанциях. Но в таких случаях не сидят, сложа руки, а например, обращаются за помощью к друзьям и к знакомым друзей, нанимают частных детективов. Гнора никто не ищет, а Кармен это такая смесь Сольвейг и Пенелопы, символ верности и ничего больше, разве что Автор держится здесь в сравнительно реальных рамках в смысле длительности разлуки.

Ничего не сообщает Грин и о том, как удалось Гнору выжить на необитаемом острове; вероятно, в ящик, выгруженный из лодки, Энниок положил что-то кроме довольно большого количества патронов к револьверу Гнора. Последний много раз впоследствии стрелял из него, сначала по дичи (надо было чем-то питаться, но и об этом в рассказе нет ни слова), позже по призракам, а по прошествии 8-и лет по реальным матросам с «Морского кузнечика». В общем выжил как-то, неважно как, ведь у него были два мощных стимула — любовь и ненависть. Они и помогли.

Реализма в этом рассказе ровно столько, сколько надо, чтобы красочно и зримо изобразить сцену «самоубийства» Энниока, подтвердившего таким способом наличие у него поистине дьявольской изобретательности.

У Грина человек, сводящий счёты с жизнью из-за неудачи в любви, встречается не однажды (правда, в данный момент вспоминается только «Происшествие в улице Пса»**, ещё одна притча***). Но, смысл таких эпизодов не в том, чтобы делать из них примеры, достойные подражания. Грин, как и все, знал об эффекте, произведённом в своё время среди молодёжи гётевским Вертером. Наоборот, притчи Грина призывают человека заглянуть поглубже в собственную душу и поискать там силы для продолжения жизни несмотря на временные трудности. А для этого в душе должно быть что-то, она не должна быть пустой. Вот к этому и подталкивает читателя мудрый романтик — «не позволяй душе лениться», «душа обязана трудиться.» Это и есть главная тема всего творчества волшебника из Гель-Гью.

*) В одном из отзывов способ, придуманный Энниоком, чтобы избавиться от Гнора, назван джентльменским. Считать подлость неотъемлемой чертой джентльмена — по моему это ошибка.

**) Названия городов у Грина звучат хорошо, и к ним читатели уже привыкли. Лисс и Зурбаган всегда с нами. Но улица Пса! Боже милостивый! Но площадь Светлый Шар! Это что?! Немного спасает положение только Трамвайная улица, пусть даже идущая «вниз, крутыми зелёными поворотами, узкая, как труба.» («Сто вёрст по реке»).

***) От несчастной любви человек способен творить чудеса, но его магические силы ограничены, т. е. превратить водку в воду (счастливый человек совершает обратное чудо) он ещё может, но вот превратить боевые патроны в обойме пистолета в холостые не удаётся.

Жизнь Гнора – краткое содержание рассказа Александра Грина (сюжет произведения)

Рано утром за сквозной решеткой ограды парка слышен был тихий разговор. Молодой человек, спавший в северной угловой комнате, проснулся в тот момент, когда короткий выразительный крик женщины заглушил чириканье птиц.

Проснувшийся некоторое время лежал в постели; услышав быстрые шаги под окном, он встал, откинул гардину и никого не заметил; все стихло; раннее холодное солнце падало в аллеи низким светом; длинные росистые тени пестрили веселый полусон парка; газоны дымились, тишина казалась дремотной и неспокойной.

«Это приснилось», – подумал молодой человек и лег снова, пытаясь заснуть.

– Голос был похож, очень похож, – пробормотал он, поворачиваясь на другой бок. Так он дремал с открытыми глазами минут пять, размышляя о близком своем отъезде, о любви и нежности. Вставали полузабытые воспоминания; в утренней тишине они приобретали трогательный оттенок снов, волнующих своей неосязаемой беглостью и невозвратностью.

Обратившись к действительности, Гнор пытался некоторое время превратить свои неполные двадцать лет в двадцать один. Вопрос о совершеннолетии стоял для него ребром: очень молодым людям, когда они думают жениться на очень молодой особе, принято чинить разные препятствия. Гнор обвел глазами прекрасную обстановку комнаты, в которой жил около месяца. Ее солидная роскошь по отношению к нему была чем-то вроде надписи, вывешенной над конторкой дельца: «Сутки имеют двадцать четыре часа». На языке Гнора это звучало так: «У нее слишком много денег».

Гнор покраснел, перевернул горячую подушку – и сна не стало совсем. Некоторое время душа его лежала под прессом уязвленной гордости; вслед за этим, стряхнув неприятную тяжесть, Гнор очень непоследовательно и нежно улыбнулся. Интимные воспоминания для него, как и для всякой простой души, были убедительнее выкладок общественной математики. Медленно шевеля губами, Гнор повторил вслух некоторые слова, сказанные вчера вечером; слова, перелетевшие из уст в уста, подобно птицам, спугнутым на заре и пропавшим в тревоге сумерек. Все крепче прижимаясь к подушке, он вспомнил первые осторожные прикосновения рук, серьезный поцелуй, блестящие глаза и клятвы. Гнор засмеялся, укутав рот одеялом, потянулся и услышал, как в дальней комнате повторился шесть раз глухой быстрый звон.

– Шесть часов, – сказал Гнор, – а я не хочу спать. Что мне делать?

Исключительное событие вчерашнего дня наполняло его светом, беспричинной тоской и радостью. Человек, получивший первый поцелуй женщины, не знает на другой день, куда девать руки и ноги; все тело, кроме сердца, кажется ему несносной обузой. Вместе с тем потребность двигаться, жить и начать жить как можно раньше бывает постоянной причиной неспокойного сна счастливых. Гнор торопливо оделся, вышел, прошел ряд бледных, затянутых цветным шелком лощеных зал; в последней из них стенное зеркало отразило спину сидящего за газетой человека. Человек этот сидел за дальним угловым столом; опущенная голова его поднялась при звуке шагов Гнора; последний остановился.

– Как! – сказал он, смеясь. – Вы тоже не спите?! Вы образец регулярной жизни! Теперь, по крайней мере, я могу обсудить с вами вдвоем, что делать, проснувшись так безрассудно рано.

У человека с газетой было длинное имя, но все и он сам довольствовались одной частью его: Энниок. Он бросил зашумевший лист на пол, встал, лениво потер руки и вопросительно осмотрел Гнора. Запоздалая улыбка появилась на его бледном лице.

– Я не ложился, – сказал Энниок. – Правда, для этого не было особо уважительных причин. Но все же перед отъездом я имею привычку разбираться в бумагах, делать заметки. Какое сочное золотистое утро, не правда ли?

Энниок смотрел на Гнора спокойно и ласково; обычно сухое лицо его было теперь привлекательным, почти дружеским. «Как может меняться этот человек, – подумал Гнор, – он – целая толпа людей, молчаливая и нервная толпа. Он один наполняет этот большой дом».

– Я тоже уеду завтра, – сказал Гнор, – и хочу спросить вас, в каком часу отходит «Епископ Архипелага»?

– Не знаю. – Голос Энниока делался все более певучим и приятным. – Я не завишу от пароходных компаний; ведь у меня, как вы знаете, есть своя яхта. И если вы захотите, – прибавил он, – для вас найдется хорошенькая поместительная каюта.

– Благодарю, – сказал Гнор, – но пароход идет прямым рейсом. Я буду дома через неделю.

– Неделя, две недели – какая разница? – равнодушно возразил Энниок. – Мы посетим глухие углы земли и напомним самим себе любопытных рыб, попавших в золотые сети чудес. О некоторых местах, особенно в молодости, остаются жгучие воспоминания. Я знаю земной шар; сделать крюк в тысячу миль ради вас и прогулки не даст мне ничего, кроме здоровья.

Гнор колебался. Парусное плавание с Энниоком, гостившим два месяца под одной крышей с ним, казалось Гнору хорошим и скверным. Энниок разговаривал с ней, смотрел на нее, втроем они неоднократно совершали прогулки. Для влюбленных присутствие такого человека после того, как предмет страсти сделался невидимым, далеким, служит иногда горьким, но осязательным утешением. А скверное было то, что первое письмо Кармен, подлинный ее почерк, бумага, на которой лежала ее рука, ждали бы его слишком долго. Это прекрасное, не написанное еще письмо Гнор желал прочесть как можно скорее.

– Нет, – сказал он, – я благодарю и отказываюсь.

Энниок поднял газету, тщательно сложил ее, бросил на стол и повернулся лицом к террасе. Утренние, ослепительные ее стекла горели зеленью; сырой запах цветов проникал в залу вместе с тихим ликованием света, делавшим холодную пышность здания ясной и мягкой.

Гнор посмотрел вокруг, как бы желая запомнить все мелочи и подробности. Дом этот стал важной частью его души; на всех предметах, казалось, покоился взгляд Кармен, сообщая им таинственным образом нежную силу притяжения; беззвучная речь вещей твердила о днях, прошедших быстро и беспокойно, о болезненной тревоге взглядов, молчании, незначительных разговорах, волнующих, как гнев, как радостное потрясение; немых призывах улыбающемуся лицу, сомнениях и мечтах. Почти забыв о присутствии Энниока, Гнор молча смотрел в глубь арки, открывающей перспективу дальних, пересеченных косыми столбами дымного утреннего света, просторных зал. Прикосновение Энниока вывело его из задумчивости.

– Отчего вы проснулись? – спросил Энниок, зевая. – Я выпил бы кофе, но буфетчик еще спит, также и горничные. Вы, может быть, видели страшный сон?

– Нет, – сказал Гнор, – я стал нервен… Какой-то пустяк, звуки разговора, быть может, на улице…

Энниок взглянул на него из-под руки, которой тер лоб, вдумчиво, но спокойно. Гнор продолжал:

– Пойдемте в бильярдную. Мне и вам совершенно нечего делать.

– Охотно. Я попытаюсь отыграть вчерашний свой проигрыш раззолоченному мяснику Кнасту.

– Я не играю на деньги, – сказал Гнор и, улыбаясь, прибавил: – У меня их к тому же теперь в обрез.

– Мы договоримся внизу, – сказал Энниок.

Он быстро пошел вперед и исчез в крыле коридора. Гнор двинулся вслед за ним. Но, услыхав сзади хорошо знакомые шаги, обернулся и радостно протянул руки. Кармен подходила к нему с недоумевающим, бледным, но живым и ясным лицом; движения ее обнаруживали беспокойство и нерешительность.

– Это не вы, это солнце, – сказал Гнор, взяв маленькую руку, – оттого так светло и чисто. Почему вы не спите?

Эта изящная девушка, с доброй складкой бровей и твердым ртом, говорила открытым грудным голосом, немного старившим ее, как бабушкин чепчик, надетый десятилетней девочкой.

– Сегодня никто не спит, – сказал Гнор. – Я люблю вас. Энниок и я – мы не спим. Вы третья.

– Бессонница. – Она стояла боком к Гнору; рука ее, удержанная молодым человеком, доверчиво забиралась в его рукав, оставляя меж сукном и рубашкой блаженное ощущение мимолетной ласки. – Вы уедете, но возвращайтесь скорее, а до этого пишите мне чаще. Ведь и я люблю вас.

Краткое содержание «Зеленая лампа»

Рассказ «Зеленая лампа» Грина был написан в 1930 году. Это небольшое по размеру, но весьма емкое по смыслу произведение описывает судьбы двух людей, весьма различных по материальному и социальному статусу.

Для лучшей подготовки к уроку литературы рекомендуем читать онлайн краткое содержание «Зеленая лампа» на нашем сайте.

Главные герои

Стильтон – богатый, пресыщенный господин, который развлекался, играя судьбами других людей.

Джон Ив – опустившийся бедняк, «игрушка» Стильтона, впоследствии – успешный хирург.

Другие персонажи

Реймер – богатый господин, приятель Стильтона, безучастный свидетель его эксперимента.

Краткое содержание

Глава 1

Лондон, зима 1920 года. Из дорогого ресторана вышли « двое хорошо одетых людей среднего возраста » – Реймер и Стильтон. Их внимание привлек молодой человек, лежавший без сознания на тротуаре. Мужчины решили, что он мертвецки пьян или мертв, но тот пришел в себя и сказал, что потерял сознание от голода.

После этих слов у высокого господина, которого звали Стильтон, « явился интересный замысел ». Уставший от привычных развлечений роскошной жизни, он нашел для себя новую забаву – « делать из людей игрушки ». Стильтон отвез парня в трактир, где накормил и выслушал историю его жизни. Выяснилось, что беднягу звали Джон Ив, и он приехал в Лондон из Ирландии, где до пятнадцати лет воспитывался в семье лесничего. После смерти своего покровителя он был вынужден скитаться по свету, не гнушаясь самой тяжелой работы. Джон возлагал большие надежды на столицу, но в Лондоне царила столь страшная безработица, что он вскоре стал бродягой.

Стильтон, который к сорока годам изведал все земные радости, считал « себя человеком большого воображения и хитрой фантазии ». Он предложил Иву десять фунтов в месяц при условии, что тот снимет комнату на центральной улице и каждый вечер, от пяти до двенадцати, будет ставить на окно лампу с зеленым абажуром. В это время Иву было строжайше запрещено покидать дом и с кем-то общаться.

Стильтон объяснил, что лампа является сигналом для неких таинственных людей, знать которых Джону вовсе необязательно. Он велел юноше написать загадочное письмо, и напомнил, « что неизвестно когда, может быть, через месяц, может быть, — через год », появятся люди, которые непременно сделают Джона богатым.

Уже на следующий вечер в окне дома на одной из центральных улиц горела зеленая лампа, и Стильтон, глядя на нее, с гордостью рассказывал Реймеру, что там сидит « дурак, купленный дешево, в рассрочку, надолго ». Богач не сомневался, что Джон не выдержит такой жизни, и « сопьется от скуки или сойдет с ума ».

Глава 2

Спустя восемь лет в больницу для бедных, расположенной на самой окраине Лондона, привезли старика. Это был « грязный, скверно одетый человек с истощенным лицом », который сломал ногу, оступившись на темной лестнице одного из притонов. Перелом кости вызвал разрыв сосудов, и ногу пришлось ампутировать.

Когда старик пришел в себя после операции, у своей постели он увидел хирурга. Им оказался тот самый Джон Ив, над которым восемь лет назад один богатый господин решил провести эксперимент. К большому удивлению Джона, в жалком старике с ампутированной ногой он узнал богача Стильтона. Выяснилось, что Стильтон разорился, несколько раз неудачно сыграв на бирже, и последние три года вел жизнь заправского нищего.

В свою очередь, Джон Ив рассказал, что зажигал лампу в течение нескольких лет. Поначалу « от скуки, а потом уже с увлечением начал читать все, что мне попадалось под руку ». Однажды ему в руки попала анатомия, которая открыла Джону тайны человеческого организма. Чтение этой книги настолько увлекло молодого человека, что он решил непременно стать врачом.

Также Джон рассказал Стильтону, как пару лет спустя он встретил его на улице, глядящего на окно с зеленой лампой. К тому времени Стильтон был почти разорен. Он назвал Джона классическим дураком, и пожалел денег, потраченных на этот неудавшийся эксперимент. В тот момент Джон Ив хотел ударить Стильтона, но вовремя спохватился, вспомнив, что благодаря его « издевательской щедрости » мог стать образованным человеком.

Спустя полтора года прилежной учебы Джону удалось сдать экзамены и поступить в медицинский колледж. Услышав это, Стильтон понял, как был неправ и попросил прощения у своей «игрушки». Джон Ив с радостью простил его, и предложил скромное место в амбулатории – « записывать имена приходящих больных ». Напоследок он лишь посоветовал старику зажигать « хотя бы спичку », спускаясь по темной лестнице.

Заключение

Произведение Александра Грина учит милосердию, доброте, умению сопереживать горю других и протягивать руку помощи. Даже в самой непростой ситуации можно отыскать положительные стороны и использовать их себе во благо.

После ознакомления с кратким пересказом «Зеленая лампа» рекомендуем прочесть рассказ в полной версии.

Тест по рассказу

Проверьте запоминание краткого содержания тестом:

Ссылка на основную публикацию