Судьба Шарля Лонсевиля – краткое содержание повести Паустовского (сюжет произведения)

паустовский. судьба шарля лонсевиля

Написано божественно, но сколько вранья и предвзятости.
Паустовский велик для российской словесности тем, что помог школьному учителю и заполнил своими сложносочиненными предложениями всю линейку учебников по русскому языку. Сколько диктантов написано по его описаниям окрестностей! Сонмы российских учеников материализовали каракулями его движения души, ответно получили удовлетворительные оценки и ушли благословенными во взрослую жизнь.
Российские учебники – о, это особая жизнь российской словесности, и за нее Нобелевскую премию не дают, хотя благодарное советское правительство орден Ленина для Константина Георгиевича не пожалело. Что касается Нобелевской премии, то известный немецкий славист Вольфганг Казак в «Лексиконе русской литературы ХХ века» пишет: «Запланированное вручение Нобелевской премии К.Паустовскому в 1965-м не состоялось, т.к. советские власти начали угрожать Швеции экономическими санкциями. И таким образом вместо него был награжден крупный советский литературный функционер М. Шолохов». Комментировать сегодня этот текст сложно, но есть хоть какое-то понимание о несостоявшемся лауреатстве.
К большому сожалению Паустовского, творившего в эпоху некоего плоского двухмерного соцреализма, проза, которой он занимался, требовала обязательную направленную придумку сюжетов. Скажем, для того чтобы описать восторг от росы на утренней поляне, он принужден был искать какой-нибудь квасной советский сюжет, и уже контрабандой выводить на него остудившую пятки росу. Конечно же, натруженная работа над понятным всем сюжетом, убивала его любимые словесные натюрморты, и Константин Георгиевич, взмокнув от кажущегося ему ненужным умственного труда, в конце концов, тупо смотрел на бумагу, силясь понять, что же его в этот день подтолкнуло сесть за стол. Вот и чернильница пуста, а кроме сырых от росы пяток в рассказе ничего существенного и нет. «Зачем все это?» – спрашивал себя советский писатель.
Но тем писатель и хорош, что он выдумывает свой собственный жанр – «Мещерские рассказы». Хитрость заключалась в приеме сбора материала как бы для сюжетов будущих, и раз это не рассказы, а так, этюды, то жесткие законы построения прозаической истории оказались как бы на время и не нужны. В результате, обманув сам себя и советскую редактуру, он пишет очень любопытные пейзажные этюды, легшие в основу тысяч школьных диктантов, что в результате и увековечило имя писателя.
Это не так смешно, друзья. Посмотрите на титул учебника по русской речи, и вы увидите картину Ивана Ивановича Шишкина «Утро в сосновом лесу» со своими знаменитыми мишками. Это очень русская картина, входящая в генофонд российской культуры. Но – общеизвестный факт – мишек то на ней писал не Шишкин. Великий художник растительного мира, к сожалению, был профнепригоден в описании мира живого и подвижного. На помощь Иван Ивановичу приходит его коллега Константин Савицкий – именно его рукой в бурелом соснового леса вписаны четыре медведя.
Если бы наш Паустовский владел сюжетным искусством, скажем, своего ровесника Владимира Набокова, между прочим, тоже не Нобелевского лауреата (но это уже другой писательский анекдот), то он бы точно вошел в сонм Толстых-Достоевских XX века. Однако не случилось, а работать на пару в прозе как-то не принято. Хотя исключения мы конечно знаем.
А теперь о нашем, карельском и наболевшем…Повесть Паустовского «Судьба Шарля Лонсевиля» является, пожалуй, самым заметным для Карелии художественным произведением, где выведена целая плеяда исторических для нашей земли фамилий. Это и губернатор Державин, и ряд горных начальников, начиная с соратника Петра Великого голландца Геннина, затем, конечно, Сахарова XVIII века – шотландца Гаскойна, и заканчивая опять же шотландцем Армстронгом и французом Фуллоном. Даже император Александр I, посетивший Петрозаводск решительно выведен Паустовским на суд общественности. Да, да, именно на суд, потому что почти все без исключения персоналии написаны ядовитыми красками Кукрыниксов. Так изворотливо начинал свою литературную карьеру молодой писатель Константин Паустовский. Хотя именно эти, столь неприглядно выписанные персонажи, снискали славу российскому оружию, произведенному на Петровском и Александровском заводах.
Интрига повести «Судьба Шарля Лонсевиля» заключается в том, что бонапартиста, революционера, багрящего своей артериальной кровью поля Европы, взяли в плен во время отступления его армии из России, – этой грязной страны, повсюду окропленной уже венозной кровью своих рабов. И, волей судеб, Шарль попадает в жуткий и мрачный Петрозаводск. «Город – бред», – как пишет Паустовский. «Мертвый город», встретивший его песней пьяного, оравшего: “Не знаешь, мать, как сердцу больно, не знаешь горя ты мово”. Город описан в самых мрачных тонах, как находящийся между двух «черных» речек – Лососинкой и Неглинкой, где гнилые листья собирались, набухали возле плотины и смердили по окрестностям; где шли ужасные кулачные бои; где раздетые чиновники обнаруживали изрубцованные спины, так как все были пороты клятой самодержавной властью. Автор не скрывает свое уважение к французу, обратно как не терпит толстых и обрусевших шотландцев, которые согласно с русскими неволили северный трудовой народ.
Ну что тут говорить, если правда экспедиции писателя в Петрозаводск заключалась в банальной командировке от вождя соцреализма Максима Горького, и все акценты в повести Паустовский расставил политкорректно времени большевиков, начавших историю России с себя и не признававших историю до них.
Чтобы совсем принизить роль карельских оружейников Паустовский смело вводит на страницы повести фальсификации: дабы герой повести Шарль Лонсевиль увидел ужасного монарха Александра I, автор привозит его в Петрозаводск не 1819 году, как это было на самом деле, а в 1812 – 13 годах, когда происходит повествование.
Действительно пленные французы в Карелии были, но все на что их интеллекта хватало, так это на работу на лесозаготовках. А в повести революционер Лонсевиль выведен как интеллектуал-металлург, приехавший научить подмастерий-пушкарей. Видя как неправильно идет производство оружия, он исправляет глупых россиян и обрусевших шотландцев. И чтобы исправить тупость их труда, он находит в Карелии (под Вытегрой) специфичную глину, необходимую при формовке орудий, куда целенаправленно едет, как будто только он знаком с геологией района. Вообще-то на счет глины так все и было, только сделали это до него, еще в 1808 году, но это Паустовскому не интересно. Компиляция дат – несложное занятие. Да что там дат – самих заводов. Судите сами, он целенаправленно обращает внимание на копоть стен завода, оставшуюся, как он пишет, «еще с великого Петра». Т.е. автор даже не знает, что здесь был не один, а два завода и 1-й (Петровский) стоял совсем не на месте Александровского, так что петровскую копоть видеть нельзя было по определению, по причине ее элементарного отсутствия на заводе совсем другого века.
Лонсевиль не переживает всей этой самодержавной мерзости, заболевает от ужасающего климата и скоропостижно умирает. Заканчивая повесть тем, что перед могилой, не выжившего в самодержавной России Лонсевиля, безымянный герой шепотом читает стихи Пушкина «Товарищ, верь, взойдет она, звезда пленительного счастья» и торжественно, про себя, обещает, что потомки вычеканят на могиле французского товарища эти строки. Так написал командированный в Карелию Паустовский, посетив лютеранское кладбище в 1932 году, но… советская история вычеканила другую правду на всех этих могилах – буквально через пару лет после приезда Паустовского, все немецкое кладбище просто сравняли с землей. Циничная правда! Правда уничтожения карельской истории была именно такова.
На проходной ОАО «Онежского тракторного завода» в 1973 году открыли мемориальную доску, гласящую, что история предприятия описана К.Г.Паустовским в повести «Судьба Шарля Лонсевиля» и очерках «Онежский завод». Кстати, в Петрозаводске есть даже улица Паустовского на Древлянке, приехавшего сюда всего на три дня, и нет, например, улицы того же Чарльза Гаскойна, жившего в Петрозаводске несколько лет, умершего в СПб, но завещавшего похоронить его именно здесь. Что и было неукоснительно исполнено благодарной властью. Россия считала Гаскойна героем, дала ему чин действительного статского советника и наградила орденом Святой Анны 1-й степени. Но командированный Горьким писатель, конечно, не мог писать об этой шикарной могиле российского оружейника, установленной на деньги российского правительства. И никак Паустовский не мог не видеть эту могилу-памятник российско-шотландскому герою, которого он описал столь нелицеприятно.
Есть и другая правда времени, когда писалась книга «Судьба…» о рабском труде на Александровском заводе. Буквально в год написания повести – 1932-33 годах – советские писатели в количестве аж 120 человек торжественно проплыли по сдаваемому ГПУ Беломорско-Балтийскому каналу имени товарища Сталина, а потом воспевали этот канал построенный куда более рабским трудом, чем тот, что заклеймен у Паустовского. Это был труд советских заключенных.
До сих пор в Петрозаводске даже не предприняты попытки найти уничтоженную могилу великого Гаскойна, а ведь с этой находки могла бы развиться новая история города; не города без имени, как было при Петре I (говорили «на заводе»); не города-лаборатории по производству СПб, как было при Екатерине II; не города уничтожившего все великие храмы XIX века, как случилось при советской власти; а города, на который Гаскойн променял комфортный Эдинбург, и в котором завещал похоронить свой прах. Что называется «Товарищ, верь!»
Но дело Паустовского продолжается. Посмотрите на книгу автора, изданную в Карелии. На обложке за спиной Лонсевиля стоит уничтоженный советской властью Святодуховский кафедральный собор. Но если по повести умер Лонсевиль где-то в конце 1810-х годов, то как мог за его спиной стоять храм, построенный в 1872 году?
В огороде бузина, а в Киеве дядька, Константин Григорьевич.

Видео на мои материалы. Набрать в поиске на ю-тюбе: Александр Тихий

Судьба Шарля Лонсевиля

Содержание

Глава первая [ править ]

Шарля Лонсевиля, инженера по литью пушек, взяли в плен во время отступления из Москвы наполеоновской армии. Его отправили на пушечный завод в Петрозаводск.

Глава вторая [ править ]

Лонсевиля вызвали к начальнику завода англичанину Адаму Армстронгу вскоре после переезда в Петрозаводск. Армстронг сообщил, что император приказал оставить Лонсевиля на заводе до окончания войны. Затем с ним может быть заключён контракт.

Лонсевиля назначали в литейную мастерскую помощником пушечного мастера Кларка.

По мнению Армстронга, Россию можно назвать страной не столь жестокой, сколь несчастной. Беззаконие господствует сверху – донизу….

Глава третья [ править ]

Если бы была возможность, Лонсевиль занялся бы составлением биографий замечательных людей. Любимой его книгой всегда оставался Плутарх.

Ранее руководителем Петровского завода был шотландец Гаскойн, реформатор и делец-воротила. На развалинах Петровского завода он создал лучший пушечный завод в России, названный Александровским. Гаскойн ввёл способ литья в воздушных печах (карронский способ) и начал работать на английском угле. Он добился больших прав и не терпел вмешательства в дела завода. Гаскойн был неограниченным правителем завода и почти всего Олонецкого края. Он ввёл много новых производств, а рабочим платил нищенские деньги.

Глава четвёртая [ править ]

Лонсевиль не любил англичан и всего английского. Завод работал на на английской глине и английском угле. Лонсевиль успешно заменил английскую глину олонецкой.

Глава пятая [ править ]

Открытие на заводе мастерских для сверления пушечных жерл по английскому способу Армстронг отметил балом. В день пуска мастерских, по желанию городничего, устроили кулачный бой. Рабочие дрались неохотно, лишь бы угодить начальству.

Чиновники губернских учреждений вместе с жёнами поставили любительский спектакль. Секретарь Армстронга Юрий Ларин сказал, что спектакль – отклик на великую французскую революцию. Лонсевиль ответил, что эта жалкая пьеска является оскорблением великой революции его родины и он благодарен небу за то, что был её участником и очевидцем. Губернатор приказал адъютанту немедленно поставить в известность канцелярию императора о высказываниях Лонсевиля.

Читайте также:  Живая шляпа - краткое содержание рассказа Носова (сюжет произведения)

Глава шестая [ править ]

Литейщик Мартынов посвятил Лонсевиля в историю мятежа, длившегося три года. Принимать пушки на завод приехал генерал Ламсдорф. Он вспоминал, как в составе полка участвовал в окружении мятежников, и принудил их к покорности орудийной пальбой.

Глава седьмая [ править ]

Всё, что удалось узнать от Мартынова о приписных крестьянах, Лонсевиль записал в тетрадь.

Ещё при Петре Первом к заводу приписали крестьян нескольких вотчин. Приписка означала худший вид рабства. Приписные крестьяне вместо подушной подати должны были работать на заводе. Расценка для них была в четыре раза меньше, чем для вольных. Приписные возили лес, выжигали уголь, добывали руду, клали заводские здания и плотины, мяли глину и жгли известь. Все – от начальника завода до последнего писца, измывались над приписными. В ответ на жалобы вспоминали первого начальника завода, голландца Генина, поровшего приписных, и грозили цепями и каторгой.

В 1769 году приписные восстали. Возглавил восстание приписной Емельян Каллистратов, потом его сменил приписной Клим Соболев. Дальнейшие события не дали возможности Лонсевилю закончить работу по изучению мятежа приписных крестьян.

Глава восьмая [ править ]

Вечерами у Юрия Ларина собирались молодые чиновники. Они играли в карты, пели, пили водку и под шумок вели вольнодумные разговоры. Однажды у Ларина оказался полковник Тарновский, грузный старик с бегающими глазами вора. Лонсевиль вспомнил, что в городе Кале ему рассказывали об английской авантюристке герцогине Кингстон, и управителе её имениями и водочными заводами в России полковнике Тарновском.

Ларин объяснил значение букв В, О, З, выжигаемых на лицах зачинщиков восстания. Они составляли слово «Возмутитель». Тарновский сообщил, что у герцогини Кингстон было позорное клеймо на левой руке за двоемужество.

Глава девятая [ править ]

О подавлении восстания приписных крестьян Лонсевиль, узнал от Ларина и двух юношей, присутствующих при рассказе Ламсдорфа.

Мятежники засели за церковной оградой. Князь Урусов подвёз пушки и навёл их на церковный двор. В церкви шла беспрерывная служба. Все были уверены, что офицеры не решатся стрелять по храму во время богослужения. Артиллеристы стреляли картечью. К вечеру мятежники сдались. Восемьдесят человек во главе с Соболевым были согнаны на завод, закованы в цепи и отправлены в Петербург. Всем им вырвали ноздри, заклеймили и погнали на каторгу.

Глава десятая [ править ]

Ранней весной Лонсевиля арестовали и отправили под конвоем в Петербург. Начальник жандармской команды предъявил Лонсевилю обвинение в распространении на Александровском заводе крайних мыслей, подрывающих устои империи. Лонсевилю повелели вернуться на Александровский завод и там ждать разрешения уехать на родину.

Глава одиннадцатая [ править ]

По дороге на завод Лонсевиль умер от горячки. Он лежал в амбаре почтовой станции в длинном гробу, сколоченном из неструганных досок. Перед смертью он дал ямщику письмо для отправки на родину. По просьбе ямщика, Лонсевиля отпела знаменитая плакальщица, бабка Анфиса.

Вблизи Петрозаводска тележку ямщика остановили жандармы и отобрали у него все вещи Лонсевиля. Только письмо ямщик скрыл у себя на груди. Жандармы открыли гроб, осмотрели умершего и приказали везти тело в Петрозаводск, на немецкое кладбище.

Глава двенадцатая [ править ]

Жандармский ротмистр подал рапорт начальству об обстоятельствах смерти Лонсевиля. В частности, в рапорте было написано: «…мною не мог быть выполнен приказ вашей светлости о тайном задержании государственного преступника Лонсевиля на пути его из Петербурга в Александровский завод и препровождении оного Лонсевиля в Шлиссельбургскую крепость для пожизненного заключения, дабы содержать его там без фамилии под номером 26…».

Глава тринадцатая [ править ]

В двадцатых годах 19-го века, через несколько лет после смерти Лонсевиля, в Петрозаводск приехала французская гражданка Мария Трините, назвавшая себя женою Шарля Лонсевиля. Во Франции Трините несколько лет изучала русский язык и говорила на нём довольно свободно. Она прожила в Петрозаводске с весны до поздней осени. Мария поняла, отчего умер Шарль. Возвращение во Францию не спасло бы его, видевшего как истязают людей.

Над могилой Шарля поставили чугунный памятник и ограду, похожую по тонкости работы на кружево. На памятнике была надпись: “Здесь умер Шарль, который жестоко и наивно страдал в силу своего чистосердечия и жажды высшей справедливости”.

У Марии болело сердце от сострадания к русскому народу. Она поняла, что отныне эта прекрасная и несчастная страна так же близка ей, как Франция.

Константин Паустовский – Судьба Шарля Лонсевиля

Константин Паустовский – Судьба Шарля Лонсевиля краткое содержание

Судьба Шарля Лонсевиля – читать онлайн бесплатно ознакомительный отрывок

Судьба Шарля Лонсевиля

Судьба Шарля Лонсевиля

Шарль Лонсевиль, инженер по литью пушек, был взят в плен во время отступления из Москвы наполеоновской армии. У Лонсевиля была отморожена нога. Старый мундир пропах гарью пожарищ, глаза слезились от блеска снегов.

Несколько раз за время жизни в России Лонсевиль упоминал, что был когда-то бонапар-тистом.

Он был благодарен Бонапарту, бросавшему его как незаметную частицу своей армии из Ломбардии в Моравию и из Пруссии в Россию.

Произнося слово “бонапартизм”, Лонсевиль вспоминал вечера Венеции, каналы на окраи-нах, где артиллеристы купали лошадей, дубовые леса Германии, горячую кровь, капавшую в сырую траву, дым сражений, застилавший полевые дороги и реки.

В плену Лонсевиль понял, что прошлое убито окончательно и возврата к нему нет.

В 1810 году Лонсевиль встретил в почтовом дилижансе по пути в Гренобль высокую и тонкую женщину с живыми глазами. Ее сопровождал кавалерийский офицер в пыльном мундире и мягких сапогах, обшитых мехом. Была зима. Дилижанс поминутно застревал в грязи. Ночью ехать стало невозможно. Остановились в ближайшей деревне, где в кабачке нашлось чудесное вино. Офицер топил камин можжевельником и хвалил сырой ветер, дувший с Альп. Женщина дремала. Почти всю ночь офицер болтал с Лонсевилем. Потом Лонсевиль уснул и сквозь сон слышал, как офицер сказал женщине суровым тоном наставника:

– Мой молодой друг, пределом глупости является желание повторить вчерашний день.

Утром Лонсевиль вспомнил во всех мелочах ночную болтовню, и она показалась ему блес-тящей и увлекательной. Расставаясь со своими спутниками, Лонсевиль узнал их имена. Женщина оказалась молодой поэтессой Марией Трините. Имя офицера он забыл.

Год спустя Лонсевиль посетил Марию Трините в Париже. Она читала ему стихи о подорож-нике и звоне колоколов над Луарой. Через три месяца девица Трините стала женой Лонсевиля. С ней он прожил всего две недели, потом начались походы.

Изредка он получал от нее письма и читал их в пыльных палатках. Жена писала о жестоком времени, одиночестве, вытоптанной солдатскими конями Европе. Лонсевиль улыбался – за тягостью походов он видел победы. Но они не пришли. Пришли разгром и плен.

Лонсевиль сначала жил в Калуге. Затем его отправили на пушечный завод в Петрозаводск.

Путь был уныл. У Лонсевиля осталась память о тусклых реках и молчаливых людях, глядев-ших на француза с покорностью.

Приезд его в Петрозаводск совпал с посещением завода императором Александром. Царь медленно обошел закоптелые низкие мастерские. Он взял молот у кузнеца, три раза ударил по раскаленному стволу пушки и помахал в воздухе бледной рукой с длинными, будто оттянутыми искусственно, пальцами. Потом он вышел во двор, где у пруда толпой стояли рабочие, лениво вынул золотую монету и швырнул ее и пруд. Тотчас несколько рабочих бросились в воду в одежде, и один из них вынырнул с монетой в зубах.

– Молодец! – внятно сказал царь, вытирая руки мягким фуляром: на пальцы попали брызги прудовой тухлой воды.

– Рад стараться, ваше величество! – хрипло прокричал рабочий.

Лонсевиль смотрел на царя с отвращением и гневом. Так вот каков этот “брат”, а потом соперник Бонапарта, метавшийся по своей стране, как мечется рыба с порванным плавательным пузырем!

Вскоре после переезда в Петрозаводск Лонсевиль был вызван к начальнику завода, оберберг-гауптману*, англичанину Адаму Армстронгу.

Стояла осень. Черные реки – Неглинка и Лососинка – проносили через город желтые березовые листья и нагромождали их в пышные кучи около зеленых от гнили плотин.

* Оберберггауптман – высший чин инженера по горному делу в XVIII веке.

Столбы тусклого пламени из доменных печей озаряли по ночам мертвый город, и в освеще-нии этом он чудился Лонсевилю бредом. Зарево выхватывало из кромешной темноты куски незна-комой и угнетавшей Лонсевиля жизни: страшные усы будочника, поломанные мосты, мокрый нос пьяного, оравшего песню: “Не знаешь, мать, как сердцу больно, не знаешь горя ты мово”, обрывки афишек, извещавших, что в знак посещения завода государем с рабочих будут отчислять по две копейки с заработанного рубля на сооружение церкви в слободе Голиковке.

Армстронг жил в губернаторском доме, построенном двумя полукружьями по обочинам пло-щади, заросшей травой. Дом был благороден и прекрасен, как и все творения зодчего Растрелли.

Лонсевиль долго не мог припомнить, в каком городе он видел подобное здание. Потом вспомнил и улыбнулся. Конечно, в Веймаре, куда они входили июньским утром. Как можно забыть запах воды и лип и росу, падавшую с ветвей на сукно серых мундиров! Как можно забыть дым жаровен и золотую пену – ее приходилось с силой сдувать с тяжелых пивных кружек! Как можно забыть дом Гете, где в тишине, среди бальзаминов, рождались мысли, волновавшие лучшие умы Европы!

Воспоминание о Веймаре являлось, пожалуй, последней вспышкой детского бонапартизма. Портрет императора был потерян во время отступления, и новые мысли волновали Лонсевиля – мысли о странной стране, где он находился.

Армстронг принял Лонсевиля в темном кабинете, загроможденном, как старая кузница, образцами изделий завода – ядрами, кандалами, гирями и моделями пушек.

Армстронг был толст и сумрачен. Губы его подергивались неопределенной усмешкой.

Разговор пришлось вести через старичка переводчика, гувернера детей Армстронга, – англичанин плохо знал французский язык.

– Я докладывал императору о вас, – пролаял Армстронг, не глядя на Лонсевиля. – Его величество повелел оставить вас на заводе до окончания войны и, буде вы покажете старания и опыт в своем деле, заключить с вами контракт на работу в дальнейшем. Вы назначаетесь в литей-ную мастерскую помощником пушечного мастера Кларка.

– Я пленный, – горячо ответил Лонсевиль. – До окончания войны я принужден жить и работать здесь, но ничто в дальнейшем не заставит меня остаться в этой жестокой стране.

Армстронг поднял темные веки и тяжело взглянул на Лонсевиля. Тот невольно отвернулся. В этом англичанине все – вплоть до припухлых век и редких бакенбард – казалось отлитым из чугуна. С чугунной усмешкой Армстронг порылся в ящике стола, вынул горсть мелких бляшек и разложил их перед собой.

– Последствия свободы, равенства и братства столь очевидны и отвратительны, – сказал он, перебирая бляшки, – что жестокость необходима. Вы – джентльмен, и я хочу говорить с вами свободно. Россию можно назвать страной не столь жестокой, сколь несчастной. Беззаконие господствует сверху донизу – от приближенных венценосца до последнего городничего. Вот небольшой тому пример: в разгар войны, когда ядра были нужнее хлеба, я получил приказ изгото-влять в числе прочих вещей железные пуговицы с гербами всех губерний Российской империи.

Рецензии на книгу « Судьба Шарля Лонсевиля »

К. Паустовский

Год издания:1987
Издательство:Петрозаводск
Язык:Русский
Читайте также:  Лесная газета - краткое содержание рассказа Бианки (сюжет произведения)

“Судьба Шарля Лонсевиля” – первая историческая повесть известного советского писателя К.Г.Паустовского (1892-1968). Она написана в результате поездки писателя в Петрозаводск в 1932 году, куда он приехал, чтобы создать книгу об Онежском заводе для

Лучшая рецензия на книгу

Как известно из «Золотой розы» К. Паустовского, эта повесть была написана по писательскому «флешмобу», который запустил М.Горький: нужно было написать книгу/повесть о каком-то заводе в СССР. Паустовский выбрал Александровский завод в Петрозаводске (сейчас Онежский тракторный завод). И, как ни странно, завод хоть и является местом действия, но не находится в центре сюжета. Главным здесь является Шарль Лонсевиль – французский инженер по литью пушек, взятый в плен во время отступления Наполеона (в то время завод как раз занимался литьём пушек и пуговиц с гербами :)). Главный герой тот, кто был в начале революции, кто чтит Марсельезу и свободу простого народа. Потому ему было оскорбительно видеть страдающих крестьян, равнодушие и жестокость господ. Да и не отпускали его из плена, хотя должны были вернуть во Францию. Кроме душевных мук, он был ещё и болен физически. Его лихорадило, потому Шарль начинал говорить правду и воспевать революцию там, где этого не стоило делать. И однажды за ним пришли. Некоторые вещи в России не меняются, будь это XIX или XXI век.
И всё-таки он смог зажечь своими идеями других, пусть их и не так много.
Как всегда много деталей, которые цепляют: было про поморских старообрядцев, казачье и крестьянское восстание, про французскую революцию. Хотя мне не хватило чего-то карельского. Или, может, красоты северного края померкли на фоне человеческих страданий, именно человеческих, потому что не так много героев в этом произведении можно назвать этим гордым словом. Конечно, Екатерина II здесь показана жестокой и равнодушной императрицей, именно со стороны народа, который верил в святость и любовь государя/государыни к своим бедным подданным, всю вину перекладывая на жадных и злых министров. Вместо справедливости крестьяне получили жестокое подавление бунта.

Как известно из «Золотой розы» К. Паустовского, эта повесть была написана по писательскому «флешмобу», который запустил М.Горький: нужно было написать книгу/повесть о каком-то заводе в СССР. Паустовский выбрал Александровский завод в Петрозаводске (сейчас Онежский тракторный завод). И, как ни странно, завод хоть и является местом действия, но не находится в центре сюжета. Главным здесь является Шарль Лонсевиль – французский инженер по литью пушек, взятый в плен во время отступления Наполеона (в то время завод как раз занимался литьём пушек и пуговиц с гербами :)). Главный герой тот, кто был в начале революции, кто чтит Марсельезу и свободу простого народа. Потому ему было оскорбительно видеть страдающих крестьян, равнодушие и жестокость господ. Да и не отпускали его из плена, хотя должны… Развернуть

Поделитесь своим мнением об этой книге, напишите рецензию!

Рецензии читателей

Даже в самом страшном сне французская гражданка Мария Трините, жена Шарля Лонсевиля, не могла представить, что ей захочется приехать в холодную, суровую Россию, чтобы собственными глазами увидеть те места, в которых жил, находясь в плену, ее муж Шарль, и погиб там.
Несколько лет она старательно изучала русский язык, чтобы свободно изъясняться с русскими людьми. Молодая поэтесса Мария Трините, жившая богемной жизнью в Париже, читала Лонсевилю свои стихи о подорожнике и звоне колоколов над Луарой. Они были разные: она – поэтесса, он – инженер по литью пушек, был взят в плен во время отступления наполеоновской армии. Они прожили вместе всего две недели.
Они были разные, хотя, нет, и он имел примечательный взгляд. Это такой взгляд, который мог выхватить из самой заурядной обстановки, необыкновенное. Например, в Петрозаводске, мертвом городе, когда он был вызван к начальнику завода, англичанину Армстронгу, он отметил, что дом, в котором тот живет, это творение зодчего Растрелли. И мысли понеслись в Веймар, куда входили войска ранним утром, и дом Гете среди бальзаминов.
Он жил пленником и был уверен, что его отсюда не отпустят – разве только в Шлиссельбургскую тюрьму, где имена узников раньше их смерти заносятся в списки мертвых.
Грустнейшая история о маленьком человеке, попавшем в жернова войны, раздавленном и выплюнутым за скобки истории.
Маленькая история маленького человека. Трагическая и в то же время наполненная пафосом наполеоновских побед.
Мария Трините полгода прожила в России.
У нее болело сердце от сострадания к русскому народу. Несколько белых астр, положенные на могилу Шарля, унес ветер. Она плакала. В России она оставляла душу.
Маленькая повесть Константина Паустовского, прочитанная в рамках «Игры в классики», бередит душу, и хочется вновь и вновь читать и перечитывать произведения этого талантливого писателя. Что я и сделала. Перечитала много рассказов и повестей. Замечательное чтение …

Даже в самом страшном сне французская гражданка Мария Трините, жена Шарля Лонсевиля, не могла представить, что ей захочется приехать в холодную, суровую Россию, чтобы собственными глазами увидеть те места, в которых жил, находясь в плену, ее муж Шарль, и погиб там.
Несколько лет она старательно изучала русский язык, чтобы свободно изъясняться с русскими людьми. Молодая поэтесса Мария Трините, жившая богемной жизнью в Париже, читала Лонсевилю свои стихи о подорожнике и звоне колоколов над Луарой. Они были разные: она – поэтесса, он – инженер по литью пушек, был взят в плен во время отступления наполеоновской армии. Они прожили вместе всего две недели.
Они были разные, хотя, нет, и он имел примечательный взгляд. Это такой взгляд, который мог выхватить из самой заурядной обстановки,… Развернуть

Прочитала
четыре маленькие повести К.Г. Паустовского, они маленькие по объему, но
прочитав их можно увидеть всю жизнь этих замечательных людей. Свои
отзывы я составлю высказываниями самого автора.

1. “Судьба Шарля Лонсевиля.”
Шарль
Лонсевиль – инженер по литью пушек, был взят в плен во время
отступления из Москвы наполеоновской армии. По духу был революционером,
он не мог пройти мимо несправедливости, угнетения, побоев.
Из его письма жене Марии Трините:
“Я вспоминаю свою жизнь и заклинаю Вас: любите память обо мне, иначе мысль о смерти становится невыносимой.
Вы знаете, что я был честен, ненавидел рабство и варварство и любил свободу, мудрость и веселье.
Всю глубину человеческого несчастья я узнал только в России на Александровском заводе. “

2. “Орест Кипренский.”

“Один из блистательнейших художников России.
Орест
Кипренский прожил короткую жизнь. Она началась блестяще, но окончилась
глупо и печально. Россия сжала его за шею и медленно пригибала к земле,
пока не поставила на колени перед знатью, перед царём и Бенкендорфом. И
Кипренский – художник сбился с пути и умер гораздо раньше, чем спился и
умер Кипренский – человек.”
После увиденной им в Милане “Тайной вечери” Леонардо да Винчи О.Кипренский писал:” При виде творения гения, рождается смелость, которая в одно мгновение заменяет несколько лет опытности.”

3. “Исаак Левитан.”


Он был учеником художника Саврасова. Внук раввина из местечка Кибарты
Ковенской губернии. Левитан был выходцем из гетто, лишенного прав и
будущего, выходцем из Западного края – страны захудалых еврейских
местечек, чахоточных ремесленников, черных синагог, тесноты и скудности.
Бесправие преследовало Левитана всю жизнь.
Левитан был безрадостен, как безрадостна была история его народа, его предков.
Где-то в глубине сознания постоянно жила мысль, что он парий, отверженный, сын расы, испытавшей унизительные гонения.
Левитан был художником печального пейзажа. Пейзаж печален всегда, когда печален человек.
Картины
Левитана требуют медленного рассматривания. Они не ошеломляют глаз. Они
скромны и точны, подобно чеховским рассказам, но чем дольше
вглядываешься в них, тем всё милее становится тишина провинциальных
посадов, знакомых рек и просёлков.
Левитану
хотелось смеяться, но он не мог перенести на свои холсты даже слабую
улыбку. Он был слишком честен, чтобы не видеть народных страданий. Он
стал певцом громадной нищей страны, певцом её природы. Он смотрел на эту
природу глазами измученного народа,- в этом его художественная сила и в
этом отчасти лежит разгадка его обаяния. “

“Поручик Тенгинского пехотного полка Лермонтов ехал на Кавказ, в ссылку, в крепость Грозную..
Разливы
задерживали Лермонтова в захолустном городке и здесь вновь его свела
судьба с той, которую любил, с Марией Щербатовой. Карандашом на обертке
от табака он написал:
” Не смейся над моей пророческой тоскою;
Я знал: удар судьбы меня не обойдет,
Я знал, что голова, любимая тобою,
С твоей груди на плаху перейдет;
Я говорил тебе: ни счастия, ни славы
Мне в мире не найти; настанет час кровавый,
И я паду. “

И дуэль. И последнее, что он заметил на земле,- одновременно с
выстрелом Мартынова ему почудился второй выстрел, из кустов под обрывом,
над которым он стоял. “

Прочитала
четыре маленькие повести К.Г. Паустовского, они маленькие по объему, но
прочитав их можно увидеть всю жизнь этих замечательных людей. Свои
отзывы я составлю высказываниями самого автора.

1. “Судьба Шарля Лонсевиля.”
Шарль
Лонсевиль – инженер по литью пушек, был взят в плен во время
отступления из Москвы наполеоновской армии. По духу был революционером,
он не мог пройти мимо несправедливости, угнетения, побоев.
Из его письма жене Марии Трините:
“Я вспоминаю свою жизнь и заклинаю Вас: любите память обо мне, иначе мысль о смерти становится невыносимой.
Вы знаете, что я был честен, ненавидел рабство и варварство и любил свободу, мудрость и веселье.
Всю глубину человеческого несчастья я узнал только в России на Александровском заводе. “

Краткое содержание произведений Паустовского

Акварельные краски

Берг не понимал значения слова «родина». Он не ощущал привязанности к своему детству, а родной город вспоминался ему, как плохо написанная картина. Читать далее

Бакенщик

Автор приходит на озеро. Здесь он должен встретиться с бакенщиком. Бакенщик человек немолодого возраста. Он умный и мудрый. Бакенщика зовут Семеном. Несмотря на свой пристойный возраст, он не любить сидеть сложа руки. Читать далее

Барсучий нос

Рыбаки остановились на стоянке в лесу возле Безымянного озера. Однажды ночью на запах жарившейся на огне картошки к рыбачьей стоянке приходит барсук. Он аккуратно подбирается к еде Читать далее

Белая радуга

Художника Петрова эвакуировали из Москвы в большой среднеазиатский город, из которого его призвали на фронт на втором году войны. Читать далее

Дело было в Москве в далёком пороховом 1944 году. Моряк, коих много участвовало в Севастопольской кампании находился в кабинете доктора и с нетерпением ждал салюта в честь освобождения города русских моряков. Читать далее

Дремучий медведь

В одной деревне жил да был ребенок по имени Петр. Сирота, одна только бабушка у него и была. А когда он был совсем маленьким, была и сестра, но в осеннюю пору она сильно застудилась и померла Читать далее

Желтый свет

Под желтым светом в очерке Паустовского подразумеваются осенние листья, от которых исходит солнечное сияние. Автор с особым чувством повествует о таинстве, происходящем осенью в природе Читать далее

Жильцы старого дома

В старом деревенском доме за Окой живут такие обитатели, как хромоногая такса Фунтик, задиристый кот Степан, разъярённый петух, злая курица, напоминавшая своим видом вывеску из вальтеровских романов, лягушка Читать далее

Читайте также:  Семейный человек - краткое содержание рассказа Шолохова (сюжет произведения)

Заботливый цветок

В рассказе К. Паустовского “Заботливый цветок” рассказчик повествует о своем пребывании в небольшом живописном городе, который не особо отличался от других городов. Читать далее

Заячьи лапы

Мальчик принес к ветеринару больного зайца и попросил осмотреть его. Врач сначала отказывался, но Ваня начал объяснять, что его послал дедушка. Он очень просил вылечить животное. Читать далее

Золотая роза

Эта книга состоит из нескольких рассказов. В первом рассказе главный герой Жан Шамете находится на службе в армии. По удачному стечению обстоятельств ему так и не удаётся узнать настоящей службы. Читать далее

Золотой линь

Наша жизнь, судьба и просто каждое утро должно проходиться с уважением. Ведь без этого никак не быть. А потому иногда бывает трудно что-то делать, когда знаешь, что тебя все равно не уважают, не ценят, и считают смешным до жути. Читать далее

Исаак Левитан

Туманным мартовским днем художник Саврасов сидел за столом. Он выпивал водку из серой рюмки, рядом сидел худющий мальчик, его ученик Левитан. Саврасов говорил ему, что множество людей стесняются своей Родины Читать далее

Квакша

В деревне месяц стояла небывалая жара. Старый рыбак Глеб тщетно пытался найти червей, перекапывая близлежащие огороды. Читать далее

Колотый сахар

Этот необыкновенный рассказ Константин Георгиевич Паустовский написал о широте русской души а так же человеческой доброте. Данное действие происходит в небольшом городке Забайкалья Читать далее

Корзина с еловыми шишками

Основные действия произведения начинаются в осеннем лесу. Композитор по имени Эдвард Григ встречает там восьмилетнюю девчушку, которую зовут Дагни. Читать далее

Кот ворюга

Однажды в одной из деревень спокойную и размеренную жизнь прервал случай, который нельзя назвать необычным. Читать далее

Мещерская сторона

Произведение является прозаической поэмой, которая повествует о родном крае писателя. Этот край очень дорог сердцу, хоть в нем и нет каких-то несметных богатств. Зато природа его неописуемо красива Читать далее

Повесть о жизни

В повести описаны воспоминания юного мечтателя, увлечённого морем. В ней рассказывается о событиях и людях, каждый из которых повлиял на дальнейшую судьбу юного мореплавателя. Читать далее

Подарок

Автор очень сильно грустил из-за уходящего лета. Тогда мальчик сделал ему подарок – березку. Он думал, что автор посадит ее в собственном доме. Березка должна была вырасти, и радовать автор своей зеленой листвой круглый год. Читать далее

Похождения жука-носорога

Петр Терентьев собирался на войну. От своего сына Степы, в подарок он получил жука, которого тот нашел на огороде. Читать далее

Прощание с летом

Один из ноябрьских пасмурных дней. В конце ноября в деревне становится очень скучно и уныло. Погода по нескольку дней становится невыносимой. Постоянные дожди и сильные ветры превращают каждый день нудным и однообразным. Читать далее

Разливы рек

Поручика Лермонтова сослали на Кавказ. Из-за сильного наводнения, которое образовалось в результате весны, сильно задержало его в пути, и торопиться он не желал. Читать далее

Растрепанный воробей

История, которая случилась на самом деле, очень напоминает сказку. Жила семья: мама, папа, девочка и их няня. Время было непростое, послевоенное. Отец Маши ушел на фронт, когда началась война. Читать далее

Рождение рассказа

Московский писатель Муравьёв получил задание от одного из журналов на написание рассказа. В нем требовалось воспеть человеческий труд. Читать далее

Сказочник

Автор начинает свое повествование с рассказа о первом своем знакомстве с великим писателем Гансом Христианом Андерсеном. Это произведение – воспоминание из жизни Паустовского, он рассказывает о себе. Читать далее

Скрипучие половицы

Среди высоких сосен на опушке стоял старый дом. Из-за жары, которая шла из леса, дом полностью иссох. Воздух всегда был наполнен прекрасным ароматом цветов. Этот старый дом был целым миром и вдохновением для Чайковского. Читать далее

Татьяна Петровна, дочь Варя и няня эвакуировались из Москвы в маленький городок. Они поселились у местного старика. Через месяц Потапов умер. У дедушки был сын, который нес службу на Черноморском флоте. Читать далее

Собрание чудес

В рассказе К.Г. Паустовского герой отправляется в путешествие к озеру Боровое вместе с деревенским мальчишкой Ваней, рьяным защитником леса. Путь их лежит через поле и село Полково с удивительно высокими крестьянами Читать далее

Стальное колечко

В деревне, возле самого леса жили дед Кузьма и внучка Варя. Когда наступила зима, у деда закончилась махорка, он стал кашлять и все время жаловался на здоровье Читать далее

Старый повар

Основные действия рассказа происходят на окраине Вены. Здесь стоит ветхий домик, в котором умирает старый повар. Мужчина всю свою жизнь проработал в имении одного богатого аристократа. Читать далее

Телеграмма

Содержание рассказа позволительно передать даже в нескольких предложениях: незамужняя женщина преклонного возраста проживает в дальнем тихом селе, в жилище, сооруженном еще ее родителем, великим живописцем Читать далее

Тёплый хлеб

В Бережках жил мельник Панкрат, который приютил вороного коня. Конь считался ничейный, поэтому каждый считал должным его покормить, то хлебушком чёрствым, а то и морковкой сладкой. Читать далее

Об авторе

Константин Паустовский, 1892 года рождения, начал свое творчество до революции. Свой первый рассказ “На воде” написал во время учебы в киевской гимназии.

В своем творчестве Паустовский был романтиком, несмотря на то, что он был человеком с суровым опытом жизни и познавшим тяжелый физический труд. Так, в 1935 году вышло произведение автора “Романтики”. Также, Паустовским был написан роман “Блистающие облака”. Так, герои данных произведений, как и сам писатель, видят жизнь через призму духовности человека. Для писателя характерен отход от суровых будней к прекрасным чувствам, надеждам и мечтаниям.

Наиболее яркими являлись книги, написанные автором в 30-е годы 19 столетия. Тогда писатели отражали в своих творениях попытки человека поставить природу себе на службу. Тогда Паустовский написал книгу “Кара-Богаз”, в которой смешал историю с естественными науками, прошлое с настоящим и будущим.

В 1937-1938 годах автор создает повести о поэтах и художниках. Такими произведениями стали “Орест Кипренский”, “Тарас Шевченко”, “Маршал Блюхер”, “Исаак Левитан”.

Спустя некоторое время писатель в своем творчестве перешел от покорения природы к преобразованию человеческой души. Любой уход от гуманности Паустовский считает как нарушение общечеловеческих норм. Например, в рассказе “Телеграмма” писатель описывает прелестную природу среднерусского края. Также, хвалит любимую землю автор и в произведениях “Летние дни”, “Кордон 273” и “Дождливый рассвет”.

Последней ступенью творчества Паустовского является созданная шеститомная “Повесть о жизни”. В ней он описывает жизнь людей, с которыми был знаком., а также события, встречи и наблюдения своей жизни.

В 50-х годах Паустовский выпустил сборник-альманах “Тарусские страницы”, в котором разместил стихи М. Цветаевой, также повесть Б. Окуджавы “Будь здоров, школяр”.

Проанализировав творчество Паустовского, можно сказать, что в своих произведениях он был романтиком, уходил от суровости жизни, от проявлений жестокости и лишений. Его романтичность приподнималась над действительностью.

Судьба Шарля Лонсевиля

Повесть Паустовского «Судьба Шарля Лонсевиля» (1933) – история пленного французского офицера, волею судьбы оказавшегося в Петрозаводске в начале 19 столетия. В рассказ инкорпорирована история из прошлого, с которой Лонсевиль знакомится в Петрозаводске. В 6 главе на Александровском заводе он видит клеймёного за участие в кижском восстании работника:

«Ламсдорф взял Костыля за волосы, откинул его голову и медленно обвел пальцами шрамы на его щеках и лбу – клейма В, О и З.

– Сии знаки выжжены по приговору императорского Сената.

Он поворачивал голову Костыля решительно и умело, точно показывал собравшимся ручного зверя. Костыль и вправду стал похож на ярмарочного медведя. Он топтался, глядя в снег, и багровая кровь неторопливо растекалась от его шеи к ушам.

– Так точно, был, – тихо ответил Костыль.

– Климку Соболева помнишь?

– Запамятовал, ваша светлость.

– То-то запамятовал!» [Паустовский, 1940, с. 39-40].

Позднее в тексте появляется эпизод расстрела из пушек Преображенской церкви, в которой заперлись восставшие крестьяне:

«Мятежники смеялись и показывали артиллеристам кукиши. В церкви шла беспрерывная служба – Соболев был уверен, что офицеры не решатся стрелять по храму во время богослужения. Он ждал предательства, но не допускал мысли о кощунстве, – такова была дикая логика екатерининских времен.

Урусов снял шляпу с плюмажем и махнул артиллеристам.

Ударил первый залп. Мятежники смешались. Раздались крики, брань, потом одиночные выстрелы.

— Картечь, картечь! – кричал в исступлении Урусов, и залпы били в упор, в толпу крестьян.

Три часа мятежники сопротивлялись, прячась в церкви и среди могильных плит. Убитых сносили в алтарь. После каждого залпа от церкви отлетали шепки. Свинец дымился и распространял кислый дым. Кровь, густая, как слюна, капала в пыльную крапиву»1. В эпизоде, связанном с Преображенской церковью, писатель пересказывает известный исторический факт. Поводом к появлению Преображенки становится легенда о её расстреле царскими войсками в противостоянии с кижскими мятежниками. С сочувствием показано стремление кижских крестьян к справедливости и с горечью – поражение восставших: «Всем им, по приговору сената, вырвали ноздри, выжгли на лице знаки: на лбу букву В, на правой щеке – О, и на левой щеке – З, что означало слово «возмутитель», и погнали на каторгу в Пелым» [Паустовский, 1940, с. 67].

Речь идёт о крупном кижском восстании 1769–1771 годов, когда приписанные к заводам кижские крестьяне отказались работать в знак протеста против сенатского указа об увеличении податей и налогов. Климент Соболев был одним из его руководителей. История восстания рассказывается в VII главе повести. По замыслу автора, Лонсевиль, узнав об этой истории, начинает собирать исторические материалы и изучать биографии мятежников, но драматические события его собственной судьбы не дают ему закончить начатое.

О том, как создавалась эта повесть, Паустовский позже вспоминал в очерке «Белая ночь»: «Я ехал в Петрозаводск. В то время Алексей Максимович Горький задумал издавать серию книг под рубрикой “История фабрик и заводов”. К этому делу он привлек многих писателей, причем было решено работать бригадами, – тогда это слово впервые появилось в литературе.

Горький предложил мне на выбор несколько заводов. Я остановился на старинном Петровском заводе в Петрозаводске. Он был основан Петром Первым и существовал сначала как завод пушечный и якорный, потом занимался бронзовым литьем, а после революции перешел на изготовление дорожных машин. От бригадной работы я отказался Мне очень нравился север. Это обстоятельство, как мне тогда казалось, должно было сильно облегчить работу. Очевидно, я надеялся протащить в эту книгу о Петровском заводе пленившие меня черты севера – белые ночи, тихие воды, леса, черемуху, певучий новгородский говор, черные челны с изогнутыми носами, похожими на лебединые шеи, коромысла, расписанные разноцветными травами».

История создания повести рассказана автором в очерке “Белая ночь”.

  • Макарова Ф.Р. К. Паустовский и Север. М., 1994. С. 39-54.
  • Шилова, Н.Л. Образы кижских храмов в русской литературе ХХ века (к 300-летию Преображенской церкви) // Проблемы исторической поэтики [редкол.: В. Н. Захаров (отв. ред.) и др.]. – Петрозаводск: Изд-во ПетрГУ, 2014. – Т. 12: Евангельский текст в русской литературе XII–XXI веков: цитата, реминисценция, мотив, сюжет, жанр. – Вып. 9. – С. 572–587.

Ссылка на основную публикацию