Простите нас – краткое содержание рассказа Бондарева (сюжет произведения)

Простите нас – краткое содержание рассказа Бондарева

Павел Георгиевич Сафронов, конструктор по профессии возвращался домой из отпуска. Глядя на мелькающий пейзаж за окном вагона он размышлял, на него накатились воспоминания о детстве, школьных годах, далёких друзьях. Он вспоминал родной город, в котором вырос, свою первую любовь, девочку Веру и первый поцелуй. Ему нестерпимо захотелось пройтись босиком по мокрой траве как в детстве и встретить бывших одноклассников. Павлу Георгиевичу интересна была их судьба и жизнь.

Сафронов специально не доехал до города, он вышел на остановку раньше, чтобы пройтись пешком. Ему хотелось увидеть родные места из его детства, вдохнуть воздуха, который имеет свой удивительный запах непохожий на остальные, он имел свой неповторимый вкус, вкус детства.

Идя пешком, Павел не узнавал дорогих и близких доселе мест. Он давно не был в родных местах и поражался сильным изменениям. Сафронов видел, что город разросся и стал больше, на месте где он, когда-то гулял с друзьями, выросли новые дома. Ему захотелось встретить своих школьных друзей, Снегирёва Витю и девочку Веру, в которую был когда-то влюблён.

Павел решил наведаться домой к своим друзьям, но его постигло разочарование. Снегирёвы уехали из города и где живут неизвестно, друг Витька выучился, он сделал карьеру и стал руководителем. Вера ушла на фронт и не вернулась.

Сафронов был огорчён, он грустил, что он не встретится с Витькой, и больше ни когда не увидит Веру. Идя по улице, он решил зайти в родную школу, она как прежде стояла, утопая в зелени школьного сада. Сафронов зашёл во двор родной школы и присел на скамейку в саду.

Он нестерпимо захотел стать снова озорным мальчишкой, бежать под проливным дождём по тёплым лужам обрызгивая девчонок. Вот так вспоминая детство, он увидел огонёк, и вспомнил, этот свет исходит из окна его учительницы. Она преподавала математику и считала Павла лучшим учеником. Она пророчила Павлу светлое будущее и была уверена, что он станет великим математиком.

Сафронов отправился на свет горящего в темноте окна, навестить своего педагога. Дверь отворила сама Мария Петровна, увидев на пороге, Сафронова женщина сильно обрадовалась. Она пригласила Павла Георгиевича в дом. Они беседовали, Мария Петровна рассказывала, что следит за судьбами своих выпускников. Она рада за каждого своего ученика. Почти все выучились и стали руководителями или учёными.

Павлу стало интересно, навещают ли выпускники Марию Петровну. Учительница ответила, что к ней часто заходит Николай Сибирцев, жизнь его не сложилась, он так и живёт неподалёку. Сафронов пытался вспомнить своего одноклассника, но так и не смог, учительница огорчённо вздохнула.

Она достала книгу написанную Сафроновым, Мария Петровна сильно радовалась, когда узнала, что труд Павла Георгиевича напечатали. Она даже отправила ему поздравительную телеграмму, на которую Павел даже не потрудился ответить.

Сафронов прощался с Марией Петровной, ему вдруг стало очень стыдно, за себя, своих одноклассников. Ведь своими успехами они обязаны этой скромной женщине, их учительнице. Ему хотелось немедленно написать каждому бывшему однокласснику письмо с упрёками, но Сафронов не знал их адресов. Уже на станции Сафронов отправил учительнице телеграмму от имени всех её учеников. Он просил прощения у Марии Петровны.

Рассказ учит помнить тех, кому обязаны люди своим успехом, достижениями, своих учителей и наставников.

Также читают:

Рассказ Простите нас

Популярные сегодня пересказы

Молодая учительница английского языка и литературы Сильвия Баррет начинает свой первый рабочий день в школе. С самого начала урока дети ведут себя невыносимо. Мест в классе не хватает для всех учеников

В повести 7 глав. Рассказ ведётся от имени шестилетнего мальчика.

Главная героиня произведения – женщина по имени Пашута. Это женщина в возрасте, всю свою жизнь проработавшая в столовой, сначала заведующей, а потом посудомойкой. Но затем ее уволили

События произведения разворачиваются в период Великой Отечественной войны. Действие романа начинается на территории концлагеря в Западной Германии

Краткое содержание Бондарев Простите нас

Действие произведения начинается с того, что у главный герой, ставший главным конструктором на своем заводе захотел навестить своих друзей в родном городе. После отдыха на юге Сафонову взгрустнулось в Москве, и он с необычайной радостью помчался в родные места.

Когда он ехал в поезде, то он вспоминал свои детские годы, как бегал босиком по мокрой траве, как бродил низинам степной дороги и целовался с Верой, его школьной подругой. Может быть, поэтому ему и захотелось узнать, какие произошли изменения с его городом, встретиться с бывшими одноклассниками. Он не доехал до города специально, чтобы пройтись до него пешком, рассматривая при этом каждое местечко, наслаждаясь запахами осенней природы. Он шел по улицам и не узнавал ничего. Все сильно поменялось. Ему вдруг захотелось увидеть своих близких товарищей – Витьку Снегирева и Веру.

Но, побывав в домах, где жили его друзья, оказалось, что их нет в городе. Семейство Снегиревых давно уехали далеко, а Витька стал крупным начальником. Вера, его школьная любовь, погибла на фронте. Павлу Георгиевичу стало печально от таких вестей и он, поникнув, пошел прогуляться по школьному саду. Присев на скамеечку, он загорелся желанием стать опять мальчишкой и бегать по лужам после дождя. Вдруг вдалеке он заметил огонек в окне и вспомнил, что здесь находится домик, где живет его любимая учительница по математике, которая считала его самым лучшим учеником, и надеялась, что он станет великим ученым.

При встрече с учительницей ему стало неловко, и он оробел буквально на пороге. Мария Петровна была рада посещению Сафронова, и сказала, что внимательно следит за судьбами ее ребят. Большинство его одноклассников стали руководителями на крупных предприятиях и великими людьми. Когда же он поинтересовался, навещают ли ее бывшие ученики, то она ответила, что постоянно к ней заходит Коля Сибирцев, у которого судьба не сложилась. Но Сафронов не мог вспомнить его, на что Мария Петровна лишь с укоризной покачала головой. Она показала ему его книгу. Это труд был написан Сафроновым. Учительница даже поздравила его два года назад, отправив телеграмму, на которую Павел Георгиевич не соизволил ответить.

Когда они прощались, его вдруг охватило огромное чувство стыда за свое поведение, за одноклассников, которые забыли, кому они должны своими достижениями. Его переполняло желание отправить письма со словами упреков, но он даже не знал, куда отправлять.

Когда Сафронов был на станции, он на адрес школы Марии Петровне отправил телеграмму от имени всех его товарищей со словами прощения.

Рассказ учит нас уважительно относиться к людям, которые помогли добиться вам в жизни. И никогда не поздно попросить прощения у человека и измениться самому.

Можете использовать этот текст для читательского дневника

Бондарев. Все произведения

Простите нас. Картинка к рассказу

Сейчас читают

Во время Крымской войны Севастополь находился под осадой французов. Город жил под постоянными обстрелами. Жизнь все равно шла своим чередом. По городу шли по своим делам гражданские жители

Во вступлении автор утверждает, что в мире есть неизбежное великое зло, но обычного зла, которое было бы в порядке вещей, быть не должно. Соглашаться с тем, что есть обычное зло, обычное горе, нельзя. Их надо преодолевать.

Начинается рассказ с того, как на праздник в Петербург приехала компания, состоящая из пяти человек. Делесов (один из ребят) захотел покинуть друзей, но в тот момент

С первых страниц рассказа мы видим, что все события происходят на Крымском побережье. Перед нами предстают бродячие артисты, среди которых был прелестный пудель Арто

Смертная казнь, такой приговор вынесли Цинцинату. Но согласно закону, его прошептали на ухо. Все улыбались. Судья, сообщив ему, отодвигался медленно, словно отлипая. Цинцината повели обратно в крепость, поддерживая под обе руки, словно он мог оступиться

Юрий Бондарев – «Простите нас!»

Юрий Бондарев – «Простите нас!» краткое содержание

«Простите нас!» – читать онлайн бесплатно полную версию (весь текст целиком)

Южный экспресс задержался здесь не более пяти минут. Павел Георгиевич долго стоял на безлюдной платформе и слушал горячую трескотню кузнечиков за насыпью степного разъезда.

После духоты вагона, утомительных дорожных разговоров в накуренном купе за полночным преферансом, ненужных знакомств, после надоедливого поскрипывания полок Павла Георгиевича охватила неправдоподобная тишина, казалось, совсем как в детстве.

Он не без удовольствия сел на чемодан, перекинул плащ через плечо и сидел так, оглядываясь со счастливым облегчением. Хотя по роду своей профессии ему не так много приходилось ездить, он непонятно почему любил нефтяной запах шпал, гудки паровозов, спешащий перестук колес, мотание из стороны в сторону последней площадки, где в руке кондуктора мелькал выцветший свернутый флажок, теплый ветер от бегущих вагонов — все это будило смутное желание к движению, к перемене мест.

Иногда в Москве, до глубокой ночи засиживаясь над чертежами, он подымал голову, глядя в распахнутое в тополя окно, и, задумавшись, подолгу слушал, как вкрадчиво над спящим городом перекликались на вокзалах ночные поезда. Порой гудки мешали ему, будоражили его, и отчего-то тогда вспоминалась вечереющая степь с пыльным закатом над темными стогами, и, подхваченный волнением, он бросал работу, на цыпочках, чтобы не разбудить жену, уходил из дому, бродил по пустынным и тихим улицам.

Павел Георгиевич Сафонов работал на большом заводе конструктором, был известен, с годами привык к этой известности и, казалось, даже немного устал от нее, как порой устают люди, когда к ним рано приходит успех и удовлетворение. В этом году Сафонов, утомленный сложной зимней работой, был в санатории на Южном берегу Крыма. Ослепительно-солнечный юг с его острой, сухой жарой, неестественно экзотическими пальмами на бульварах, прокаленный песок пляжа, купание и процедурное лежание под теплым йодистым дуновением моря, весь санаторный режим располагали к безделью, одолевала курортная лень, и мысли в эту жару тоже были притупленные, ленивые, и хотелось быстрее в Москву, к осенним дождям, к мокрому асфальту, к блеску фонарей в лужах.

Южный экспресс, на котором Сафонов возвращался из санатория, мчал его по знакомым местам, где Павел Георгиевич родился, вырос, где он не был много лет. Утром, глядя в овлажненные окна тамбура на прохладную степь, Сафонов с какой-то грустной обостренностью вспоминал то, что уже было полузабыто: вот он, мальчишка, в грязной сатиновой рубашке, с цыпками на руках, бежит по этой ледяной от росы степи, бежит вслед за поездом неизвестно куда, и отяжелевшая от влаги трава хлещет его по коленям, приятно холодит ноги… Сколько тогда ему было лет? Порой ясно чудилось, будто вместе с Верой он идет по лунным косякам на Шахтинском холме, внятно и резко пахнет из низин полынью, и потрескавшиеся, обветренные губы Веры тоже пахнут полынью. Воспоминания возвращали его в давний прожитый (а может быть, непрожитый) мир, говорили, напоминали, что ему уже за сорок и что не так много сделано в его жизни, где давно, отмеченная прочными вехами, первая молодость прошла.

И вдруг его непреодолимо потянуло побывать в родном своем степном городке: побродить по нему, почитать афиши на заборах, увидеть старые названия улиц, узнать, что изменилось в нем за многие годы, непременно встретить знакомых школьных лет, таких далеких, словно их и не было. Ему страстно захотелось посидеть с другом юности Витькой Снегиревым где-нибудь в летнем кафе, под тентом, за холодным пивом, вспомнить то наивное, давнее и милое, что уже никогда не повторится, но что все-таки было когда-то в его жизни.

И хотя это желание победило, Павел Георгиевич с ироническим видом потер нос (в свои годы он иногда подтрунивал над собственными желаниями), вошел в купе, где все спали, подумал еще раз, уложил чемодан, взял плащ и, к удивлению заспанного проводника, бесшумно подметающего в коридоре, сошел на маленьком разъезде этим ранним августовским утром. Он сошел не на вокзале в городе, а именно здесь, чтобы дойти до города пешком.

Южный экспресс с жаркими от зари стеклами, с запыленными занавесками тронулся, полетели вдоль насыпи бумажки, поднятые ветром, и ушел быстро; дымки почти беззвучного паровоза таяли среди сиренево стекленеющего неба далеко на западе, все стихло.

Читайте также:  Голубая чашка - краткое содержание рассказа Гайдара (сюжет произведения)

Только у самой насыпи неумолчно звенели, трещали в неестественной тишине кузнечики.

Сидя на чемодане, Сафонов не без волнения выкурил папиросу, подумал: «Необычайно хорошо!» — и с наслаждением вдохнул на полную грудь зябкий и чистый, как ключевая вода, воздух. Степь, по-летнему пестрая, в этот спокойный час утра тепло и ало краснела за холмами на востоке. Там, в эту пылающую, мнилось, бесконечность пылила вдали по косогору грузовая машина, и, четко вырезанные по красному, проступали терриконики, дальние силуэты водонапорной башни, оазисы беленьких домов, острые верхушки тополей.

С насыпи Павел Георгиевич не торопясь спустился в степь, как в чашу, полную еще сырой прохлады; тугой волной обдавало горьковатым запахом полыни. И пока он выбрался на дорогу, колени его стали влажными от росы, на плащ, на брюки нацеплялись репейники, чемодан облепили мокрые лепестки.

Он шагал по дороге, приятно утопая ботинками в мягкой пыли, затем сорвал прутик с молодой липкой кожицей; по-мальчишески сбивая росу, ударил им по головке какого-то фиолетового цветка у обочины (название которого в детстве знал, но теперь забыл). Из глубины цветка неожиданно поднялся сонный золотистый шмель, весь в намокшей пыльце, и тяжело, сердито прогудел мимо.

— Ишь ты! — сказал Павел Георгиевич, провожая его веселым взглядом. — Прости, если потревожил…

Когда Сафонов вошел в родной городок, окраины встретили его длинными, через всю дорогу, тенями от старых тополей; кое-где в садах подымался синеватый самоварный дымок, ветви обогретых солнцем яблонь свешивались через заборы. Сафонов шел, помахивая прутиком, глубоко вдыхал запах садовой свежести, этот смолистый самоварный дымок — эти запахи, эти тени от тополей напоминали детство, голубятню, игры в Чапаева, сокрушительные набеги на чужие сады, — как давно это было! Да было ли?

Весь день он ходил по городу и не узнавал его. И город не узнавал Сафонова. Старинный степной этот городок был точно заново заселен, заново выстроен; комфортабельно блещущий зеркальными витринами центр его кишел пестрой, куда-то спешащей через перекрестки толпой, милиционеры, с шоколадно опаленными солнцем лицами, в белых кителях, заученно-щегольски взмахивая палочками, регулировали движение; разомлевшие, потные люди стояли на троллейбусных остановках в пятнистой тени акаций, везде продавали газированную воду, как в Москве, как на улице Горького… А раньше тут зевали от жары, лениво покрикивали краснолицые, бородатые мороженщики в передниках, похожие на дворников, и залитые зноем улицы были безлюдны, накалены, только собаки лежали в прохладе крылец, дремали, высунув языки, и в белой запыленной полыни стонали куры.

“Наставникам, хранящим юность нашу…”. Урок внеклассного чтения в 7-м классе по рассказу Ю.Бондарева “Простите нас”

Разделы: Литература

Цели урока:

  • ввести в круг чтения учеников произведения о школе, учителях;
  • формировать навыки “медленного”, вдумчивого чтения, анализа мотивов поведения героев, монологической речи;
  • учить соотносить произведение с содержанием библейских текстов (“Притчи о блудном сыне”), содержащих в себе многовековую мудрость, являющихся духовными ориентирами для многих поколений людей;
  • содействовать обретению учащимися через литературное произведение нравственных знаний о памяти, долге, совести, благодарности, их эмоциональному “прочувствованию”, формированию нравственных ориентиров.

Оборудование:

  • портрет Ю.Бондарева;
  • репродукция с картины художника А.Шилова “Багульник зацвёл”;
  • эпиграф к уроку:

Наставникам, хранившим юность нашу,
Всем честию, и мертвым и живым,
К устам подъяв признательную чашу,
Не помня зла, за благо воздадим. (А.С.Пушкин)

Ход урока

I. Вступительное слово учителя.

Время… Быстротекущее время… Оно летит, заставляя нас приноравливаться, поспешать. И всё же у каждого из нас время от времени появляется неодолимое желание: чуть сбавить шаг, остановиться. И оглянуться. И покопаться в себе: вот я шел-шел, а куда вышел-то? И куда путь держу? Не сбился ли в пути?

И еще: откуда что во мне? Кто вложил в меня понимание, как надо жить и по каким законам судить себя? Перед кем мы вечные должники?

Сохранилась одна из записей Пушкина, адресованная директору Лицея, учителю и наставнику Энгельгардту:

“Приятно мне думать, что, увидя в книге ваших воспоминаний и мое имя между именами молодых людей, которые обязаны вам счастливейшими годами жизни их, вы скажете:
“В Лицее не было неблагодарных”.
Александр Пушкин”.

А мы с вами всегда ли благодарны тем, кто учил нас, воспитал, вложил в нас свою душу, – школьным учителям?

Об этом задумываешься, читая рассказ Ю.Бондарева “Простите нас!”

II. Беседа по рассказу.

“Представьте” главного героя рассказа.

Павел Георгиевич Сафонов “работал на большом заводе конструктором, был известен, с годами привык к этой известности и, казалось, даже немного устал от нее, как порой устают люди, когда к ним рано приходит успех и удовлетворение”.

Как оказался этот преуспевающий инженер-конструктор, столичный житель в безвестном маленьком степном городке?

Сафонов возвращается с юга, где он отдыхал в санатории, “Утомлённый сложной зимней работой”. Поезд мчал его по знакомым с детства местам, и он “с какой-то грустной обостренностью” вспоминал полузабытое: “вот он, мальчишка, в грязной сатиновой рубашке, с цыпками на руках, бежит по этой ледяной от росы степи, бежит вслед за поездом неизвестно куда, и отяжелевшая от влаги трава хлещет его по коленям, приятно холодит ноги. ”, “ясно чудилось, будто вместе с Верой он идет по лунным косякам на Шахтинском холме, внятно и резко пахнет из низин полынью, и потрескавшиеся, обветренные губы Веры тоже пахнут полынью”.

“И вдруг его непреодолимо потянуло побывать в родном своем степном городке: побродить по нему, почитать афиши на заборах, увидеть старые названия улиц, узнать, что изменилось в нем за многие годы, непременно встретить знакомых школьных лет, таких далеких, словно их и не было”.

“…И, к удивлению заспанного проводника, бесшумно подметающего в коридоре, сошел на маленьком разъезде этим ранним августовским утром”.

С кем прежде всего связаны воспоминания Павла о городе детства? Кто они для него?

Витька – “первая мальчишеская преданность”, Вера – первая любовь, “мучительная, трогательная, с записками в школе, с легко падающим снегом на крыльцо, с …первым поцелуем”.

Воспоминания детства, юности захлестнули Павла, его неодолимо потянуло на окраинную улицу, густо заросшую деревьями, где жил “в том мире детства Витька Снегирев”, а на углу, возле аптеки, в маленьком доме, – Вера. Захотелось узнать: “Что с ними? Где они?”

Встретился ли он с ними? Почему?

Вера погибла на войне, где была санитаркой. Витька Снегирёв уехал из города с родителями после войны, стал директором завода.

А с кем встретился? Вспоминал ли он о своей учительнице?

Он вспомнил об учительнице случайно, увидев силуэт своей школы: “внезапно в проеме улицы увидел свою школу – четырехэтажная, с темными окнами, она стояла, как и тогда. Она не изменилась. Она была прежней, как в детстве, как много лет назад”.

Целый вихрь мыслей проносится в голове Павла: “Неужели он когда-то сидел за партой? Неужели когда-то, во время весенних экзаменов, был над школой глухой гром и майский ливень обрушился на город с веселой яростью первой грозы?”

Разглядев пробивающийся сквозь ветви красный огонёк, вспоминает он и о своей учительнице: “Здесь жила Мария Петровна, его учительница по математике, как же он сразу о ней не подумал, не вспомнил! Всегда он был ее любимцем, она пророчила ему блестящее математическое будущее. ”

Приехав в родной город, герой не узнал его: так он изменился. А Мария Петровна – изменилась ли она?

Конечно, годы берут своё, и Павел видит её “болезненно-бледное, состарившееся, будто источенное лицо”, отмечает, как “сильно она изменилась, стала ещё более хрупкой, только седые волосы были коротко пострижены”.

Как отнеслась учительница к визиту Сафонова? Проследим по тексту за её реакцией.

“- Паша Сафонов. Паша? – проговорила она почти испуганно, и Павлу Георгиевичу показалось, что лицо ее задрожало”.

“Мария Петровна с непонятной настороженностью, с неверием… быстро повторяла…”

Откуда этот испуг, настороженность, неверие? Мы ответим на этот вопрос позднее, а пока посмотрим, какие чувства владеют Павлом Георгиевичем во время этой встречи.

Какие чувства владеют Павлом во время этой встречи?

Он обрадован, но в то же время смущается, робеет. “Он хотел пожать Марии Петровне руку, но сдержался и не пожал, как не жмут при встрече руку матери…”

А ведь Мария Петровна, действительно, была для нашего героя второй матерью, как и для многих своих учеников. Посмотрите, как трогательны его воспоминания о классе, школе, учительнице.

(Чтение диалога Павла и Марии Петровны в лицах от слов: “- Знаете что, Мария Петровна, давайте говорить о прошлом…” до слов: “Помню, сидел ночь, ломал голову, чтобы чернильница подпрыгнула именно в тот момент, когда преподаватель макнёт ручку”.)

Для Павла эти воспоминания необыкновенно дороги. Дороги вдвойне, потому что, оказывается, Мария Петровна помнит эти события более двадцатилетней давности. Он возбуждён, и ему кажется, что так же радуется, вспоминая, и учительница.

Разговор заходит о прежних друзьях. Все они взрослые, солидные люди. Один стал журналистом, другой – преуспевающим директором завода, третий – начальником главка, четвёртый – артистом. Все они живут своей жизнью. А старенькая учительница следит за судьбами своих учеников.

Почему на настойчивые вопросы о том, пишут ли ей бывшие одноклассники Павла, навещают ли её, Мария Петровна всё время переводит разговор на другое?

Оказывается, к Марии Петровне заходит только один ученик, да и то потому,

что у него не сложилась жизнь. Павел вдруг подумал о том, что, “если бы она умерла, он не знал бы этого, и не знали бы другие”.

“Плохо помню его, забыл”,- говорит Павел об этом единственном. Одно отложилось в памяти, что это был тихий, робкий, ничем не примечательный, не отличавшийся никакими способностями ученик. “- Очень плохо, – не то насмешливо, не то осуждающе проговорила Мария Петровна. – Они помолчали, Но от этих последних слов “очень плохо” Сафонову стало не по себе, он понял двойной их смысл”.

Почему, глядя на её лицо, Павел почувствовал, как “что-то больно и тоскливо сжалось в его груди”? Какой “двойной” смысл скрывается в этих словах учительницы?

Первый смысл лежит на поверхности: слова учительницы как бы усиливают фразу Павла: “Плохо помню…”.

А второй – гораздо глубже. Сафонову стало неловко за себя и за своих товарищей. “Очень плохо”- когда не помнишь школьных товарищей. “Очень плохо” – когда забыл тех, кто учил и воспитывал тебя. “Очень плохо” – когда и первая любовь осталась под спудом времени, не тревожит воспоминанием.

“Очень плохо” – так похоже на школьную оценку, которую получает сейчас за прожитую жизнь внешне благополучный герой.

И вдруг Сафонов замечает, что Мария Петровна смотрит на книжный шкаф. И в первом ряду видит “знакомый корешок своей последней книги по самолётостроению”.

А зачем школьной учительнице книга по самолётостроению, которую может понять только специалист?

Мария Петровна не только помнит всех своих учеников, но и постоянно следит за их успехами, гордится ими. Поэтому и хранит у себя эту книгу Павла, между страницами которой лежит вырезка из газеты “Правда” с портретом Сафонова.

“- Неплохая” книга. Прочитала с интересом. А это из “Правды”, Паша. Когда я увидела, я дала тебе телеграмму.

Он так же поспешно, точно скрывая нечто порочащее его, неприятное, спрятал листок в книгу и, охваченный стыдом и ненавистью к себе, теперь отчетливо и хорошо вспомнил, что он действительно получил телеграмму два года назад среди кучи других поздравительных телеграмм и не ответил на нее, хотя ответил на другие”.

Сафонов шёл в дом учительницы в необычайно приподнятом настроении. Как оно теперь меняется?

Теперь он испытывает стыд, “непроходящее чувство вины”. Ему стыдно за себя за своих одноклассников, неблагодарных, забывших, кому они обязаны своими успехами.

“Мария Петровна, тоже помолчав, вдруг спросила робко:

– Скажи, Паша, хоть капелька моей доли есть в твоей работе? Хоть что-нибудь.

Читайте также:  Ангел-хранитель - краткое содержание рассказа Астафьева (сюжет произведения)

– Мария Петровна, что вы говорите? – в замешательстве забормотал он. –

Она посмотрела ему в глаза, сказала вздрагивающим голосом:

– Ты думаешь, я не рада? Какой гость был у меня! Ты думаешь, я не скажу об этом завтра своим ученикам. ”

Вопрос учительницы застаёт Павла врасплох. За свою немалую жизнь у него не нашлось времени и желания вспомнить тех, кто взрастил его талант

“Они простились. Он быстро пошел по дорожке ночного сада. И не

выдержал, оглянулся. Дверь передней была еще распахнута, и в темный парк падал желтый косяк света. Мария Петровна стояла на крыльце, и худенькая, неподвижная фигурка ее отчетливо чернела в проеме двери”.

Эта “худенькая фигурка”, так ярко выделяющаяся на фоне света, навсегда запомнится Сафонову: немой укор действует сильнее упрёков в неблагодарности.

Оттого “всю дорогу до Москвы Сафонов не мог успокоиться, переживал чувство жгучего, невыносимого стыда…

На большой станции Сафонов, хмурый, взволнованный, вышел из вагона. Он зашел на почту и, поколебавшись, дал телеграмму на адрес школы, на имя Марии Петровны. В телеграмме этой было два слова:

III. Обобщение по рассказу.

Как трансформируется в рассказе Ю.Бондарева сюжет евангельской притчи о блудном сыне?

Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо вспомнить опорные сюжетные мотивы евангельской притчи:

Проанализируем каждый из мотивов притчи в применении к рассказу.

Уход героя на чужбину.

“Чужбина” в рассказе весьма условна. Мы имеем дело с уходом человека в большой мир, из маленького провинциального городка – в Москву (кто в юности не мечтает покорить столицу!). И не только огромные расстояния отделяют две эти точки, но и время (юность – зрелость). А ещё – война, разделившая жизнь на “до” и “после”.

Жизнь героя вне родного городка трудно назвать грешной: он не жил распутно, не “расточал имения”, как блудный сын. Чтобы стать тем, кем он стал (конструктор на крупном авиационном заводе, автор книги), ему пришлось немало потрудиться: получить образование, достичь высот мастерства в конструкторском деле, сделаться признанным авторитетом в своей области.

И никакой катастрофы в его жизни не происходит. Вспомним, как низко пал блудный сын: от него отказались все друзья, ему пришлось пасти свиней и есть с ними из одного корыта, вспоминая, в каком богатстве жил он в доме отца.

Сафонов, напротив, достиг на чужбине высот благополучия: живет в Москве, рано познал успех и удовлетворение от своей работы, отдыхает на Южном берегу Крыма.

И все-таки катастрофа в его жизни случилась. Только лежит она не в области материальной, а в области нравственной. Катастрофа случилась с его душой: он утратил память. Память о первой возлюбленной, о друге, о школе, об учителях, поставивших его на крыло, в конечном итоге – о малой родине, о юности. Утрата этой памяти похожа на предательство. Не случайно, сказав учительнице, что он плохо помнит одноклассника, и услышав от нее: “Плохо. Очень плохо”,- Сафонов понимает двойной смысл этих слов. Плохо быть беспамятным, неблагодарным. Это – свидетельство ущербности души.

А вот способность к раскаянию – показатель способности души к исцелению, самовосстановлению. Ощущение неоплаченного долга, вины перед школьной учительницей, перед друзьями юности охватывает героя. “Чувство жгучего, невыносимого стыда” переживает он. За себя. За своих одноклассников.

В телеграмме, посланной на адрес школы (так просто!) для Марии Петровны, всего два слова: “Простите нас!”. Но они-то и есть свидетельство возвращения. Возвращения героя к себе, к юношеским идеалам, к целостности собственной души, не расколотой неблагодарностью, самонадеянной уверенностью в том, что в его успехах он обязан только себе, своему таланту и трудолюбию.

IV. Заключительное слово учителя.

Я начала урок со слов Пушкина. Пушкинскими же словами хочу его и завершить.

19 октября 1825 года поэт праздновал день окончания Лицея в Михайловском уединении, вспоминал добрым словом своих друзей – Пущина, Дельвига, Кюхельбекера. А ещё он оставил нам на память строки о лицейских преподавателях, строки, подтверждающие, что в “В Лицее не было неблагодарных”:

Наставникам, хранившим юность нашу,
Всем честию, и мертвым и живым,
К устам подъяв признательную чашу,
Не помня зла, за благо воздадим.

Юрий Бондарев «Простите нас»

Все совершают ошибки. Это естественно. Только один склеит разбитую вазу, а второй выкинет осколки. Однако порой мы даже не подозреваем, что совершили какую-то ошибку.

В нашей жизни много людей и событий, мы гонимся за славой, успехом и думаем лишь о будущем. Но однажды все равно наступает момент, когда прошлое сваливается на голову, подобно старым вещам из переполненной антресоли.

И перебирая эти вещи, обращая внимание на каждую трещинку, начинаешь осознавать, сколько ошибок ты не замечал годами. Первая мысль: «Нужно починить, исправить», вторая: «столько воды утекло, опоздал». Неужели ошибки имеют срок давности, по истечению которого исправить их уже невозможно? Эту тему поднимает писатель Юрий Бондарев в своем рассказе «Простите нас».

Главный герой рассказа совершил серьезную ошибку. Проанализируем произведение и попытаемся понять, сможет ли он ее исправить или окажется слишком поздно?

Главным героем рассказа является Павел Георгиевич Сафонов. Он человек достаточно известный, работает на большом заводе конструктором. Павел Георгиевич возвращался

Он надеялся встретить друзей юности и свою первую любовь Веру. Но чем больше Павел Георгиевич бродил по городу, тем больше не узнавал его, да и город, будто не узнавал Сафонова. За годы разлуки оба сильно изменились. Уже в таком чужом городе Павел Георгиевич нашел знакомую улицу, там был дом Витьки Снегирева — когда-то лучшего друга Сафонова.

Но самого Витьки наш герой так и не встретил. Дверь открыла незнакомая женщина. Она сказала, что Снегиревы не живут в этом доме после войны, все уехали. Не встретил Павел Георгиевич и Веру. Девушка погибла санитаркой на фронте.

Что же, получается, опоздал Сафонов? Город забыл его, друзья разъехались, первой любви больше нет. Он хотел уже возвращаться в Москву, но случайно увидел в проеме улицы свою школу. А неподалеку от нее маленький домик своей бывшей учительницы Марии Петровны.

Может все-таки не опоздал?

Он сразу узнал ее. Мария Петровна — учительница математики. Она тоже его узнала, пригласила в дом.

Павел Георгиевич смущено повесил свой дорогой плащ рядом с ее одиноким пальто. Они разговорились. Оказывается, одноклассники Сафонова тоже добились не малых успехов в жизни. Кто-то стал знаменитым журналистом, кто-то начальником завода.

Только никто из ребят после окончания школы так и не навестил любимую учительницу. Разве что Коля Сибирцев, не покоривший больших высот, часто заходил к ней. Сафонов заметил на полке свою книгу «Конструкция самолетов», но он точно помнил, что не присылал ее Марии Петровне. А еще он вспомнил, что не ответил на телеграмму два года назад, не придав ей значения среди прочих поздравительных писем. Мария Петровна была единственной в этом городе, кто не только помнил, но и с гордостью следил за всеми успехами Сафонова и успехами других своих учеников.

Тогда в душе Павла Георгиевича возникло жгучее чувство стыда. Он стыдился себя, ведь забыл человека, который, пожалуй, сделал главный вклад в его успешную карьеру. Стыдился своих одноклассников, которые не научились быть благодарными. Это чувство вины грызло его изнутри. Он простился с учительницей, а с ближайшей станции отправил ей телеграмму от имени всех ребят.

Рассказ кончается словами этой телеграммы: «Простите нас». Автор прямо не говорит, простила ли Мария Петровна бывших учеников. Но мы точно понимаем, она простила.

Она простила, когда только увидела Сафонова. Простила, когда узнала, как много ее ученики добились. А значит, главную ошибку Павел Георгиевич все же исправил.

Произведение Бондарева — очередное доказательство, что никогда не поздно исправлять свои ошибки. Пока человек жив, у него всегда есть шанс. Но все-таки лучше внимательней относиться к жизни, и многих ошибок просто не совершать.

Тогда и исправлять ничего не придется.

Дайджест:

Тема памяти в рассказе Ю. В. Бондарева «Простите нас!» «Школьные годы чудесные», — поется в одной очень хорошей песне. Но эти «чудесные» годы быстро пролетают, иногда не оставляя в памяти бывших учеников абсолютно никакого следа. Такая ситуация сложилась и. .

Юрий Брезан В творчестве лужицкого писателя Юрия Брезана — он пишет на лужицком и немецком языках — развитие богатого наследия лужицкой литературы и истории тесно переплетается с темами социалистических революционных преобразований в. .

Тынянов Юрий Николаевич Дата рождения — 18 октября — 1894 Дата смерти — 20 декабря — 1943 Юрий Николаевич Тынянов родился 6 октября 1894 в городе Режице Витебской губернии в семье врача, большого. .

Краткое изложение Юрий Александрович Шапорин ЮРИЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ ШАПОРИН 1887-1966 Шапорин — один из старейших советских композиторов. Его произведения, отмеченные высоким мастерством и ярким национальным колоритом, связаны с реалистическими традициями русской музыкальной классики. Особый интерес Шапорин. .

Биография Юрий Поликарпович Кузнецов поэт — современник Юрий Поликарпович Кузнецов Краткая биография поэта — современника. Год рождения — 1941 Родился Юрий Кузнецов в 1941 году. 11 февраля в станице Ленинградской, что находится в Краснодарском крае. Свое первое. .

Характеристика героя Юрий Живаго, Доктор Живаго, Пастернак ­Юрий Живаго Юрий Живаго — главный герой романа Бориса Леонидовича Пастернака «Доктор Живаго»; преуспевающий медик, служивший во время войны; муж Антонины Громеко и сводный брат генерал-майора Ефграфа Живаго. Юрий рано. .

Решение упражнений. Страницы 115-123: НИКОЛАЙ ГЕОРГИЕВИЧ ГАРИН-МИХАЙЛОВСКИЙ Решение упражнений. Страницы 115-123: НИКОЛАЙ ГЕОРГИЕВИЧ ГАРИН-МИХАЙЛОВСКИЙ НИКОЛАЙ ГЕОРГИЕВИЧ ГАРИН-МИХАЙЛОВСКИЙ С. 115. Детство Темы Самый напряженный эпизод — это момент, когда Тема спасал Жучку из колодца. С. 123. Проверьте себя. .

Образ и характеристика Павла Кирсанова по роману Отцы и дети Павел Петрович Кирсанов — брат Николая Петровича, дядя Аркадия Кирсанова, аристократ-либерал, который, так же, как и брат, является представителем многовековой дворянской культуры. Для своих сорока пяти лет герою удалось сохранить. .

Образ Фамусова по комедии Горе от Ума Павел Афанасьевич Фамусов — одно из главных действующих лиц комедии А. С. Грибоедова «Горе от ума». Фамусов — московский барин, отец Софьи и давний друг отца Чацкого. Именно в его. .

Фамусов. Характеристика героя Фамусов, Горе от ума, Грибоедов Павел Афанасьевич Фамусов — один из главных героев комедии. Если с латыни перевести фамилию Фамусов, то это будет означать «известный, пользующийся славой». Фамусов живет в имении, но судя по его. .

Ты проходишь своей дорогою Ты проходишь своей дорогою, И руки твоей я не трогаю, Но тоска во мне — слишком вечная, Чтоб была ты мне — первой Встречною. Сердце сразу сказало: «Милая!» Все тебе. .

Хорош ли жизненный принцип — действовать методом проб и ошибок? Приобретение житейской мудрости, как и все иное в этом мире, имеет собственную цену. Довольно высокой всегда является плата за ошибки. Не всегда необходимо действовать по принципу применения метода проб и. .

Краткое содержание рассказа Бунина «Темные аллеи» В осенний ненастный день грязный тарантас подъезжает к длинной избе, в одной половине которой размещается почтовая станция, а в другой — постоялый двор. В кузове тарантаса сидит «стройный старик-военный в. .

Внутренняя политика Павла I Внутренняя политика Павла I Внутренняя политика Павла I характеризуется следующими меропри­ятиями: 1797 г. — новый указ о престолонаследии, по которому престол пе­реходил только по прямой восходящей мужской линии, что лиша­ло. .

Две дуэли в романе «Отцы и дети» Павел Петрович Кирсанов с самого начала не понравился другу его племянника Базарову. По мнению обоих, они принадлежали к разным сословным группам: Кирсанов даже не пожал руку Базарову, когда они в. .

Взаимоотношения поколений по роману Отцы и дети Роман «Отцы и дети» повествует о взаимоотношениях разных поколений. Многие писатели обращались и обращаются к этой теме. Она неисчерпаема. Так ли это все сложно? Иван Сергеевич Тургенев опубликовал роман в. .

Сочинение-рассуждение 15.2 на ОГЭ 2015 года По тесту 24 сборника тестов И. П. Цыбулько. 2 вариант «Вот тут и гляди вокруг, думай, прежде чем худое слово уронить на землю, прежде чем оскорбить растение и благодать всякую», — так заканчивает текст В. П. Астафьев. Смысл этого предложения. .

Читайте также:  Наталья Савишна - краткое содержание главы из повести Детство Толстого (сюжет произведения)

По рассказу Паустовского «Телеграмма» В рассказе Константина Георгиевич Паустовского «Телеграмма» рассказывает об одинокой престарелой женщине, и ее невнимательной и неблагодарной дочери. Тем не менее, автор специально показывает нам, что Настя, вовсе не злой человек. .

Тристан и Изольда характеристика образа Изольды Белокурой Изольда Белорукая — персонаж сказаний о Тристане и Изольде, сестра герцога Каэрдина, жена Тристана. Женитьба Тристана на И. особенно подробно осмысляется в романе Тома, где автор подробно анализирует, почему Тристан. .

Анализ стихотворения «Жизнь наша в старости — изношенный халат…» Вяземский Стихотворение, написанное в 1875-1877 годах, относится к позднему периоду творчества П. А. Вяземского и по своей при­роде философично. Вяземский построил свое стихотворение, со­поставляя жизнь лирического героя с изношенным халатом. Данное. .

Содержание послания Апостола Павла Свое послание к римлянам Святой Апостол Павел начинает с приветствия «призванным святым». Он выражает свое желание придти к ним: «8 Прежде всего благодарю Бога моего чрез Иисуса Христа за всех. .

Краткое содержание рассказа Бунина «Танька» Деревенская девочка Танька просыпается от холода. Мать уже встала и гремит ухватами. Странник, ночевавший у них в избе, тоже не спит. Он начинает расспрашивать Таньку, и девочка рассказывает, что им. .

Краткое содержание: Мертвые души, Глава 6 Глава 6 Довольно скоро Чичиков въехал на середину обширного села со множеством изб и улиц. Особая ветхость была заметна во всех деревенских стро­ениях. Затем показался господский дом: «каким — то. .

По тексту Зимний дуб Русский писатель XX века Константин Георгиевич Паустовский утверждал: «Нет ничего такого в жизни и в нашем сознании, чего нельзя было бы передать русским словом». На мой взгляд, это очень мудрые. .

Проблема экологии в жизни и литературе Природа — это наше богатство. Но мы, как часто случается, наплевательски относимся к самым ценным вещам. Мы ждем до последнего, когда уже будет поздно что-то менять. Вопрос экологии нашей страны. .

Берегите природу на тему природа Берегите природу! С таким призывом очень часто обращаются к школьникам учителя, его можно встретить на страницах многих учебников. Но что могут сделать для защиты природы обычные школьники, ведь они еще. .

Что нельзя купить за деньги? Большинство людей в мире активно пытаются достать денег. Некоторые предпочитают стоить бизнес, некоторые просто просиживают на работе часами, некоторые, не без этого, воруют. Зачем мы это делаем? Нам кажется, что. .

«Отцы и дети»; Тургенева Написание романа «Отцы «Отцы и дети» Тургенева Написание романа «Отцы и дети» совпало с важнейшими реформами 19 века, а именно отменой крепостного права. Век знаменовал собой развитие промышленности и естественных наук. Расширилась связь. .

Проблема доброты в жизни и в литературе Мне кажется, что люди не до конца понимают, что такое доброта. Они с удовольствием смотрят ролики в интернете о добрых поступках, ставят плюсики под милыми картинками, но на этом все. .

Человек и природа на тему природа Человек и природа тесно взаимосвязаны. Однако природа вполне может без человека обойтись, а вот человек без нее существовать не сможет. Именно поэтому, вопрос гармонии с природой является жизненно важным. Но. .

Возможность выбора в рассказе Бунина «Чистый понедельник» Человеку, как никакому другому земному существу, повезло иметь разум и возможность выбора. Выбирает человек всю свою жизнь. Сделав шаг, он встает перед выбором: вправо или влево, — куда идти дальше. .

На тему: Любовь в жизни героев в романе Тургенева «Отцы и дети» ­Любовь в жизни героев Роман русского писателя И. С. Тургенева «Отцы и дети» был написан во второй половине XIX века и отражал проблемы, актуальные в обществе. Он стал знаковым для. .

Историческая память моей семьи Много лет прошло с тех пор, как отгремела война. Более шестидесяти лет в нашей семье бережно хранятся письма военных лет моего прадеда, Зыкина Павла Захаровича. В очередной раз перечитывая их. .

Тургенев, Анализ произведения Отцы и дети, План Анализ произведения Характер конфликта в романе основан прежде всего не на возрастных, а на общественных противоречиях. В 60-е годы XIX века в общественной жизни России появилось два направле­ния: демократы-разночинцы и. .

Шлях до себе в оповіданні «Чистий понеділок» Людина — єдине із земних істот, наділена розумом і валею вибору. Людина постійно коштує перед вибором: як надійти? куди йти далі? Людина вільна вибирати роботу, пристрасті, захоплення, думки, світогляд, любов. .

15.3 Драгоценные книги В современном мире есть много вещей, которыми можно заняться, помимо книг. Я люблю смотреть что-то в интернете, часами просиживать за играми или сериалом. Но книгу ничто заменить не может. Книги. .

Нужно уметь и проигрывать. Иначе нельзя было бы жить Человек не научился проигрывать достойно, несмотря на все жизненные перипетии общечеловеческого масштаба — потрясения, исчезновение с лица земли целых цивилизаций, конфликты и кровопролитные войны. Это видно во многих аспектах человеческой. .

Тема: Понятие права. Система права. Класс: 10, 11 Вид урока: изучение нового материала. Цели урока: 1) образовательные: Повторить ранее изученный в курсе обществознания материал ; Продолжить формирование основных представлений о праве, об основном значении этого понятия, изучить систему. .

Фамусовское общество в изображении А. С. Грибоедова «Горе от ума» Комедия «Горе от ума» была написана между 1815 и 1824 годом. Содержание пьесы тесно связано с историческими событиями. В это время в русском об­ществе правили защитники феодализ­ма и крепостничества, но. .

Краткое содержание повести «Мать» Горького М. Ю Начало XX века. Фабричный поселок — темный, нищий, грязный. Вся жизнь обитателей поселка сосредоточена вокруг фабрики: еще до рассвета гудок созывает всех на работу, тяжелую, изнурительную, не приносящую ни радости. .

Юрий Бондарев: «Простите нас!»

Здесь есть возможность читать онлайн «Юрий Бондарев: «Простите нас!»» весь текст электронной книги совершенно бесплатно (целиком полную версию). В некоторых случаях присутствует краткое содержание. Город: Москва, год выпуска: 1973, категория: Современная проза / на русском языке. Описание произведения, (предисловие) а так же отзывы посетителей доступны на портале. Библиотека «Либ Кат» — LibCat.ru создана для любителей полистать хорошую книжку и предлагает широкий выбор жанров:

Выбрав категорию по душе Вы сможете найти действительно стоящие книги и насладиться погружением в мир воображения, прочувствовать переживания героев или узнать для себя что-то новое, совершить внутреннее открытие. Подробная информация для ознакомления по текущему запросу представлена ниже:

  • 100
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5

«Простите нас!»: краткое содержание, описание и аннотация

Предлагаем к чтению аннотацию, описание, краткое содержание или предисловие (зависит от того, что написал сам автор книги ««Простите нас!»»). Если вы не нашли необходимую информацию о книге — напишите в комментариях, мы постараемся отыскать её.

Юрий Бондарев: другие книги автора

Кто написал «Простите нас!»? Узнайте фамилию, как зовут автора книги и список всех его произведений по сериям.

Возможность размещать книги на на нашем сайте есть у любого зарегистрированного пользователя. Если Ваша книга была опубликована без Вашего на то согласия, пожалуйста, направьте Вашу жалобу на info@libcat.ru или заполните форму обратной связи.

В течение 24 часов мы закроем доступ к нелегально размещенному контенту.

«Простите нас!» — читать онлайн бесплатно полную книгу (весь текст) целиком

Ниже представлен текст книги, разбитый по страницам. Система автоматического сохранения места последней прочитанной страницы, позволяет с удобством читать онлайн бесплатно книгу ««Простите нас!»», без необходимости каждый раз заново искать на чём Вы остановились. Не бойтесь закрыть страницу, как только Вы зайдёте на неё снова — увидите то же место, на котором закончили чтение.

Южный экспресс задержался здесь не более пяти минут. Павел Георгиевич долго стоял на безлюдной платформе и слушал горячую трескотню кузнечиков за насыпью степного разъезда.

После духоты вагона, утомительных дорожных разговоров в накуренном купе за полночным преферансом, ненужных знакомств, после надоедливого поскрипывания полок Павла Георгиевича охватила неправдоподобная тишина, казалось, совсем как в детстве.

Он не без удовольствия сел на чемодан, перекинул плащ через плечо и сидел так, оглядываясь со счастливым облегчением. Хотя по роду своей профессии ему не так много приходилось ездить, он непонятно почему любил нефтяной запах шпал, гудки паровозов, спешащий перестук колес, мотание из стороны в сторону последней площадки, где в руке кондуктора мелькал выцветший свернутый флажок, теплый ветер от бегущих вагонов — все это будило смутное желание к движению, к перемене мест.

Иногда в Москве, до глубокой ночи засиживаясь над чертежами, он подымал голову, глядя в распахнутое в тополя окно, и, задумавшись, подолгу слушал, как вкрадчиво над спящим городом перекликались на вокзалах ночные поезда. Порой гудки мешали ему, будоражили его, и отчего-то тогда вспоминалась вечереющая степь с пыльным закатом над темными стогами, и, подхваченный волнением, он бросал работу, на цыпочках, чтобы не разбудить жену, уходил из дому, бродил по пустынным и тихим улицам.

Павел Георгиевич Сафонов работал на большом заводе конструктором, был известен, с годами привык к этой известности и, казалось, даже немного устал от нее, как порой устают люди, когда к ним рано приходит успех и удовлетворение. В этом году Сафонов, утомленный сложной зимней работой, был в санатории на Южном берегу Крыма. Ослепительно-солнечный юг с его острой, сухой жарой, неестественно экзотическими пальмами на бульварах, прокаленный песок пляжа, купание и процедурное лежание под теплым йодистым дуновением моря, весь санаторный режим располагали к безделью, одолевала курортная лень, и мысли в эту жару тоже были притупленные, ленивые, и хотелось быстрее в Москву, к осенним дождям, к мокрому асфальту, к блеску фонарей в лужах.

Южный экспресс, на котором Сафонов возвращался из санатория, мчал его по знакомым местам, где Павел Георгиевич родился, вырос, где он не был много лет. Утром, глядя в овлажненные окна тамбура на прохладную степь, Сафонов с какой-то грустной обостренностью вспоминал то, что уже было полузабыто: вот он, мальчишка, в грязной сатиновой рубашке, с цыпками на руках, бежит по этой ледяной от росы степи, бежит вслед за поездом неизвестно куда, и отяжелевшая от влаги трава хлещет его по коленям, приятно холодит ноги… Сколько тогда ему было лет? Порой ясно чудилось, будто вместе с Верой он идет по лунным косякам на Шахтинском холме, внятно и резко пахнет из низин полынью, и потрескавшиеся, обветренные губы Веры тоже пахнут полынью. Воспоминания возвращали его в давний прожитый (а может быть, непрожитый) мир, говорили, напоминали, что ему уже за сорок и что не так много сделано в его жизни, где давно, отмеченная прочными вехами, первая молодость прошла.

И вдруг его непреодолимо потянуло побывать в родном своем степном городке: побродить по нему, почитать афиши на заборах, увидеть старые названия улиц, узнать, что изменилось в нем за многие годы, непременно встретить знакомых школьных лет, таких далеких, словно их и не было. Ему страстно захотелось посидеть с другом юности Витькой Снегиревым где-нибудь в летнем кафе, под тентом, за холодным пивом, вспомнить то наивное, давнее и милое, что уже никогда не повторится, но что все-таки было когда-то в его жизни.

И хотя это желание победило, Павел Георгиевич с ироническим видом потер нос (в свои годы он иногда подтрунивал над собственными желаниями), вошел в купе, где все спали, подумал еще раз, уложил чемодан, взял плащ и, к удивлению заспанного проводника, бесшумно подметающего в коридоре, сошел на маленьком разъезде этим ранним августовским утром. Он сошел не на вокзале в городе, а именно здесь, чтобы дойти до города пешком.

Южный экспресс с жаркими от зари стеклами, с запыленными занавесками тронулся, полетели вдоль насыпи бумажки, поднятые ветром, и ушел быстро; дымки почти беззвучного паровоза таяли среди сиренево стекленеющего неба далеко на западе, все стихло.

Только у самой насыпи неумолчно звенели, трещали в неестественной тишине кузнечики.

Ссылка на основную публикацию