Канитель – краткое содержание рассказа Чехова (сюжет произведения)

Антон Чехов – Канитель

Антон Чехов – Канитель краткое содержание

Впервые напечатано в журнале “Осколки”, 1885, N17.

Канитель – читать онлайн бесплатно полную версию (весь текст целиком)

На клиросе стоит дьячок Отлукавин и держит между вытянутыми жирными пальцами огрызенное гусиное перо. Маленький лоб его собрался в морщины, на носу играют пятна всех цветов, начиная от розового и кончая темно-синим. Перед ним на рыжем переплете Цветной триоди лежат две бумажки. На одной из них написано “о здравии”, на другой – “за упокой”, и под обоими заглавиями по ряду имен… Около клироса стоит маленькая старушонка с озабоченным лицом и с котомкой на спине. Она задумалась.

– Дальше кого? – спрашивает дьячок, лениво почесывая за ухом. – Скорей, убогая, думай, а то мне некогда. Сейчас часы читать стану.

– Сейчас, батюшка… Ну, пиши… О здравии рабов божиих: Андрея и Дарьи со чады… Митрия, опять Андрея, Антипа, Марьи…

– Постой, не шибко… Не за зайцем скачешь, успеешь.

– Написал Марию? Ну, таперя Кирилла, Гордея, младенца новопреставленного Герасима, Пантелея… Записал усопшего Пантелея?

– Постой… Пантелей помер?

– Помер… – вздыхает старуха.

– Так как же ты велишь о здравии записывать? – сердится дьячок, зачеркивая Пантелея и перенося его на другую бумажку. – Вот тоже еще… Ты говори толком, а не путай. Кого еще за упокой?

– За упокой? Сейчас… постой… Ну, пиши… Ивана, Авдотью, еще Дарью, Егора… Запиши… воина Захара… Как пошел на службу в четвертом годе, так с той поры и не слыхать…

– Стало быть, он помер?

– А кто ж его знает! Может, помер, а может, и жив… Ты пиши…

– Куда же я его запишу? Ежели, скажем, помер, то за упокой, коли жив, то о здравии… Пойми вот вашего брата!

– Гм. Ты, родименький, его на обе записочки запиши, а там видно будет. Да ему все равно, как его ни записывай: непутящий человек… пропащий… Записал? Таперя за упокой Марка, Левонтия, Арину… ну, и Кузьму с Анной… болящую Федосью…

– Болящую-то Федосью за упокой? Тю!

– Это меня-то за упокой? Ошалел, что ли?

– Тьфу! Ты, кочерыжка, меня запутала! Не померла еще, так и говори, что не померла, а нечего в заупокой лезть! Путаешь тут! Изволь вот теперь Федосью херить и в другое место писать… всю бумагу изгадил! Ну, слушай, я тебе прочту… О здравии Андрея, Дарьи со чады, паки Андрея, Антипия, Марии, Кирилла, новопреставленного младенца Гер… Постой, как же сюда этот Герасим попал? Новопреставленный, и вдруг – о здравии! Нет, запутала ты меня, убогая! Бог с тобой, совсем запутала!

Дьячок крутит головой, зачеркивает Герасима и переносит его в заупокойный отдел.

– Слушай! О здравии Марии, Кирилла, воина Захарии… Кого еще?

– Авдотью? Гм… Авдотью… Евдокию…– пересматривает дьячок обе бумажки.– Помню, записывал ее, а теперь шут ее знает… никак не найдешь… Вот она! За упокой записана!

– Авдотью-то за упокой? – удивляется старуха.– Году еще нет, как замуж вышла, а ты на нее уж смерть накликаешь. Сам вот, сердешный, путаешь, а на меня злобишься. Ты с молитвой пиши, а коли будешь в сердце злобу иметь, то бесу радость. Это тебя бес хороводит да путает…

– Постой, не мешай…

Дьячок хмурится и, подумав, медленно зачеркивает на заупокойном листке Авдотью. Перо на букве «д» взвизгивает и дает большую кляксу. Дьячок конфузится и чешет затылок.

– Авдотью, стало быть, долой отсюда… – бормочет он смущенно, – а записать ее туда… Так? Постой… Ежели ее туда, то будет о здравии, ежели же сюда, то за упокой… Совсем запутала баба! И этот еще воин Захария встрял сюда… Шут его принес… Ничего не разберу! Надо сызнова…

Дьячок лезет в шкафчик и достает оттуда осьмушку чистой бумаги.

– Выкинь Захарию, коли так… – говорит старуха. – Уж бог с ним, выкинь…

Дьячок макает медленно перо и списывает с обеих бумажек имена на новый листок.

– Я их всех гуртом запишу, – говорит он, – а ты неси к отцу дьякону… Пущай дьякон разберет, кто здесь живой, кто мертвый; он в семинарии обучался, а я этих самых делов… хоть убей, ничего не понимаю.

Старуха берет бумажку, подает дьячку старинные полторы копейки и семенит к алтарю.

Похожие книги на “Канитель”, Антон Чехов

Книги похожие на “Канитель” читать онлайн бесплатно полные версии.

Чехов – Канитель

На клиросе стоит дьячок Отлукавин и держит между вытянутыми жирными пальцами огрызенное гусиное перо. Маленький лоб его собрался в морщины, на носу играют пятна всех цветов, начиная от розового и кончая темно-синим. Перед ним на рыжем переплете Цветной триоди лежат две бумажки. На одной из них написано “о здравии”, на другой – “за упокой”, и под обоими заглавиями по ряду имен. Около клироса стоит маленькая старушонка с озабоченным лицом и с котомкой на спине. Она задумалась.

– Дальше кого? – спрашивает дьячок, лениво почесывая за ухом. – Скорей, убогая, думай, а то мне некогда. Сейчас часы читать стану.

– Сейчас, батюшка. Ну, пиши. О здравии рабов божиих: Андрея и Дарьи со чады. Митрия, опять Андрея, Антипа, Марьи.

– Постой, не шибко. Не за зайцем скачешь, успеешь.

– Написал Марию? Ну, таперя Кирилла, Гордея, младенца новопреставленного Герасима, Пантелея. Записал усопшего Пантелея?

– Постой. Пантелей помер?

– Помер. – вздыхает старуха.

– Так как же ты велишь о здравии записывать? – сердится дьячок, зачеркивая Пантелея и перенося его на другую бумажку. – Вот тоже еще. Ты говори толком, а не путай. Кого еще за упокой?

– За упокой? Сейчас. постой. Ну, пиши. Ивана, Авдотью, еще Дарью, Егора. Запиши. воина Захара. Как пошел на службу в четвертом годе, так с той поры и не слыхать.

– Стало быть, он помер?

– А кто ж его знает? Может, помер, а может, и жив. Ты пиши.

– Куда же я его запишу? Ежели, скажем, помер, то за упокой, коли жив, то о здравии. Пойми вот вашего брата!

– Гм. Ты, родименький, его на обе записочки запиши, а там видно будет. Да ему всё равно, как его ни записывай: непутящий человек. пропащий. Записал? Таперя за упокой Марка, Левонтия, Арину. ну, и Кузьму с Анной. болящую Федосью.

– Болящую-то Федосью за упокой? Тю!

– Это меня-то за упокой? Ошалел, что ли?

– Тьфу! Ты, кочерыжка, меня запутала! Не померла еще, так и говори, что не померла, а нечего в за упокой лезть! Путаешь тут! Изволь вот теперь Федосью херить и в другое место писать. всю бумагу изгадил! Ну, слушай, я тебе прочту. О здравии Андрея, Дарьи со чады, паки Андрея, Антипия, Марии, Кирилла, новопреставленного младенца Гер. Постой, как же сюда этот Герасим попал? Новопреставленный, и вдруг – о здравии! Нет, запутала ты меня, убогая! Бог с тобой, совсем запутала!

Дьячок крутит голавой, зачеркивает Герасима и переносит его в заупокойный отдел.

– Слушай! О здравии Марии, Кирилла, воина Захарии. Кого еще?

– Авдотью? Гм. Авдотью. Евдокию. – пересматривает дьячок обе бумажки. – Помню, записывал ее, а теперь шут ее знает. никак не найдешь. Вот она! За упокой записана!

– Авдотью-то за упокой? – удивляется старуха. – Году еще нет, как замуж вышла, а ты на нее уж смерть накликаешь. Сам вот, сердешный, путаешь, а на меня злобишься. Ты с молитвой пиши, а коли будешь в сердце злобу иметь, то бесу радость. Это тебя бес хороводит да путает.

– Постой, не мешай.

Дьячок хмурится и, подумав, медленно зачеркивает на заупокойном листе Авдотью. Перо на букве “д” взвизгивает и дает большую кляксу. Дьячок конфузится и чешет затылок.

– Авдотью, стало быть, долой отсюда. – бормочет он смущенно, – а записать ее туда. Так? Постой. Ежели ее туда, то будет о здравии, ежели же сюда, то за упокой. Совсем запутала баба! И этот еще воин Захария встрял сюда. Шут его принес. Ничего не разберу! Надо сызнова.

Дьячок лезет в шкапчик и достает оттуда осьмушку чистой бумаги.

– Выкинь Захарию, коли так. – говорит старуха. – Уж бог с ним, выкинь.

Дьячок макает медленно перо и списывает обеих бумажек имена на новый листок.

– Я их всех гуртом запишу, – говорит он, – а ты неси к отцу дьякону. Пущай дьякон разберет, кто здесь живой, кто мертвый; он в семинарии обучался, а я этих самых делов. хоть убей, ничего не понимаю.

Читайте также:  Флаг - краткое содержание рассказа Катаева (сюжет произведения)

Старуха берет бумажку, подает дьячку старинные полторы копейки и семенит к алтарю.

Сюжет рассказа Канитель

Действие рассказа разворачивается в церкви. Пожилая женщина, пришедшая в храм, хотела заказать молебен за здравие и упокой своих родных и близких людей. На клиросе она повстречала мужчину – служащего церкви. Он был неопрятен, с грязными жирными пальцами которыми он держал старое гусиное перо. Перед ним лежали два листа бумаги, на одном из них было написано «О Здравии», а на другом «За Упокой», на каждом был представлен перечень имен.

Бабуля и дьячок Отлукавин начали распределять её родню по спискам, так чтобы имена в них не повторялись. Но как оказалось, вся проблема была в том, что бабушка в силу своего преклонного возраста, путалась в словах, именах и не владела достаточной информацией о том, жив ли человек или уже давно умер.

За упокой просила записать воина Захара, который не вернулся со службы, а Отлукавин следуя бабушкиной логике, хотел занести и болящую Федосью сразу в список умерших… а маленького ребеночка, который умер, почему-то решил записать вместе с живыми родителями в список «О здравии».

Долго они распределяли имена, дьячок ругался, испортил много бумаги, ругался на старуху, пытался понять положение дел и разобраться с родственниками, но окончательно запутавшись в усопших и здравствующих решил переложить свои обязанности на более компетентного человека.

Он написал все имена родственников и знакомых на один лист, отдал его бабуле и сказал отнести его дьякону, чтобы он разбирался кто тут живой, кто мертвый, не зря же он в семинарии обучался.

Бабушка вздыхая взяла бумажку, отдала старые полторы копейки и пошла к алтарю искать нужного человека.

Вот такой сатирический рассказ о том, как трудно порой бывает договориться двум людям, чьи интересы, возраст и жизненная позиция не имеют точек соприкосновения.

Он наполнен очень красочным описанием людей, красивыми необычными именами, закрученными диалогами, дающими полное представление о происходящих действиях. Полностью погружаешься в ту обстановку и как будто смотришь на всё, находясь в центре событий.

Прочитав этот рассказ понимаешь, что нужно учиться понимать друг друга, находить общий язык, даже если вы с собеседником абсолютно разные личности. Нужно уважать пожилых людей, ведь каждый из нас когда-то постареет…

Так же произведение дает понять, что не стоит перекладывать свои обязанности на других, даже не попытавшись толком разобраться в сущности данной проблемы.

Канитель

Несколько интересных материалов

Основным персонажем произведения является магистр Андрей Васильевич Коврин, который по настоянию врачей из-за своего болезненного состояния вынужден отправиться для выздоровления в деревню

Довольно-таки грустное и драматичное произведение Антона Павловича Чехова было основано на событиях, которые происходят с главным героем, которого зовут Алексей Федорович Лаптев.

Как-то несколько товарищей собрались в усадьбе их общего друга Алёхина. Утром, за завтраком зашел у них разговор о любви. Алехин поведал историю о красивой девушке Пелагеи

Николай Евграфович Алмазов – скромный офицер, слушатель курсов Академии генерального штаба. Он не смог бы поступить в нее, если бы не его заботливая и веселая жена. Верочка каждый раз помогает

Однажды холодным весенним днем дьяковский сын – Иван Великопольский возвращался домой “с тяги”. Постепенная смена погоды, которая застала его в пути, отражалась на настроении студента.

канитель чехов читать

Канитель чехов читать

Автор Диана Гнездилова задал вопрос в разделе Другое

Напишите пожалуйста краткое содержание рассказов Канитель и Водевиль. А. П. Чехов. и получил лучший ответ

Ответ от ЂаисияКоновалова[гуру]
На клиросе стоит дьячок Отлукавин и держит между вытянутыми жирными пальцами огрызенное гусиное перо. Маленький лоб его собрался в морщины, на носу играют пятна всех цветов, начиная от розового и кончая темно-синим. Перед ним на рыжем переплете Цветной триоди лежат две бумажки. На одной из них написано “о здравии”, на другой – “за упокой”, и под обоими заглавиями по ряду имен. . Около клироса стоит маленькая старушонка с озабоченным лицом и с котомкой на спине. Она задумалась. – Дальше кого? – спрашивает дьячок, лениво почесывая за ухом. – Скорей, убогая, думай, а то мне некогда. Сейчас часы читать стану. – Сейчас, батюшка. . Ну, пиши. . О здравии рабов божиих: Андрея и Дарьи со чады. . Митрия, опять Андрея, Антипа, Марьи. . -Постой, не шибко. . Не за зайцем скачешь, успеешь. – Написал Марию? Ну, таперя Кирилла, Гордея, младенца новопреставленного Герасима, Пантелея. . Записал усопшего Пантелея? – Постой. . Пантелей помер? – Помер. . -вздыхает старуха. – Так как же ты велишь о здравии записывать? – сердится дьячок, зачеркивая Пантелея и перенося его на другую бумажку. – Вот тоже еще. . Ты говори толком, а не путай. Кого еще за упокой? – За упокой? Сейчас. . постой. . Ну, пиши. . Ивана, Авдотью, еще Дарью, Егора. . Запиши. . воина Захара. . Как пошел на службу в четвертом годе, так с той поры и не слыхать. . -Стало быть, он помер? – А кто ж его знает! Может, помер, а может, и жив. . Ты пиши. . -Куда же я его запишу? Ежели, скажем, помер, то за упокой, коли жив, то о здравии. . Пойми вот вашего брата! – Гм! . Ты, родименький, его на обе записочки запиши, а там видно будет. Да ему все равно, как его ни записывай: непутящий человек. . пропащий. . Записал? Таперя за упокой Марка, Левонтия, Арину. . ну, и Кузьму с Анной. . болящую Федосью. . -Болящую-то Федосью за упокой? Тю! – Это меня-то за упокой? Ошалел, что ли? – Тьфу! Ты, кочерыжка, меня запутала! Не померла еще, так и говори, что не померла, а нечего в заупокой лезть! Путаешь тут! Изволь вот теперь Федосью херить и в другое место писать. . всю бумагу изгадил! Ну, слушай, я тебе прочту. . О здравии Андрея, Дарьи со чады, паки Андрея, Антипия, Марии, Кирилла, новопреставленного младенца Гер. . Постой, как же сюда этот Герасим попал? Новопреставленный, и вдруг – о здравии! Нет, запутала ты меня, убогая! Бог с тобой, совсем запутала! Дьячок крутит головой, зачеркивает Герасима и переносит его в заупокойный отдел. – Слушай! О здравии Марии, Кирилла, воина Захарии. . Кого еще? – Авдотью записал? –
Авдотью? Гм. . Авдотью. . Евдокию. . -пересматривает дьячок обе бумажки. – Помню, записывал ее, а теперь шут ее знает. . никак не найдешь. . Вот она! За упокой записана! – Авдотью-то за упокой? – удивляется старуха. – Году еще нет, как замуж вышла, а ты на нее уж смерть накликаешь! . Сам вот, сердешный, путаешь, а на меня злобишься. Ты с молитвой пиши, а коли будешь в сердце злобу иметь, то бесу радость. Это тебя бес хороводит да путает. .
– Постой, не мешай. . Дьячок хмурится и, подумав, медленно зачеркивает на заупокойном листке Авдотью. Перо на букве “д” взвизгивает и дает большую кляксу. Дьячок конфузится и чешет затылок. – Авдотью, стало быть, долой отсюда. . -бормочет он смущенно, – а записать ее туда. . Так? Постой. . Ежели ее туда, то будет о здравии, ежели же сюда, то за упокой. . Совсем запутала баба! И этот еще воин Захария встрял сюда. . Шут его принес. . Ничего не разберу! Надо сызнова. .
Дьячок лезет в шкафчик и достает оттуда осьмушку чистой бумаги. – Выкинь Захарию, коли так. . -говорит старуха. – Уж бог с ним, выкинь. . -Молчи! Дьячок макает медленно перо и списывает с обеих бумажек имена на новый листок. –
Я их всех гуртом запишу, – говорит он, – а ты неси к отцу дьякону. . Пущай дьякон разберет, кто здесь живой, кто мертвый, он в семинарии обучался, а я этих делов. . хоть убей, ничего не понимаю.
Источник: Старуха берет бумажку, семенит к алтарю А.П.Чехов

Антон Чехов: Канитель

Здесь есть возможность читать онлайн «Антон Чехов: Канитель» весь текст электронной книги совершенно бесплатно (целиком полную версию). В некоторых случаях присутствует краткое содержание. Город: Москва, год выпуска: 1985, категория: Классическая проза / на русском языке. Описание произведения, (предисловие) а так же отзывы посетителей доступны на портале. Библиотека «Либ Кат» — LibCat.ru создана для любителей полистать хорошую книжку и предлагает широкий выбор жанров:

Выбрав категорию по душе Вы сможете найти действительно стоящие книги и насладиться погружением в мир воображения, прочувствовать переживания героев или узнать для себя что-то новое, совершить внутреннее открытие. Подробная информация для ознакомления по текущему запросу представлена ниже:

  • 100
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5

Канитель: краткое содержание, описание и аннотация

Предлагаем к чтению аннотацию, описание, краткое содержание или предисловие (зависит от того, что написал сам автор книги «Канитель»). Если вы не нашли необходимую информацию о книге — напишите в комментариях, мы постараемся отыскать её.

Читайте также:  Посмертные записки Пиквикского клуба - краткое содержание романа Диккенса (сюжет произведения)

Антон Чехов: другие книги автора

Кто написал Канитель? Узнайте фамилию, как зовут автора книги и список всех его произведений по сериям.

Возможность размещать книги на на нашем сайте есть у любого зарегистрированного пользователя. Если Ваша книга была опубликована без Вашего на то согласия, пожалуйста, направьте Вашу жалобу на info@libcat.ru или заполните форму обратной связи.

В течение 24 часов мы закроем доступ к нелегально размещенному контенту.

Канитель — читать онлайн бесплатно полную книгу (весь текст) целиком

Ниже представлен текст книги, разбитый по страницам. Система автоматического сохранения места последней прочитанной страницы, позволяет с удобством читать онлайн бесплатно книгу «Канитель», без необходимости каждый раз заново искать на чём Вы остановились. Не бойтесь закрыть страницу, как только Вы зайдёте на неё снова — увидите то же место, на котором закончили чтение.

На клиросе стоит дьячок Отлукавин и держит между вытянутыми жирными пальцами огрызенное гусиное перо. Маленький лоб его собрался в морщины, на носу играют пятна всех цветов, начиная от розового и кончая темно-синим. Перед ним на рыжем переплете Цветной триоди лежат две бумажки. На одной из них написано “о здравии”, на другой – “за упокой”, и под обоими заглавиями по ряду имен… Около клироса стоит маленькая старушонка с озабоченным лицом и с котомкой на спине. Она задумалась.

– Дальше кого? – спрашивает дьячок, лениво почесывая за ухом. – Скорей, убогая, думай, а то мне некогда. Сейчас часы читать стану.

– Сейчас, батюшка… Ну, пиши… О здравии рабов божиих: Андрея и Дарьи со чады… Митрия, опять Андрея, Антипа, Марьи…

– Постой, не шибко… Не за зайцем скачешь, успеешь.

– Написал Марию? Ну, таперя Кирилла, Гордея, младенца новопреставленного Герасима, Пантелея… Записал усопшего Пантелея?

– Постой… Пантелей помер?

– Помер… – вздыхает старуха.

– Так как же ты велишь о здравии записывать? – сердится дьячок, зачеркивая Пантелея и перенося его на другую бумажку. – Вот тоже еще… Ты говори толком, а не путай. Кого еще за упокой?

– За упокой? Сейчас… постой… Ну, пиши… Ивана, Авдотью, еще Дарью, Егора… Запиши… воина Захара… Как пошел на службу в четвертом годе, так с той поры и не слыхать…

– Стало быть, он помер?

– А кто ж его знает! Может, помер, а может, и жив… Ты пиши…

– Куда же я его запишу? Ежели, скажем, помер, то за упокой, коли жив, то о здравии… Пойми вот вашего брата!

– Гм. Ты, родименький, его на обе записочки запиши, а там видно будет. Да ему все равно, как его ни записывай: непутящий человек… пропащий… Записал? Таперя за упокой Марка, Левонтия, Арину… ну, и Кузьму с Анной… болящую Федосью…

– Болящую-то Федосью за упокой? Тю!

– Это меня-то за упокой? Ошалел, что ли?

– Тьфу! Ты, кочерыжка, меня запутала! Не померла еще, так и говори, что не померла, а нечего в заупокой лезть! Путаешь тут! Изволь вот теперь Федосью херить и в другое место писать… всю бумагу изгадил! Ну, слушай, я тебе прочту… О здравии Андрея, Дарьи со чады, паки Андрея, Антипия, Марии, Кирилла, новопреставленного младенца Гер… Постой, как же сюда этот Герасим попал? Новопреставленный, и вдруг – о здравии! Нет, запутала ты меня, убогая! Бог с тобой, совсем запутала!

Дьячок крутит головой, зачеркивает Герасима и переносит его в заупокойный отдел.

– Слушай! О здравии Марии, Кирилла, воина Захарии… Кого еще?

– Авдотью? Гм… Авдотью… Евдокию…– пересматривает дьячок обе бумажки.– Помню, записывал ее, а теперь шут ее знает… никак не найдешь… Вот она! За упокой записана!

– Авдотью-то за упокой? – удивляется старуха.– Году еще нет, как замуж вышла, а ты на нее уж смерть накликаешь. Сам вот, сердешный, путаешь, а на меня злобишься. Ты с молитвой пиши, а коли будешь в сердце злобу иметь, то бесу радость. Это тебя бес хороводит да путает…

– Постой, не мешай…

Дьячок хмурится и, подумав, медленно зачеркивает на заупокойном листке Авдотью. Перо на букве «д» взвизгивает и дает большую кляксу. Дьячок конфузится и чешет затылок.

– Авдотью, стало быть, долой отсюда… – бормочет он смущенно, – а записать ее туда… Так? Постой… Ежели ее туда, то будет о здравии, ежели же сюда, то за упокой… Совсем запутала баба! И этот еще воин Захария встрял сюда… Шут его принес… Ничего не разберу! Надо сызнова…

Дьячок лезет в шкафчик и достает оттуда осьмушку чистой бумаги.

– Выкинь Захарию, коли так… – говорит старуха. – Уж бог с ним, выкинь…

Дьячок макает медленно перо и списывает с обеих бумажек имена на новый листок.

– Я их всех гуртом запишу, – говорит он, – а ты неси к отцу дьякону… Пущай дьякон разберет, кто здесь живой, кто мертвый; он в семинарии обучался, а я этих самых делов… хоть убей, ничего не понимаю.

Старуха берет бумажку, подает дьячку старинные полторы копейки и семенит к алтарю.

Похожие книги на «Канитель»

Представляем Вашему вниманию похожие книги на «Канитель» списком для выбора. Мы отобрали схожую по названию и смыслу литературу в надежде предоставить читателям больше вариантов отыскать новые, интересные, ещё не прочитанные произведения.

канитель чехов читать

Канитель чехов читать

Автор Диана Гнездилова задал вопрос в разделе Другое

Напишите пожалуйста краткое содержание рассказов Канитель и Водевиль. А. П. Чехов. и получил лучший ответ

Ответ от ЂаисияКоновалова[гуру]
На клиросе стоит дьячок Отлукавин и держит между вытянутыми жирными пальцами огрызенное гусиное перо. Маленький лоб его собрался в морщины, на носу играют пятна всех цветов, начиная от розового и кончая темно-синим. Перед ним на рыжем переплете Цветной триоди лежат две бумажки. На одной из них написано “о здравии”, на другой – “за упокой”, и под обоими заглавиями по ряду имен. . Около клироса стоит маленькая старушонка с озабоченным лицом и с котомкой на спине. Она задумалась. – Дальше кого? – спрашивает дьячок, лениво почесывая за ухом. – Скорей, убогая, думай, а то мне некогда. Сейчас часы читать стану. – Сейчас, батюшка. . Ну, пиши. . О здравии рабов божиих: Андрея и Дарьи со чады. . Митрия, опять Андрея, Антипа, Марьи. . -Постой, не шибко. . Не за зайцем скачешь, успеешь. – Написал Марию? Ну, таперя Кирилла, Гордея, младенца новопреставленного Герасима, Пантелея. . Записал усопшего Пантелея? – Постой. . Пантелей помер? – Помер. . -вздыхает старуха. – Так как же ты велишь о здравии записывать? – сердится дьячок, зачеркивая Пантелея и перенося его на другую бумажку. – Вот тоже еще. . Ты говори толком, а не путай. Кого еще за упокой? – За упокой? Сейчас. . постой. . Ну, пиши. . Ивана, Авдотью, еще Дарью, Егора. . Запиши. . воина Захара. . Как пошел на службу в четвертом годе, так с той поры и не слыхать. . -Стало быть, он помер? – А кто ж его знает! Может, помер, а может, и жив. . Ты пиши. . -Куда же я его запишу? Ежели, скажем, помер, то за упокой, коли жив, то о здравии. . Пойми вот вашего брата! – Гм! . Ты, родименький, его на обе записочки запиши, а там видно будет. Да ему все равно, как его ни записывай: непутящий человек. . пропащий. . Записал? Таперя за упокой Марка, Левонтия, Арину. . ну, и Кузьму с Анной. . болящую Федосью. . -Болящую-то Федосью за упокой? Тю! – Это меня-то за упокой? Ошалел, что ли? – Тьфу! Ты, кочерыжка, меня запутала! Не померла еще, так и говори, что не померла, а нечего в заупокой лезть! Путаешь тут! Изволь вот теперь Федосью херить и в другое место писать. . всю бумагу изгадил! Ну, слушай, я тебе прочту. . О здравии Андрея, Дарьи со чады, паки Андрея, Антипия, Марии, Кирилла, новопреставленного младенца Гер. . Постой, как же сюда этот Герасим попал? Новопреставленный, и вдруг – о здравии! Нет, запутала ты меня, убогая! Бог с тобой, совсем запутала! Дьячок крутит головой, зачеркивает Герасима и переносит его в заупокойный отдел. – Слушай! О здравии Марии, Кирилла, воина Захарии. . Кого еще? – Авдотью записал? –
Авдотью? Гм. . Авдотью. . Евдокию. . -пересматривает дьячок обе бумажки. – Помню, записывал ее, а теперь шут ее знает. . никак не найдешь. . Вот она! За упокой записана! – Авдотью-то за упокой? – удивляется старуха. – Году еще нет, как замуж вышла, а ты на нее уж смерть накликаешь! . Сам вот, сердешный, путаешь, а на меня злобишься. Ты с молитвой пиши, а коли будешь в сердце злобу иметь, то бесу радость. Это тебя бес хороводит да путает. .
– Постой, не мешай. . Дьячок хмурится и, подумав, медленно зачеркивает на заупокойном листке Авдотью. Перо на букве “д” взвизгивает и дает большую кляксу. Дьячок конфузится и чешет затылок. – Авдотью, стало быть, долой отсюда. . -бормочет он смущенно, – а записать ее туда. . Так? Постой. . Ежели ее туда, то будет о здравии, ежели же сюда, то за упокой. . Совсем запутала баба! И этот еще воин Захария встрял сюда. . Шут его принес. . Ничего не разберу! Надо сызнова. .
Дьячок лезет в шкафчик и достает оттуда осьмушку чистой бумаги. – Выкинь Захарию, коли так. . -говорит старуха. – Уж бог с ним, выкинь. . -Молчи! Дьячок макает медленно перо и списывает с обеих бумажек имена на новый листок. –
Я их всех гуртом запишу, – говорит он, – а ты неси к отцу дьякону. . Пущай дьякон разберет, кто здесь живой, кто мертвый, он в семинарии обучался, а я этих делов. . хоть убей, ничего не понимаю.
Источник: Старуха берет бумажку, семенит к алтарю А.П.Чехов

Читайте также:  Дети Арбата - краткое содержание романа Рыбакова (сюжет произведения)

Чехов – Канитель

На клиросе стоит дьячок Отлукавин и держит между вытянутыми жирными пальцами огрызенное гусиное перо. Маленький лоб его собрался в морщины, на носу играют пятна всех цветов, начиная от розового и кончая темно-синим. Перед ним на рыжем переплете Цветной триоди лежат две бумажки. На одной из них написано “о здравии”, на другой – “за упокой”, и под обоими заглавиями по ряду имен. Около клироса стоит маленькая старушонка с озабоченным лицом и с котомкой на спине. Она задумалась.

– Дальше кого? – спрашивает дьячок, лениво почесывая за ухом. – Скорей, убогая, думай, а то мне некогда. Сейчас часы читать стану.

– Сейчас, батюшка. Ну, пиши. О здравии рабов божиих: Андрея и Дарьи со чады. Митрия, опять Андрея, Антипа, Марьи.

– Постой, не шибко. Не за зайцем скачешь, успеешь.

– Написал Марию? Ну, таперя Кирилла, Гордея, младенца новопреставленного Герасима, Пантелея. Записал усопшего Пантелея?

– Постой. Пантелей помер?

– Помер. – вздыхает старуха.

– Так как же ты велишь о здравии записывать? – сердится дьячок, зачеркивая Пантелея и перенося его на другую бумажку. – Вот тоже еще. Ты говори толком, а не путай. Кого еще за упокой?

– За упокой? Сейчас. постой. Ну, пиши. Ивана, Авдотью, еще Дарью, Егора. Запиши. воина Захара. Как пошел на службу в четвертом годе, так с той поры и не слыхать.

– Стало быть, он помер?

– А кто ж его знает? Может, помер, а может, и жив. Ты пиши.

– Куда же я его запишу? Ежели, скажем, помер, то за упокой, коли жив, то о здравии. Пойми вот вашего брата!

– Гм. Ты, родименький, его на обе записочки запиши, а там видно будет. Да ему всё равно, как его ни записывай: непутящий человек. пропащий. Записал? Таперя за упокой Марка, Левонтия, Арину. ну, и Кузьму с Анной. болящую Федосью.

– Болящую-то Федосью за упокой? Тю!

– Это меня-то за упокой? Ошалел, что ли?

– Тьфу! Ты, кочерыжка, меня запутала! Не померла еще, так и говори, что не померла, а нечего в за упокой лезть! Путаешь тут! Изволь вот теперь Федосью херить и в другое место писать. всю бумагу изгадил! Ну, слушай, я тебе прочту. О здравии Андрея, Дарьи со чады, паки Андрея, Антипия, Марии, Кирилла, новопреставленного младенца Гер. Постой, как же сюда этот Герасим попал? Новопреставленный, и вдруг – о здравии! Нет, запутала ты меня, убогая! Бог с тобой, совсем запутала!

Дьячок крутит голавой, зачеркивает Герасима и переносит его в заупокойный отдел.

– Слушай! О здравии Марии, Кирилла, воина Захарии. Кого еще?

– Авдотью? Гм. Авдотью. Евдокию. – пересматривает дьячок обе бумажки. – Помню, записывал ее, а теперь шут ее знает. никак не найдешь. Вот она! За упокой записана!

– Авдотью-то за упокой? – удивляется старуха. – Году еще нет, как замуж вышла, а ты на нее уж смерть накликаешь. Сам вот, сердешный, путаешь, а на меня злобишься. Ты с молитвой пиши, а коли будешь в сердце злобу иметь, то бесу радость. Это тебя бес хороводит да путает.

– Постой, не мешай.

Дьячок хмурится и, подумав, медленно зачеркивает на заупокойном листе Авдотью. Перо на букве “д” взвизгивает и дает большую кляксу. Дьячок конфузится и чешет затылок.

– Авдотью, стало быть, долой отсюда. – бормочет он смущенно, – а записать ее туда. Так? Постой. Ежели ее туда, то будет о здравии, ежели же сюда, то за упокой. Совсем запутала баба! И этот еще воин Захария встрял сюда. Шут его принес. Ничего не разберу! Надо сызнова.

Дьячок лезет в шкапчик и достает оттуда осьмушку чистой бумаги.

– Выкинь Захарию, коли так. – говорит старуха. – Уж бог с ним, выкинь.

Дьячок макает медленно перо и списывает обеих бумажек имена на новый листок.

– Я их всех гуртом запишу, – говорит он, – а ты неси к отцу дьякону. Пущай дьякон разберет, кто здесь живой, кто мертвый; он в семинарии обучался, а я этих самых делов. хоть убей, ничего не понимаю.

Старуха берет бумажку, подает дьячку старинные полторы копейки и семенит к алтарю.

Сюжет рассказа Канитель

Действие рассказа разворачивается в церкви. Пожилая женщина, пришедшая в храм, хотела заказать молебен за здравие и упокой своих родных и близких людей. На клиросе она повстречала мужчину – служащего церкви. Он был неопрятен, с грязными жирными пальцами которыми он держал старое гусиное перо. Перед ним лежали два листа бумаги, на одном из них было написано «О Здравии», а на другом «За Упокой», на каждом был представлен перечень имен.

Бабуля и дьячок Отлукавин начали распределять её родню по спискам, так чтобы имена в них не повторялись. Но как оказалось, вся проблема была в том, что бабушка в силу своего преклонного возраста, путалась в словах, именах и не владела достаточной информацией о том, жив ли человек или уже давно умер.

За упокой просила записать воина Захара, который не вернулся со службы, а Отлукавин следуя бабушкиной логике, хотел занести и болящую Федосью сразу в список умерших… а маленького ребеночка, который умер, почему-то решил записать вместе с живыми родителями в список «О здравии».

Долго они распределяли имена, дьячок ругался, испортил много бумаги, ругался на старуху, пытался понять положение дел и разобраться с родственниками, но окончательно запутавшись в усопших и здравствующих решил переложить свои обязанности на более компетентного человека.

Он написал все имена родственников и знакомых на один лист, отдал его бабуле и сказал отнести его дьякону, чтобы он разбирался кто тут живой, кто мертвый, не зря же он в семинарии обучался.

Бабушка вздыхая взяла бумажку, отдала старые полторы копейки и пошла к алтарю искать нужного человека.

Вот такой сатирический рассказ о том, как трудно порой бывает договориться двум людям, чьи интересы, возраст и жизненная позиция не имеют точек соприкосновения.

Он наполнен очень красочным описанием людей, красивыми необычными именами, закрученными диалогами, дающими полное представление о происходящих действиях. Полностью погружаешься в ту обстановку и как будто смотришь на всё, находясь в центре событий.

Прочитав этот рассказ понимаешь, что нужно учиться понимать друг друга, находить общий язык, даже если вы с собеседником абсолютно разные личности. Нужно уважать пожилых людей, ведь каждый из нас когда-то постареет…

Так же произведение дает понять, что не стоит перекладывать свои обязанности на других, даже не попытавшись толком разобраться в сущности данной проблемы.

Канитель

Несколько интересных материалов

Основным персонажем произведения является магистр Андрей Васильевич Коврин, который по настоянию врачей из-за своего болезненного состояния вынужден отправиться для выздоровления в деревню

Довольно-таки грустное и драматичное произведение Антона Павловича Чехова было основано на событиях, которые происходят с главным героем, которого зовут Алексей Федорович Лаптев.

Как-то несколько товарищей собрались в усадьбе их общего друга Алёхина. Утром, за завтраком зашел у них разговор о любви. Алехин поведал историю о красивой девушке Пелагеи

Николай Евграфович Алмазов – скромный офицер, слушатель курсов Академии генерального штаба. Он не смог бы поступить в нее, если бы не его заботливая и веселая жена. Верочка каждый раз помогает

Однажды холодным весенним днем дьяковский сын – Иван Великопольский возвращался домой “с тяги”. Постепенная смена погоды, которая застала его в пути, отражалась на настроении студента.

Ссылка на основную публикацию