Егерь – краткое содержание рассказа Чехова (сюжет произведения)

Чехов А.П. – Егерь

Знойный и душный полдень. На небе ни облачка. Выжженная солнцем трава глядит уныло, безнадёжно: хоть и будет дождь, но уж не зеленеть ей. Лес стоит молча, неподвижно, словно всматривается куда-то своими верхушками или ждёт чего-то.
По краю сечи (1) лениво, вразвалку, плетётся высокий узкоплечий мужчина лет сорока, в красной рубахе, латаных господских штанах и в больших сапогах. Плетётся он по дороге. Направо зеленеет сеча, налево, до самого горизонта, тянется золотистое море поспевшей ржи. Он красен и вспотел. На его красивой белокурой голове ухарски сидит белый картузик с прямым, жокейским козырьком, очевидно подарок какого-нибудь расщедрившегося барича. Через плечо перекинут ягдташ (2), в котором лежит скомканный петух-тетерев. Мужчина держит в руках двустволку со взведёнными курками и щурит глаза на своего старого, тощего пса, который бежит впереди и обнюхивает кустарник. Кругом тихо, ни звука. Всё живое попряталось от зноя.
– Егор Власыч! – слышит вдруг охотник тихий голос.
Он вздрагивает и, оглядевшись, хмурит брови. Возле него, словно из земли выросши, стоит бледнолицая баба лет тридцати, с серпом в руке. Она старается заглянуть в его лицо и застенчиво улыбается.
– А, это ты, Пелагея! – говорит охотник, останавливаясь и медленно спуская курки.- Гм. Как же это ты сюда попала?
– Тут из нашей деревни бабы работают, так вот и я с ими. В работницах, Егор Власыч.
– Тэк. – мычит Егор Власыч и медленно идёт дальше.
Пелагея за ним. Проходят молча шагов двадцать.
– Давно уж я вас не видала, Егор Власыч. – говорит Пелагея, нежно глядя на двигающиеся плечи и лопатки охотника.- Как заходили вы на Святой в нашу избу воды напиться, так с той поры вас и не видали. На Святой на минутку зашли, да и то бог знает как. в пьяном виде. Побранили, побили и ушли. Уж я ждала, ждала. глаза все проглядела, вас поджидаючи. Эх, Егор Власыч, Егор Власыч! Хоть бы разочек зашли!
– Что ж мне у тебя делать-то?
– Оно, конечно, делать нечего, да так. всё-таки ж хозяйство. Поглядеть, как и что. Вы хозяин. Ишь ты, тетерьку подстрелили. Егор Власыч! Да вы бы сели, отдохнули.
Говоря всё это, Пелагея смеётся, как дурочка, и глядит вверх на лицо Егора. От лица её так и дышит счастьем.
– Посидеть? Пожалуй. – говорит равнодушным тоном Егор и выбирает местечко между двумя рядом растущими ёлками.- Что ж ты стоишь? Садись и ты!
Пелагея садится поодаль на припёке и, стыдясь своей радости, закрывает рукой улыбающийся рот. Минуты две проходят в молчании.
– Хоть бы разочек зашли,- говорит тихо Пелагея.
– Зачем? – вздыхает Егор, снимая свой картузик и вытирая рукавом красный лоб.- Нет никакой надобности. Зайти на час-другой – канитель одна, только тебя взбаламутишь, а постоянно жить в деревне – душа не терпит. Сама знаешь, человек я балованный. Мне чтоб и кровать была, и чай хороший, и разговоры деликатные. чтоб все степени мне были, а у тебя там на деревне беднота, копоть. Я и дня не выживу. Ежели б указ такой, положим, вышел, чтоб беспременно мне у тебя жить, так я бы или избу сжёг, или руки бы на себя наложил. Сызмалетства во мне это баловство сидит, ничего не поделаешь.
– Таперя вы где живёте?
– У барина, Дмитрия Иваныча, в охотниках. К его столу дичь поставляю, а больше так. из-за удовольствия меня держит.
– Не степенное ваше дело, Егор Власыч. Для людей это баловство, а у вас оно словно как бы и ремесло. занятие настоящее.
– Не понимаешь ты, глупая,- говорит Егор, мечтательно глядя на небо.- Ты отродясь не понимала и век тебе не понять, что я за человек. По-твоему, я шальной, заблудящий человек, а который понимающий, для того я что ни на есть лучший стрелок во всём уезде. Господа это чувствуют и даже в журнале про меня печатали. Ни один человек не сравняется со мной по охотницкой части. А что я вашим деревенским занятием брезгаю, так это не из баловства, не из гордости. С самого младенчества, знаешь, я окромя ружья и собак никакого занятия не знал. Ружьё отнимают, я за удочку, удочку отнимают, я руками промышляю. Ну, и по лошадиной части барышничал, по ярмаркам рыскал, когда деньги водились, а сама знаешь, что ежели который мужик записался в охотники или в лошадники, то прощай соха. Раз сядет в человека вольный дух, то ничем его не выковыришь. Тоже вот ежели который барин пойдёт в ахтеры или по другим каким художествам, то не быть ему ни в чиновниках, ни в помещиках. Ты баба, не понимаешь, а это понимать надо.
– Я понимаю, Егор Власыч.
– Стало быть, не понимаешь, коли плакать собираешься.
– Я. я не плачу. – говорит Пелагея, отворачиваясь.- Грех, Егор Власыч! Хоть бы денёк со мной, несчастной, пожили. Уж двенадцать лет, как я за вас вышла, а. а промеж нас ни разу любови не было. Я. я не плачу.
– Любови. – бормочет Егор, почёсывая руку.- Никакой любови не может быть. Одно только звание, что мы муж и жена, а нешто это так и есть? Я для тебя дикий человек есть, ты для меня простая баба, не понимающая. Нешто мы пара? Я вольный, балованный, гулящий, а ты работница, лапотница, в грязи живёшь, спины не разгибаешь. О тебе я так понимаю, что я по охотницкой части первый человек, а ты с жалостью на меня глядишь. Где же тут пара?
– Да ведь венчаны, Егор Власыч! – всхлипывает Пелагея.
– Не волей венчаны. Нешто забыла? Графа Сергея Павлыча благодари. и себя. Граф из зависти, что я лучше его стреляю, месяц целый вином меня спаивал, а пьяного не токмо что перевенчать, но и в другую веру совратить можно. Взял и в отместку пьяного на тебе женил. Егеря на скотнице! Ты видала, что я пьяный, зачем выходила? Не крепостная ведь, могла супротив пойти! Оно, конечно, скотнице счастье за егеря выйти, да ведь надо рассуждение иметь. Ну, вот теперь и мучайся, плачь. Графу смешки, а ты плачь. бейся об стену.
Наступает молчание. Над сечей пролетают три дикие утки. Егор глядит на них и провожает их глазами до тех пор, пока они, превратившись в три едва видные точки, не опускаются далеко за лесом.
– Чем живёшь? – спрашивает он, переводя глаза с уток на Пелагею.
– Таперя на работу хожу, а зимой ребёночка из воспитательного дома беру, кормлю соской. Полтора рубля в месяц дают.
– Так.
Опять молчание. С сжатой полосы несётся тихая песня, которая обрывается в самом начале. Жарко петь.
– Сказывают, что вы Акулине новую избу поставили,- говорит Пелагея.
Егор молчит.
– Стало быть, она вам по сердцу.
– Счастье уж твоё такое, судьба! – говорит охотпик, потягиваясь.- Терпи, сирота. Но, одначе, прощай, заболтался. К вечеру мне в Болтово поспеть нужно.
Егор поднимается, потягивается и перекидывает ружьё через плечо. Пелагея встаёт.
– А когда же в деревню придёте? – спрашивает она тихо.
– Незачем. Тверезый никогда не приду, а от пьяного тебе мало корысти. Злоблюсь я пьяный. Прощай!
– Прощайте, Егор Власыч.
Егор надевает картуз на затылок и, чмокнув собаке, продолжает свой путь. Пелагея стоит на месте и глядит ему вслед. Она видит его двигающиеся лопатки, молодецкий затылок, ленивую, небрежную поступь, и глаза её наполняются грустью и нежной лаской. Взгляд её бегает по тощей, высокой фигуре мужа и ласкает, нежит его. Он, словно чувствуя этот взгляд, останавливается и оглядывается. Молчит он, но по его лицу, по приподнятым плечам Пелагее видно, что он хочет ей сказать что-то. Она робко подходит к нему и глядит на него умоляющими глазами.
– На тебе! – говорит он, отворачиваясь.
Он подаёт ей истрёпанный рубль и быстро отходит.
– Прощайте, Егор Власыч! – говорит она, машинально принимая рубль.
Он идёт по длинной, прямой, как вытянутый ремень, дороге. Она, бледная, неподвижная, как статуя, стоит и ловит взглядом каждый его шаг. Но вот красный цвет его рубахи сливается с тёмным цветом брюк, шаги не видимы, собаку не отличишь от сапог. Виден только один картузик, но. вдруг Егор круто поворачивает направо в сечу и картузик исчезает в зелени.
– Прощайте, Егор Власыч! – шепчет Пелагея и поднимается на цыпочки, чтобы хоть ещё раз увидать белый картузик.

(1) Сеча – просека.
(2) Ягдташ – охотничья сумка.

Краткое содержание по рассказам Чехова

Анна на шее

Молодая, симпатичная девушка выходит замуж за богатого мужчину, который ей годится в отцы. Ее социальное положение очень тяжелое. Читать далее

Аптекарша

В небольшом городке, сидя у окна тоскует аптекарша. Все еще спят, спит и старый аптекарь. Его супруге не спится, она скучает у окна. Вдруг девушка услышала шум и беседу на улице. Читать далее

Беглец

В этом рассказе Чехов повествует с присущим ему юмором и со сжатостью о ребенке. Пашку, у которого нарыв на локте, мама привезла к доктору. Тот потребовал оставить ребенка в больнице на небольшую операцию Читать далее

Беззащитное существо

Кистунов, управляющий банком, отправляется на работу несмотря на свою подагру. В банк является некая Щукина с прошением. Читать далее

Белолобый

В этом рассказе несчастная волчица много думает, но, естественно, о том, как добыть еду, как прокормить и защитить волчат. Она вспоминает былые годы, жалеет о своей ушедшей силе Читать далее

В овраге

Автор повести знакомит с необычным расположением села Уклеево. Раскинувшись в овраге, на вид были выставлены лишь трубы его зданий. Село было известно одним событием, произошедшим на поминках местного фабриканта Читать далее

Ванька Жуков

Ванька Жуков – сирота девяти лет отроду. Он жил с дедушкой в одной деревеньке, но вот уж три месяца как его отдали сапожнику Аляхину на обучение. Вечером перед Рождеством Ванька не спит Читать далее

Вверх по лестнице

Некий Долбоносов, советник из уездного городка, как-то по служебным делам приезжает в Петербург, где он неожиданно попадает к князю Фингалову на званый вечер. Здесь он случайно встречает молодого юриста, студента Щепоткина, чему очень удивился. Читать далее

Вишневый сад

События пьесы разворачиваются весной в 1904 году. Любовь Андреевна Раневская с дочерью, служанкой и лакеем возвращаются на Родину Читать далее

Гриша

Гриша – маленький двухлетний мальчик. Он знает мир, ограниченный рамками его дома: детская, гостиная, кухня, отцовский кабинет, куда ему нельзя. Самым интересным миром для него была кухня. Читать далее

Дама с собачкой

Семейный мужчина в Ялте встречает замужнюю женщину. Между ними завязывается курортный роман. Однако, вернувшись по своим городам, оба не могут забыть друг друга и возобновляют свою тайную связь Читать далее

Детвора

Чехов через игру раскрывает характер каждого ребенка: даже ещё не полностью оформившийся характер, а нрав и предрасположенности. Например, самый старший – Гриша Читать далее

Дом с мезонином

Произведение А.П. Чехова «Дом с мезонином» посвящено несостоявшейся любви молодого художника и провинциальной чистой девушки по имени Женя. Молодой человек не понравился ее старшей сестре, Лиде Читать далее

Драма на охоте

Произведение «Драма на охоте» А.П. Чехова начинается с того, как в редакцию приходит человек и просит напечатать его повесть. Господин представился фамилией Камышев и сказал Читать далее

Душечка

Произведение «Душечка» было написано в 1899 г. Главной особенностью можно обозначить разносторонний показ образа главной героини. За тему можно взять описание любви, которая противопоставлена обществу Читать далее

Дуэль

Рассказ об отношениях молодого человека Ивана Лаевского и замужней даму Надежды Федоровны. Некоторое время тому назад, они бежали на Кавказ, оставив мужа Надежды Федоровны в Петербурге Читать далее

Дядя Ваня

Россия, конец 19 века. Действия пьесы происходят в усадьбе отставного профессора Серебрякова, женатого вторым браком на 27 летней Елене Андреевне. С ним также живут Соня, дочь от первого брака Читать далее

Жалобная книга

В этом рассказе-зарисовке представлена жалобная книга одной станции. Не рассказывается никакой целостной истории, но звучит много голосов Читать далее

Злой мальчик

Рассказ Антона Павловича Чехова «Злой мальчик» повествует нам об истории, которая наглядно показывает влияние устоев общества на взаимоотношения и поведение людей. Главные герои рассказа – Анна и Иван Читать далее

Злоумышленник

С первых строк рассказа перед нами вырисовывается образ главного героя. Это всклокоченный, тощий, босой, давно нечесаный мужик небольшого роста. Читать далее

Иванов (пьеса)

Основным персонажем произведения является уездный помещик Николай Алексеевич Иванов, представленный писателем в образе образованного тридцати пятилетнего мужчины Читать далее

Ионыч

В своем небольшом рассказе автор высмеивает недостатки человека, которые встречаются почти у каждого. Писатель на страницах произведения показывает нам жизнь земского доктора Дмитрия Ионовича Старцева Читать далее

Канитель

Рассказ этот юмористический, в нем говорится о том, что двум людям нелегко прийти к единому мнению, имея разные взгляды на жизнь. Читать далее

Каштанка

История начинается с описания жизни собаки по кличке Каштанка у столяра Луки и его сына Федора. Собаку часто обижали, иногда не кормили, ругали, били. Тем не менее, Каштанка была очень привязана к семье. Однажды, сопровождая хозяина Читать далее

Крыжовник

Историю своего брата Николая Ивановича рассказывает в гостях Иван Иванович, с грустью рассказывает, хотя, казалось бы, у брата все отлично. Николай, еще в молодости, еще на службе мечтал о собственном домике Читать далее

Леший

Действия пьесы Антона Павловича Чехова «Леший» разворачиваются в имении отставного профессора, человека лет шестидесяти, Александра Серебрякова, в котором он живет из-за своей бедности, так как не может позволить квартиру. Читать далее

Лошадиная фамилия

У генерала в отставке Булдеева случается неприятность – сильно разболелся зуб. Его приказчик советует ему одного целителя, заговаривающего зубную боль. Но вот фамилию его вспомнить он никак не может, упомянув только, что фамилия эта лошадиная Читать далее

Мальчики

Рассказ Антона Павловича Чехова Мальчики повествует о двух гимназистах, приехавших на Новый год в гости к родителям одного из мальчиков. Они собирались сбежать в Америку в предновогоднюю ночь Читать далее

Маска

В клубе дают благотворительный бал-маскарад. Желающие танцуют в кадрили, интеллектуалы удаляются в читальню изучать газеты. Тишину нарушает приход веселой кампании. Мужчина в маске, одетый в костюм кучера и шляпу с павлиньим пером Читать далее

Медведь

Елена Ивановна Попова жена помещика. Она имеет несчастье стать вдовой. Женщина находится в глубокой скорби, но реальность заставляет ее оторваться от своей скорби. Читать далее

Мужики

Лакей Николай очень сильно заболел, и уехал со своей семьёй из Москвы на Родину, в бедное село Жуково. Ни жена Ольга, ни дочь Саша не были в восторге от увиденного. Ничего не сказав друг другу, семья отправилась к реке. Читать далее

На мельнице

Герой рассказа Алексей Бирюков, мельник средних лет. Коренастый, здоровый, словно моряк, с красным угрюмым лицом. К нему на мельницу приехали пара монахов, смуглый чернобородый Диодор и старик Клиопа. Читать далее

Налим

Случай нелепый, казусный. Пять мужиков долгое время ловили и упустили в воду налима. Улыбаться начинаешь уже с первых строк. Колоритные плотники Любим и Герасим посланы строить для барина купальню в реке Читать далее

Читайте также:  Почтальонская сказка - краткое содержание сказки Чапека (Почтарская сказка) (сюжет произведения)

Невеста

Надя собирается замуж за сына местного протоиерея, Андрея Андреевича. Родственники Нади, властная бабушка и мать заняты приготовлением к свадьбе. В доме гостит дальний родственник семьи Саша, он болен чахоткой. Читать далее

О любви

Алехин знакомится с семьей Лугановичей и становится в их доме частым гостем. Но со временем и он, и Анна Алексеевна понимают, что любят друг друга. Однако страхи разрушить свою налаженную жизнь, обидеть близких людей Читать далее

Орден

Перед Новым годом учитель военной прогимназии Лев Пустяков был приглашен на обед к купцу Спичкину. Желая произвести впечатление на самого купца, его двух дочерей и его гостей, отправился Пустяков к своему другу поручику с просьбой одолжить Читать далее

Остров Сахалин

Книга «Остров Сахалин» была написана Чеховым в 1891-1893 годах во время его путешествия на остров в середине 1890-го года. Помимо личных наблюдений автора в содержание путевых заметок вошла и другая информация Читать далее

Палата номер 6

Повесть Палата No6 была написана Чеховым в 1892 году и по сей день является одной из самых популярных. Автор раскрывает в произведении такие темы как: насилие, лицемерие, халатное отношение врачей и судей к людям. Так же можно заметить философские подтемы Читать далее

Рассказ начинается с воспоминаний старого банкира, которые относят его на пятнадцать лет назад. На званном вечере собрались учёные, журналисты, банкиры и юристы. Они обсуждали правильно ли карать преступников смертной казнью. Мнения разделились. Читать далее

Переполох

Машенька Павлецкая, девушка из бедной интеллигентной семьи, живет в семье Кушкиных, где работает гувернанткой. Вернувшись с прогулки, она замечает переполох в доме. Читать далее

Пересолил

Этот рассказ повествует о том, как двое взрослых, довольно крепких и здоровых мужчин нафантазировали себе ужасы друг о друге во время поездки через лес. Один из героев – крестьянин, который взялся подвезти землемера. Читать далее

Письмо к учёному соседу

Василий Семи-Булатов пишет письмо своему соседу Максиму. В начале письма он извиняется за беспокойство. Максим – ученый и недавно переехал из Санкт-Петербурга, но с соседями не познакомился, поэтому Василий решил первым пойти на контакт. Читать далее

Попрыгунья

Главная героиня рассказа – Попрыгунья, то есть Ольга Дымова, которая обожает людей искусства. Она сама «немного талантлива», зато, во всех сферах, и она стыдится своего любящего мужа, хотя он и зарабатывает на двух работах, исполняет любой её каприз Читать далее

Предложение

В усадьбу помещика Степана Степановича Чубукова приезжает тридцатипятилетний сосед Иван Васильевич Ломов. С виду Чубуков рад Ломову, встречает как родного, ведёт “елейные” разговоры, но на самом деле опасается Читать далее

Радость

В сонный дом своих родителей вбегает взволнованный, взъерошенный, радостный их сын – Митя. Дом сонный, так как все уже собирались спать, но Митя нарушил все спокойствие. Он не находит себе места, повторяет Читать далее

Размазня

В этом рассказе показана сцена выдача жалования гувернантке. Вот только отец семейства решил подшутить над слабохарактерной девушкой, научить ее жизни. Он намеренно обсчитывает ее, обманывает Читать далее

Репетитор

В этом рассказе Чехова покана на примере частного урока вся гамма чувств главного героя: от гордости до пристыженности, от уверенности до смятения Читать далее

Скрипка Ротшильда

Яков Иванов работает гробовщиком. Это дело не приносит ему особого дохода, поэтому он подрабатывает игрой на скрипке во время свадеб. Вместе с Яковом на этом деле зарабатывал еврей по фамилии Ротщильд. Этот играл не очень хорошо. Читать далее

Скучная история

Произведение повествует нам о жизни профессора медицины Николае Степановиче, которого все уважали и считали его достойнейшим человеком. Ведь он так много сделал для науки. Хотя на самом деле, это больной старичок Читать далее

Случай из практики

К тяжелобольной дочери фабриканта приглашают профессора. Вместо себя доктор присылает ординатора Королева. Родившийся и выросший в Москве Читать далее

Смерть чиновника

Однажды экзекутор Иван Дмитрич Червяков наслаждался просмотром «Корневильских колоколов». Он получал от этого истинное удовольствие. Но внезапно у него перехватило дыхание и он чихнул Читать далее

Спать хочется

Под покровом ночи нянька, тринадцатилетняя девочка, покачивает колыбель и тихо напевает песенку. Ребенок в кроватке не хочет спать, и все время хнычет, а Варьку клонит в сон. Но спать ей нельзя, иначе хозяева будут ругаться. Читать далее

Степь

В этой повести показано путешествие по степи главных героев на обшарпанной бричке. Все трое разных возрастов, поэтому воспринимают жизнь, мир, степь, свое путешествие по-разному. Для Ивана Ивановича как для купца это привычный путь Читать далее

Страшная ночь

В произведении А.П. Чехова «Страшная ночь» Иван Петрович Панихидин рассказывает слушателям историю из своей жизни. Он побывал на спиритическом сеансе в доме своего друга Читать далее

Студент

В этом рассказе показан небольшой по времени и событийности, но огромный по значению урок для студента духовной семинарии – Ивана. Урок этот он получает по пути в непогоду Читать далее

Счастье

Беззубый старик и молодой парень стерегут отару овец в степи. В сумерках появляется всадник. В нем они узнают мужчину средних лет, Пантелея. Пожилой пастух завязывает разговор и сообщает новость о смерти Ефима Жменя, кузнеца. Читать далее

Толстый и тонкий

Начинается произведение автор сводит двоих старых друзей, они пересеклись на Николаевской железной дороге. Описание первого товарища, именуемого как толстый начинается с описания, он недавно поел и на его губах еще было маслом Читать далее

Тоска

Главным героем рассказа А. П. Чехова «Тоска» является старый извозчик. У этого несчастного пожилого человека недавно умер сын. Он тоскует и страдает, и ему необходимо рассказать кому-нибудь о своем великом горе. Читать далее

Три года

В произведении отражены некоторые моменты жизни московского коммерсанта Лаптева. В самом начале перед нами перед нами предстает наш главный герой, ожидающий в саду на лавочке Юлию Сергеевну с церковной службы Читать далее

Три сестры

Начинается пьеса оптимистично: и сама погода, и герои радостны. Сестры Прозоровы молоды, полны надежд, каждая счастлива по-своему, но их мечте о переезде в Москву не суждено исполниться в свете революционных событий Читать далее

Унтер Пришибеев

Унтер-офицера Пришибеева судят за оскорбление словами и действием урядника Жигина, волостного старшину Аляпова, и других людей. Сам же Пришибеев считает, что виновен не он, а все остальные. Читать далее

Учитель словесности

Никитин Сергей Васильевич работает учителем словесности в гимназии, живет в квартирах с нудным преподавателем истории и географии, который говорит исключительно всем известные школьные истины Читать далее

Хамелеон

В данном рассказе автор показывает людей с характером, который подобен “хамелеону”, то есть в зависимости от жизненной ситуации человек приспосабливается менять свою точку зрения на ту, которая будет для него выгоднее. Читать далее

Хирургия

Произведение А.П. Чехова рассказывает о невежестве в белом халате. Рассказ высмеивает фельдшера земской больницы, который, оставшись вместо доктора «за главного», важничает перед дьячком, у которого нестерпимо болит зуб Читать далее

Цветы запоздалые

Княгиня с дочерью вразумляют Егорушку. Матушка совестит его сыном бывшего крепостного, который выбился в люди и стал врачом. Сестра сочувствует, полагая, что брат пьет от безответной любви. Утомившись от их нотаций Читать далее

Чайка

Действия пьесы проходят в поместье Сорина Петра Николаевичка, к нему в гости приехала его сестра-актриса, Ирина Николаевна Аркадина, с ней ещё приехал и беллетрист Борис Тригорин, последнему еще не было сорока, но он уже являлся довольно знаменитым Читать далее

Человек в футляре

Главный герой рассказа Беликов – учитель древнегреческого языка в гимназии. Его образ является собирательным, типичным для общества. В характере и в облике главного героя наиболее ярко выражены все особенности внешности Читать далее

Черный монах

По совету врача чтобы подлечить свое здоровье Андрей Васильевич Коврин отправляется на отдых в деревню. Он гостит у своего воспитателя, Песоцкого Егора Семеновича, известного русского садовода Читать далее

Шведская спичка

Однажды утром к приставу пришел некий Псеков и заявил, что его хозяин, Марк Иванович Кляузов, убит. Становой пристав, вместе с понятыми, прибыл на место происшествия, чтобы изучить детали и опросить свидетелей Читать далее

Шуточка

В рассказе Чехова молодой человек шутит над наивной Наденькой. Они вместе прогуливаются, юноша предлагает скатиться с горы на санках, а для Наденьки это смерти подобно, но после долгих уговоров она соглашается Читать далее

Юбилей

Сидящий за столом в конторе банка Хирин требует срочно принести валерьянки в кабинет директора. Он возмущается тем, что он всё время занят докладом: и дома пишет, и на работе. К тому же у него похоже повысилась температура. Читать далее

Об авторе

Чехов Антон Павлович – один из самых великих русских писателей. Его произведения стали классикой мировой литературы, а пьесы, которые он написал, ставят в театрах многих стран. Большинство его книг экранизированы.

Родился литератор в городе Таганроге 9 января 1860 года. Антон учился в греческой школе-гимназии, а потом уехал в Москву и поступил в университет, где получил профессию врача. С юных лет будущий автор увлекался написанием небольших рассказов, но писателем не собирался быть, так как это ремесло не приносило достаточного заработка.

Будучи студентом университета, молодой человек написал «Письмо к ученому соседу». Повествование было напечатано в журнале, но под другим названием. Небольшие истории печатались в издании «Осколки». Сборник рассказов впервые вышел в виде книги в 1884 году и назывался «Сказки Мельпомены».

В молодые годы Чехов совершил путешествие по югу страны, побывал в Крыму и на Кавказе, и в скорости написал свою «Степь», в которой описал свои наблюдения о тех местах. В 1890 году писатель отправился На Сахалин. Там он видел своими глазами жизнь ссыльных людей. Все свои неизгладимые впечатления писатель отразил в книгах «Остров Сахалин», «В ссылке».

Больше всего литератору нравился драматургический стиль написания. Антон Павлович, еще учась в гимназии, начал писать такие сочинения, к сожалению многие не дошли до наших дней. Его пьесы «Иванов», «Медведь», «Лебединая песня» активно печатались в различных изданиях и ставились на сценах. «Чайка», «Три сестры», «Дядя Ваня» – эти пьесы принесли Чехову мировую известность. Их до сих пор показывают на всех больших сценах мира. Его «Палата 6» неоднократно использовалась сценаристами кино в разных странах.

Чехов никогда не считал себя детским писателем, но в его коллекции немало книг написанных для детской аудитории.

Чехов Антон Павлович – Егерь

Знойный и душный полдень. На небе ни облачка. Выжженная солнцем трава глядит уныло, безнадёжно. Хоть и будет дождь, но уж не зеленеть ей. Лес стоит молча, неподвижно, словно всматривается куда-то своими верхушками или ждёт чего-то. По краю сечи (1) лениво, вразвалку, плетётся высокий узкоплечий мужчина лет сорока, в красной рубахе, латаных господских штанах и в больших сапогах. Плетётся он по дороге. Направо зеленеет сеча, налево, до самого горизонта, тянется золотистое море поспевшей ржи. Он красен и вспотел. На его красивой белокурой голове ухарски сидит белый картузик с прямым, жокейским козырьком, очевидно подарок какого-нибудь расщедрившегося барича. Через плечо перекинут ягдташ (2), в котором лежит скомканный петух-тетерев.

Мужчина держит в руках двустволку со взведёнными курками и щурит глаза на своего старого, тощего пса, который бежит впереди и обнюхивает кустарник. Кругом тихо, ни звука. Всё живое попряталось от зноя. – Егор Власыч. – слышит вдруг охотник тихий голос. Он вздрагивает и, оглядевшись, хмурит брови. Возле него, словно из земли выросши, стоит бледнолицая баба лет тридцати, с серпом в руке. Она старается заглянуть в его лицо и застенчиво улыбается. – А, это ты, Пелагея. – говорит охотник, останавливаясь и медленно спуская курки.- Гм. Как же это ты сюда попала. – Тут из нашей деревни бабы работают, так вот и я с ими. В работницах, Егор Власыч. – Тэк. – мычит Егор Власыч и медленно идёт дальше. Пелагея за ним. Проходят молча шагов двадцать.

– Давно уж я вас не видала, Егор Власыч. – говорит Пелагея, нежно глядя на двигающиеся плечи и лопатки охотника.- Как заходили вы на Святой в нашу избу воды напиться, так с той поры вас и не видали. На Святой на минутку зашли, да и то бог знает как. В пьяном виде. Побранили, побили и ушли. Уж я ждала, ждала. Глаза все проглядела, вас поджидаючи. Эх, Егор Власыч, Егор Власыч. Хоть бы разочек зашли. – Что ж мне у тебя делать-то. – Оно, конечно, делать нечего, да так. Всё-таки ж хозяйство. Поглядеть, как и что. Вы хозяин. Ишь ты, тетерьку подстрелили. Егор Власыч. Да вы бы сели, отдохнули. Говоря всё это, Пелагея смеётся, как дурочка, и глядит вверх на лицо Егора. От лица её так и дышит счастьем. – Посидеть. Пожалуй. – говорит равнодушным тоном Егор и выбирает местечко между двумя рядом растущими ёлками.- Что ж ты стоишь.

Садись и ты. Пелагея садится поодаль на припёке и, стыдясь своей радости, закрывает рукой улыбающийся рот. Минуты две проходят в молчании. – Хоть бы разочек зашли,- говорит тихо Пелагея. – Зачем. – вздыхает Егор, снимая свой картузик и вытирая рукавом красный лоб.- Нет никакой надобности. Зайти на час-другой – канитель одна, только тебя взбаламутишь, а постоянно жить в деревне – душа не терпит. Сама знаешь, человек я балованный. Мне чтоб и кровать была, и чай хороший, и разговоры деликатные. Чтоб все степени мне были, а у тебя там на деревне беднота, копоть. Я и дня не выживу. Ежели б указ такой, положим, вышел, чтоб беспременно мне у тебя жить, так я бы или избу сжёг, или руки бы на себя наложил. Сызмалетства во мне это баловство сидит, ничего не поделаешь.

– Таперя вы где живёте. – У барина, Дмитрия Иваныча, в охотниках. К его столу дичь поставляю, а больше так. Из-за удовольствия меня держит. – Не степенное ваше дело, Егор Власыч. Для людей это баловство, а у вас оно словно как бы и ремесло. Занятие настоящее. – Не понимаешь ты, глупая,- говорит Егор, мечтательно глядя на небо.- Ты отродясь не понимала и век тебе не понять, что я за человек. По-твоему, я шальной, заблудящий человек, а который понимающий, для того я что ни на есть лучший стрелок во всём уезде. Господа это чувствуют и даже в журнале про меня печатали. Ни один человек не сравняется со мной по охотницкой части. А что я вашим деревенским занятием брезгаю, так это не из баловства, не из гордости. С самого младенчества, знаешь, я окромя ружья и собак никакого занятия не знал.

Ружьё отнимают, я за удочку, удочку отнимают, я руками промышляю. Ну, и по лошадиной части барышничал, по ярмаркам рыскал, когда деньги водились, а сама знаешь, что ежели который мужик записался в охотники или в лошадники, то прощай соха. Раз сядет в человека вольный дух, то ничем его не выковыришь. Тоже вот ежели который барин пойдёт в ахтеры или по другим каким художествам, то не быть ему ни в чиновниках, ни в помещиках. Ты баба, не понимаешь, а это понимать надо. – Я понимаю, Егор Власыч. – Стало быть, не понимаешь, коли плакать собираешься. – Я. Я не плачу. – говорит Пелагея, отворачиваясь.- Грех, Егор Власыч. Хоть бы денёк со мной, несчастной, пожили. Уж двенадцать лет, как я за вас вышла, а. А промеж нас ни разу любови не было.

Читайте также:  Яковлев - краткое содержание рассказов

Я. Я не плачу. – Любови. – бормочет Егор, почёсывая руку.- Никакой любови не может быть. Одно только звание, что мы муж и жена, а нешто это так и есть. Я для тебя дикий человек есть, ты для меня простая баба, не понимающая. Нешто мы пара. Я вольный, балованный, гулящий, а ты работница, лапотница, в грязи живёшь, спины не разгибаешь. О тебе я так понимаю, что я по охотницкой части первый человек, а ты с жалостью на меня глядишь. Где же тут пара. – Да ведь венчаны, Егор Власыч. – всхлипывает Пелагея. – Не волей венчаны. Нешто забыла. Графа Сергея Павлыча благодари. И себя. Граф из зависти, что я лучше его стреляю, месяц целый вином меня спаивал, а пьяного не токмо что перевенчать, но и в другую веру совратить можно. Взял и в отместку пьяного на тебе женил.

Егеря на скотнице. Ты видала, что я пьяный, зачем выходила. Не крепостная ведь, могла супротив пойти. Оно, конечно, скотнице счастье за егеря выйти, да ведь надо рассуждение иметь. Ну, вот теперь и мучайся, плачь. Графу смешки, а ты плачь. Бейся об стену. Наступает молчание. Над сечей пролетают три дикие утки. Егор глядит на них и провожает их глазами до тех пор, пока они, превратившись в три едва видные точки, не опускаются далеко за лесом. – Чем живёшь. – спрашивает он, переводя глаза с уток на Пелагею. – Таперя на работу хожу, а зимой ребёночка из воспитательного дома беру, кормлю соской. Полтора рубля в месяц дают. – Так. Опять молчание. С сжатой полосы несётся тихая песня, которая обрывается в самом начале. Жарко петь. – Сказывают, что вы Акулине новую избу поставили,- говорит Пелагея.

Егор молчит. – Стало быть, она вам по сердцу. – Счастье уж твоё такое, судьба. – говорит охотпик, потягиваясь.- Терпи, сирота. Но, одначе, прощай, заболтался. К вечеру мне в Болтово поспеть нужно. Егор поднимается, потягивается и перекидывает ружьё через плечо. Пелагея встаёт. – А когда же в деревню придёте. – спрашивает она тихо. – Незачем. Тверезый никогда не приду, а от пьяного тебе мало корысти. Злоблюсь я пьяный. Прощай. – Прощайте, Егор Власыч. Егор надевает картуз на затылок и, чмокнув собаке, продолжает свой путь. Пелагея стоит на месте и глядит ему вслед. Она видит его двигающиеся лопатки, молодецкий затылок, ленивую, небрежную поступь, и глаза её наполняются грустью и нежной лаской. Взгляд её бегает по тощей, высокой фигуре мужа и ласкает, нежит его.

Он, словно чувствуя этот взгляд, останавливается и оглядывается. Молчит он, но по его лицу, по приподнятым плечам Пелагее видно, что он хочет ей сказать что-то. Она робко подходит к нему и глядит на него умоляющими глазами. – На тебе. – говорит он, отворачиваясь. Он подаёт ей истрёпанный рубль и быстро отходит. – Прощайте, Егор Власыч. – говорит она, машинально принимая рубль. Он идёт по длинной, прямой, как вытянутый ремень, дороге. Она, бледная, неподвижная, как статуя, стоит и ловит взглядом каждый его шаг. Но вот красный цвет его рубахи сливается с тёмным цветом брюк, шаги не видимы, собаку не отличишь от сапог. Виден только один картузик, но. Вдруг Егор круто поворачивает направо в сечу и картузик исчезает в зелени.

– Прощайте, Егор Власыч. – шепчет Пелагея и поднимается на цыпочки, чтобы хоть ещё раз увидать белый картузик. 1885(1) Сеча – просека.(2) Ягдташ – охотничья сумка..

«Русский человек на rendez-vous» относится к публицистике и имеет подзаголовок «Размышления по прочтении повести г. Тургенева „Ася“». При этом в статье Чернышевский даёт более широкую картину, связанную с современным ему русским обществом, а именно — с образом «положительного героя» повестей и романов, который в ряде ситуаций проявляет неожиданные отрицательные свойства характера (нерешительность, трусость). Прежде всего, эти черты проявляются в любви и личных отношениях. Заглавие статьи напряму..

Аптекарша В маленьком городишке скоро рассвет. Пока аптекарь вовсю спит, его жена в непонятной тоске сидит у окна. Мимо аптеки проходят доктор-толстяк и тонкий Обтесов, обсуждая аптекаря с «ослиной челюстью» и хорошенькую аптекаршу. Решают зайти — а она уже внизу, встречает. Купив мятных лепешек, гости вовсю флиртуют с хозяйкой, пьют вино с зельтерской. Но вскоре нехотя покидают аптеку, поцеловав ручку даме. Аптекарша бежит к окну. Обтесов решает вернуться, но его встречает сам аптекарь. Женщина..

Лежит она, эта книга, в специально построенной для нее конторке на станции железной дороги. Ключ от конторки «хранится у станционного жандарма», на деле же никакого ключа не нужно, так как конторка всегда отперта. Раскрывайте книгу и читайте:«Милостливый государь. Проба пера?!» Под этим нарисована рожица с длинным носом и рожками. Под рожицей написано. «Ты картина, я портрет, ты скотина, а я нет. Я — морда твоя». «Подъезжая к сией станции и глядя на природу в окно, у меня слетела шляпа. И. Ярмон..

Перед судебным следователем стоит маленький, чрезвычайно тощий мужичонка в пестрядинной рубахе и латаных портах. Его обросшее волосами и изъеденное рябинами лицо и глаза, едва видные из-за густых, нависших бровей, имеют выражение угрюмой суровости. На голове целая шапка давно уже не чесаных, путаных волос, что придает ему еще большую, паучью суровость. Он бос. – Денис Григорьев. – начинает следователь.- Подойди поближе и отвечай на мои вопросы. Седьмого числа сего июля железнодорожный сторож Ива..

Дополнительный поиск Чехов Антон Павлович – Егерь

Пересказ рассказа Чехова «Егерь»

Знойный и душный полдень. На небе ни облачка. Выжженная солнцем трава глядит уныло, безнадёжно: хоть и будет дождь, но уж не зеленеть ей. Лес стоит молча, неподвижно, словно всматривается куда-то своими верхушками или ждёт чего-то.

По краю сечи (1) лениво, вразвалку, плетётся высокий узкоплечий мужчина лет сорока, в красной рубахе, латаных господских штанах и в больших сапогах. Плетётся он по дороге. Направо зеленеет сеча, налево, до самого горизонта, тянется золотистое море поспевшей ржи. Он красен и вспотел. На его красивой белокурой голове ухарски сидит белый картузик с прямым, жокейским козырьком, очевидно подарок какого-нибудь расщедрившегося барича. Через плечо перекинут ягдташ (2), в котором лежит скомканный петух-тетерев. Мужчина держит в руках двустволку со взведёнными курками и щурит глаза на своего старого, тощего пса, который бежит впереди и обнюхивает кустарник. Кругом тихо, ни звука. Всё живое попряталось от зноя.

– Егор Власыч! – слышит вдруг охотник тихий голос.

Он вздрагивает и, оглядевшись, хмурит брови. Возле него, словно из земли выросши, стоит бледнолицая баба лет тридцати, с серпом в руке. Она старается заглянуть в его лицо и застенчиво улыбается.

– А, это ты, Пелагея! – говорит охотник, останавливаясь и медленно спуская курки.- Гм. Как же это ты сюда попала?

– Тут из нашей деревни бабы работают, так вот и я с ими. В работницах, Егор Власыч.

– Тэк. – мычит Егор Власыч и медленно идёт дальше.

Пелагея за ним. Проходят молча шагов двадцать.

– Давно уж я вас не видала, Егор Власыч. – говорит Пелагея, нежно глядя на двигающиеся плечи и лопатки охотника.- Как заходили вы на Святой в нашу избу воды напиться, так с той поры вас и не видали. На Святой на минутку зашли, да и то бог знает как. в пьяном виде. Побранили, побили и ушли. Уж я ждала, ждала. глаза все проглядела, вас поджидаючи. Эх, Егор Власыч, Егор Власыч! Хоть бы разочек зашли!

– Что ж мне у тебя делать-то?

– Оно, конечно, делать нечего, да так. всё-таки ж хозяйство. Поглядеть, как и что. Вы хозяин. Ишь ты, тетерьку подстрелили. Егор Власыч! Да вы бы сели, отдохнули.

Говоря всё это, Пелагея смеётся, как дурочка, и глядит вверх на лицо Егора. От лица её так и дышит счастьем.

– Посидеть? Пожалуй. – говорит равнодушным тоном Егор и выбирает местечко между двумя рядом растущими ёлками.- Что ж ты стоишь? Садись и ты!

Пелагея садится поодаль на припёке и, стыдясь своей радости, закрывает рукой улыбающийся рот. Минуты две проходят в молчании.

– Хоть бы разочек зашли,- говорит тихо Пелагея.

– Зачем? – вздыхает Егор, снимая свой картузик и вытирая рукавом красный лоб.- Нет никакой надобности. Зайти на час-другой – канитель одна, только тебя взбаламутишь, а постоянно жить в деревне – душа не терпит. Сама знаешь, человек я балованный. Мне чтоб и кровать была, и чай хороший, и разговоры деликатные. чтоб все степени мне были, а у тебя там на деревне беднота, копоть. Я и дня не выживу. Ежели б указ такой, положим, вышел, чтоб беспременно мне у тебя жить, так я бы или избу сжёг, или руки бы на себя наложил. Сызмалетства во мне это баловство сидит, ничего не поделаешь.

– Таперя вы где живёте?

– У барина, Дмитрия Иваныча, в охотниках. К его столу дичь поставляю, а больше так. из-за удовольствия меня держит.

– Не степенное ваше дело, Егор Власыч. Для людей это баловство, а у вас оно словно как бы и ремесло. занятие настоящее.

– Не понимаешь ты, глупая,- говорит Егор, мечтательно глядя на небо.- Ты отродясь не понимала и век тебе не понять, что я за человек. По-твоему, я шальной, заблудящий человек, а который понимающий, для того я что ни на есть лучший стрелок во всём уезде. Господа это чувствуют и даже в журнале про меня печатали. Ни один человек не сравняется со мной по охотницкой части. А что я вашим деревенским занятием брезгаю, так это не из баловства, не из гордости. С самого младенчества, знаешь, я окромя ружья и собак никакого занятия не знал. Ружьё отнимают, я за удочку, удочку отнимают, я руками промышляю. Ну, и по лошадиной части барышничал, по ярмаркам рыскал, когда деньги водились, а сама знаешь, что ежели который мужик записался в охотники или в лошадники, то прощай соха. Раз сядет в человека вольный дух, то ничем его не выковыришь. Тоже вот ежели который барин пойдёт в ахтеры или по другим каким художествам, то не быть ему ни в чиновниках, ни в помещиках. Ты баба, не понимаешь, а это понимать надо.

– Я понимаю, Егор Власыч.

– Стало быть, не понимаешь, коли плакать собираешься.

– Я. я не плачу. – говорит Пелагея, отворачиваясь.- Грех, Егор Власыч! Хоть бы денёк со мной, несчастной, пожили. Уж двенадцать лет, как я за вас вышла, а. а промеж нас ни разу любови не было. Я. я не плачу.

– Любови. – бормочет Егор, почёсывая руку.- Никакой любови не может быть. Одно только звание, что мы муж и жена, а нешто это так и есть? Я для тебя дикий человек есть, ты для меня простая баба, не понимающая. Нешто мы пара? Я вольный, балованный, гулящий, а ты работница, лапотница, в грязи живёшь, спины не разгибаешь. О тебе я так понимаю, что я по охотницкой части первый человек, а ты с жалостью на меня глядишь. Где же тут пара?

– Да ведь венчаны, Егор Власыч! – всхлипывает Пелагея.

– Не волей венчаны. Нешто забыла? Графа Сергея Павлыча благодари. и себя. Граф из зависти, что я лучше его стреляю, месяц целый вином меня спаивал, а пьяного не токмо что перевенчать, но и в другую веру совратить можно. Взял и в отместку пьяного на тебе женил. Егеря на скотнице! Ты видала, что я пьяный, зачем выходила? Не крепостная ведь, могла супротив пойти! Оно, конечно, скотнице счастье за егеря выйти, да ведь надо рассуждение иметь. Ну, вот теперь и мучайся, плачь. Графу смешки, а ты плачь. бейся об стену.

Наступает молчание. Над сечей пролетают три дикие утки. Егор глядит на них и провожает их глазами до тех пор, пока они, превратившись в три едва видные точки, не опускаются далеко за лесом.

– Чем живёшь? – спрашивает он, переводя глаза с уток на Пелагею.

– Таперя на работу хожу, а зимой ребёночка из воспитательного дома беру, кормлю соской. Полтора рубля в месяц дают.

Опять молчание. С сжатой полосы несётся тихая песня, которая обрывается в самом начале. Жарко петь.

– Сказывают, что вы Акулине новую избу поставили,- говорит Пелагея.

– Стало быть, она вам по сердцу.

– Счастье уж твоё такое, судьба! – говорит охотпик, потягиваясь.- Терпи, сирота. Но, одначе, прощай, заболтался. К вечеру мне в Болтово поспеть нужно.

Егор поднимается, потягивается и перекидывает ружьё через плечо. Пелагея встаёт.

– А когда же в деревню придёте? – спрашивает она тихо.

– Незачем. Тверезый никогда не приду, а от пьяного тебе мало корысти. Злоблюсь я пьяный. Прощай!

– Прощайте, Егор Власыч.

Егор надевает картуз на затылок и, чмокнув собаке, продолжает свой путь. Пелагея стоит на месте и глядит ему вслед. Она видит его двигающиеся лопатки, молодецкий затылок, ленивую, небрежную поступь, и глаза её наполняются грустью и нежной лаской. Взгляд её бегает по тощей, высокой фигуре мужа и ласкает, нежит его. Он, словно чувствуя этот взгляд, останавливается и оглядывается. Молчит он, но по его лицу, по приподнятым плечам Пелагее видно, что он хочет ей сказать что-то. Она робко подходит к нему и глядит на него умоляющими глазами.

– На тебе! – говорит он, отворачиваясь.

Он подаёт ей истрёпанный рубль и быстро отходит.

– Прощайте, Егор Власыч! – говорит она, машинально принимая рубль.

Он идёт по длинной, прямой, как вытянутый ремень, дороге. Она, бледная, неподвижная, как статуя, стоит и ловит взглядом каждый его шаг. Но вот красный цвет его рубахи сливается с тёмным цветом брюк, шаги не видимы, собаку не отличишь от сапог. Виден только один картузик, но. вдруг Егор круто поворачивает направо в сечу и картузик исчезает в зелени.

– Прощайте, Егор Власыч! – шепчет Пелагея и поднимается на цыпочки, чтобы хоть ещё раз увидать белый картузик.

Антон Чехов – Егерь

Антон Чехов – Егерь краткое содержание

Егерь – читать онлайн бесплатно полную версию (весь текст целиком)

Антон Павлович Чехов

Знойный и душный полдень. На небе ни облачка… Выжженная солнцем трава глядит уныло, безнадежно: хоть и будет дождь, но уж не зеленеть ей… Лес стоит молча, неподвижно, словно всматривается куда-то своими верхушками или ждет чего-то.

По краю сечи лениво, вразвалку, плетется высокий узкоплечий мужчина лет сорока, в красной рубахе, латаных господских штанах и в больших сапогах. Плетется он по дороге. Направо зеленеет сеча, налево, до самого горизонта, тянется золотистое море поспевшей ржи… Он красен и вспотел. На его красивой белокурой голове ухарски сидит белый картузик с прямым, жокейским козырьком, очевидно подарок какого-нибудь расщедрившегося барича. Через плечо перекинут ягдташ, в котором лежит скомканный петух-тетерев. Мужчина держит в руках двустволку со взведенными курками и щурит глаза на своего старого, тощего пса, который бежит впереди и обнюхивает кустарник. Кругом тихо, ни звука… Всё живое попряталось от зноя.

— Егор Власыч! — слышит вдруг охотник тихий голос.

Читайте также:  Галоша - краткое содержание рассказа Зощенко (сюжет произведения)

Он вздрагивает и, оглядевшись, хмурит брови. Возле него, словно из земли выросши, стоит бледнолицая баба лет тридцати, с серпом в руке. Она старается заглянуть в его лицо и застенчиво улыбается.

— А, это ты, Пелагея! — говорит охотник, останавливаясь и медленно спуская курки. — Гм. Как же это ты сюда попала?

— Тут из нашей деревни бабы работают, так вот и я с ими… В работницах, Егор Власыч.

— Тэк… — мычит Егор Власыч и медленно идет дальше.

Пелагея за ним. Проходят молча шагов двадцать.

— Давно уж я вас не видала, Егор Власыч… — говорит Пелагея, нежно глядя на двигающиеся плечи и лопатки охотника. — Как заходили вы на Святой в нашу избу воды напиться, так с той поры вас и не видали… На Святой на минутку зашли, да и то бог знает как… в пьяном виде… Побранили, побили и ушли… Уж я ждала, ждала… глаза все проглядела, вас поджидаючи… Эх, Егор Власыч, Егор Власыч! Хоть бы разочек зашли!

— Что ж мне у тебя делать-то?

— Оно, конечно, делать нечего, да так… все-таки ж хозяйство… Поглядеть, как и что… Вы хозяин… Ишь ты, тетерьку подстрелили. Егор Власыч! Да вы бы сели, отдохнули…

Говоря всё это, Пелагея смеется, как дурочка, и глядит вверх на лицо Егора… От лица ее так и дышит счастьем…

— Посидеть? Пожалуй… — говорит равнодушным тоном Егор и выбирает местечко между двумя рядом растущими елками. — Что ж ты стоишь? Садись и ты!

Пелагея садится поодаль на припеке и, стыдясь своей радости, закрывает рукой улыбающийся рот. Минуты две проходят в молчании.

— Хоть бы разочек зашли, — говорит тихо Пелагея.

— Зачем? — вздыхает Егор, снимая свой картузик и вытирая рукавом красный лоб. — Нет никакой надобности. Зайти на час-другой — канитель одна, только тебя взбаламутишь, а постоянно жить в деревне — душа не терпит… Сама знаешь, человек я балованный… Мне чтоб и кровать была, и чай хороший, и разговоры деликатные… чтоб все степени мне были, а у тебя там на деревне беднота, копоть… Я и дня не выживу. Ежели б указ такой, положим, вышел, чтоб беспременно мне у тебя жить, так я бы или избу сжег, или руки бы на себя наложил. Сызмалетства во мне это баловство сидит, ничего не поделаешь.

— Таперя вы где живете?

— У барина, Дмитрия Иваныча, в охотниках. К его столу дичь поставляю, а больше так… из-за удовольствия меня держит.

— Не степенное ваше дело, Егор Власыч… Для людей это баловство, а у вас оно словно как бы и ремесло… занятие настоящее…

— Не понимаешь ты, глупая, — говорит Егор, мечтательно глядя на небо. — Ты отродясь не понимала и век тебе ее понять, что я за человек… По-твоему, я шальной, заблудящий человек, а который понимающий, для того я что ни на есть лучший стрелок во всем уезде. Господа это чувствуют и даже в журнале про меня печатали. Ни один человек не сравняется со мной по охотницкой части… А что я вашим деревенским занятием брезгаю, так это не из баловства, не из гордости. С самого младенчества, знаешь, я окромя ружья и собак никакого занятия не знал. Ружье отнимают, я за удочку, удочку отнимают, я руками промышляю. Ну, и по лошадиной части барышничал, по ярмаркам рыскал, когда деньги водились, а сама знаешь, что ежели который мужик записался в охотники или в лошадники, то прощай соха. Раз сядет в человека вольный дух, то ничем его не выковыришь. Тоже вот ежели который барин пойдет в ахтеры или по другим каким художествам, то не быть ему ни в чиновниках, ни в помещиках. Ты баба, не понимаешь, а это понимать надо.

— Я понимаю, Егор Власыч.

— Стало быть, не понимаешь, коли плакать собираешься…

— Я… я не плачу… — говорит Пелагея, отворачиваясь. — Грех, Егор Власыч! Хоть бы денек со мной, несчастной, пожили. Уж двенадцать лет, как я за вас вышла, а… а промеж нас ни разу любови не было. Я… я не плачу…

— Любови… — бормочет Егор, почесывая руку. — Никакой любови не может быть. Одно только звание, что мы муж и жена, а нешто это так и есть? Я для тебя дикий человек есть, ты для меня простая баба, не понимающая. Нешто мы пара? Я вольный, балованный, гулящий, а ты работница, лапотница, в грязи живешь, спины не разгибаешь. О тебе я так понимаю, что я по охотницкой части первый человек, а ты с жалостью на меня глядишь… Где же тут пара?

— Да ведь венчаны, Егор Власыч! — всхлипывает Пелагея.

— Не волей венчаны… Нешто забыла? Графа Сергея Павлыча благодари… и себя. Граф из зависти, что я лучше его стреляю, месяц целый вином меня спаивал, а пьяного не токмо что перевенчать, но и в другую веру совратить можно. Взял и в отместку пьяного на тебе женил… Егеря на скотнице! Ты видала, что я пьяный, зачем выходила? Не крепостная ведь, могла супротив пойти! Оно, конечно, скотнице счастье за егеря выйти, да ведь надо рассуждение иметь. Ну, вот теперь и мучайся, плачь. Графу смешки, а ты плачь… бейся об стену… Наступает молчание. Над сечей пролетают три дикие утки. Егор глядит на них и провожает их глазами до тех пор, пока они, превратившись в три едва видные точки, не опускаются далеко за лесом.

— Чем живешь? — спрашивает он, переводя глаза с уток на Пелагею.

— Таперя на работу хожу, а зимой ребеночка из воспитательного дома беру, кормлю соской. Полтора рубля в месяц дают,

Опять молчание. С сжатой полосы несется тихая песня, которая обрывается в самом начале. Жарко петь…

— Сказывают, что вы Акулине новую избу поставили, — говорит Пелагея.

— Стало быть, она вам по сердцу…

— Счастье уж твое такое, судьба! — говорит охотник, потягиваясь. — Терпи, сирота. Но, одначе, прощай, заболтался… К вечеру мне в Болтово поспеть нужно…

Егор поднимается, потягивается и перекидывает ружье через плечо. Пелагея встает.

Антон Чехов – Егерь

99 Пожалуйста дождитесь своей очереди, идёт подготовка вашей ссылки для скачивания.

Скачивание начинается. Если скачивание не началось автоматически, пожалуйста нажмите на эту ссылку.

Описание книги “Егерь”

Описание и краткое содержание “Егерь” читать бесплатно онлайн.

Антон Павлович Чехов

Знойный и душный полдень. На небе ни облачка… Выжженная солнцем трава глядит уныло, безнадежно: хоть и будет дождь, но уж не зеленеть ей… Лес стоит молча, неподвижно, словно всматривается куда-то своими верхушками или ждет чего-то.

По краю сечи лениво, вразвалку, плетется высокий узкоплечий мужчина лет сорока, в красной рубахе, латаных господских штанах и в больших сапогах. Плетется он по дороге. Направо зеленеет сеча, налево, до самого горизонта, тянется золотистое море поспевшей ржи… Он красен и вспотел. На его красивой белокурой голове ухарски сидит белый картузик с прямым, жокейским козырьком, очевидно подарок какого-нибудь расщедрившегося барича. Через плечо перекинут ягдташ, в котором лежит скомканный петух-тетерев. Мужчина держит в руках двустволку со взведенными курками и щурит глаза на своего старого, тощего пса, который бежит впереди и обнюхивает кустарник. Кругом тихо, ни звука… Всё живое попряталось от зноя.

— Егор Власыч! — слышит вдруг охотник тихий голос.

Он вздрагивает и, оглядевшись, хмурит брови. Возле него, словно из земли выросши, стоит бледнолицая баба лет тридцати, с серпом в руке. Она старается заглянуть в его лицо и застенчиво улыбается.

— А, это ты, Пелагея! — говорит охотник, останавливаясь и медленно спуская курки. — Гм. Как же это ты сюда попала?

— Тут из нашей деревни бабы работают, так вот и я с ими… В работницах, Егор Власыч.

— Тэк… — мычит Егор Власыч и медленно идет дальше.

Пелагея за ним. Проходят молча шагов двадцать.

— Давно уж я вас не видала, Егор Власыч… — говорит Пелагея, нежно глядя на двигающиеся плечи и лопатки охотника. — Как заходили вы на Святой в нашу избу воды напиться, так с той поры вас и не видали… На Святой на минутку зашли, да и то бог знает как… в пьяном виде… Побранили, побили и ушли… Уж я ждала, ждала… глаза все проглядела, вас поджидаючи… Эх, Егор Власыч, Егор Власыч! Хоть бы разочек зашли!

— Что ж мне у тебя делать-то?

— Оно, конечно, делать нечего, да так… все-таки ж хозяйство… Поглядеть, как и что… Вы хозяин… Ишь ты, тетерьку подстрелили. Егор Власыч! Да вы бы сели, отдохнули…

Говоря всё это, Пелагея смеется, как дурочка, и глядит вверх на лицо Егора… От лица ее так и дышит счастьем…

— Посидеть? Пожалуй… — говорит равнодушным тоном Егор и выбирает местечко между двумя рядом растущими елками. — Что ж ты стоишь? Садись и ты!

Пелагея садится поодаль на припеке и, стыдясь своей радости, закрывает рукой улыбающийся рот. Минуты две проходят в молчании.

— Хоть бы разочек зашли, — говорит тихо Пелагея.

— Зачем? — вздыхает Егор, снимая свой картузик и вытирая рукавом красный лоб. — Нет никакой надобности. Зайти на час-другой — канитель одна, только тебя взбаламутишь, а постоянно жить в деревне — душа не терпит… Сама знаешь, человек я балованный… Мне чтоб и кровать была, и чай хороший, и разговоры деликатные… чтоб все степени мне были, а у тебя там на деревне беднота, копоть… Я и дня не выживу. Ежели б указ такой, положим, вышел, чтоб беспременно мне у тебя жить, так я бы или избу сжег, или руки бы на себя наложил. Сызмалетства во мне это баловство сидит, ничего не поделаешь.

— Таперя вы где живете?

— У барина, Дмитрия Иваныча, в охотниках. К его столу дичь поставляю, а больше так… из-за удовольствия меня держит.

— Не степенное ваше дело, Егор Власыч… Для людей это баловство, а у вас оно словно как бы и ремесло… занятие настоящее…

— Не понимаешь ты, глупая, — говорит Егор, мечтательно глядя на небо. — Ты отродясь не понимала и век тебе ее понять, что я за человек… По-твоему, я шальной, заблудящий человек, а который понимающий, для того я что ни на есть лучший стрелок во всем уезде. Господа это чувствуют и даже в журнале про меня печатали. Ни один человек не сравняется со мной по охотницкой части… А что я вашим деревенским занятием брезгаю, так это не из баловства, не из гордости. С самого младенчества, знаешь, я окромя ружья и собак никакого занятия не знал. Ружье отнимают, я за удочку, удочку отнимают, я руками промышляю. Ну, и по лошадиной части барышничал, по ярмаркам рыскал, когда деньги водились, а сама знаешь, что ежели который мужик записался в охотники или в лошадники, то прощай соха. Раз сядет в человека вольный дух, то ничем его не выковыришь. Тоже вот ежели который барин пойдет в ахтеры или по другим каким художествам, то не быть ему ни в чиновниках, ни в помещиках. Ты баба, не понимаешь, а это понимать надо.

— Я понимаю, Егор Власыч.

— Стало быть, не понимаешь, коли плакать собираешься…

— Я… я не плачу… — говорит Пелагея, отворачиваясь. — Грех, Егор Власыч! Хоть бы денек со мной, несчастной, пожили. Уж двенадцать лет, как я за вас вышла, а… а промеж нас ни разу любови не было. Я… я не плачу…

— Любови… — бормочет Егор, почесывая руку. — Никакой любови не может быть. Одно только звание, что мы муж и жена, а нешто это так и есть? Я для тебя дикий человек есть, ты для меня простая баба, не понимающая. Нешто мы пара? Я вольный, балованный, гулящий, а ты работница, лапотница, в грязи живешь, спины не разгибаешь. О тебе я так понимаю, что я по охотницкой части первый человек, а ты с жалостью на меня глядишь… Где же тут пара?

— Да ведь венчаны, Егор Власыч! — всхлипывает Пелагея.

— Не волей венчаны… Нешто забыла? Графа Сергея Павлыча благодари… и себя. Граф из зависти, что я лучше его стреляю, месяц целый вином меня спаивал, а пьяного не токмо что перевенчать, но и в другую веру совратить можно. Взял и в отместку пьяного на тебе женил… Егеря на скотнице! Ты видала, что я пьяный, зачем выходила? Не крепостная ведь, могла супротив пойти! Оно, конечно, скотнице счастье за егеря выйти, да ведь надо рассуждение иметь. Ну, вот теперь и мучайся, плачь. Графу смешки, а ты плачь… бейся об стену… Наступает молчание. Над сечей пролетают три дикие утки. Егор глядит на них и провожает их глазами до тех пор, пока они, превратившись в три едва видные точки, не опускаются далеко за лесом.

— Чем живешь? — спрашивает он, переводя глаза с уток на Пелагею.

— Таперя на работу хожу, а зимой ребеночка из воспитательного дома беру, кормлю соской. Полтора рубля в месяц дают,

Опять молчание. С сжатой полосы несется тихая песня, которая обрывается в самом начале. Жарко петь…

— Сказывают, что вы Акулине новую избу поставили, — говорит Пелагея.

— Стало быть, она вам по сердцу…

— Счастье уж твое такое, судьба! — говорит охотник, потягиваясь. — Терпи, сирота. Но, одначе, прощай, заболтался… К вечеру мне в Болтово поспеть нужно…

Егор поднимается, потягивается и перекидывает ружье через плечо. Пелагея встает.

— А когда же в деревню придете? — спрашивает она тихо.

— Незачем. Тверезый никогда не приду, а от пьяного тебе мало корысти. Злоблюсь я пьяный… Прощай!

— Прощайте, Егор Власыч…

Егор надевает картуз на затылок и, чмокнув собаке, продолжает свой путь. Пелагея стоит на месте и глядит ему вслед… Она видит его двигающиеся лопатки, молодецкий затылок, ленивую, небрежную поступь, и глаза ее наполняются грустью и нежной лаской… Взгляд ее бегает по тощей, высокой фигуре мужа и ласкает, нежит его… Он, словно чувствуя этот взгляд, останавливается и оглядывается… Молчит он, но по его лицу, по приподнятым плечам Пелагее видно, что он хочет ей сказать что-то. Она робко подходит к нему и глядит на него умоляющими глазами.

— На тебе! — говорит он, отворачиваясь.

Он подает ей истрепанный рубль и быстро отходит.

— Прощайте, Егор Власыч! — говорит она, машинально принимая рубль.

Он идет по длинной, прямой, как вытянутый ремень, дороге… Она, бледная, неподвижная, как статуя, стоит и ловит взглядом каждый его шаг. Но вот красный цвет его рубахи сливается с темным цветом брюк, шаги не видимы, собаку не отличишь от сапог. Виден только один картузик, но… вдруг Егор круто поворачивает направо в сечу и картузик исчезает в зелени.

— Прощайте, Егор Власыч! — шепчет Пелагея и поднимается на цыпочки, чтобы хоть еще раз увидать белый картузик.

Похожие книги на “Егерь”

Книги похожие на “Егерь” читать онлайн или скачать бесплатно полные версии.

Ссылка на основную публикацию