Багаж – краткое содержание стиха Маршака (сюжет произведения)

Анализ стихотворения Багаж Маршака

Произведение является одним из самых знаменитых стихотворений поэта, предназначенное не только для маленьких слушателей, но и для взрослой читательской аудитории, поскольку представляется собой идеальный вариант проявления авторского юмористического склада.

Сюжетная линия стихотворения повествует историю, произошедшую с одной представительной дамой, отправившейся в путешествие по железной дороге и взявшей собой большое количество вещей, состоящих из дивана, чемодана, саквояжа, корзины, шляпной картонной коробки, картины, а также барышню сопровождает маленькая собачонка карманного вида.

По прибытии на железнодорожный вокзал дама сдает вещи в багажное отделение, получив при этом установленный документ в виде четырех зеленых квитанций. Поезд отправляется в путь, а маленький пес пугается громкого паровозного гудка и в страхе покидает багажное отделение. На промежуточной станции, имеющей название Дно, сотрудники железнодорожного состава обнаруживают пропажу собачонки и принимают решение во избежание претензий со стороны высокопоставленной дамы заменить ее большим бродячим псом.

Дама прибывает в пункт назначения, коим оказывается городок Житомир, и с нетерпением ждет доставки носильщиком своей огромной поклажи. Однако при приемке сданных вещей дама обнаруживает отсутствие своей маленькой собачонки, на месте которой оказывается довольно большой взъерошенный пес.

Находясь в полуобморочном состоянии, дама обрушивает свой гнев на вокзальных служащих, но начальник вокзала, сверив количественный состав сданных по квитанции вещей, уверенно заявляет, что все вещи соответствуют оформленному документу, а в отношении домашнего питомца смело выносит вердикт об увеличении собачьего роста в период нахождения хозяйки в пути.

Отличительной особенностью стихотворения «Багаж» является использование автором уникального построения стихотворного текста, заключающегося в периодических многократных повторах зарифмованных словесных выражений в виде перечня вещей, которые дама сдает в багаж. Данный прием, напоминающий детскую считалку, подчеркивает неповторимую динамичную ритмичность стихотворения, а также позволяет с легкостью воспринимать его детских слухом и запоминать несложные для памяти слова. Ем самым, автор укладывает стихотворные строчки в определенную созвучную лесенку, завершающуюся неизменной фразой о маленькой собачонке и усиливающую поэтическую игру слов.

Популярность стихотворению приносит красочность и живость изображения действующих персонажей, а также динамичность повествовательного действия, которое, несмотря на лаконичность, ярко отображает комичность создавшейся ситуации.

Шутливое произведение, созданное автором около сотни лет тому назад, до настоящего времени остается актуальным и уникальным.

Анализ стихотворения Багаж по плану

Багаж

Возможно вам будет интересно

Марина Ивановна Цветаева, грустный и интеллектуальный поэт Серебряной эпохи в литературе и раннего социализма в государстве, написала «Моим стихам…» еще до революции, в 1913 году.

Образ, которым является Черный человек в одноименном стихотворении Есенина, во многом напоминает нечто наподобие совести. Только как подобает хулигану и алкоголику и Есенина черная совесть

Стихотворение «Мой Демон» было написано Михаилом Лермонтовым в 1829 году, когда ему было пятнадцать лет. Если быть точнее, то Лермонтов создавал в последствие много различных вариантов под названием этого же произведения «Демон»

Данное произведение относится к юношескому периоду творчества поэта. Стихотворение Бунин написал в 1888 году, в котором он старается переосмыслить и проанализировать мотивы, которые близки для Лермонтова и Фета.

Больше всего на свете Есенину нравилось описывать обычную природу или природу, которая находится в деревне. А также все бытовые проблемы и дела. Данное произведение было написано в 1914 году.

Самуил Маршак — Багаж: Стих

Дама сдавала в багаж
Диван,
Чемодан,
Саквояж,
Картину,
Корзину,
Картонку
И маленькую собачонку.

Выдали даме на станции
Четыре зеленых квитанции
О том, что получен багаж:
Диван,
Чемодан,
Саквояж,
Картина,
Корзина,
Картонка
И маленькая собачонка.

Вещи везут на перрон.
Кидают в открытый вагон.
Готово. Уложен багаж:
Диван,
Чемодан,
Саквояж,
Картина,
Корзина,
Картонка
И маленькая собачонка.

Но только раздался звонок,
Удрал из вагона щенок.
Хватились на станции Дно:
Потеряно место одно.
В испуге считают багаж:
Диван,
Чемодан,
Саквояж,
Картина,
Корзина,
Картонка…
— Товарищи! Где собачонка?

Вдруг видят: стоит у колес
Огромный взъерошенный пес.
Поймали его — и в багаж,
Туда, где лежал саквояж,
Картина,
Корзина,
Картонка,
Где прежде была собачонка.

Приехали в город Житомир.
Носильщик пятнадцатый номер
Везет на тележке багаж:
Диван,
Чемодан,
Саквояж,
Картину,
Корзину,
Картонку,
А сзади ведут собачонку.

Собака-то как зарычит,
А барыня как закричит:
— Разбойники! Воры! Уроды!
Собака — не той породы!
Швырнула она чемодан,
Ногой отпихнула диван,
Картину,
Корзину,
Картонку…
— Отдайте мою собачонку!

— Позвольте, мамаша! На станции,
Согласно багажной квитанции,
От вас получили багаж:
Диван,
Чемодан,
Саквояж,
Картину,
Корзину,
Картонку
И маленькую собачонку.
Однако
За время пути
Собака
Могла подрасти!

Анализ стихотворения «Дама сдавала в багаж диван, чемодан, саквояж…» Маршака

Написанное почти век назад, стихотворение «Багаж» С. Я. Маршака, и сегодня с удовольствием читают как взрослые, так дети. Редко встречаются люди, не способные процитировать произведение наизусть — яркие образы, живое, но лаконичное повествование легко врезаются в память.

Замечательный пример авторского остроумия и способности играть словами — стихотворение о поездке, за время которой удравшую собачку подменяют огромным псом — обрело свой окончательный вид в 1926 году.

В своем стремлении добиться идеального ритма, автор не чурался изменять сюжет произведения — прежде дама отправлялась в Тверь, а вовсе не в Житомир:

«Приехали в город Житомир.
Носильщик пятнадцатый номер…», и
«Как только приехали в Тверь,
Открыли багажную дверь…».

По воспоминаниям Самуила Яковлевича, он приступал к работе не имея конкретной задумки, его волновала только ритмика, игра со словом. А ритмическая организация стиха такова, что первые строки включают от 3-х до 6-ти слов, а за ними идут однословные строки. Всякий раз строфа заканчивается фразой о собачонке.

Удачно выбранная стилистическая фигура, и стала залогом успеха произведения — дети с легкостью усваивают музыкальные фразу, а чеканные слова-лесенки используют в играх в качестве считалочки. На это и было нацеленно повторение скороговоркой путешествующих предметов, связанных в одну цепочку рифмой и повторяющимся рефреном.

Что касается образности, то в детском воображении легко предстает картина — хрупкая дама сдает в багаж огромный диван. А все остальное? — только подумайте! — чемодан, саквояж, картина, корзина, картонка (полная, между прочим, пышных шляп) и какой-нибудь крошечный терьер.

Ситуация, вне всякого сомнения, забавная. В заключительных строках происходит кульминационное столкновение осиротевшей дамы и железнодорожников, а образ лохматой дворняги, заменившей маленькую собачонку, стал уморительной развязкой истории («Однако за время пути собака могла подрасти!»). Автор отмечал, что эти строки родились у него сами собой.

Читайте также:  Весенняя ночь - краткое содержание рассказа Белова (сюжет произведения)

Взрослые читатели тоже улыбнутся над саркастическими намеками на бюрократические формальности («Выдали даме на станции четыре зеленых квитанции»), пренебрежительное отношение к чужим вещам («Вещи везут на перрон, кидают в открытый вагон»), или увидеть иронию в названии станции — «Дно».

Веселый стих был негативно встречен советской критикой. Но пережив время, он и сегодня продолжает радовать читателей.

Маршак С.Я / Творчество С. Я. Маршака

Творчество С. Я. Маршака

Первые детские стихи С. Я. Маршака

Вряд ли сегодня найдётся ребёнок, не знакомый с творчеством Самуила Яковлевича Маршака (1887 – 1964). Его стихи давно стали классическими образцами детской поэзии, они вмещают в себя едва ли не всё многообразие жизни ребёнка. Между тем Маршак начинал свою литературную деятельность совсем не с детских стихов. До появления его первых стихотворений, адресованных детям, он обращался к лирической и сатирической поэзии, переводил стихи английских поэтов и английский детский фольклор, писал пьесы для детского театра, работал в редакции журнала “Новый Робинзон”. Кроме того, к середине 20-х гг., когда Маршак впервые выступает в качестве детского поэта, у него уже был большой опыт работы с детьми. Вот что он пишет в автобиографическом предисловии к сборнику избранных стихов 1964 г.: “Интерес к детям возник у меня задолго до того, как я стал писать для них книжки. Безо всякой практической цели бывал я в петербургских начальных школах и приютах, любил придумывать для ребят фантастические и забавные истории, с увлечением принимал участие в их играх. Еще теснее сблизился я с детьми в Воронеже, когда мне пришлось заботиться об их обуви, пальтишках и одеялах”. Возможно, именно благодаря этому опыту детские стихи Маршака проникнуты мягким юмором, любовью и сочувствием к своим читателям, а потому с лёгкостью завоёвывают их сердца. Первые детские стихи Маршака – о самых маленьких и для самых маленьких: “Великан”, “Мяч”, “Усатый-полосатый”, “Ванька-встанька” и др. Предметом изображения здесь становятся самые простые и знакомые вещи: игрушки (“верный конь и слон домашний”), игры, домашние животные. В герое этих стихотворений маленький читатель с лёгкостью узнаёт самого себя – играющего ребёнка – и ситуацию – знакомство с окружающим миром через игру:

Полон силы богатырской, Он от дома до ворот Целый поезд пассажирский На верёвочке ведёт.

Более того, вещам и явлениям маленького детского мира поэт придаёт такое же значение, какое придаёт им его герой, поэтому игрушечный паровоз превращается в “целый поезд пассажирский”, бумажные кораблики – в настоящий “флот”, а сам малыш – в “великана”. Используя гиперболу, Маршак уравнивает в правах мир детства и мир взрослых людей, а потому со своими читателями он разговаривает на равных. Ситуация разговора взрослого с ребёнком становится композиционным приёмом в стихотворении “Усатый-полосатый”: автор как бы рассказывает маленькому слушателю историю о девочке и котёнке. Второй участник диалога присутствует здесь незримо, мы догадываемся о нём по разговорной интонации автора и чередованию стихотворной и прозаической речи. Ситуация рассказывания обрамляет собственно сюжет стихотворения – общение девочки с котёнком, своеобразная игра в “дочки-матери”. Маленькая героиня в точности повторяет поведение взрослых по отношению к ребёнку: укладывает его спать, купает, кормит, даже учит говорить. Котёнок же играет роль непослушного малыша и всё делает наоборот, не случайно рефреном повторяется “Вот какой глупый котёнок!” Эти слова принадлежат не рассказчику и не девочке, это третий голос, и звучит он извне: именно так большинство взрослых воспринимает поведение детей. Но читатель-то понимает, что котёнок вовсе не “глупый”, он всего лишь ведёт себя естественно. Именно об этом и рассказывает автор свою историю: об уважении к детям и котятам, вообще об уважении к ближнему. И интонация, с которой он обращается к слушателю, не содержит ни малейшего намёка на “сюсюканье” или нравоучение, ведь он говорит о том, что взрослый должен позволять ребёнку быть самим собой, а ребёнок, в свою очередь, должен с уважением относиться ко всему живому. Вообще животные у Маршака – категория особая: рассказывая детям о животных, он рассказывает им о людях. Животные из зоосада – не просто звери за решёткой, они ведь тоже “детки”. Герои цикла стихотворений “Детки в клетке” испытывают то же самое, что могут испытывать люди: гнев, обиду, печаль, растерянность, тоску по родине. Первые стихотворения цикла – просто портреты животных, в основе каждого из них – характерные признаки ого ли иного обитателя зоопарка:

Рвать цветы легко и просто Детям маленького роста, Но тому, кто так высок, Нелегко сорвать цветок! (“Жираф”).

Но уже через несколько стихотворений начинают звучать эмоции. Вот, например, страусёнок переживает свою непохожесть на других птиц:

Когда пугаюсь, я бегу, Вытягивая шею. А вот летать я не могу И петь я не умею.

И уж совсем не детская тоска по родине звучит в стихотворении “Львица”:

Я встретила здесь крокодила. Он мне улыбнулся, как друг. “Ты хочешь, – его я спросила, – К бананам и пальмам на юг?” “Дитя, – отвечал он уныло, – Не видеть родной мне земли!” И слезы из глаз крокодила По черным щекам потекли.

В большинстве стихотворений цикла повторяется один и тот же мотив – “детки в клетке” тоскуют об утраченной свободе:

На прутике записка: “Не подходите близко!” Записке ты не верь – Я самый добрый зверь. За что сижу я в клетке, Я сам не знаю, детки. (“Эскимосская собака”).

Подобное изображение животных имеет двойной смысл. Во-первых, таким образом автор учит маленького читателя сочувствовать и сопереживать тем, кто слабее, то есть учит жалеть животных, потому что они чувствуют то же, что и люди. Во-вторых, через изображение “деток в клетке” Маршак показывает своему читателю целый спектр человеческих эмоций: раз эти животные так похожи на людей, значит, и люди заслуживают сочувствия. Так автор снова приводит ребёнка к мысли о необходимости уважения ко всему живому и с самого раннего возраста воспитывает в нём человечность, не произнеся ни одного поучительного слова.

Читайте также:  Три сестры - краткое содержание пьесы Чехова (сюжет произведения)

Игровые и сатирические стихи

Позже лирическое начало в стихотворениях Маршака уступает место началу игровому. Собственно говоря, оно проявлялось и в ранних стихотворениях: “Великан” начинается как детская считалка и описывает игры маленького героя, стихотворение “Мяч” буквально воспроизводит детскую игру. Однако теперь игра из сюжетного мотива превращается в художественный приём. Это словесная игра, создающая парадоксальные ситуации, как в стихотворении “Вот какой рассеянный”:

Вместо шапки на ходу Он надел сковороду. Вместо валенок перчатки Натянул себе на пятки.

Здесь Маршак использует тот же приём, что и поэты-обериуты, – оксюморон, однако парадокс в его стихах – не следствие разыгравшейся фантазии. Всё происходящее в стихотворении имеет простое объяснение – рассеянность главного героя. Впрочем, рассеянность тоже не совсем обычная, а преувеличенная, так что в результате читатель получает комичную ситуацию и комичный образ, пародию на распространённое человеческое качество. А вот в стихотворении “Багаж” игровое начало выполняет уже не юмористическую, а скорее сатирическую функцию: здесь пред читателем уже вовсе не безобидный чудак, а малоприятная дама. Игра существует на композиционном уровне, в каждой строфе повторяется перечисление предметов багажа: “Диван, Чемодан, Саквояж, Картина, Корзина, Картонка И маленькая собачонка”. Обладательница багажа сначала выглядит просто смешно, однако в середине стихотворение ситуация взрывается:

Собака-то как зарычит, А барыня как закричит: – Разбойники, воры, уроды! Собака – не той породы!

Бурю гнева вызывает всего лишь “маленькая собачонка”, неожиданно превратившаяся в огромного взъерошенного пса. Игра с участием тех же предметов багажа становится средством сатирического изображения вздорного характера. Окончательное осмеяние звучит в последних строчках:

Однако За время пути Собака Могла подрасти!

Таким образом, в более поздних стихах Маршака игра выполняет функцию юмористического и сатирического приёма, использование которого позволяет автору несколькими штрихами нарисовать яркие образы. Кроме того, игровое начало в стихах Маршака помогает ребёнку осваивать мир. В весёлую игру поэт превращает знакомство со счётом (“Весёлый счёт”) и алфавитом (“Автобус номер двадцать шесть”), календарём и основами географии (“Почта”). Играя со своим маленьким читателем, автор вводит его в большой мир.

В стихотворных сказках Маршак продолжает линию, начатую ещё в ранних стихах. Герои этих сказок – животные, и снова, рассказывая о них, поэт рассказывает о людях: о взрослых и детях, о сильных и слабых. Традиция эта восходит ещё к народным сказкам о животных, герои которых тоже были носителями человеческих качеств. Однако у Маршака известная схема наполняется оригинальным содержанием. В “Сказке о глупом мышонке” перед нами снова взрослые и ребёнок – “глупый маленький мышонок”. Он отказывается спать, и мышка-мать зовёт к нему в няньки разных животных, мышонку ни одно не нравится, кроме кошки, потому сказка заканчивается печально:

Прибежала мышка-мать, Поглядела на кровать, Ищет глупого мышонка, А мышонка не видать.

Конечно, маленький герой не погибает в лапах кошки: сказка заканчивается многоточием, а позже Маршак напишет продолжение – “Сказку об умном мышонке”, в которой описаны приключения мышонка после знакомства с кошкой. Исследователи отмечают, что поведение главного героя – это поведение, характерное для подростка: он стремится вырваться в большой мир из маленького уютного дома, в котором ему скучно. Но при этом ему приходится повзрослеть: на свободе мышонка подстерегает множество опасностей в лице всевозможных диких животных, которые “страшнее кошки”. И чтобы выжить, маленькому герою нужно быть умнее и находчивее своих врагов – хорька, ежа, совы. Дорога домой превращается для мышонка в настоящее испытание, и мышонок изменяется – это уже не тот капризный непослушный ребёнок, который отказывается от безопасного уюта и выбирает дружбу со злейшим врагом – кошкой. Самостоятельная жизнь – уже не игра, она требует от этого ребёнка настоящих, “взрослых” поступков, перед ним стоит серьёзный выбор – спастись или погибнуть. Выдержав испытание, повзрослевший мышонок возвращается домой, и у этой сказки уже по-настоящему счастливый финал:

То-то рада мышка-мать! Ну мышонка обнимать! А сестренки и братишки С ним играют в мышки-мышки.

Детская литература. Анализ произведения С. Я. Маршака «Вот какой рассеянный» (*Общие критические статьи)

Анализ поэтического произведения, адресованному ребёнку

1. Автор произведения «Вот какой рассеянный» Самуил Яковлевич Маршак.

2. В стихотворении раскрывается тема человеческой невнимательности и рассеянности. Идея этого произведения заключается в следующем: нужно быть внимательным в любой жизненной ситуации. Нельзя быть рассеянным, так как это может привести не только к забавным случаям, но и к ошибкам, которые помешают достичь намеченной цели. Определить тему стихотворения помогает, во-первых, название «Вот какой рассеянный», во-вторых, лейтмотивные строки, которые завершают каждый ситуативный эпизод, связанный с рассеянностью главного героя:

Вот какой рассеянный

С улицы Бассейной!

Идея открыто не заявляется автором, но градация, нагнетание забавных и нелепых случаев, связанных с рассеянностью героя, не только вызывают улыбку и смех детей, но и заставляют невольно, без авторского диктата, задуматься о том, что нужно быть внимательным, чтобы не оказаться в таких нелепых ситуациях.

По сути, это «бытовое» стихотворение, в котором раскрывается обыденная жизнь взрослого рассеянного человека.

Оно близко к жизни ребёнка, который уже научился, например, правильно надевать рубашку и брюки, шапку, перчатки и валенки, знает, что билеты покупают в кассе, а квас в буфете, и поэтому нелепые поступки «человека рассеянного с улицы Бассейной» вызывают весёлую улыбку, кажутся, с одной стороны, забавными, а с другой стороны, поучительными, так как учат, как не надо делать.

3. Рассмотрим, какими художественными средствами достигаются психолого-педагогические, эстетические, гедонистические цели детской литературы.

1) В этом стихотворении автор стремится не только развеселить, рассмешить своих маленьких читателей, но и научить их быть внимательными, то есть преследует воспитательные цели.

Чтобы добиться этой цели, писатель прибегает к различным художественным средствам и приёмам. Во-первых, это многочисленные лексические повторы. Мы уже говорили о повторе лейтмотивных строк, завершающих каждый эпизод, где описан нелепый поступок героя: «Вот какой рассеянный // С улицы Бассейной!» Здесь же отметим, что это предложение восклицательное, что является синтаксическим средством выразительности. Обратим внимание на анафорический повтор, который не только усиливает эмоциональность и экспрессивность стихотворения, но и делает стихотворение лёгким для запоминания, дети с удовольствием, быстро запомнив, повторяют строки:

Читайте также:  Ледяной дом - краткое содержание романа Лажечникова (сюжет произведения)

Вместо шапки на ходу

Он надел сковороду.

Вместо валенок перчатки

Натянул себе на пятки.

Многочисленные инверсии не только оживляют поэтическую речь, но и делают её динамичной:

Жил человек рассеянный…

Сказуемое перед подлежащим, определение после определяемого имени существительного усиливают эмоциональность речи.

В первой части стихотворения, которую можно считать экспозицией, так как в ней происходит знакомство с героем (до слова «однажды»), Строки начинаются с глаголов: сел, стал, надевать, стал натягивать, натянул, – что тоже усиливает динамичность, лёгкость и живость речи.

2) А теперь рассмотрим, какими художественными средствами раскрывается тема рассеянности. Во-первых, это метатеза (перестановка звуков и слогов):

Нельзя ли у трамвала

Ярким художественным средством в раскрытии темы стихотворения является такое синтаксическое средство, как ряды однородных сказуемых, поставленных в начале строк:

Побежал он на перрон,

Влез в отцепленный вагон,

Внёс узлы и чемоданы,

Рассовал их под диваны,

Сел в углу перед окном

И заснул спокойным сном…

Комичность ситуации создаётся и с помощью повторяющегося ответа:

А с платформы говорят:

– Это город Ленинград.

3) А теперь рассмотрим, как создаётся художественный образ мира.

А) Стихотворение написано четырёхстопным хореем, самым динамичным и подвижным размером, что отвечает художественному замыслу автора показать стремительно развивающиеся события. Схема четырёх строк:

Сел он утром на кровать,

Стал рубашку надевать,

В рукава просунул руки –

Оказалось, это брюки.

Б) Значимые перебои ритма возникают в повторяющихся строках, делая на них смысловой акцент:

Вот какой рассеянный

На улице Бассейной.

В) Обратим внимание на рифмы стихотворения С. Я. Маршака, которые расставляют смысловые акценты. Рифма смежная: рассеянный – Бассейной (дактилическая, так как ударение падает на третий с конца строки слог, что не так часто встречается в поэзии). Затем рифма мужская: кровать – надевать, руки – брюки, пальто – не то. Женская рифма: перчатки – на пятки (составная рифма).

Г) Мы уже отмечали анафоры, приведём ещё примеры:

Он отправился в буфет

Покупать себе билет.

А потом помчался в кассу

Покупать бутылку квасу.

Анафорический повтор слова покупать создаёт как бы дополнительную рифму в начале стиха и делает его ещё более выразительным. Вот ещё пример анафоры:

А приехал я назад,

А приехал в Ленинград!

4) Какова структуры стихотворения?

Стихотворение делится на строфы: двустишия и четверостишия (катрены)

В композиции можно выделить экспозицию, завязку, кульминацию и развязку.

Экспозиция – это первая часть стихотворения до слова «однажды». В ней ярко характеризуется рассеянность героя, как его типичное состояние. Со слова «однажды» (завязка действия) начинает развиваться действие, когда наш герой на трамвае отправляется на вокзал, отправляясь в дальнюю поездку. Действие развивается в пространстве и времени: трамвай – вокзал – буфет – касса – перрон – отцепленный вагон. Затем возникает абсурд: герой думает, что он едет от Ленинграда в другое место, называет предполагаемые станции: Бологое, Поповка, Дибуны, Ямская, но получает один и тот же ответ: «Это город Ленинград». Кульминацией можно считать тот момент, когда герой возмущается:

Еду я вторые сутки,

А приехал я назад,

А приехал в Ленинград!

Заключительные строки подводят итог:

Вот какой рассеянный

С улицы Бассейной!

Содержание стихотворения соотносится с его делением на строфы прямо. Каждая строфа представляет законченную мысль. Смысл строф сопоставлен. Последняя строфа значима для раскрытия идеи стихотворения и содержит вывод.

5) В своём стихотворении автор использует бытовую, повседневную лексику, которая присутствует в детском словаре: кровать, рубашка, рукава, брюки, гамаши, шапка, сковорода, валенки, перчатки, узлы, чемоданы, диваны. Используется разговорная лексика: натягивать, на ходу, натянул, помчался, влез, рассовал, спозаранок. В речи героя используются разговорные конструкции: «Что за станция такая?», «Что за шутки!»

6) События описываются от третьего лица, используется модель вездесущего автора.

4. Каков эмоциональный уровень восприятия адресатом произведения? Стихотворение оказывает неизгладимое впечатление, заставляет увидеть мир по-новому, пробуждает желание задуматься над своими действиями и поступками. Несомненно, оно даёт импульс к фантазии, будит воображение. Ребёнок представляет яркие картины, чаще всего забавные и смешные, связанные с героем стихотворения. Стихотворение прозрачно, доступно для понимания его смысла ребёнком, оно ощущается как неожиданная эстетическая радость.

5. Аспект оценки качества поэтического произведения для детей.

1) В стихотворении рифмы точные, они не случайны, здесь нет книжного подражательства, автор обладает своим стилем, поэтическим почерком.

2) В нём нет ничего лишнего, всё подчинено художественному образу рассеянного человека. Лирический сюжет развивается последовательно, композиция стройная, логически завершённая. Простота, краткость, доступность, живость, эмоциональность – важные достоинства этого произведения.

3) Здесь нет дидактики и нравоучений, автор добивается своей цели с помощью художественных средств. Он создаёт яркие картины, художественные образы, а выводы делает сам маленький читатель; автор ненавязчиво подводит к этим выводам.

4) Поэт говорит на простом языке, понятном ребёнку, он словно проникает в детское мироощущение, проявляя при этом мудрость, точность, гуманность.

6. Психолого-педагогический компонент – самый важный в произведении для детей.

1) Стихотворение рассчитано на дошкольный возраст, от 4 до 5 лет. Набор художественных средств соответствует психологическому, физиологическому развитию ребёнка, так как в нём развивается повествовательный сюжет, понятный для ребёнка, повторы слов, чёткое членение стихотворения, выделение эпизодов, иллюстрирующих идею стихотворения, позволяют легко воспринять это произведение. Череда забавных эпизодов, связанных с нелепыми поступками героя, вызывает живой интерес ребёнка, оказывает на него эмоциональное и эстетическое воздействие.

2) В стихотворении, несомненно, присутствует нравственная составляющая, так как оно способствует нравственному, духовному становлению ребёнка. Маленький слушатель воспринимает это произведение на эмоциональном уровне, переживает различные чувства: удивление, радость, веселье, смех, иногда даже сочувствие незадачливому герою, который так и не добрался до места своего назначения. Сочувствие, сопереживание развивает личность ребёнка.

7. Автор соблюдает базовые требования к детскому произведению. В нём автор создаёт комичные ситуации, создавая занимательный и острый сюжет. События развиваются динамично и быстро, не давая ребёнку заскучать, удерживают его внимание на всём протяжении стихотворения. Образы понятны и доступны. И самое главное – в произведении нет навязчивой назидательности, потому что воспитание должно протекать для ребёнка незаметно.

Внимание!
Если Вы заметили ошибку или опечатку, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.
Тем самым окажете неоценимую пользу проекту и другим читателям.

Ссылка на основную публикацию