Описание Дуба в романе Война и мир (Отрывок)

Описание Дуба в романе Война и мир (Отрывок)

Отрывки

1 отрывок – 2 том. 3 часть. 1 глава

На краю дороги стоял дуб. Вероятно, в десять раз старше берез, составлявших лес, он был в десять раз толще, и в два раза выше каждой березы. Это был огромный, в два обхвата дуб, с обломанными, давно, видно, суками и с обломанной корой, заросшей старыми болячками. С огромными своими неуклюже, несимметрично растопыренными корявыми руками и пальцами, он старым, сердитым и презрительным уродом стоял между улыбающимися березами. Только он один не хотел подчиняться обаянию весны и не хотел видеть ни весны, ни солнца.

«Весна, и любовь, и счастие! — как будто говорил этот дуб. — И как не надоест вам все один и тот же глупый бессмысленный обман! Все одно и то же, и все обман! Нет ни весны, ни солнца, ни счастья. Вон смотрите, сидят задавленные мертвые ели, всегда одинакие, и вон и я растопырил свои обломанные, ободранные пальцы, где ни выросли они — из спины, из боков. Как выросли — так и стою, и не верю вашим надеждам и обманам» .

Князь Андрей несколько раз оглянулся на этот дуб, проезжая по лесу, как будто он чего-то ждал от него. Цветы и трава были и под дубом, но он все так же, хмурясь, неподвижно, уродливо и упорно, стоял посреди их.

«Да, он прав, тысячу раз прав этот дуб, — думал князь Андрей, — пускай другие, молодые, вновь поддаются на этот обман, а мы знаем жизнь, — наша жизнь кончена! » Целый новый ряд мыслей безнадежных, но грустно-приятных в связи с этим дубом возник в душе князя Андрея. Во время этого путешествия он как будто вновь обдумал всю свою жизнь и пришел к тому же прежнему, успокоительному и безнадежному, заключению, что ему начинать ничего было не надо, что он должен доживать свою жизнь, не делая зла, не тревожась и ничего не желая.

2 отрывок – 3 глава

«Да, здесь, в этом лесу, был этот дуб, с которым мы были согласны, — подумал князь Андрей. — Да где он? » — подумал опять князь Андрей, глядя на левую сторону дороги и, сам того не зная, не узнавая его, любовался тем дубом, которого он искал. Старый дуб, весь преображенный, раскинувшись шатром сочной, темной зелени, млел, чуть колыхаясь в лучах вечернего солнца. Ни корявых пальцев, ни болячек, ни старого горя и недоверия — ничего не было видно. Сквозь столетнюю жесткую кору пробились без сучков сочные, молодые листья, так что верить нельзя было, что это старик произвел их. «Да это тот самый дуб» , — подумал князь Андрей, и на него вдруг нашло беспричинное весеннее чувство радости и обновления. Все лучшие минуты его жизни вдруг в одно и то же время вспомнились ему. И Аустерлиц с высоким небом, и мертвое укоризненное лицо жены, и Пьер на пароме, и девочка, взволнованная красотою ночи, и эта ночь, и луна — и все это вдруг вспомнилось ему.

«Нет, жизнь не кончена и тридцать один год, — вдруг окончательно беспеременно решил князь Андрей. — Мало того, что я знаю все то, что есть во мне, надо, чтоб и все знали это: и Пьер, и эта девочка, которая хотела улететь в небо, надо, чтобы все знали меня, чтобы не для одного меня шла моя жизнь, чтобы не жили они так, как эта девочка, независимо от моей жизни, чтобы на всех она отражалась и чтобы все они жили со мною вместе!»

Сочинение Характеристика и описание Дуба

Этот эпизод – один из самых важных для раскрытия образа князя Андрея… Дуб точно один из самых известных «персонажей» во всем романе! Красивый образ, полный смысла. Дуб здесь почти герой, Андрей разговаривает с ним, как с человеком. Для него это дерево точно живое существо, сначала старое, но после переродившееся.

Дуб это стоит на краю дороги, так немного «в углу». Тут же он сравнивается с березами вокруг. И он в два раза выше средней березы там, в десять раз старше и шире. Был он просто огромным, покрытый старой корой. Он выглядел он таким потрепанным жизнью, то есть годами, ветрами… На нем было полно старых «болячек», из-за которых казался сердитым стариком, особенно по сравнению с березами, которые как будто все улыбались. Еще он весь такой корявый, несимметричный, уродливый даже, но упорный в своем пессимизме… И так он отличался от окружения, так ещё и весна будто не могла на него повлиять. Все уже вокруг зазеленели, а он все такой же «зимний», но только без снега.

Андрею (и автору, конечно) кажется, что дуб говорит. Весна ассоциируется с любовью и счастьем, а всё это вместе для него – обман. Дуб разочарован, ни в какое светлое чувство не верит. Может быть, ему уже всё надоело… Но в то же время нельзя сказать, что у него нет сил, он стар, но крепко стоит на земле, ствол у него в два обхвата. Древесины там точно очень много! Почему-то он не верит даже в солнце, хотя оно уж точно есть, даже если за облаками. Себе в товарищи по несчастью он выбрал ели – они тоже не весенние, а всегда одинаковые, как застывшие.

И князь Андрей думает, что дуб в своей «позиции» прав. У героя тоже нет веры в любовь… Но мы все знаем, что всё-таки дуб этот «заразился» весной – зазеленел, проснулся к новой жизни, хотя и позже берез. И для героя это стало надеждой. Даже если этот старый дуб смог снова «полюбить» жизнь, пустить в себя энергию весны, то и человек может. И князь Андрей после всех разочарований сможет полюбить!

Теперь дуб млеет под лучами солнца, качает прекрасной кроной. Не видно старых болячек, все как будто затянулось. Его корявые ветки-пальцы тоже спрятались в сочную молодую листву. Новые веточки пробились сквозь старую кору. Он стал просто неузнаваем! Теперь он выглядел мощно и молодо, излучал радость. Всё равно он отличался от берез вокруг, но был вместе с ними в этой радостной весне.

Этот образ, его изменения стали очень важными для героя, в них он отразился сам – до и после.

Также читают:

Картинка к сочинению Описание Дуба в романе Война и мир + Отрывок

Популярные сегодня темы

Что такое смелость? Это способность человека преодолевать свой страх в случае возникновения какой-либо опасности. Часто смелость путают с бесстрашием, однако, это не одно и то же

Здравствуй, дорогой дедушка Мороз! Я не знаю, веришь ли ты в меня, но я в тебя всё ещё верю. Прошедший год был очень удачным. Я без троек закончил четвёртый, и перешёл в пятый класс

Как бы то ни было, человеческая жизнь наполнена множеством различных вещей, понятий и законов, которые взаимодействуя между собой, создают полную картину мироздания

Влияние человека на природу велико, так же как и природы на людей. Подобная закономерность имеет место и в творчестве А.С. Пушкина. Пейзажная лирика великого гения на каждом этапе его жизненного пути меняется, проявляя свои особенности

Одной из самых лучших поэм в литературе стала поэма Гоголя «Мертвые души». Он потратил на написание этой поэмы 17 лет, но он так и не смог сделать задуманное. Поэма, над которой Гоголь много времени потратил

Отрывки для заучивания наизусть из романа “Война и мир” (два по выбору)

Отрывки для заучивания наизусть из романа

“Война и мир” (два по выбору)

Что это? я падаю! у меня ноги подкашиваются» , — подумал он и упал на спину. Он раскрыл глаза, надеясь увидать, чем кончилась борьба французов с артиллеристами, и желая знать, убит или нет рыжий артиллерист, взяты или спасены пушки. Но он ничего не видал. Над ним не было ничего уже, кроме неба, — высокого неба, не ясного, но все-таки неизмеримо высокого, с тихо ползущими по нем серыми облаками. «Как тихо, спокойно и торжественно, совсем не так, как я бежал, — подумал князь Андрей, — не так, как мы бежали, кричали и дрались; совсем не так, как с озлобленными и испуганными лицами тащили друг у друга банник француз и артиллерист, — совсем не так ползут облака по этому высокому бесконечному небу. Как же я не видал прежде этого высокого неба? И как я счастлив, что узнал его наконец. Да! все пустое, все обман, кроме этого бесконечного неба. Ничего, ничего нет, кроме его. Но и того даже нет, ничего нет, кроме тишины, успокоения. И слава Богу. »

На краю дороги стоял дуб. Вероятно, в десять раз старше берез, составлявших лес, он был в десять раз толще и в два раза выше каждой березы. Это был огромный в два обхвата дуб с обломанными, давно видно, суками и с обломанной корой, заросшей старыми болячками. С огромными своими неуклюжими, несимметрично-растопыренными корявыми руками и пальцами, он старым, сердитым и презрительным уродом стоял между улыбающимися березами. Только он один не хотел подчиняться обаянию весны и не хотел видеть ни весны, ни солнца.

“Весна, и любовь, и счастие!” – как будто говорил этот дуб. – И как не надоест вам все один и тот же глупый и бессмысленный обман. Все одно и то же, и все обман! Нет ни весны, ни солнца, ни счастья. Вон смотрите, сидят задавленные мертвые ели, всегда одинокие, и вон и я растопырил свои обломанные, ободранные пальцы, где ни выросли они – из спины, из боков; как выросли – так и стою, и не верю вашим надеждам и обманам”.

Князь Андрей несколько раз оглянулся на этот дуб, проезжая по лесу, как будто он чего-то ждал от него. Цветы и трава были и под дубом, но он все так же, хмурясь, неподвижно, уродливо и упорно, стоял посреди их.

“Да, он прав, тысячу раз прав этот дуб, – думал князь Андрей, пускай другие, молодые, вновь поддаются на этот обман, а мы знаем жизнь, – наша жизнь кончена!” Целый новый ряд мыслей безнадежных, но грустно-приятных в связи с этим дубом, возник в душе князя Андрея. Во время этого путешествия он как будто вновь обдумал всю свою жизнь, и пришел к тому же прежнему успокоительному и безнадежному заключению, что ему начинать ничего было не надо, что он должен доживать свою жизнь, не делая зла, не тревожась и ничего не желая.

“Да, здесь, в этом лесу был этот дуб, с которым мы были согласны,- подумал князь Андрей. – Да где он”,- подумал опять князь Андрей, глядя на левую сторону дороги и, сам того не зная, не узнавая его, любовался тем дубом, которого он искал. Старый дуб, весь преображенный, раскинувшись шатром сочной, темной зелени, млел, чуть колыхаясь в лучах вечернего солнца. Ни корявых пальцев, ни болячек, ни старого недоверия и горя – ничего не было видно. Сквозь жесткую, столетнюю кору пробились без сучков сочные, молодые листья, так что верить нельзя было, что этот старик произвел их. “Да это тот самый дуб”, – подумал князь Андрей, и на него вдруг нашло беспричинное весеннее чувство радости и обновления. Все лучшие минуты его жизни вдруг в одно и то же время вспомнились ему. И Аустерлиц с высоким небом, и мертвое, укоризненное лицо жены, и Пьер на пароме, и девочка, взволнованная красотою ночи, и эта ночь, и луна – и все это вдруг вспомнилось ему.

“Нет, жизнь не кончена в 31 год,- вдруг окончательно, беспеременно решил князь Андрей. Мало того, что я знаю все то, что есть во мне, надо, чтобы и все знали это: и Пьер, и эта девочка, которая хотела улететь в небо, надо, чтобы все знали меня, чтобы не для одного меня шла моя жизнь, чтоб не жили они так независимо от моей жизни, чтоб на всех она отражалась и чтобы все они жили со мною вместе!”

Наташа сбросила себя платок, который был, накинут на ней, забежала вперед дядюшки и, подперши руки в боки, сделала движение плечами и стала.

Где, как, когда всосала в себя из того русского воздуха, которым она дышала,- эта Графинечка, воспитанная эмигранткой-француженкой,- этот дух, откуда взяла она эти приёмы, которые танцы с шалью давно бы должны были вытеснить? Но дух и приёмы были те самые, неподражаемые, неизучаемые, русские, которых и ждал от неё дядюшка. Как только она стала, улыбнулась торжественно, гордо и хитро-весело, первый страх, который охватил, было, Николая и всех присутствующих, страх, что она не то сделает, прошёл, и они уже любовались ею.

Она сделала то самое и так точно, так вполне точно это сделала, что Анисия Фёдоровна, которая тотчас подала её необходимый для её дела платок, сквозь смех прослезилась, глядя на эту тоненькую, грациозную, такую чужую ей, в шелку и в бархате воспитанную графиню, которая умела понять всё то, что было и в Анисье, и в отце Анисьи, и в тётке, и в матери, и во всяком русском человеке.

Читайте также:  Жизненный путь исканий Пьера Безухова в романе Война и мир Толстого сочинение

Л.Н. Толстой Война и мир

Л.Н.Толстой “Война и мир” Встреча князя Андрея Болконского с дубом

“. На краю дороги стоял дуб. Он был, вероятно, в десять раз старше берез, составлявших лес, в десять раз толще и в два раза выше каждой березы. Это был огромный, в два обхвата дуб, с обломанными суками и корой, заросшей старыми болячками. С огромными, неуклюже, несимметрично растопыренными корявыми руками и пальцами, он старым, сердитым и презрительным уродом стоял между улыбающимися березами. Только он один не хотел подчиниться обаянию весны и не хотел видеть ни весны, ни солнца.
Этот дуб как будто говорил: «Весна, и любовь, и счастье! И как не надоест вам все один и тот же глупый, бессмысленный обман! Все одно и то же, и все обман! Нет ни весны, ни солнца, ни счастья. Вон смотрите, сидят задавленные мертвые ели, всегда одинокие, и вон я растопырил свои обломанные, ободранные пальцы, выросшие из спины, из боков — где попало. Как выросли — так и стою, и не верю вашим надеждам и обманам».
Князь Андрей несколько раз оглянулся на этот дуб, проезжая по лесу. Цветы и трава были и под дубом, но он все так же, хмурый, неподвижный, уродливый и упорный, стоял посреди них.
«Да, он прав, тысячу раз прав этот дуб, — думал князь Андрей. — Пускай другие, молодые, вновь поддаются на этот обман, а мы знаем: наша жизнь кончена!» Целый ряд мыслей, безнадежных, но грустно-приятных, в связи с этим дубом возник в душе князя Андрея. Во время этого путешествия он как будто вновь обдумал всю свою жизнь и пришел к тому же успокоительному и безнадежному заключению, что ему начинать ничего было не надо, что он должен доживать свою жизнь, не делая зла, не тревожась и ничего не желая.
Уже было начало июня, когда князь Андрей, возвращаясь домой, въехал опять в ту березовую рощу, в которой этот старый, корявый дуб так странно и памятно поразил его. «Здесь, в этом лесу, был этот дуб, с которым мы были согласны. Да где он?» — подумал князь Андрей, глядя на левую сторону дороги. Сам того не зная, он любовался тем дубом, которого искал, но теперь не узнавал его.
Старый дуб, весь преображенный, раскинувшись шатром сочной, темной зелени, млел, чуть колыхаясь в лучах вечернего солнца. Ни корявых пальцев, ни болячек, ни старого горя и недоверия — ничего не было видно. Сквозь столетнюю жесткую кору пробивались без сучков сочные, молодые листья, так что верить нельзя было, что это старик произвел их. «Да это тот самый дуб», — подумал князь Андрей, и на него вдруг нашло беспричинное весеннее чувство радости и обновления. Все лучшие минуты его жизни вдруг в одно и то же время вспомнились ему. И Аустерлиц с высоким небом, и Пьер на пароме, и девочка, взволнованная красотою ночи, и эта ночь, и луна — все это вдруг вспомнилось ему.
«Нет, жизнь не кончена в тридцать один год, — вдруг окончательно и бесповоротно решил князь Андрей. — Мало того, что я знаю все то, что есть во мне, надо, чтобы и все знали это: и Пьер, и эта девочка, которая хотела улететь в небо. Надо, чтобы не для одного меня шла моя жизнь, чтобы на всех она отражалась и чтобы все они жили со мной вместе»

Рейтинг работы: 34
Количество рецензий: 5
Количество сообщений: 4
Количество просмотров: 5724
© 10.12.2015 Татьяна Леухина
Свидетельство о публикации: izba-2015-1512969

Олежа 06.05.2018 21:02:19

А Вам спасибо за внимание

Владимир Моисеенков 16.12.2015 11:23:20
Отзыв: положительный
Спасибо Татьяна за глубокое проникновение с душу романа, куда Вы через свой голос уводите и слушателя, передавая ему неповторимую силу и красоту русской живой речи!
С уважением.
Владимир.

Спасибо Вам большое за отзыв

Виктор Астраханцев 10.12.2015 15:16:10
Отзыв: положительный
Татьяна! Спасибо, что приняли участие в чтении страниц романа Толстого!
Вслушиваясь в знакомые с детства, которые в вашем и прочтении приобретают звучащую силу и значительность,
я снова окунулся в мощного движения мысли Толстого.
Сложно жить думающему человеку, который пытается осмыслить самого себя.
Внутренний поиск, оценка себя в окружающем мире, своей судьбы, своего места иногда проходит так контрастно, что подводит к душевному кризису. Но интересно, что у героев Толстого – Андрея, Пьера – изменение своего отношения видение мира меняется от каких-то, на взгляд стороннего наблюдателя, мелких или случайных причин.
В этом отрывке – от ожившего дуба.
У Андрея Болконского на бале – от взгляда на ждущую счастья Наташу.
У Пьера контрастная смена неприязни, почти презрения к Наташе переходит через чувство жалости
и сострадания к нежности и любви, а потом и к признанию.
Это потом, лет через сто, мы прочтем у Бредбери, как вес бабочки коснувшейся напряженной
точки может резко изменить мир. И может быть, нам это покажется фантазией. А здесь, в романе, Толстой неоднократно фиксирует эту смену направления мысли и чувств, которая всегда возникает в минуты высокого внутреннего напряжения. И фантастическое спускаясь к людям, обретает вполне понятные человеческие черты.
Я благодарю, вас Татьяна, что погрузили в мир этих внутренних проблем и размышлений!
Толстой жив!

Спасибо Вам, Виктор, за предоставленную возможность вновь, в который уж раз, нырнуть всем своим существом в этот огромный океан мыслей и чувств – роман “Война и мир”
К сему ТЛ

Характеристика и описание Дуба в романе Война и мир + отрывок

Проблема одиночества и поиска смысла жизни волновала Льва Толстого всю жизнь, отразилась полной мерой в его творчестве.

Автор создал описание и образ дуба в романе «Война и мир» чтобы передать состояние Андрея Болконского в период переоценки жизненных ценностей. Обстоятельства меняют внутренний мир человека, иногда выворачивают душу наизнанку.

Отрывки

2 том. 3 часть. 1 глава (1 отрывок)

На краю дороги стоял дуб. Вероятно, в десять раз старше берез, составлявших лес, он был в десять раз толще, и в два раза выше каждой березы. Это был огромный, в два обхвата дуб, с обломанными, давно, видно, суками и с обломанной корой, заросшей старыми болячками. С огромными своими неуклюже, несимметрично растопыренными корявыми руками и пальцами, он старым, сердитым и презрительным уродом стоял между улыбающимися березами. Только он один не хотел подчиняться обаянию весны и не хотел видеть ни весны, ни солнца.

«Весна, и любовь, и счастие! — как будто говорил этот дуб. — И как не надоест вам все один и тот же глупый бессмысленный обман! Все одно и то же, и все обман! Нет ни весны, ни солнца, ни счастья. Вон смотрите, сидят задавленные мертвые ели, всегда одинакие, и вон и я растопырил свои обломанные, ободранные пальцы, где ни выросли они — из спины, из боков. Как выросли — так и стою, и не верю вашим надеждам и обманам» .

Князь Андрей несколько раз оглянулся на этот дуб, проезжая по лесу, как будто он чего-то ждал от него. Цветы и трава были и под дубом, но он все так же, хмурясь, неподвижно, уродливо и упорно, стоял посреди их.

«Да, он прав, тысячу раз прав этот дуб, — думал князь Андрей, — пускай другие, молодые, вновь поддаются на этот обман, а мы знаем жизнь, — наша жизнь кончена! » Целый новый ряд мыслей безнадежных, но грустно-приятных в связи с этим дубом возник в душе князя Андрея. Во время этого путешествия он как будто вновь обдумал всю свою жизнь и пришел к тому же прежнему, успокоительному и безнадежному, заключению, что ему начинать ничего было не надо, что он должен доживать свою жизнь, не делая зла, не тревожась и ничего не желая.

3 глава (2 отрывок)

«Да, здесь, в этом лесу, был этот дуб, с которым мы были согласны, — подумал князь Андрей. — Да где он? » — подумал опять князь Андрей, глядя на левую сторону дороги и, сам того не зная, не узнавая его, любовался тем дубом, которого он искал. Старый дуб, весь преображенный, раскинувшись шатром сочной, темной зелени, млел, чуть колыхаясь в лучах вечернего солнца. Ни корявых пальцев, ни болячек, ни старого горя и недоверия — ничего не было видно. Сквозь столетнюю жесткую кору пробились без сучков сочные, молодые листья, так что верить нельзя было, что это старик произвел их. «Да это тот самый дуб» , — подумал князь Андрей, и на него вдруг нашло беспричинное весеннее чувство радости и обновления. Все лучшие минуты его жизни вдруг в одно и то же время вспомнились ему. И Аустерлиц с высоким небом, и мертвое укоризненное лицо жены, и Пьер на пароме, и девочка, взволнованная красотою ночи, и эта ночь, и луна — и все это вдруг вспомнилось ему.

«Нет, жизнь не кончена и тридцать один год, — вдруг окончательно беспеременно решил князь Андрей. — Мало того, что я знаю все то, что есть во мне, надо, чтоб и все знали это: и Пьер, и эта девочка, которая хотела улететь в небо, надо, чтобы все знали меня, чтобы не для одного меня шла моя жизнь, чтобы не жили они так, как эта девочка, независимо от моей жизни, чтобы на всех она отражалась и чтобы все они жили со мною вместе!»

Образ и характеристика Дуба

Вдовец, отец, хозяин

Два года прошло после Аустерлицкого сражения, князь Андрей вдовствовал в Лысых Горах с маленьким сыном, отцом и сестрой. Иногда ему приходилось выезжать по делам в имения Коленьки, так как он был законным опекуном мальчика.

Болконский отошел от военных дел, сделался передовым хозяином. В некоторых деревнях князь перевел крестьян в статус вольных хлебопашцев. В других имениях заменил крепостную повинность барщины оброком. Новшества благоприятно влияли на доходы семьи.

В свободное время Болконский много читал, вел записи о причинах поражения русских солдат в войне с Наполеоном. Ничто не тешило душу тридцатиоднолетнего мужчины. Эмоциональная сторона бытия не вписывалась в его распорядок дня.

Весенний лес

Дорога лежала в Рязанскую губернию, надо было проверить дела в деревнях сына. Весна 1809 года выдалась теплой, Андрей безразлично рассматривал зеленую траву, молодые почки на деревьях, которые выглядели особенно красиво на фоне яркого синего неба.

В березовой роще было особенно тепло, здесь отсутствовал ветер, становилось жарко, хотя раннее под мостом видно было остатки снега. Лиловые цветы, украшавшие поляны, вселяли веру в весеннюю пору. Лошади потели, а птицы и люди на козлах радовались смене поры года.

Князь не понимал причины человеческой радости. Он думал о дубе, который стоял у дороги.

Как выглядел дуб после зимы

Дерево по возрасту было намного старше тех берез, что его окружали, потому что ствол необъятный, и высота вдвое превышала высоту берез. Старые ветки оказались обломанными много лет назад, на их месте торчали уродливые искалеченные суки, как символ богатого душевного опыта.

Не раз дуб терял местами свою кору, которая зарастала мхом, как древние раны, свидетельствующие о том, что дереву пришлось многое пережить. С возрастом симметрия утратила свои линии, дерево выглядело неуклюжим, старческим уродом на фоне молодых берез, радовавшихся приходу весны:

Что общее было между дубом и князем Болконским

Андрей представлял, как возмущается дерево по поводу всеобщего веселья.

Герой, как встретившийся ему дуб, чувствует себя чужим среди радостных лиц окружающих. Он потерял жену два года назад, боль утраты оставила след в его душе, напоминающий ободранную кору на стволе дерева. Офицер пережил поражения русской армии в сражениях под Шангребеном и Аустерлицем, пропустил через себя унижение в плену, разочарование в авторитете Наполеона.

Душа Болконского, как этот дуб, была изуродована испытаниями судьбы, радость окружающих он воспринимал, как лицемерие, а счастье, как несуществующую категорию мировосприятия. Эмоционально мужчина чувствовал опустошение. Жизнь, любовь и радость казались недоступными в силу возраста и горького жизненного опыта.

Герой решил, что его удел – дожить года, предопределенные господом, избегая искушений, спокойно, не злясь, не тревожась, в отличие от всего мира. Как дуб, который не принимает весенние правила, стоит, не покрываясь яркой листвой.

Образ дуба летом

Рязанские дела требовали встречи с Ильей Николаевичем Ростовым. Князь нашел графа в Отрадном. Пришлось провести в имении одну июньскую ночь. Наташа Ростова взбудоражила воображение Болконского, пребывающего в унынии. Девушка так естественно, так восторженно любовалась началом лета, что в душе героя задребезжала неосознанная им надежда.

Дорога домой снова лежала мимо протестующего дуба, который весной оставался невозмутимым и равнодушным к всеобщему пробуждению. Лес смыкался над головой густой кромкой. Андрею хотелось увидеть своего немого единомышленника, он пристально вглядывался в левую сторону рощи.

Вдруг поймал себя на том, что невольно любуется тем дубом, мрачный образ которого хочет найти. Удивительно, как преобразилось древнее дерево. Вечернее солнышко согревало налитую сочно зеленью крону, которая мило шумела, колыхаемая легким ветерком.

Читайте также:  Сочинение Семьи в романе Война и мир (Болконские, Ростовы и Курагины

Молодая листва успешно покрыла собой все изъяны старого ствола, омолодив его собой. Жизнеутверждающее состояние дуба передалось Болконскому. В памяти мелькали победоносные моменты, небо под Аустерлицем в момент ранения, лицо ушедшей Лизы и счастливая девочка Наташа Ростова, чей образ вызывал желание радоваться всему, что есть прекрасного вокруг.

Дуб, как символ возрождения

Лев Толстой, писатель и гуманист, ценил жизнь во всех ее проявлениях. Природные пейзажи в его произведениях всегда побуждают желание жить и само утверждаться. Болконский понял, как много может он дать обществу, поделиться опытом и знаниями, полученными в боях, которые нельзя предать забвению.

Князь кардинально меняет жизнь, пытается создать новый военный устав, учесть ошибки минувших сражений, повысить боеготовность государства. Вместе с министром Сперанским они ведут работу по армейскими реформами. Начинается новый этап жизни князя Болконского. Росток романтического влечения к юной Наташе пустил свои корни в душе молодого мужчины, чтобы заполнить образовавшуюся там пустоту.

Две встречи Андрея Болконского с дубом (текст отрывка, монолог, разгоров с дубом)

Вторая встреча А
Болконского
с дубом
(актер В. Тихонов)

Две встречи Андрея Болконского с дубом играют важную роль в романе “Война и мир” и являются одними из ключевых эпизодов в биографии данного персонажа.

Краткое описание двух встреч Андрея Болконского с дубом

Первая встреча с дубом

(том 2 часть 3 глава I)

Первая встреча князя Андрея с дубом происходит весной 1809 г. К этому времени он уже 2 года является вдовцом и живет в своем имении с сыном, отцом и сестрой. После смерти жены Лизы князь Андрей до сих пор не может прийти в себя. Он чувствует себя старым и уставшим, ему кажется, что жизнь уже кончена. Весной 1809 г. Андрей отправляется в поездку по делам по округе. По пути он видит старый большой дуб. Корявый и некрасивый дуб выглядит угрюмым на фоне радостного весеннего леса и напоминает Андрею самого себя.

Вторая встреча с дубом

(том 2 часть 3 глава III)

Отрывки из романа “Война и мир”: встречи Андрея Болконского с дубом

“Лакей Петр что-то сказал кучеру, кучер утвердительно ответил. Но видно Петру мало было сочувствования кучера: он повернулся на козлах к барину.

– Ваше сиятельство, легко как! – сказал он, почтительно улыбаясь.
– Что!
– Легко, ваше сиятельство.

“Весна, и любовь, и счастие!” – как будто говорил этот дуб, – “и как не надоест вам все один и тот же глупый и бессмысленный обман. Все одно и то же, и все обман! Нет ни весны, ни солнца, ни счастия. Вон смотрите, сидят задавленные мертвые ели, всегда одинакие, и вон и я растопырил свои обломанные, ободранные пальцы, где ни выросли они – из спины, из боков; как выросли – так и стою, и не верю вашим надеждам и обманам”.

Князь Андрей несколько раз оглянулся на этот дуб, проезжая по лесу, как будто он чего-то ждал от него. Цветы и трава были и под дубом, но он все так же, хмурясь, неподвижно, уродливо и упopно, стоял посреди их.

“Да, он прав, тысячу раз прав этот дуб, думал князь Андрей, пускай другие, молодые, вновь поддаются на этот обман, а мы знаем жизнь, – наша жизнь кончена!” Целый новый ряд мыслей безнадежных, но грустно-приятных в связи с этим дубом, возник в душе князя Андрея. Во время этого путешествия он как будто вновь обдумал всю свою жизнь, и пришел к тому же прежнему успокоительному и безнадежному заключению, что ему начинать ничего было не надо, что он должен доживать свою жизнь, не делая зла, не тревожась и ничего не желая.”

“Уже было начало июня, когда князь Андрей, возвращаясь домой, въехал опять в ту березовую рощу, в которой этот старый, корявый дуб так странно и памятно поразил его. Бубенчики еще глуше звенели в лесу, чем полтора месяца тому назад; все было полно, тенисто и густо; и молодые ели, рассыпанные по лесу, не нарушали общей красоты и, подделываясь под общий характер, нежно зеленели пушистыми молодыми побегами.

Целый день был жаркий, где-то собиралась гроза, но только небольшая тучка брызнула на пыль дороги и на сочные листья. Левая сторона леса была темна, в тени; правая мокрая, глянцовитая блестела на солнце, чуть колыхаясь от ветра. Все было в цвету; соловьи трещали и перекатывались то близко, то далеко.

“Да, здесь, в этом лесу был этот дуб, с которым мы были согласны”, подумал князь Андрей. “Да где он”, подумал опять князь Андрей, глядя на левую сторону дороги и сам того не зная, не узнавая его, любовался тем дубом, которого он искал. Старый дуб, весь преображенный, раскинувшись шатром сочной, темной зелени, млел, чуть колыхаясь в лучах вечернего солнца. Ни корявых пальцев, ни болячек, ни старого недоверия и горя, – ничего не было видно. Сквозь жесткую, столетнюю кору пробились без сучков сочные, молодые листья, так что верить нельзя было, что этот старик произвел их. “Да, это тот самый дуб”, подумал князь Андрей, и на него вдруг нашло беспричинное, весеннее чувство радости и обновления. Все лучшие минуты его жизни вдруг в одно и то же время вспомнились ему. И Аустерлиц с высоким небом, и мертвое, укоризненное лицо жены, и Пьер на пароме, и девочка, взволнованная красотою ночи, и эта ночь, и луна, – и все это вдруг вспомнилось ему.

“Нет, жизнь не кончена в 31 год, вдруг окончательно, беспеременно решил князь Андрей. Мало того, что я знаю все то, что есть во мне, надо, чтобы и все знали это: и Пьер, и эта девочка, которая хотела улететь в небо, надо, чтобы все знали меня, чтобы не для одного меня шла моя жизнь, чтоб не жили они так независимо от моей жизни, чтоб на всех она отражалась и чтобы все они жили со мною вместе!”

Описание дуба война и мир отрывок. Текст песни война и мир – описание дуба

Л.Н.Толстой “Война и мир” Встреча князя Андрея Болконского с дубом

“. На краю дороги стоял дуб. Он был, вероятно, в десять раз старше берез, составлявших лес, в десять раз толще и в два раза выше каждой березы. Это был огромный, в два обхвата дуб, с обломанными суками и корой, заросшей старыми болячками. С огромными, неуклюже, несимметрично растопыренными корявыми руками и пальцами, он старым, сердитым и презрительным уродом стоял между улыбающимися березами. Только он один не хотел подчиниться обаянию весны и не хотел видеть ни весны, ни солнца.
Этот дуб как будто говорил: «Весна, и любовь, и счастье! И как не надоест вам все один и тот же глупый, бессмысленный обман! Все одно и то же, и все обман! Нет ни весны, ни солнца, ни счастья. Вон смотрите, сидят задавленные мертвые ели, всегда одинокие, и вон я растопырил свои обломанные, ободранные пальцы, выросшие из спины, из боков – где попало. Как выросли – так и стою, и не верю вашим надеждам и обманам».
Князь Андрей несколько раз оглянулся на этот дуб, проезжая по лесу. Цветы и трава были и под дубом, но он все так же, хмурый, неподвижный, уродливый и упорный, стоял посреди них.
«Да, он прав, тысячу раз прав этот дуб, – думал князь Андрей. – Пускай другие, молодые, вновь поддаются на этот обман, а мы знаем: наша жизнь кончена!» Целый ряд мыслей, безнадежных, но грустно-приятных, в связи с этим дубом возник в душе князя Андрея. Во время этого путешествия он как будто вновь обдумал всю свою жизнь и пришел к тому же успокоительному и безнадежному заключению, что ему начинать ничего было не надо, что он должен доживать свою жизнь, не делая зла, не тревожась и ничего не желая.
Уже было начало июня, когда князь Андрей, возвращаясь домой, въехал опять в ту березовую рощу, в которой этот старый, корявый дуб так странно и памятно поразил его. «Здесь, в этом лесу, был этот дуб, с которым мы были согласны. Да где он?» – подумал князь Андрей, глядя на левую сторону дороги. Сам того не зная, он любовался тем дубом, которого искал, но теперь не узнавал его.
Старый дуб, весь преображенный, раскинувшись шатром сочной, темной зелени, млел, чуть колыхаясь в лучах вечернего солнца. Ни корявых пальцев, ни болячек, ни старого горя и недоверия – ничего не было видно. Сквозь столетнюю жесткую кору пробивались без сучков сочные, молодые листья, так что верить нельзя было, что это старик произвел их. «Да это тот самый дуб», – подумал князь Андрей, и на него вдруг нашло беспричинное весеннее чувство радости и обновления. Все лучшие минуты его жизни вдруг в одно и то же время вспомнились ему. И Аустерлиц с высоким небом, и Пьер на пароме, и девочка, взволнованная красотою ночи, и эта ночь, и луна – все это вдруг вспомнилось ему.
«Нет, жизнь не кончена в тридцать один год, – вдруг окончательно и бесповоротно решил князь Андрей. – Мало того, что я знаю все то, что есть во мне, надо, чтобы и все знали это: и Пьер, и эта девочка, которая хотела улететь в небо. Надо, чтобы не для одного меня шла моя жизнь, чтобы на всех она отражалась и чтобы все они жили со мной вместе»

“. На краю дороги стоял дуб. Он был, вероятно, в десять раз старше берез, составлявших лес, в десять раз толще и в два раза выше каждой березы. Это был огромный, в два обхвата дуб, с обломанными суками и корой, заросшей старыми болячками. С огромными, неуклюже, несимметрично растопыренными корявыми руками и пальцами, он старым, сердитым и презрительным уродом стоял между улыбающимися березами. Только он один не хотел подчиниться обаянию весны и не хотел видеть ни весны, ни солнца.

Этот дуб как будто говорил: «Весна, и любовь, и счастье! И как не надоест вам все один и тот же глупый, бессмысленный обман! Все одно и то же, и все обман! Нет ни весны, ни солнца, ни счастья. Вон смотрите, сидят задавленные мертвые ели, всегда одинокие, и вон я растопырил свои обломанные, ободранные пальцы, выросшие из спины, из боков – где попало. Как выросли – так и стою, и не верю вашим надеждам и обманам».

Князь Андрей несколько раз оглянулся на этот дуб, проезжая по лесу. Цветы и трава были и под дубом, но он все так же, хмурый, неподвижный, уродливый и упорный, стоял посреди них.

«Да, он прав, тысячу раз прав этот дуб, – думал князь Андрей. – Пускай другие, молодые, вновь поддаются на этот обман, а мы знаем: наша жизнь кончена!» Целый ряд мыслей, безнадежных, но грустно-приятных, в связи с этим дубом возник в душе князя Андрея. Во время этого путешествия он как будто вновь обдумал всю свою жизнь и пришел к тому же успокоительному и безнадежному заключению, что ему начинать ничего было не надо, что он должен доживать свою жизнь, не делая зла, не тревожась и ничего не желая.

Уже было начало июня, когда князь Андрей, возвращаясь домой, въехал опять в ту березовую рощу, в которой этот старый, корявый дуб так странно и памятно поразил его. «Здесь, в этом лесу, был этот дуб, с которым мы были согласны. Да где он?» – подумал князь Андрей, глядя на левую сторону дороги. Сам того не зная, он любовался тем дубом, которого искал, но теперь не узнавал его.

Старый дуб, весь преображенный, раскинувшись шатром сочной, темной зелени, млел, чуть колыхаясь в лучах вечернего солнца. Ни корявых пальцев, ни болячек, ни старого горя и недоверия – ничего не было видно. Сквозь столетнюю жесткую кору пробивались без сучков сочные, молодые листья, так что верить нельзя было, что это старик произвел их. «Да это тот самый дуб», – подумал князь Андрей, и на него вдруг нашло беспричинное весеннее чувство радости и обновления. Все лучшие минуты его жизни вдруг в одно и то же время вспомнились ему. И Аустерлиц с высоким небом, и Пьер на пароме, и девочка, взволнованная красотою ночи, и эта ночь, и луна – все это вдруг вспомнилось ему.

«Нет, жизнь не кончена в тридцать один год, – вдруг окончательно и бесповоротно решил князь Андрей. – Мало того, что я знаю все то, что есть во мне, надо, чтобы и все знали это: и Пьер, и эта девочка, которая хотела улететь в небо. Надо, чтобы не для одного меня шла моя жизнь, чтобы на всех она отражалась и чтобы все они жили со мной вместе».

Читайте также:  История создания романа Война и мир Толстого

Сочинение на тему «Анализ эпизода две встречи Андрея Болконского с дубом» («Война и мир») 5.00 /5 (100.00%) 3 votes

В романе «Война и мир» Льва Николаевича Толстого тема природы играет важную роль. Проблема взаимоотношения человека и природы, а также влияние окружающей среды на судьбу героев является одной из основных и занимает главное место в произведении. Природа олицетворяет происходящие события в стране и в судьбах героев. С изменением обстановки меняется и природа. Особенно ярко заметна взаимосвязь природы и человека на примере Андрея Болконского.
Связать с душевными переживаниями, событиями в жизни и психологическим состоянием Болконского в первую очередь, я считаю, нужно дуб.

Встреча со старым дубом показывает нам, насколько страдает Андрей, как ему тяжело. Он, словно старый дуб, переживает горечь утрат и боль, как внешне, так и внутренне: «С огромными своими неуклюже, несимметрично растопыренными корявыми руками и пальцами, он старым, сердитым, презрительным уродом стоял между улыбающимися березами. Только он один не хотел подчиняться обаянию весны и не хотел видеть ни весны, ни солнца». Это описание дуба ясно дает нам понять, что на душе у Андрея Болконского. Так же, как и старый дуб, не уместный среди красивых берез, Андрей не принимает окружающее его общество и не разделяет его интересы. Из всех людей, присутствующих в салоне Анны Павловны Шерер, Болконский находит общий язык только с Пьером Безуховым, ведь остальные увлечены ненужными делами. Именно происходящие события: смерть жены, осознание окружающей действительности, и душевное состояние Андрея Болконского отражены в изображении дуба.
Но эта встреча с дубом была не единственной в жизни Болконского. После того, как Болконский, раненый на поле боя, глядя в небо, осознает, что жизнь его не закончена, что он должен жить и любить. Болконский видит дуб, молодой, красивый, раскинувшийся в расцветший с новыми силами и понимает, что он словно этот дуб, также должен расцвести и заново начать жить. Он снова учится любить и находит свое счастье рядом с Наташей Ростовой, начинает по-другому мыслить и не боится быть счастливым.
Образ дуба и образ Андрея Болконского схожи, между ними можно провести параллель. Ведь Во время прочтения романа мы видим, как меняется Андрей Болконский и, соответственно, дуб. Можно сказать, что обе встречи Андрея с дубом показывают, в первом случае как тяжела и неправильна его жизнь, а во втором – как важно человеку уметь исправлять ошибки прошлого, прощать, любить и начинать новое на обломках старого.

Анализ эпизода романа Л.Н. Толстого “Война и мир”

В романе Л.Н. Толстого “Война и мир” много ярких эпизодов, отдельных картин, каждая из которых много значит сама по себе. Лунная ночь в Отрадном, первый бал Наташи, охота… Все эпизоды служат общей связи романа, представляют обширное целое, но и каждый в отдельности – завершён и по-своему интересен.
Почти в начале эпизода, в котором описываются встречи князя Андрея со старым дубом, Толстой размышляет о том, что частная жизнь не зависит от политики. Эта жизнь, которая названа автором настоящей, посвящена «интересам здоровья, болезни, труда, отдыха … интересам мысли». Она насыщена в каждый момент времени.
Разочаровавшись в прежних своих стремлениях и идеалах, пережив раскаяние и горе (ранение под Аустерлицем, смерть жены), князь Андрей приходит к выводу, что жизнь в её простых проявлениях, жизнь для себя и для своих близких – то единственное, что ему остаётся.
Болконскому кажется, что его жизненный путь определён. Но может ли деятельная, кипучая натура долго оставаться вне общественных интересов. И вот уже князь Андрей, «несмотря на высказанное им Пьеру равнодушие ко всем внешним событиям мира», начинает возвращаться к активной жизни.
Толстой не признавал жизни застывшей, одинаковой и поэтому мёртвой. В ней, как и в людях, он видел и ценил постоянное развитие, движение вперёд.
Автор показывает, как медленно возвращается его герой к жизни, к людям, к новым стремлениям.
Встреча со старым дубом помогла ему осмыслить своё нынешнее душевное состояние.
Дуб, который дважды встречает на своём пути князь Андрей, совершенно по-разному раскрывает ему “смысл жизни”: в одном случае он кажется Болконскому олицетворением безнадёжности, в другом – символом радостной веры в счастье.
При первой встрече дуб представляется ему живым существом, “старым, сердитым, презрительным уродом”, который наделён способностью думать, упорствовать, хмуриться и презирать весёлую семью “улыбающихся берёз”. Князь Андрей приписывает дубу свои мысли и чувства и, думая о нём, употребляет местоимения “мы”, “наша”: «… Мы знаем жизнь,– наша жизнь кончена!».
Герой находит в роще то, что созвучно ему, – нераспустившийся дуб, который “один не хотел подчиняться обаянию весны и не хотел видеть ни весны, ни солнца”.
Грустные, безнадёжные мысли теснились в это время в голове князя Андрея: «Да, он прав, тысячу раз прав этот дуб… пускай другие, молодые, вновь поддаются на этот обман, а мы знаем жизнь,– наша жизнь кончена!».
Внутреннюю жизнь своих любимых героев Толстой часто соединяет с жизнью природы. Такой параллелизм – характерная черта художественного метода писателя.
Вот и «мысли» дуба соответствуют мыслям князя Андрея.. Первый раз проезжает он мимо него разочарованным в своих прежних идеалах, когда ему кажется, что активная творческая и личная жизнь уже позади. Второй раз – после поездки в Отрадное и встречи с Наташей, когда в судьбе его намечается перелом и вновь возвращаются надежды на счастье и стремление к серьёзной государственной деятельности.
Описание лунной ночи в Отрадном, которой любуются одновременно князь Андрей и Наташа, эмоционально и романтически приподнято. Большое количество эпитетов в сравнительно коротком отрывке передаёт оттенки контрастных цветов: ночь неподвижно-светлая, деревья черные с одной и серебристо освещенные с другой стороны, растительность с серебристыми кое-где листьями и стеблями, крыша – блестящая росой, дерево с ярко-белым стволом, полная луна на светлом, почти беззвёздном небе. Ночь, луна, свет и тени – всё чарует незабываемой прелестью.
Заключительная часть эпизода очень важна. Князь Андрей после этой прелестной ночи, когда в душе его возникла «неожиданная путаница молодых мыслей и надежд», видит на обратном пути тот же дуб, но уже преображённым, раскинувшимся «шатром сочной, тёмной зелени». Давно забытое чувство радости испытал вдруг князь Андрей.
Он вспоминает «все лучшие моменты его жизни», минуты душевных потрясений, которые дали ему опыт мучительных душевных переживаний («мёртвое укоризненное лицо жены»), открыли свет новой истины (Аустерлиц с его высоким небом, Пьер на пароме и ночь в Отрадном).
Особенно важно подчеркнуть здесь слово «обновление». Действительно, поездка в Отрадное станет важнейшей вехой на пути духовных исканий князя Андрея. Он снова ощутит желание быть полезным, жить среди дорогих ему людей: «Мало того, что я знаю всё то, что есть во мне, надо, чтоб и все знали это…»
Эпизод ещё раз даёт возможность убедиться в том, как Толстой показывает способность своих героев к душевному развитию и изменению их внутреннего мира. (Этот метод Чернышевский назвал «диалектикой души»).
Таким образом, эпизод «Поездка князя Андрея в Отрадное» важен с нескольких точек зрения: он рисует одного из главных героев романа-эпопеи на важнейшем этапе его судьбы, раскрывает его сложный внутренний мир и даёт представление о некоторых характерных особенностях художественного мира Толстого.

Задачи и тесты по теме “Анализ эпизода романа Л.Н. Толстого Война и мир”

  • Основа слова. Разбор слова по составу. Анализ модели состава слова и подбор слов по этим моделям – Состав слова 3 класс

Что это? я падаю! у меня ноги подкашиваются» , — подумал он и упал на спину. Он раскрыл глаза, надеясь увидать, чем кончилась борьба французов с артиллеристами, и желая знать, убит или нет рыжий артиллерист, взяты или спасены пушки. Но он ничего не видал. Над ним не было ничего уже, кроме неба, — высокого неба, не ясного, но все-таки неизмеримо высокого, с тихо ползущими по нем серыми облаками. «Как тихо, спокойно и торжественно, совсем не так, как я бежал, — подумал князь Андрей, — не так, как мы бежали, кричали и дрались; совсем не так, как с озлобленными и испуганными лицами тащили друг у друга банник француз и артиллерист, — совсем не так ползут облака по этому высокому бесконечному небу. Как же я не видал прежде этого высокого неба? И как я счастлив, что узнал его наконец. Да! все пустое, все обман, кроме этого бесконечного неба. Ничего, ничего нет, кроме его. Но и того даже нет, ничего нет, кроме тишины, успокоения. И слава Богу. »

На краю дороги стоял дуб. Вероятно, в десять раз старше берез, составлявших лес, он был в десять раз толще и в два раза выше каждой березы. Это был огромный в два обхвата дуб с обломанными, давно видно, суками и с обломанной корой, заросшей старыми болячками. С огромными своими неуклюжими, несимметрично-растопыренными корявыми руками и пальцами, он старым, сердитым и презрительным уродом стоял между улыбающимися березами. Только он один не хотел подчиняться обаянию весны и не хотел видеть ни весны, ни солнца.

“Весна, и любовь, и счастие!” – как будто говорил этот дуб. – И как не надоест вам все один и тот же глупый и бессмысленный обман. Все одно и то же, и все обман! Нет ни весны, ни солнца, ни счастья. Вон смотрите, сидят задавленные мертвые ели, всегда одинокие, и вон и я растопырил свои обломанные, ободранные пальцы, где ни выросли они – из спины, из боков; как выросли – так и стою, и не верю вашим надеждам и обманам”.

Князь Андрей несколько раз оглянулся на этот дуб, проезжая по лесу, как будто он чего-то ждал от него. Цветы и трава были и под дубом, но он все так же, хмурясь, неподвижно, уродливо и упорно, стоял посреди их.

“Да, он прав, тысячу раз прав этот дуб, – думал князь Андрей, пускай другие, молодые, вновь поддаются на этот обман, а мы знаем жизнь, – наша жизнь кончена!” Целый новый ряд мыслей безнадежных, но грустно-приятных в связи с этим дубом, возник в душе князя Андрея. Во время этого путешествия он как будто вновь обдумал всю свою жизнь, и пришел к тому же прежнему успокоительному и безнадежному заключению, что ему начинать ничего было не надо, что он должен доживать свою жизнь, не делая зла, не тревожась и ничего не желая.

“Да, здесь, в этом лесу был этот дуб, с которым мы были согласны,- подумал князь Андрей. – Да где он”,- подумал опять князь Андрей, глядя на левую сторону дороги и, сам того не зная, не узнавая его, любовался тем дубом, которого он искал. Старый дуб, весь преображенный, раскинувшись шатром сочной, темной зелени, млел, чуть колыхаясь в лучах вечернего солнца. Ни корявых пальцев, ни болячек, ни старого недоверия и горя – ничего не было видно. Сквозь жесткую, столетнюю кору пробились без сучков сочные, молодые листья, так что верить нельзя было, что этот старик произвел их. “Да это тот самый дуб”, – подумал князь Андрей, и на него вдруг нашло беспричинное весеннее чувство радости и обновления. Все лучшие минуты его жизни вдруг в одно и то же время вспомнились ему. И Аустерлиц с высоким небом, и мертвое, укоризненное лицо жены, и Пьер на пароме, и девочка, взволнованная красотою ночи, и эта ночь, и луна – и все это вдруг вспомнилось ему.

“Нет, жизнь не кончена в 31 год,- вдруг окончательно, беспеременно решил князь Андрей. Мало того, что я знаю все то, что есть во мне, надо, чтобы и все знали это: и Пьер, и эта девочка, которая хотела улететь в небо, надо, чтобы все знали меня, чтобы не для одного меня шла моя жизнь, чтоб не жили они так независимо от моей жизни, чтоб на всех она отражалась и чтобы все они жили со мною вместе!”

Наташа сбросила себя платок, который был, накинут на ней, забежала вперед дядюшки и, подперши руки в боки, сделала движение плечами и стала.

Где, как, когда всосала в себя из того русского воздуха, которым она дышала,- эта Графинечка, воспитанная эмигранткой-француженкой,- этот дух, откуда взяла она эти приёмы, которые танцы с шалью давно бы должны были вытеснить? Но дух и приёмы были те самые, неподражаемые, неизучаемые, русские, которых и ждал от неё дядюшка. Как только она стала, улыбнулась торжественно, гордо и хитро-весело, первый страх, который охватил, было, Николая и всех присутствующих, страх, что она не то сделает, прошёл, и они уже любовались ею.

Она сделала то самое и так точно, так вполне точно это сделала, что Анисия Фёдоровна, которая тотчас подала её необходимый для её дела платок, сквозь смех прослезилась, глядя на эту тоненькую, грациозную, такую чужую ей, в шелку и в бархате воспитанную графиню, которая умела понять всё то, что было и в Анисье, и в отце Анисьи, и в тётке, и в матери, и во всяком русском человеке.

Ссылка на основную публикацию