Образ и характеристика Шульговича в повести Поединок Куприна

Образ и характеристика Шульговича в повести Поединок Куприна

Александр Иванович Куприн в своей повести «Поединок» противопоставляет всю царскую армию одному офицеру, сумевшему пойти против всех своих сослуживцев, против установившихся жестоких обычаев, насилия и варварства.

Шульгович, человек старой закалки, в повести является героем второго плана. Он старый служака, прошедший фронт. Офицер дослужился до полковника, занимает должность командира полка.

Это достаточно пожилой мужчина, по внешнему виду которого видно, что жизнь его была непростая. В свои годы командир сохранил крепкое телосложение, но со временем превратился в тучного, осанистого старика. Его полноватое лицо и широкие скулы начала украшать густая седая борода, которую дополняли широкие брови. Глаза выцвели от старости и тяжелой жизни. Пристальный, пронизывающий взгляд, казалось, видел насквозь. При разговоре он даже не моргал, от чего собеседнику становилось не по себе. Голос Шульговича был приглушенным, говорил он спокойно, вполголоса, однако слышали его даже за пределами плаца.

Вся внешность офицера соответствовала строгости его характера. Человек он был серьезный, шуток не понимал. Главным на службе для него были порядок и дисциплина. Многое в его поведении зависело от настроения. Если Шульгович был не в духе, то страшно было попасть ему под горячую руку.

Строгость офицера не позволяла ему прощать ошибки и промахи, однако доброта ему была тоже не чужда. Это был не злой человек, но его методы обучения были основаны на обветшавших уставах, а главной задачей подготовки солдат являлось бескорыстное служение царю. Несмотря на всю суровость характера, к солдатам он относится, как к собственным детям. В этом проявляется человечность и гуманизм старого вояки. Шульгович добросердечен настолько, что способен дать денег офицеру, которого только что отчитал за кражу казенного имущества. За всю жизнь полковник с женой так и не смогли заиметь детей, поэтому вся не потраченная отцовская забота теперь отдавалась солдатам. Любовь эта была не очевидна, плотно спрятана за маской сурового командира, но проявлялась в самые нужные моменты трудной армейской жизни.

Образ Шульговича в повести противоречив. Он изо дня в день проявляется строгость, суровость, требовательность к солдатам, часто унижая и оскорбляя, но помогает сослуживцам в трудных ситуациях. Его строгость пугает солдат, но сам полковник признается, что любит их как родных сыновей. В этом старом офицере нет лицемерия, он действительно любит, но суровые армейские привычки, выработанные на протяжении всей долгой военной жизни, заставляют прятать доброту и сострадание за маской сурового и требовательного командира.

Также читают:

Картинка к сочинению Образ и характеристика Шульговича в повести Поединок

Популярные сегодня темы

Знание – мощная сила. Мудрецы с древних времен до наших дней определяют стремление к познанию среди естественных качеств человека, что помогает ему развивать свои способности, идти вперед и достигать своих целей.

Воспоминания, как и сама абстрактная память, играют в жизни человека немаловажную роль, то и дело, направляя его, или предупреждая о чём то. Память – очень важный аспект в жизни любого человека, она позволяет ему, основываясь на прожитом опыте

Михаил Юрьевич Лермонтов – выдающийся русский писатель-романтик первой половины XIX века. Поэт, драматург, прозаик, художник-живописец… Грани его одаренности безграничны.

Большинство почитателей русской живописи, любили, когда на картине изображен правдоподобный пейзаж. Особенно если это пейзаж связан с Родиной. Рылов Аркадий Александрович, был именно тем художником-пейзажистом

На сегодняшний день немногие люди ставят на первое место воспитание в себе ценностей, таких как моральные. Одни пренебрегают их значимостью, другие вообще не подозревают об их существовании

Характеристики главных героев произведения Поединок, Куприн. Их образы и описание

Характеристики главных героев

Главный персонаж повести, молодой офицер, любящий Шурочку. Вот уже два года он служит в полку и все не может смириться с грубыми нравами полкового быта. По натуре Ромашов очень романтичный, добрый и немного застенчивый. В нем органично сочетаются слабость духа и сила воли. Шурочка часто упрекает его в слабости и трусливости. Для нее на первом месте «большое» имя и выгодное положение в обществе, оттого Ромашов считает себя всего лишь «песчинкой». Подробнее>>>

Александра Петровна Николаева, одна из главных персонажей повести, жена Владимира Ефимыча Николаева, возлюбленная Ромашова. В повести много женских образов, связанных с офицерской жизнью. Это и пошловатая Раиса Александровна – жена офицера Петерсона, и Софья Павловна – жена капитана Тальмана, и прочие персонажи. Образ Шурочки отчетливо выделяется на фоне этих пошлых и ничтожных обольстительниц. Она наделена умом, обаянием, остроумием. Подробнее>>>

Один из персонажей повести, муж Шурочки и убийца Ромашова, бездарный поручик с тупыми глазами и бычьим упрямством. Он уже в третий раз сдает экзамен в академию, и каждый раз проваливает его. Его жена, Александра Петровна, она же Шурочка, всячески пытается помочь ему с поступлением, так как мечтает вырваться из провинциального гарнизона в столицу. Она и сама давно усвоила программу экзамену, а у Володи никак не получается. Подробнее>>>

Один из ярких второстепенных персонажей повести, офицер-философ, который смело высказывает свои рассуждения о жизни. Несмотря на его доброту и порядочность, этот герой не находит применения своим силам и талантам. В основном, автор описывает его рассуждения об устройстве армии, о добре и зле, о высшей справедливости. Он часто злоупотребляет алкоголем, отчего Шурочка его в свое время отвергла. Подробнее>>>

Самый жестокий персонаж из повести, командир роты, который открыто восхищается кровопролитными войнами. В облике этого человека есть что-то от хищного зверя. Он настолько жестоко обходиться со своими солдатами, что ежегодно в его роте происходит, как минимум, по одному самоубийству. Подробнее>>>

Петерсон, Раиса Александровна

Второстепенный персонаж, коварная женщина, которая любила совращать молодых офицеров, а когда они от неё уходили, жестоко мстила им. Ромашов также попал в её сети, а когда бросил её, то она начала писать анонимные письма Николаеву, клевеща о связи Ромашова и Шурочки.

Веткин, Павел Павлыч

Второстепенный персонаж, поручик, ротный командир, практически единственный друг Ромашова. Ему было около тридцати трех лет, он был лысый и усатый. Любил выпить, играть в карты, а также поболтать и попеть песни. Был секундантом Ромашова на его дуэли с Николаевым.

Бек-Агамалов

Второстепенный персонаж, поручик, батальонный адъютант, кавказец.­ Был лихим наездником, умело обращался с шашкой. Однажды чуть не убил женщину в публичном доме. От этого шага его спас Ромашов, после чего, Бек стал относиться к нему с уважением. Был секундантом Ромашова на его дуэли с Николаевым.

Слива

Второстепенный персонаж, ротный командир, капитан. Он был представителем старой школы с муштрой и избиением солдат. В своей жизни не прочитал ни одной книги или газеты.

Хлебников

Второстепенный персонаж, жалкий и забитый человек, случайно попавший в солдаты. Ещё мальчиком он надорвал живот, из-за этого его рост практически остановился. Он был маленького роста и очень слабый. В роте его часто били, отнимали все деньги. Однажды он даже сбежал и хотел то ли покончить жизнь самоубийством, то ли просто убежать. Его случайно встретил Ромашов и вернул в роту, став его покровителем.

Гайнан

Второстепенный персонаж, денщик Ромашова, очень преданный ему человек. Он был черемис, по вере – идолопоклонник.

Шульгович

Второстепенный персонаж, полковник, полковой командир. Он был высокого роста, полный, носил бороду. У него была оплывшая жиром жена, детей не было. По своему любил солдат и офицеров в своём полку.

Лбов

Второстепенный персонаж, подпрапорщик. Он вечно улыбался и знал все анекдоты на свете. Был хорошим гимнастом.

Олизар

Второстепенный персонаж, батальонный адъютант. Был высокого роста, но худой. Возраст – “молодой старик”. Имел кличку – граф Олизар.

Лещенко

Второстепенный персонаж, штабс-капитан, постоянно печальный человек. Ему было сорок пять лет, он никогда не пил и не играл в карты в полку. Несмотря на это, он всегда присутствовал на попойках или играх.

Арчаковский

Второстепенный персонаж, поручик. Все его считали карточным­ шулером, но связываться с ним не хотели, так как он был довольно рослым и сильным. Однажды, он так сильно бил своего денщика, что кровь была даже на потолке. Слыл также остряком.

Диц

Второстепенный персонаж, штабс-капитан, протестант. Был самоуверенным типом, которого перевели из другого полка за какую-то тёмную историю. Хорошо играл в карты и много выигрывал. Все его не любили, но побаивались. По слухам, был любовником Тальман, а также с молоденькой жены дряхлого бригадного командира. Был секундантом Николаева на его дуэли с Ромашовым.

Петерсон

Второстепенный персонаж, капитан, муж Раисы Александровны. Он был худым и лысым, очень любил свою жену. Знал о её романах, но к любовникам относился хорошо. Как только очередной кавалер бросал Раису, он начинал делать против него всякие каверзы по службе.

Федоровский

Второстепенный персонаж, полковой адъютант, поручик, высокий, щеголеватый офицер.

Тальман

Второстепенный персонаж, капитан, муж Софьи Павловны. Любил играть в карты. Был высокого роста, страдал бронхитом, постоянно кашлял.

Софья Павловна Тальман

Второстепенный персонаж, жена капитана Тальмана, высокая и толстая женщина, возможная любовница Дица.

Васин

Второстепенный персонаж, поручик. Был секундантом Николаева на его дуэли с Ромашовым.

Михин

Второстепенный персонаж, подпоручик, робкий и застенчивый офицер. Был маленького роста, но умел хорошо бороться. Имел двух незамужних сестер.

Бобетинский

Второстепенный персонаж, поручик, любил говорить по-французски.

Лех

Второстепенный персонаж, батальонный командир, подполковник.

Шаповаленко

Второстепенный персонаж, ефрейтор, любил бить солдат.

Световидов

Второстепенный персонаж, капитан, пьяница, который растратил солдатские деньги.

Шарафутдинов

Второстепенный персонаж, татарин, за которого заступился Ромашов и получил четыре дня ареста.

Изображение армейского мира в повести А.И.Куприна “Поединок”

Автор работы: Пользователь скрыл имя, 19 Ноября 2013 в 15:12, курсовая работа

Краткое описание

Анализ проблематики произведений А.И.Куприна, объединённых общей армейской, военной темой; характериститка ключевых образов повести «Поединок», представляющих различные стороны армейской среды;
характеристика взаимоотношения офицерства и солдатской массы в произведении А.И.Куприна;анализ поэтики заглавия повести «Поединок».

Содержание

1. Введение . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 2
2. ИЗОБРАЖЕНИЕ АРМЕЙСКО-ОФИЦЕРСКОГО МИРА В ПОВЕСТИ А.И.КУПРИНА «ПОЕДИНОК» . . . . . . . . . . 6
3. Заключение . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 39
4. Список использованной литературы . . . . . . . . . 45

Прикрепленные файлы: 1 файл

Изображение армейского мира в повести А.И.Куприна Поединок.doc

Однообразие и скука повседневной полковой жизни приводили к тому, что не было сил и желания что-либо изменить; мечтам и планам не суждено было сбыться.

Одним из развлечений в армии было издевательство над солдатами. В унылую жизнь разнообразие вносили лишь летние лагерные сборы. Но кончалось лето, и все начиналось сначала… Шли дни, месяцы, годы… А.И.Куприн чувствовал себя чужим в этой среде, хотя, как и другие офицеры, участвовал в кутежах, играл в карты и был героем любовных историй.

Вспоминая эти годы, А.И.Куприн писал: «Судьба швырнула меня в самую глушь юго-западного края, как нестерпимо тяжелы первые дни и недели! Чужие люди, чужие нравы и обычаи, суровый, бедный, скучный быт Черноземного захолустья … Днем еще кое-как терпелось: застилалась жуткая тоска службой, необходимыми визитами, обедом и ужином в офицерском собрании. Но мучительны были ночи. Всегда снилось одно и то же: Москва, церковь Покрова на Пресне, Кудринская, Садовая, Никитская Малая и Большая. И всегда во сне было чувство, что этого больше никогда не увижу: конец, разлука, почти смерть. Просыпаюсь от своих рыданий. Подушка – хоть выжми. Но крепился. Никому об этой слабости не рассказывал» (цит. по: 1,15).

На всю жизнь в памяти писателя остались мрачные годы, проведенные в полку, унижение человеческого достоинства, грубость и произвол начальства. Жизнь в Проскурово дала будущему писателю богатейший материал для творчества. Наблюдения над унылой жизнью маленького местечка, дикие армейские нравы отразились и в тех произведениях, которые уже были названы, а также в таких, как «К славе», «C улицы», «Свадьба», «Марианна», «Прапорщик армейский».

Реализм картин повести «Поединок» ценил Л.Н.Толстой. «Мне интересно описание военной жизни. Он (Куприн) хорошо ее знает», – сказал Л.Н.Толстой, прослушав повесть (цит. по: 4, 98).

О том, насколько реалистичен был А.И.Куприн, свидетельствует тот факт, что вскоре после выхода повести офицеры 46-го Днепровского полка направили протест своему бывшему сослуживцу. Опровергая упреки в портретности, Куприн писал: «Я не имел в виду исключительно свой полк. Я не взял оттуда ни одного живого образа». Однако исследователями найден ряд прототипов «Поединка» из армейского окружения А.И.Куприна 90-х годов. Известно также, что в образе корпусного командира выведен «либеральный» генерал М.И.Драгомилов, в то время командовавший Киевским военным округом. Сцена между Ромашовым и полковником Шульговичем в «Поединке» весьма близка к эпизоду из жизни Куприна (история офицера, не стерпевшего грубости полкового командира). В.В.Воровский в своей статье о Куприне (1910) справедливо отмечает: «Военная среда оставила в нем немало сильных впечатлений, давших ему материал для целого ряда работ, предоставила ему богатое поле для изучения «порочности и уродства» современного общества» (5, 277).

В повести «Поединок» прослеживается несколько тематических линий, которые, переплетаясь, создают целостную картину офицерской среды, казарменной жизни солдат, личных отношений главных героев произведения Ромашова и Назанского, Ромашова и Шурочки Николаевой, взаимоотношений Ромашова с солдатами. Зрелость А.И.Куприна как художника-реалиста и психолога особенно сильно проявилась в том, что даже эпизодические персонажи повести необыкновенно ярки. Особенно богата портретная галерея офицеров. «Полк, офицерство и солдаты» написаны крупным планом в органическом взаимодействии с главным героем повести, Ромашовым. В «Поединке» мы видим перемежающиеся реалистические картины, создающие большое яркое полотно, в котором «второстепенные» персонажи становятся столь же важны, как и главные образы.

Читайте также:  Образ и характеристика Трилли в рассказе Белый пудель Куприна сочинение

Если говорить о наиболее общей философско-моральной теме «Поединка», она заключается в столкновении гуманизма с бесчеловечностью и со всеми антисоциальными инстинктами. Уже несколько другая тема – столкновение живой личности с провинциальным мещанством, которое изображено как опасная трясина, губящая человека.

Своеобразие повести в том, что мещанство выступает здесь в армейско-офицерской своей разновидности. Среди социально-бытовых картин, воссоздающих духовное убожество мещанского мира, особенное значение имеет картина бала. Это как бы смотр гарнизонной, провинциальной жизни. На балу представлен весь «букет» провинциального армейского мещанства, который стремится точно подражать «высшему» Петербургскому свету.

Одна за другой проходят сцены в той или иной связи с поступками, наблюдениями и размышлениями главного героя. Вот Ромашов беседует с унылым штабс-капитаном Лещенко, способным «одним своим видом навести тоску». «Лещенко ничего не пил, не играл в карты и даже не курил. Но ему доставляло странное, непонятное другим удовольствие торчать в карточной или в бильярдной комнате за спинами игроков, или в столовой, когда там особенно кутили. По целым часам он просиживал там, молчаливый и унылый, не произнося ни слова». Вот Ромашов наблюдает, как “режутся” в бильярд поручики Бек-Агамалов и Олизар, представляющие “знать” полка. Затем, назначенный дирижировать балом, Ромашов принимает съезжающихся дам. И тут начинается ”парад” жеманного кокетства и деланной светскости. «Жирно набеленные и нарумяненные, пестро и безвкусно разодетые провинциальные дамы капризно растягивают слова, томно обмахиваются веерами, важно кивают головами. Но неприятнее всего было для Ромашова то, что он, как и все в полку, знал закулисные истории каждого бала, каждого платья, чуть ли не каждой кокетливой фразы; он знал, что за ними скрывались: жалкая бедность, усилия, ухищрения, сплетни, взаимная ненависть, бессильная провинциальная игра в светскость и наконец скучные, пошлые связи». Под стать дамам и некоторые офицеры, разыгрывающие роль утомленных светских львов. Таков поручик Бобетинский, которого Ромашов упрашивает принять на себя обязанности дирижера бала – «А-а! Это вы? Эчень приэтно». Он всегда говорил таким ломанным, вычурным тоном, подражая, как он сам думал, гвардейской золотой молодежи. «Он был о себе высокого мнения, считая себя знатоком лошадей и женщин, прекрасным танцором и притом изящным, великосветским, но, несмотря на свои двадцать четыре года, уже пожившим и разочарованным человеком. Поэтому он всегда держал плечи картинно поднятыми кверху, скверно французил, делал усталые, небрежные жесты» (11, 470 ).

Поставленные в условия безделья офицеры бессмысленно проводят дни за картами (передергивая, если удастся, как Арчаковский), за пьянкой (рассказывая «скверные, похабные и неостроумные» анекдоты).

Тоска армейской жизни по-разному ломает и коверкает людей. В «Поединке» проходит сплошная вереница персонажей, каждый из которых как бы демонстрирует то «разрушение личности», о котором так страстно писал М.Горький.

Группу молодых офицеров представляют Ромашов, Бобетинский, Веткин, Бек-Агамалов, Олизар, подпрапорщик Лбов. Все они, за исключением Ромашова, мало задумываются над своим бытием, плывут по течению. И вместе с тем они существенно отличаются друг от друга во вкусах, привычках и манерах. На несоответствии собственного и читательского восприятия строится пародийный портрет Бобетинского, в котором А.И.Куприн высмеивает не только провинциального тщеславного хлыща, но и “великосветское“ общество, чей стиль пытается перенять герой. К “аристократической“ прослойке армейского офицерства причисляют себя и франтоватые адьютанты полка Олизар, которого в полку “почему-то называют графом “и Бек-Агамалов. Олизар – “ длинный, тонкий, прилизанный, напомаженный – молодой старик, с голым, но морщинистым, хлыщеватым лицом ,”- видимо, до того, как попасть в полк, пообтерся в столичном обществе. Но если в сцене бала он вызывает лишь неприязнь своим пошловатыми бильярдными прибаутками, то в дни “великого запоя“ он омерзителен, и понимаешь, что его лоск не более чем маска, скрывающая “гнилое“ нутро. ”Олизар и Арчаковский стали плясать канкан. Они скакали друг перед другом то на одной, то на другой ноге, прищелкивая пальцами вытянутых рук, пятились назад, раскорячив согнутые колени и заложив большие пальцы под мышки, и с грубо-циничными жестами вихляли бедрами, безобразно наклоняя туловище то вперед, то назад.

Бек Агамалов – лихой рубака, он прекрасно обращается с оружием. ( “ Он сделал несколько быстрых кругообразных движений кистью правой руки, и клинок шашки превратился над его головой в один сплошной сверкающий круг”), но в его лихости отсутствует элемент благородства, человечности. Злобные глаза с горбатым носом, оскаленные зубы, он сравним с хищной, злой и гордой птицей, что подчеркивает его дикие и грубые инстинкты как первоэлемент характера.

Создавая многочисленные и разнообразные образы офицеров, А.И.Куприн стремился подчеркнуть, что, несмотря на все пороки воспитания в кадетских корпусах, в полк приходили люди еще здоровые морально и физически. Молодой офицер Лбов, “сильный, ловкий мальчик и отличный гимнаст“, “тонкий знаток устава“, полон юношеского задора, непосредственности. Он еще с удовольствием живет интересами полка, но обстановка здесь такова, что и Лбов, видимо, вскоре превратится в одного из гарнизонных чурбанов.

Как воплощение всего грубого и бесчеловечного среди всех офицеров полка выделяется фигура капитана Осадчего. Апологет войны, ненависти, грубых страстей, Осадчий наиболее резко противопоставлен Ромашову. Это один из сторонников жестокой палочной дисциплины, беспринципной в своей основе “этики“ офицерской чести. «Дуэль,- рассуждает он, – непременно должна быть с тяжелым исходом, иначе это абсурд!» «Война выродилась на свете. Дети родятся идиотами, женщины сделались кривобокими, у мужчин нервы. И все это оттого, что миновало время настоящей, свирепой, беспардонной войны. В средние века дрались – это я понимаю. Ночной штурм. Весь город в огне. На три дня отдаю город солдатам на разграбление! Ворвались. Кровь и огонь. У бочек с вином выбиваются донья. Кровь и вино на улицах. О, как были веселы эти пиры на развалинах! Женщин – обнаженных, прекрасных, плачущих – тащили за волосы». Произнося эту тираду, Осадчий приходит в экстаз. Он уже кричит о пирах под виселицами, на которых качаются черные тела повешенных. Он выпрямляется во весь свой громадный рост. Он исполнен восторга. Бек-Агамалову передается настроение Осадчего, Бек-Агамалов тоже во власти бешеной жажды разрушения, он выкрикивает бессвязные слова ненависти: «К черту жалость!» – и, выхватывая из ножен шашку, срубает дубовый куст.

Порою офицеров охватывает повальное, пьяное безумие. Может быть, это случалось в те страшные моменты, когда люди, случайно между собой связанные, но все вместе осужденные на скучную бездеятельность и бессмысленную жестокость, вдруг прозревали в глазах друг друга, там, далеко, в запутанном и угнетенном состоянии, какую-то таинственную искру ужаса, тоски, безумия. И тогда спокойная, сытая, как у племенных быков, жизнь, точно выбрасывалась из своего русла. Начинаются дни великого запоя. После шумного, угарного пьянства в офицерском собрании едут в публичный дом. В каком-то пьяном, сумасшедшем бреду происходят события, c трудом постигаемые сознанием.

Вот Бек Агамалов, уже совсем обезумевший, мечется по комнате. В его руках, разрезая воздух, свистит шашка. «Все вон отсюда!» – кричит он. А простоволосая женщина, в остром возбуждении от угрожающей ей опасности, бросает ему в лицо: «Дурак! Хам! Холуй!».

Недаром «Поединок» вызвал огромный общественный резонанс и далеко вышел по своему значению за пределы литературного явления. И суть «не в картинах быта», а в том «соре, который накопился с годами» жизни в армии.

Огромное общественное значение имело правдивое изображение взаимоотношений офицерства и солдатской массы. С большой художественной силой в повести было отражено бездарное рутинерство подавляющей части русского офицерства, его оторванность от солдатской массы, органическое непонимание запросов и чувств этой массы. «С силами солдат не считались, доводя людей до изнурения. Ротные жестоко резали и осаживали младших офицеров, младшие офицеры сквернословили неестественно неумело и безобразно, унтер-офицеры, охрипшие от ругани, жестоко дрались».

Полковник Шульгович, капитан Слива, капитан Осадчий – люди разные по характеру. Но все они проводники тупой дисциплины, основанной на обветшавших уставах и методах обучения. Полковник Шульгович не злой человек, но по отношению к «нижним чинам» он предстает как некая грозная сила, заставляющая этих человеко-единиц, марширующих, стреляющих, служить опорой «трону». «Он обходил взводы, предлагал солдатам вопросы из гарнизонной службы и время от времени ругался матерными словами с той особенной молоденческой виртуозностью, которая в этих случаях присуща старым фронтовым служакам».

Первая встреча с полковником оставляет несколько противоречивые впечатления. Это «огромный, тучный, осанистый» старик. Снижение образа идет за счет сравнения его лица с «тяжелым ромбом», за счет брошенного вскользь замечания, что служебную карьеру он сделал благодаря своему мощному голосу. «Солдат точно гипнотизировал пристальный, упорный взгляд его старчески-бледных, выцветших глаз, и они смотрели на него, не моргая, едва дыша, вытягиваясь в ужасе всем телом». Не случайно его отношение к растерявшемуся и плохо знающему русский язык татарину Шарафутдинову («поставить этого сукина сына под ружье с полной выкладкой. Пусть сгниет, каналья, под ружьем») вызывает обиду и протест Ромашова – свидетеля этой сцены, – и заставляет его вступиться за солдата. Но этот же грозный полковник помогает запутавшимся в долгах офицерам. Известно, что Л.Н. Толстой оценил этот образ как «прекрасный, положительный тип». После слов Шульговича: «Ну да… все вы вот так. Глядите на меня, как на зверя. Кричит, мол, старый хрен без толку, без смысла, черт бы его драл. А я, – густой голос заколыхался теплыми, взволнованными нотами,- а я, ей-богу, мой милый, люблю вас всех, как своих детей». И мы понимаем, что этот добрый человек не лицемерит, но он службист до мозга костей и страдает духовной ограниченностью, которую выработала в нем армия.

Значительное место в повести отведено жизни солдат. Несомненно, писатель был увлечен возможностью обобщить все увиденное и пережитое им на военной службе. На первый план из солдатской массы выступают двое – Гайнан и Хлебников.

Хлебников – это центральный образ в повести. Человек из народа, у которого условия жизни отняли гордость и достоинство. Встреча с ним совершает перелом в душе Ромашова. Он начинает понимать, что его собственные мучения и страдания этого несчастного замученного солдата сближают их. «Часто, глядя на него, Ромашов удивлялся, как могли взять на военную службу этого жалкого, заморенного человека, почти карлика, с грязным безусым лицом в кулачок. И когда подпоручик встречался с его бессмысленными глазами, в которых как будто раз навсегда, с самого рождения, застыл тупой, покорный ужас, то в сердце его шевелилось что-то странное похожее на скуку и на угрызение совести» (11, 478).

Назанский в повести “Поединок” Куприна: образ, характеристика

Назанский.
Художник П. Пинкисевич

Офицер Назанский является одним из ярких второстепенных персонажей повести “Поединок” Александра Куприна.

Назанский в повести “Поединок” Куприна: образ, характеристика

Офицер Назанский является сослуживцем подпоручика Ромашова, главного героя повести.

Полное имя героя – Василий Нилыч Назанский:

“О чем же вы думали перед моим приходом, Василий Нилыч?”

“Никогда еще лицо Назанского, даже в егo лучшие, трезвые минуты, не казалось Ромашову таким красивым и интересным. Золотые волосы падали крупными цельными локонами вокруг его высокого, чистого лба, густая, четырехугольной формы, рыжая, небольшая борода лежала правильными волнами, точно нагофрированная, и вся его массивная и изящная голова, с обнаженной шеей благородного рисунка, была похожа на голову одного из трех греческих героев или мудрецов, великолепные бюсты которых Ромашов видел где‑то на гравюрах. Ясные, чуть‑чуть влажные голубые глаза смотрели оживленно, умно и кротко. Даже цвет этого красивого, правильного лица поражал своим ровным, нежным, розовым тоном, и только очень опытный взгляд различил бы в этой кажущейся свежести, вместе с некоторой опухлостью черт, результат алкогольного воспаления крови.”

“. его белая фигура и золотоволосая голова то мелькали в просветах окон. “

“. его голубые глаза, наполнившись слезами, заблестели.”

“. загорались жизнью и блеском и вновь становились прекрасными его голубые глаза.”

“. или беспросыпных пьяниц, вроде вашего Назанского. “

“. я прослужил сначала три года, потом был четыре года в запасе, а потом три года тому назад опять поступил в полк.”

“Вы – такой талантливый, чуткий, широкий человек, и вот… точно нарочно губите себя.”

“А другим вы быть не можете, несмотря на ваш ум и прекрасную душу.”

“Она выговаривала мне за дружбу с Назанским. “

“Ему хотелось сказать: «Прощайте, учитель», но он застыдился фразы. “

“Я вас знаю хорошо, лучше, чем всех других, и я чувствую вашу душу. Ведь вы совсем не верите в это.”

“. возразил ласково Назанский и грустными, нежными глазами поглядел на Ромашова.”

“Родной мой Юрочка. Простите, что я вас так назвал. – Назанский, точно извиняясь, протянул к нему издали дрожащую руку.”

“. пьянствовать со своим Назанским. “

“. мне захотелось видеться с вами, – сказал небрежно Ромашов. – Завтра я дерусь на дуэли с Николаевым. Мне противно идти домой. Да это, впрочем, все равно. До свиданья. Мне, видите ли, просто не с кем было поговорить… Тяжело на душе.”

“Комната у Назанского была еще беднее, чем у Ромашова.”

“Пошлите, пожалуйста, за бромом… и… немного водки. Я без денег…”

“Я ненавижу, например, военную службу, но служу. Почему я служу? Да черт его знает почему!”

“Мое существование однообразно, как забор, и серо, как солдатское сукно.”

“. ограниченной еще больше, чем наша нелепая жизнь. “

“. я счастлив. В полку завтра все скажут, что у меня запой. А что ж, это, пожалуй, и верно, только это не совсем так. Я теперь счастлив, а вовсе не болен и не страдаю. В обыкновенное время мой ум и моя воля подавлены. Я сливаюсь тогда с голодной, трусливой серединой и бываю пошл, скучен самому себе, благоразумен и рассудителен.”

“Думаю я обо всем об этом, и случается, так вдруг иногда горячо прочувствую чужую радость, или чужую скорбь, или бессмертную красоту какого‑нибудь поступка, что хожу вот так, один… и плачу, – страстно, жарко плачу…”

“Какое, например, наслаждение мечтать о женщинах! Нет, не грязно думать. Зачем?”

“. при безвольном, опустившемся, нравственно разлагающемся человеке. “

“Я ведь много прожил на свободе и много кой‑чего читал, много испытал и видел.”

“После ночного перехода шли мы в атаку. Сбились мы все тогда с ног, устали, разнервничались все: и офицеры и солдаты. Брем велит горнисту играть повестку к атаке. “

“Все лицо Назанского странно изменилось за то время, как оба офицера не виделись. Глаза глубоко ввалились и почернели вокруг, виски пожелтели, а щеки с неровной грязной кожей опустились и оплыли книзу и некрасиво обросли жидкими курчавыми волосами.”

“Спасибо, родной. Мы вот что сделаем… фу, какая гадость. Повезите меня куда‑нибудь на воздух – здесь омерзительно, и я здесь боюсь… Постоянно такие страшные галлюцинации.”

“О, как я боюсь своей комнаты… Какие сны, какие сны!”

“А посмотрите, нет, посмотрите только, как прекрасна, как обольстительна жизнь!”

“Сколько радости дает нам одно только зрение! А если еще музыка, запах цветов, сладкая женская любовь! И есть безмернейшее наслаждение – золотое солнце жизни, человеческая мысль!”

“Вы знаете – Диц хороший человек, да и все хорошие, Ромашов: дурных людей нет.”

“Все, что есть талантливого, способного, – спивается. Положим, остаются люди чуткие, с сердцем, но что они делают? Для них служба – это сплошное отвращение, обуза, ненавидимое ярмо.”

“. даже самые лучшие, самые нежные из них, прекрасные отцы и внимательные мужья, – все они на службе делаются низменными, трусливыми, злыми, глупыми зверюшками.”

“Идите, идите, – сказал он с ласковой грустью. – В вас что‑то есть, какой‑то внутренний свет… я не знаю, как это назвать. Но в нашей берлоге его погасят. Просто плюнут на него и потушат.”

“Уходите, Ромашов. Говорю вам так, потому что я сам попробовал воли, и если вернулся назад, в загаженную клетку, то виною тому… ну, да ладно…”

“Главное – не бойтесь вы, не бойтесь жизни: она веселая, занятная, чудная штука – эта жизнь.”

“Смело ныряйте в жизнь, она вас не обманет.”

“Ах, дураки, дураки!” (Назанский о Ромашове и Николаеве накануне дуэли)

“Я встретился один‑единственный раз в жизни с чудной, необыкновенной женщиной. С девушкой… Она разлюбила меня за то, что я пью… впрочем, я не знаю, может быть, я пью оттого, что она меня разлюбила. Она… ее здесь тоже нет… это было давно. Между нами не было романа. Всего десять‑пятнадцать встреч, пять‑шесть интимных разговоров.”

“Я любила вас и до сих пор еще люблю. Прощайте. Мысленно целую вас в лоб… как покойника, потому что вы умерли для меня.”

“. этим несчастным Назанским. Это же был невинный полудетский роман!”

“. любовь к человечеству выгорела и вычадилась из человеческих сердец. На смену ей идет новая, божественная вера, которая пребудет бессмертной до конца мира. Это любовь к себе, к своему прекрасному телу, к своему всесильному уму, к бесконечному богатству своих чувств. . не телячья жалость к ближнему, а божественная любовь к самому себе соединяет мои усилия с усилиями других, равных мне по духу людей!”

“Нет, мой родной, есть только одно непреложное, прекрасное и незаменимое – свободная душа, а с нею творческая мысль и веселая жажда жизни.”

Литературно-исторические заметки юного техника

Читайте также:  Сочинение Анализ рассказа Тапер Куприна
Литература

  • Проза
  • Поэзия
  • Драматургия
  • Творцы сочинений
  • Творения сочинителей

Кто таков Птибурдуков?

— Варвара! – сказал Лохан­кин в нос. Жена молчала, громко дыша.
— Варвара! – повторил он. — Неужели ты в самом деле уходишь от меня к Птибурдукову?

О персонаже романа Ильи Ильфа и Евгения Петрова «Золотой теленок» инженере Птибурдукове, согласно первоисточнику, известно следующее:

    Имя: Сашук (очевидно – Александр).

Профессия: инженер. Судя по наличию в его библиотеке двух томов сопромата – инженер с приличным дореволюционным образованием.

Ближайшие родственники: брат-военврач.

Семейное положение: в гражданском браке с Варварой Птибурдуковой (бывш. Лоханкина).

Хобби: выпиливание лобзиком по дереву.

Особые приметы: носит усы, на службе – фуражку, дома – синюю пижаму с шнурками.

Почему нас интересуeт именно инженер Птибурдуков:

Птибурдуков – персонаж, объединяющий в себе интерес авторов этого сайта к литературе, истории и технике. Несмотря на всю скудность и комичность сведений о нем, предоставленных нам Ильфом и Петровым, мы все же рискнем спрогнозировать его биографию:
Он родился и получил образование в России, и если бы революция не прервала его карьеру, служил бы техническому прогрессу своей страны. Но – что случилось, то случилось: империя рухнула, а Птибурдуков по каким-то своим причинам не уехал в эмиграцию и стал на службу новой власти.
В период НЭПа он был достаточно высокооплачиваемым специалистом, и мы можем предположить, что и индустриализация лишь увеличила бы его востребованность. Однако не за горами 1937 год: специалист “из бывших” имел все шансы “встать к стенке” за шпионаж в пользу Антанты. Однако, при некотором везении, он мог и выжить, продолжив работу на благо страны инженером в “шарашке” или на лесозаготовках.
Его семейная жизнь с Варварой, вероятнее всего, завершилась бы в годы первых пятилеток: стране нужны были кадры, свободные от личных привязанностей, и эти привязанности безжалостно рубились. Впрочем, и сама Варвара совершенно не похожа на “жену декабриста”.

— Да, — ответила жена. — Я ухожу. Так надо.
— Но почему же, почему? — сказал Лоханкин с коровьей страстностью.

Его и без того крупные ноздри горестно раздулись. Задрожала фараонская бородка.

— Потому что я его люблю.
— А я как же?
— Васисуалий! Я еще вчера поставила тебя в известность. Я тебя больше не люблю.
— Но я! Я же тебя люблю, Варвара!
— Это твое частное дело, Васисуалий. Я ухожу к Птибурдукову. Так надо.
— Нет! — воскликнул Лоханкин. — Так не надо! Не может один человек уйти, если другой его любит!
— Может, – раздраженно сказала Варвара, глядясь в карманное зеркальце. — И вообще перестань дурить, Васисуалий.
— В таком случае я продолжаю голодовку! – закричал несчастный муж. — Я буду голодать до тех пор, покуда ты не вернешься. День. Неделю. Год буду голодать!

Лоханкин снова перевернулся и уткнул толстый нос в скользкую холодную клеенку.

— Так вот и буду лежать в подтяжках, – донеслось с дивана, — пока не умру. И во всем будешь виновата ты с инженером Птибурдуковым.

Жена подумала, надела на белое невыпеченное плечо свалившуюся бретельку и вдруг заголосила:

— Ты не смеешь так говорить о Птибурдукове! Он выше тебя!

Этого Лоханкин не снес. Он дернулся, словно электрический разряд пробил его во всю длину, от подтяжек до зеленых карпеток.

— Ты самка, Варвара, — тягуче заныл он. — Ты публичная девка!
— Васисуалий, ты дурак! — спокойно ответила жена.
— Волчица ты, — продолжал Лоханкин в том же тягучем тоне. — Тебя я презираю. К любовнику уходишь от меня. К Птибурдукову от меня уходишь. К ничтожному Птибурдукову нынче ты, мерзкая, уходишь от меня. Так вот к кому ты от меня уходишь! Ты похоти предаться хочешь с ним. Волчица старая и мерзкая притом!

Вечером пришел Птибурдуков. Он долго не решался войти в комнаты Лоханкиных и мыкался по кухне среди длиннопламенных примусов и протянутых накрест веревок, на которых висело сухое гипсовое белье с подтеками синьки. Квартира оживилась. Хлопали двери, проносились тени, светились глаза жильцов, и где-то страстно вздохнули: – мужчина пришел.

Птибурдуков снял фуражку, дернул себя за инженерский ус и, наконец, решился.

— Варя, – умоляюще сказал он, входя в комнату, -мы же условились.
— Полюбуйся, Сашук! — закричала Варвара, хватая его за руку и подталкивая к дивану. – Вот он! Лежит! Самец! Подлый собственник! Понимаешь, этот крепостник объявил голодовку из-за того, что я хочу от него уйти.

Увидев Птибурдукова, голодающий сразу же пустил в ход пятистопный ямб.

— Птибурдуков, тебя я презираю, — заныл он. – Жены моей касаться ты не смей. Ты хам, Птибурдуков, мерзавец! Куда жену уводишь от меня?
— Товарищ Лоханкин, — ошеломленно сказал Птибурдуков, хватаясь за усы.
— Уйди, уйди, тебя я ненавижу, – продолжал Васисуалий, раскачиваясь, как старый еврей на молитве, — ты гнида жалкая и мерзкая притом. Не инженер ты — хам, мерзавец, сволочь, ползучий гад и сутенер притом!
— Как вам не стыдно, Васисуалий Андреич, — сказал заскучавший Птибурдуков, — даже просто глупо. Ну, подумайте, что вы делаете? На втором году пятилетки.
— Он мне посмел сказать, что это глупо! Он, он, жену укравший у меня! Уйди, Птибурдуков, не то тебе по вые, по шее то есть, вам я надаю.
— Больной человек, — сказал Птибурдуков, стараясь оставаться в рамках приличия.

Но Варваре эти рамки были тесны. Она схватила со стола уже засохший зеленый бутерброд и подступила к голодающему. Лоханкин защищался с таким отчаянием, словно бы его собирались кастрировать. Птибурдуков отвернулся и смотрел в окно на конский каштан, цветущий белыми свечками. Позади себя он слышал отвратительное мычание Лоханкина и крики Варвары: “Ешь, подлый человек! Ешь, крепостник!”

На другой день, расстроенная неожиданным препятствием, Варвара не пошла на службу. Голодающему стало хуже.

— Вот уже и рези в желудке начались, — сообщил он удовлетворенно, – а там цынга на почве недоедания, выпадение волос и зубов.

Птибурдуков привел брата – военного врача. Птибурдуков-второй долго прикладывал ухо к туловищу Лоханкина и прислушивался к работе его органов с той внимательностью, с какой кошка прислушивается к движению мыши, залезшей в сахарницу. Во время осмотра Васисуалий глядел на свою грудь, мохнатую, как демисезонное пальто, полными слез глазами. Ему было очень жалко себя. Птибурдуков-второй посмотрел на Птибурдукова-первого и сообщил, что больному диеты соблюдать не надо. Есть можно все. Например, суп, котлеты, компот. Можно также — хлеб, овощи, фрукты. Не исключена рыба. Курить можно, конечно соблюдая меру. Пить не советует, но для аппетита неплохо было бы вводить в организм рюмку хорошего портвейна. В общем, доктор плохо разобрался в душевной драме Лоханкиных. Сановито отдуваясь и стуча сапогами, он ушел, заявив на прощание, что больному не возбраняется также купаться в море и ездить на велосипеде.

Но больной не думал вводить в организм ни компота, ни рыбы, ни котлет, ни прочих разносолов. Он не пошел к морю купаться, а продолжал лежать на диване, осыпая окружающих бранчливыми ямбами. Варвара почувствовала к нему жалость. “Из-за меня голодает, — размышляла она с гордостью, — какая все-таки страсть. Способен ли Сашук на такое высокое чувство? ” И она бросала беспокойные взгляды на сытого Сашука, вид которого показывал, что любовные переживания не помешают ему регулярно вводить в организм обеды и ужины. И даже один раз, когда Птибурдуков вышел из комнаты, она назвала Васисуалия “бедненьким”. При этом у рта голодающего снова появился бутерброд и снова был отвергнут, “Еще немного выдержки, — подумал Лоханкин, — и не видать Птибурдукову моей Варвары”.

Варвара Птибурдукова была счастлива. Сидя за круглым столом, она обводила взором свое хозяйство. В комнате Птибурдуковых стояло много мебели, так что свободного места почти не было. Но и той площади, которая оставалась, было достаточно для счастья. Лампа посылала свет за окно, где, как дамская брошь, дрожала маленькая зеленая ветка. На столе лежали печенье, конфеты и маринованный судак в круглой железной коробочке. Штепсельный чайник собрал на своей кривой поверхности весь уют птибурдуковского гнезда. В нем отражались и кровать, и белые занавески, и ночная тумбочка. Отражался и сам Птибурдуков, сидевший напротив жены в синей пижаме со шнурками. Он тоже был счастлив. Пропуская сквозь усы папиросный дым, он выпиливал лобзиком из фанеры игрушечный дачный нужник. Работа была кропотливая. Необходимо было выпилить стенки, наложить косую крышку, устроить внутреннее оборудование, застеклить окошечко и приделать к дверям микроскопический крючок. Птибурдуков работал со страстью; он считал выпиливание по дереву лучшим отдыхом.

Окончив работу, инженер радостно засмеялся, похлопал жену по толстой теплой спине и придвинул к себе коробочку с судаком. Но в эту минуту послышался сильный стук в дверь, мигнула лампа, и чайник сдвинулся с проволочной подставки.

— Кто бы это так поздно? — молвил Птибурдуков, открывая дверь.

На лестнице стоял Васисуалий Лоханкин— Он по самую бороду был завернут в белое марсельское одеяло, из-под которого виднелись волосатые ноги. К груди он прижимал книгу “Мужчина и женщина”, толстую и раззолоченную, как икона. Глаза Васисуалия блуждали.

— Милости просим, – ошеломленно сказал инженер, делая шаг назад. — Варвара, что это?
— Я к вам пришел навеки поселиться, – ответил Лоханкин гробовым ямбом, – надеюсь я найти у вас приют.
— Как – приют? – сказал Птибурдуков багровея. — Что вам угодно, Васисуалий Андреевич? На площадку выбежала Варвара,
— Сашук! Посмотри, он голый! – закричала она, – Что случилось, Васисуалий? Да войди же, войдите.

Лоханкин переступил порог босыми ногами и, бормоча: “Несчастье, несчастье”, начал метаться по комнате. Концом одеяла он сразу смахнул на пол тонкую столярную работу Птибурдукова. Инженер отошел в угол, чувствуя, что ничего хорошего уже не предвидится.

— Какое несчастье? — допытывалась Варвара. – Почему ты в одном одеяле?
— Я к вам пришел навеки поселиться, – повторил Лоханкин коровьим голосом.

Его желтая барабанная пятка выбивала по чистому восковому полу тревожную дробь.

— Что ты ерунду мелешь? — набросилась Варвара на бывшего мужа. — Ступай домой и проспись. Уходи отсюда! Иди, иди домой!
— Уж дома нет, – сказал Васисуалий, продолжая дрожать. — Сгорел до основанья. Пожар, пожар погнал меня сюда. Спасти успел я только одеяло и книгу спас любимую притом. Но раз вы так со мной жестокосердны, уйду я прочь и прокляну притом.

Васисуалий, горестно шатаясь, пошел к выходу. Но Варвара с мужем удержали его. Они просили прощенья, говорили, что не разобрали сразу, в чем дело, и вообще захлопотали. На свет были извлечены новый пиджачный костюм Птибурдукова, белье и ботинки.

Пока Лоханкин одевался, супруги совещались в коридоре.

— Куда его устроить? — шептала Варвара. — Он не может у нас ночевать, у нас одна комната.
— Я тебе удивляюсь, – сказал добрый инженер, – у человека несчастье, а ты думаешь только о своем благополучии.

Когда супруги вернулись в комнату, погорелец сидел за столом и прямо из железной коробочки ел маринованную рыбу. Кроме того, с полочки были сброшены два тома “Сопротивления материалов”, и их место заняла раззолоченная “Мужчина и женщина”.

— Неужели весь дом сгорел? — сочувственно спросил Птибурдуков. — Вот ужас!
— А я думаю, что, может, так надо, — сказал Васисуалий, приканчивая хозяйский ужин, — может быть, я выйду из пламени преобразившимся, а? Но он не преобразился.

За шпалерой тополей шествовала под руку немолодая уже чета. Супруги, видимо, шли на берег. Позади тащился Лоханкин. Он нес в руках дамский зонтик и корзинку, из которой торчал термос и свешивалась купальная простыня.

— Варвара, – тянул он, – слушай, Варвара!
— Чего тебе, горе мое? — спросила Птибурдукова, не оборачиваясь.
— Я обладать хочу тобой, Варвара.
— Нет, каков мерзавец! – заметил Птибурдуков, тоже не оборачиваясь.

И странная семья исчезла в антилоповской пыли.

Краткое содержание «Поединок»

Повесть «Поединок» Куприна была впервые опубликована в 1905 году. Произведение относят к традиции неореалистической прозы в русской литературе. Центральной сюжетной линией повести, связанной с его названием, является конфликт между двумя офицерами, Ромашовым и Николаевым, из-за жены второго. Их ссора привела к дуэли и гибели главного героя. В произведении автор затрагивает проблему взаимоотношения личности и общества, раскрывает тему жестокости в армии, унижения обычных солдат командирским составом, обнажает ужас и пошлость офицерского общества.

На сайте можно читать онлайн краткое содержание «Поединка» по главам. Представленный пересказ подойдет для подготовки к уроку литературы, для читательского дневника.

Главные герои

Георгий Алексеич Ромашов – 22 года, подпоручик, «служивший всего второй год в полку» ; «был среднего роста, худощав» , «от большой застенчивости неловок» ; мечтательный молодой человек.

Александра Петровна Николаева (Шурочка) – женщина, в которую Ромашов был влюблен; жена Николаева.

Владимир Ефимыч Николаев – поручик, муж Шурочки, с которым Ромашов стрелялся.

Другие персонажи

Василий Нилович Назанский – офицер, пьяница, был влюблен в Александру Петровну.

Раиса Александровна Петерсон – «полковая дама» , любовница Ромашова, жена капитана Петерсона.

Шульгович – командир полка.

А ещё у нас есть:

Краткое содержание

Глава 1.

Шестая рота, проходят учения. Приехавший в роту полковник Шульгович отчитал подпоручика Ромашова за то, что солдаты встречают командира в ненадлежащем виде. Ромашов начал оправдывать одного из солдат, за дерзость был подвергнут домашнему аресту на четверо суток.

Глава 2.

Ромашов все чаще испытывал «мучительное сознание своего одиночества и затерянности среди чужих, недоброжелательных или равнодушных людей» . Вместо того чтобы идти на офицерское собрание, Григорий отправился домой.

Глава 3.

Придя домой, Ромашов спросил у денщика, не было ли кого от поручика Николаева, но ответ был отрицательным. У Николаевых Григорий бывал почти ежедневно последние три месяца.

Окончив военное училище, Ромашов думал, что на службе будет заниматься самообразованием. Однако вместо этого он имеет «грязную и скучную связь с полковой дамой» , «и все чаще и чаще тяготится и службой, и товарищами, и собственной жизнью» .

Денщик принес письмо от любовницы Ромашова Раисы. Женщина звала его в гости, приглашала на кадриль в следующую субботу. Разорвав письмо, Ромашов решил «в последний раз» пойти к Николаевым.

Глава 4.

Муж Александра Петровны, Владимир Ефимыч Николаев, «должен был держать экзамен в академию генерального штаба и весь год упорно, без отдыха готовился к нему» . Это был уже третий экзамен – два предыдущих года он проваливался и третий был последним шансом. Шурочка очень хотела, чтобы муж поступил, так как ей претила та жизнь, которой они жили сейчас.

Когда Ромашов пришел к Николаевым, во время беседы Шурочка вспомнила о том, что офицерские поединки стали узаконены. Она считала, что русским офицерам поединки необходимы: «тогда у нас не будет в офицерской среде карточных шулеров» и «беспросыпных пьяниц» , как офицер Назанский.

Глава 5.

Выйдя от Николаевых, Ромашов «назло ей» отправляется к Назанскому. Беседуя, мужчины заговорили о любви. Назанский считал, что любовь «имеет свои вершины, доступные лишь единицам из миллионов» . Назанский прочел Ромашову письмо женщины, которую любил. Ромашов понял, что этой женщиной была Александра Петровна. Назанский также догадался о чувствах Григория к Шурочке.

Придя домой, Ромашов обнаружил письмо от Раисы. Она знала, что Григорий каждый вечер бывает у Николаевых и писала, что «жестоко отплатит» ему.

Глава 6.

Ромашов находился под домашним арестом. К нему пришла Шурочка и принесла пирогов. Ромашов поцеловал женщину в руку. На прощание Шурочка сказала, что Григорий ее единственный друг.

Глава 7.

Григория отвезли к полковнику. Шульгович отчитал Ромашова из-за слухов: донесли, что офицер выпивает. После разговора полковник пригласил Григория на офицерский обед. Домой Ромашов возвращался «чувствуя себя одиноким, тоскующим, потерявшимся в каком-то чужом, темном и враждебном месте» .

Глава 8.

Ромашов пришел на бал в дом собрания офицеров. Постепенно начали съезжаться дамы, приехала и Раиса. В выражении ее глаз Ромашову привиделась «какая-то жестокая, злобная и уверенная угроза».

Офицеры обсуждали поединки в армии, их мнения расходились – некоторые считали дуэли глупостью, другие держались мнения, что оскорбление можно смыть только кровью.

Глава 9.

Ромашов, как обещал, танцевал с Раисой кадриль. Во время танца женщина со злобой сказала, что не позволит с ней так обращаться, начала громко оскорблять Шурочку. Раиса утверждала, что пожертвовала всем ради Ромашова: «я не смела взглянуть в глаза моему мужу, этому идеальному, прекрасному человеку» . Григорий невольно улыбнулся: ее многочисленные романы были известны всем.

Муж Раисы, капитан Петерсон был «худой, чахоточный человек» . Он безумно любил жену, поэтому прощал ей все интрижки.

Глава 10.

Во время утренних занятий офицеры обсуждали наказания солдат. Ромашов считал, что в армии специально «стараются поддерживать в отношениях между офицерами грубость, солдафонство» .

Глава 11.

Во время учений Ромашов выполнял приемы на автомате. Он думал о сказанной одним из офицеров фразе: если думать так, как Григорий, то надо уходить со службы.

Глава 12.

С утра Ромашову принесли письмо от Шурочки. Женщина приглашала его на именины на пикник.

Глава 13.

Подъезжая к дому Николаевых, Ромашов ощутил странное, беспричинное беспокойство. Шурочка радостно встретила Георгия.

Глава 14.

Во время пикника Шурочка казалась Ромашову особенно очаровательной. Когда вечером все разбрелись по поляне, Григорий с Александрой отошли вглубь рощи. Шурочка призналась, что сегодня влюблена в Ромашова, а мужа своего не любит – «он груб, он нечуток, неделикатен» . Она поцеловала Георгия, но после попросила, чтобы Ромашов больше к ним не приходил – ее мужа осаждают анонимными письмами.

Глава 15.

Офицеры готовились к майскому смотру «и не знали ни пощады, на устали» . Ромашов наблюдал, как ротные с особой жестокостью избивают своих солдат.

Когда во время смотра приехавшие командиры объезжали все роты, Ромашов почувствовал, «что эти высокомерные люди живут какой-то особой, красивой, недосягаемой для него, высшей жизнью» . Смотр стал полным «провалом полка» – обнаружилось «бездушное, рутинное и халатное отношение офицеров к службе» .

Во время финального марша Ромашов, опьяненный музыкой и всеобщим волнением, замечтался и повел вправо, из-за чего вся его полурота «представляла собой безобразную, изломанную толпу» . После случившегося все подшучивали над Ромашовым.

Глава 16.

Ромашов вышел из лагеря и встретил Николаева. Владимир сказал, что нарочно ждал его тут, завел разговор об Александре Петровне. Николаеву начали приходить «хамские анонимные письма» со сплетнями о его жене и Ромашове. Владимир потребовал, чтобы Ромашов сделал все, чтобы пресечь распространение сплетен.

Глава 17.

Ромашов «стал уединяться от общества офицеров» . Георгий твердо понимал, что не останется служить в армии и, когда пройдут обязательные три года службы, уйдет в запас.

Глава 18.

В конце мая в роте повесился солдат. Вечером того же дня офицеры пили, шутили, пели песни. Ночью, уже изрядно пьяные, они отправились к женщинам. Там произошла потасовка: пьяный офицер начал рубить все шашкой, но Ромашов его успокоил.

Глава 19.

Офицеры поехали в собрание и продолжили пить и веселиться. Многие офицеры в полку были «из духовных» , неожиданно один из них затянул панахиду, и они хором «прослужили» ее всю. Ромашов ударил кулаком по столу, запрещая такое петь. Пьяные офицеры снова начали буйствовать. Неожиданно появившийся рядом с Ромашовым Николаев сказал, что такие как Георгий и Назанский позорят полк. Ромашов намекнул на «таинственные причины» , по которым Николаев недоволен Назанским. Между ними началась драка. Ромашов закричал, что вызывает Николаева на поединок.

Глава 20.

Утром Ромашова вызвали в суд. Через несколько дней суд пришел к решению, что ссора между Николаевым и Ромашовым может быть разрешена только поединком.

Глава 21.

Расстроенный Ромашов пошел к Назанскому. Офицер пытался отговорить Георгия от дуэли, считая, что Ромашову нужно бросать армию и не бояться жизни.

Глава 22.

Когда Ромашов вернулся домой, то обнаружил у себя в гостях Шурочку. Она сказала, что хотя и не любит Владимира, но «на него убила часть своей души» . У нее больше самолюбия, чем у мужа – именно она заставляла его снова и снова пытаться поступить в академию. Если Николаев откажется от поединка, его не возьмут в академию. Поэтому им непременно нужно завтра стреляться – никто из них ранен не будет. На прощание Шурочка и Георгий поцеловались.

Глава 23.

Рапорт командиру полка. 1 июня состоялась дуэль между Николаевым и Ромашовым. Николаев стрелял первым и ранил Ромашова в правую верхнюю часть живота. Выстрелить в ответ Ромашов уже не смог. Через несколько минут Ромашов скончался от внутреннего кровоизлияния.

Заключение

«Поединок» считается наиболее значимым произведением в творчестве Куприна. Главный персонаж повести – молодой подпоручик Ромашов изображается как романтический, интеллигентный человек с тонкой душевной организацией. Ему трудно смириться с однообразной, обывательской жизнью в захолустном пехотном полку – в годы обучения военные представлялись ему совсем другими, более благородными людьми. Понимая, что он не сможет оставаться на службе, Ромашов решает уйти из армии по истечению трех обязательных лет. Однако неудачное стечение обстоятельств и давление со стороны Шурочки приводят к скоропостижной гибели Георгия. Дуэль становится попыткой Ромашова противостоять миру и обществу, но он проигрывает в этом противостоянии.

Советуем не ограничиваться кратким пересказом «Поединка», а прочесть повесть Александра Ивановича Куприна в полном варианте.

Тест по повести

Проверьте запоминание краткого содержания тестом:

Ссылка на основную публикацию