Сочинение по пьесе Моцарт и Сальери Пушкина

Сочинение по пьесе Моцарт и Сальери Пушкина

«Моцарт и Сальери» входят в сборник маленьких трагедий А.С. Пушкина. Маленькими они являются из-за того, что читатель видит только кульминацию событий. Автор намеренно отодвигает на второй план предысторию. Его интересует только буря эмоций, которую испытывают герои.

За основу сюжета Пушкин взял популярную историю о противостоянии двух знаменитых композиторов своего времени Моцарта и Сальери. И хоть Моцарт является ключевой фигурой, автор концентрирует свое внимание именно на Сальери. Моцарт выступает даже не самостоятельным героем, а катализатором для эмоций второго.

Противостояние этих двоих часто показывают как противоборство добра и зла, светлой и темной стороны. С одной стороны Моцарт, человек одаренный великим талантом писать божественную музыку. Он делает ее не ради славы и денег, а просто потому что не может иначе. С другой стороны Сальери, посвятивший свою жизнь творчеству. Он отгородился от внешнего мира, чтобы ничто не мешало достигать совершенства в музыке. Но то, чего он пытался добиться титаническим трудом, абсолютно легко давалось его оппоненту.

Это противоречие сводит героя с ума. Талант Моцарта, которого так жаждет Сальери, не дает ему покоя. Кто решает, кого одарить неземными способностями, а кого только обучить понимать гармонию музыки, но лишить возможности ее создавать. Чувство злости и несправедливости становится тем сильнее, когда Сальери понимает, что Моцарт не так дорожит своими талантами.

Герою кажется, что он очень легомысленен, а поэтому недостоин обладать таким даром. Хотя на самом деле Моцарт прекрасно понимает, на что он способен. Более того, он предчувствует, что именно принесет ему смерть. Просто он хочет наслаждаться каждым моментом своей жизни и творчества, не тратя времени на тягостное ожидание мрачного будущего.

Сальери не может понять этого, равно как не сможет овладеть талантами Моцарта. И раз соперник затмит его в плане творчества, то он решает прославиться другим путем. Стать злым гением, роком и судьбой для Моцарта. Уничтожить соперника физически, такой выход видит обезумевший Сальери.

Трагедия здесь выражается не только в несправедливой смерти Моцарта. Трагизм есть и в судьбе самого Сальери. Человека, который настолько хотел преуспеть в своем деле, что столкновение с настоящим талантом выбивает у него почву из-под ног. Неспособность признать, что кто-то может быть лучше, чем он, толкает героя к преступлению.

2 вариант

По началу, Александр Сергеевич задумывал написать тринадцать трагедий, однако на практике он написал только четыре. «Моцарт и Сальери» как раз является одной из таких трагедий. Трагизм данного произведения начинает раскрываться в кульминационной части произведения. Читатель понимает, что многие персонажи, которые были показаны в произведении, столкнутся с крайне серьезными проблемами, которые приведут их к гибели.

В основном все трагичные истории Пушкина представляют из себя объемные произведения. Данная история включает в себя два центральных персонажа, которые были выдуманы автором. Однако, некоторые все же считают, что в их лице явились образы настоящих музыкантов Моцарта и Сальери. Поначалу, образ Моцарта раскрывается не сразу, так как писатель ставит на первый план описание жизни Сальери, через призму которой, читатель и может познакомиться со вторым музыкантом. Такой прием автор применяет достаточно часто. Вначале он делает одного из персонажей не главным, но при дальнейшем повествовании, становится понятным, что он чуть ли не центральный персонаж во всем произведении.

Два музыканта в лице Моцарта и Сальери являются абсолютными противоположностями, так как они представляют совершенно различные характеры, которые раскрываются по ходу произведения. Оба персонажа заняты в искусстве, но видят мир они по-разному. Для Сальери искусство является той вещью, которая может сделать его богатым и знаменитым. Он отгородился от общества и людей, и в своем одиночестве стал достаточно злым и замкнутым человеком. Он не признает таланта Моцарта, и считает, что судьба несправедливо наградила его таким музыкальным даром. Сальери хочет сделать так, чтобы Моцарт больше не смог выступать. Для Моцарта же искусство является смыслом жизни, которое приносит ему удовлетворение и наслаждение. Его образ не показан мученическим, хотя он и проходит сквозь плеяду невзгод и переживаний, и знает, что ему уготовлена недолгая жизнь. Однако, Пушкин хотел показать данного персонажа жизнерадостным и миролюбивым, который мечтал стать лучше в профессиональном плане, и радовать людей своим творчеством.

Для Сальери искусство является работой, он не может наслаждаться процессом творчества. А для Моцарта музыка – это и есть его жизнь, он расслаблен, спокоен и уверен в правильности своего выбора. Сальери перестает быть рассудительным, и идет на убийство Моцарта, в следствие чего теряет всякое уважение и все заслуги.

Также читают:

Картинка к сочинению По пьесе Моцарт и Сальери

Популярные сегодня темы

Одна из самых сложных работ Иванова Александра Андреевича – это полотно «Явление Христа народу». Знаменитый живописец взял за основу в своей картине библейские и мифологические сюжеты.

Данное полотно было представлено зрителю в 1871. Оно вызвало резонанс и бурю эмоций. Художник сотворил его после смерти своей маленькой дочери.

Свою картину «Среди волн» Айвазовский писал уже в преклонном возрасте 80-ти лет. Наверное, к тому времени он уже достаточно глубоко изучил море во всех его проявлениях

Конец XIX и начало XX века русская литература, мощно и стремительно взлетела на творческий пьедестал. Были подхвачены традиции пушкинского «золотого века», последующий период был назван «серебряным веком»

Холст «Царевна лягушка» был написан в начале ХХ века знаменитым русским художником Васнецовым. Это полотно шикарно.

Сочинение: Анализ трагедии Пушкина Моцарт и Сальери

Анализ трагедии Пушкина “Моцарт и Сальери”

Автор: Пушкин А.С.

Александр Сергеевич Пушкин задумал написать 13 трагедий. Были закончены 4: “Скупой рыцарь”, “Каменный гость”, Пир во время чумы”, “Моцарт и Сальери”.

Слово “маленькие” указывает на сокращенный объем – 3 сцены. Действие трагедии начинается в самый напряженный момент, доводится до кульминации и ставит героев перед лицом смерти, поэтому трагедия заканчивается гибелью одного из них. Показывается самоутверждение героя вопреки всем нравственным устоям. Характеры не развиваются, а подвергаются испытанию.

Виссарион Григорьевич Белинский написал следующее: ««Моцарт и Сальери» – вопрос о сущности и взаимных отношениях таланта и гения».

Оба образа в трагедии – вымышленные, но условно совпадают со своими прототипами – австрийский музыкант Моцарт и итальянский музыкант Сальери.

В «Моцарте и Сальери» Моцарт играет служебную роль – так изобразил его Пушкин. Моцарт – только искра, от которой загорается пламя, освещающее для нас. Читателей, душу Сальери. Таков излюбленный прием Пушкина: взять персонажа, вполне состоявшегося, «готового», и осветить его «извне», как частицу бытия, и сразу накопленное в нем вспыхнет пожаром. Тогда мы с изумлением видим, какая страсть назрела в душе этого человека и насколько она сильна.

Моцарт в сущности противоположен Сальери. Моцарт и Сальери принадлежат к людям искусства, но они противоположны во мнениях о бытии. Сальери расходится с Моцартом в том, что он ждет от своих трудов, от занятий музыкой “презренной пользы” – славы, наград. Он сделал свое ремесло подножием искусству, а искусство – славе. Переживая гармонию в музыке, Сальери потерял дар слышать гармонию в жизни. Он любил одиночество, он отстранил себя от жизни (“я мало жизнь люблю”), поэтому в нем зреет демон. Он приносит себя в жертву искусству и объявляет себя жрецом-стражником искусства. Сальери не может смириться ни с гением Моцарта, ни с тем, что этот гений достался, по его мнению, человеку недостойному. Поэтому Сальери берет на себя право восстановить справедливость, “исправить ошибку небес”.

Если Сальери олицетворяет собой человеческое самоутверждение, то Моцарт является как бы олицетворением небесных сил. Именно так он и представлен в трагедии. Пушкин по себе знал, как много серьезного в душе гения, как много скорбного в его жизни, как много труда в его творчестве. Но все это в Моцарте скрыто от нас, он обращен к Сальери и к нам своей небесной стороной: беспечный в жизни, бессознательно, шутя создающий гениальное в искусстве. Он творит не потому, что силится творить, как Сальери, но потому, что он «с волей небесною дружен». У Пушкина Моцарт бессознательно знает свою близкую смерть, и в Сальери – своего убийцу, о чем он сознательно не смеет мыслить. Его душа открыта звукам небесным.

Из всех людей, которых мог встретить Сальери, Моцарт максимально приближен к Богу, и поэтому его явление – наиболее резкий вызов существу Сальери. При встрече с таким явлением Сальери попадает в ситуацию, в которой обязан раскрыться полностью, до дна.

Пушкин внес множество штрихов в эту оппозицию. Коренное различие между ними в том, что Сальери чувствует себя «служителем искусства», а Моцарт «сыном гармонии». Для Сальери искусство – суровый властелин, награждающий за труд, а сам Сальери – вернейший раб своего повелителя:

Быть может, посетит меня восторг

И творческая ночь и вдохновенье.

Трагедия Сальери в том, что он отделил не только музыку от жизни, но и композитора от человека. Убивая Моцарта-человека, он и убивает гения и превращается в человека-убийцу.

Моцарт, в отличие от Сальери, наделен гениальностью, так как умеет радоваться жизни, не деля себя на человека и композитора.

Пушкин сам был Моцартом в искусстве, он знал легкую и изящную радость творчества.

Сочинение Моцарт и Сальери по поэме Пушкина

Наше сочинение на тему Моцарт и Сальери мы начнем с истории создания трагедии. Замысел написать трагедию известных музыкантов родился у Пушкина в 1826 году, но только в 1830 году трагедия Моцарт и Сальери увидела свет. Это было время самого плодотворного пушкинского периода — болдинской осени. Из-под пера поэта рождались его знаменитые работы. В это время была написана и трагедия, которую Пушкин назвал маленькой, ведь состоит она всего из двух небольших сцен. Работая над произведением писатель берет за основу легенду о смерти Моцарта, и связанные с этим событием слухи. Однако историческим произведение назвать нельзя, ведь в истории факт отравления Моцарта композитором Сальери так и остался не подтвержден.

Произведение Пушкина Моцарт и Сальери, по которой мы пишем наше сочинение рассуждение — это рассказ о двух композиторах, что по-разному относились к музыке. Так, читатель видит Сальери, которому для достижения славы, пришлось долго и тяжело трудиться. Причем ему музыка нужна была лишь ради славы. Моцарт же писал композиции легко, он творит для души, а не для того, чтобы прославиться. А далее Сальери завидует Моцарту, и эта зависть приводит к ужасному финалу. Сальери убивает доброго друга.

Добро и зло

В своих работах Пушкин часто поднимает тему добра и зла. Затронута эта тема и в трагедии Моцарт и Сальери.

Казалось бы, два человека связаны одним увлечением, и в чем-то даже похожи, но присмотреться к их характерами и поступкам, то Моцарт и Сальери как воплощение добра и зла. Сальери подобен черному ангелу, а Моцарт — воплощение доброты. А ведь и Сальери был талантливым музыкантом, и пускай ему пришлось отказаться от праздных забав, много трудиться, и выбросить часть неудачных работ, но он все же добился поставленной цели. Сальери достиг определенных высот, и мог бы наслаждаться успехом и славой, но душу композитора разъедает зло. Как следствие, он подсыпает Моцарту яд. Раскрывая тему добра и зла, автор также затрагивает тематики таланта и упорного труда, рационализма и творчества, ремесленничества и гениальности. Но все же основной темой является зависть людей.

Зависть

После изучения трагедии, в своем сочинении следует затронуть и зависть, которая стала главным двигателем в сюжетной линии произведения Пушкина. Именно этот смертный грех проснулся в душе Сальери, который стал завидовать своему другу. Он завидовал гениальности Моцарта, который вел праздную жизнь, и относился ко всему легко. Чтобы написать новую музыкальную композицию, Моцарту не нужно было прилагать усилий. Все рождалось быстро и легко, в то время как Сальери приходилось много трудиться.

Зависть испепелила душу Сальери, и он воплощает свой замысел. Сальери берет на себя роль судьи, считая произведения Моцарта губительными для искусства. Он счел Моцарта недостойным таланта, который ему подарили небеса, и Сальери решает принести в жертву своего друга. Но, в действительности Сальери не стал судьей и палачом в одном лице. Им стал Моцарт, который выносит приговор своему убийце. Совместимы ли гений и злодейство, спрашивает Моцарт у убийцы, и ответ на него очевиден. Если Сальери совершил злодеяние — он не гений.

Аргументы к сочинению

Трагедия Пушкина это пример настоящего искусства, поэтому оно включено в итоговое сочинение ОГЭ 15.3 6. На примере гениального музыканта Моцарта и ремесленника Сальери мы видим аргументы. Истинное искусство может нести только добро, и его творец должен повиноваться душевному порыву, а не следовать математическому расчету. Гениальности невозможно научиться, и истинное искусство создается без правил, а лишь по велению души.

Именно так и создавал свои произведения Моцарт. Сальери же пытался расчленить музыку как труп, хотя и он мечтал о том, что когда-нибудь и к нему придет и восторг, и творческая ночь, и вдохновение. Он мечтает стать таким же гениальным, как Моцарт, но гений и злодейство несовместимы.

Зависть и талант в трагедии Пушкина «Моцарт и Сальери»

Страсть, сжигающая душу Сальери («Моцарт и Сальери»), зависть. Сальери «глубоко, мучительно» завидует своему гениальному, но беспечному и смешливому другу Моцарту. Завистник с отвращением и душевной болью открывает в себе это чувство, прежде ему несвойственное:

Кто скажет, чтоб Сальери гордый был
Когда-нибудь завистником презренным,
Змеей, людьми растоптанною, вживе
Песок и пыль грызущею бессильно?

Природа этой зависти не вполне понятна самому герою. Ведь это не зависть бездарности к таланту, неудачника к баловню судьбы. «Сальери великий композитор, преданный искусству, увенчанный славой. Его отношение к творчеству самоотреченное служение. Однако в преклонении Сальери перед музыкой есть что-то страшное, пугающее. В его воспоминаниях о юношеской поре, о годах ученичества мерцают почему-то образы смерти:

Звуки умертвив,
Музыку я разъял, как труп. Поверил
Я алгеброй гармонию.

Эти образы возникают не случайно. Сальери утратил способность легко и радостно воспринимать жизнь, утратил саму любовь к жизни, поэтому служение искусству видится ему в мрачных, суровых красках. Творчество, считает Сальери, — удел избранных и право па него надо заслужить. Лишь подвиг самоотречения открывает доступ в круг посвященных творцов. Всякий, кто понимает служение искусству иначе, посягает на святыню. В беспечной веселости гениального Моцарта Сальери видит, прежде всего, глумление над тем, что священно. Моцарт, с точки зрения Сальери, «бог», который «недостоин сам себя».

Душу завистника сжигает и другая страсть гордыня. Он глубоко чувствует обиду и ощущает себя суровым и справедливым судьей, исполнителем высшей воли: «. я избрал, чтоб его остановить. ». Великие творения Моцарта, рассуждает Сальери, в конечном счете, губительны для искусства. Они будят в «чадах праха» лишь «бескрылое желанье»; созданные без усилий, они отрицают необходимость подвижнического труда. Но искусство выше человека, и потому жизнь Моцарта должна быть принесена в жертву «не то мы все погибли».
Жизнь Моцарта (человека вообще) ставится в зависимость от «пользы», которую он приносит прогрессу искусства:
Что пользы, если Моцарт будет жив
И новой высоты еще достигнет?
Подымет ли он тем искусство?

Так самая благородная и гуманистическая идея искусства используется для обоснования убийства. В Моцарте автор подчеркивает его человечность, жизнерадостность, открытость миру. Моцарт рад «нежданной шуткой угостить» своего друга и сам искренне хохочет, когда слепой скрипач «угощает» Сальери своим жалким «искусством». Из уст Моцарта естественно звучит упоминание об игре на полу с ребенком. Его реплики легки и непосредственны, даже когда Сальери (почти не шутя!) называет Моцарта «богом»: «Ба право? может быть. Но божество мое проголодалось».

Перед нами именно человеческий, а не жреческий образ. За столом в «Золотом Льве» сидит жизнелюбивый и ребячливый человек, а рядом с ним тот, кто говорит о себе: «. мало жизнь люблю». Гениальный композитор играет свой «Реквием» для друга, не подозревая, что друг станет его палачом. Дружеская пирушка становится пиром смерти.
Тень рокового пира мелькает уже в первом разговоре Моцарта с Сальери: «Я весел. Вдруг: виденье гробовое. ». Предсказано появление вестника смерти. Но острота ситуации состоит в том, что друг и есть вестник смерти, «виденье гробовое». Слепое поклонение идее превратило Сальери в «черного человека», в Командора, в камень. Пушкинский Моцарт наделен даром интуиции, и потому его томит смутное предчувствие беды. Он упоминает о «черном человеке», заказавшем «Реквием», и неожиданно ощущает его присутствие за столом, а когда с уст Сальери срывается имя Бомарше, тотчас вспоминает о слухах, пятнавших имя французского поэта:

Ах, правда ли, Сальери,
Что Бомарше кого-то отравил?

В этот момент Моцарт и Сальери как бы меняются местами. В последние минуты своей жизни Моцарт на миг становится судьей своего убийцы, произнося снова, звучащие для Сальери приговором:
. гений и злодейство
Две вещи несовместные.

Фактическая победа достается Сальери (он жив, Моцарт отравлен). Но, убив Моцарта, Сальери не смог устранить источник своей нравственной пытки зависть. Глубинный се смысл открывается Сальери в момент прощания с Моцартом. Тот гений, ибо наделен даром внутренней гармонии, даром человечности, и потому ему доступен «пир жизни» беспечная радость бытия, способность ценить мгновение. Сальери этим дарам жестоко обделен, поэтому его искусство обречено па забвение.

Слова Сальери о Микеланджело Буонаротти напоминают нам о довольно известной легенде, согласно которой Микеланджело, расписывая один из соборов Ватикана, умертвил натурщика, чтобы правдоподобнее изобразить муки умирающего Христа. Убийство ради искусства! Пушкин никогда бы этого не оправдал. А что говорит Раскольников? «Одна смерть и сто жизней взамен — да ведь тут арифметика!» (Вспомним, кстати, что Сальери «поверил алгеброй гармонию».) Кирпичик для общего счастья! Пожертвовать одной жизнью ради светлого будущего, то, что всегда оправдывали социалисты, с идеями которых всегда спорил писатель-гуманист, пожертвовать одной никчемной жизнью ради вечного искусства.

Кто дал человеку право решать, имеет ли значение для человечества чужая жизнь? Есть ли у нас право распоряжаться хотя бы своей жизнью? И Достоевский, и Пушкин доказывают, что никакое убийство нельзя оправдать пусть даже кажущейся высокой целью.

И Сальери, и Раскольников хотят быть великими. Скорее, даже не быть, а казаться. Сальери сразу понимает, что велик он может быть только в том случае, если не будет Моцарта; Раскольников сам говорит, что «Наполеоном казаться хотел». И в этом еще одно из доказательств того, что убийство не оправданно: даже цель убийства оказывается надуманной. Характерно, что и Сальери и Раскольников пытаются хотя бы частично оправдать себя тем, что представляют свою жертву в наиболее невыгодном свете.
От сходного понимания сущности преступления идет и частичное сходство в его художественном изображении. Сальери в трагедии многословен, Раскольников наделен пространными внутренними монологами, исповедями. Жертвам в произведениях уделяется гораздо меньше внимания. Из этого можно сделать два вывода: во-первых, авторов гораздо больше интересует личность преступника, философские корни преступления, а во-вторых, оба автора приходят к выводу, что преступник ищет выхода своей идее в словах. Сальери носит с собой яд уже 18 лет, Раскольников мучится своей идеей давно — статья с изложением идеи написана за полгода до убийства. Идея давит на человека изнутри, мучит его.

В трагедии «Моцарт и Сальери» А. С. Пушкин первым сделал вывод, который однозначно разбивал все теории «сверхлюдей»: «Гений и злодейство две вещи несовместные». И А. С. Пушкина, и Ф. М. Достоевского волновали одни и те же проблемы, проблемы общечеловеческого масштаба.

Достоевский переосмыслил пушкинский вывод и, что самое главное, перенес идею «сверхчеловека» в современную ему действительность, во время, когда Россию будоражили социалистические идеи. Достоевский предупреждал людей: не допустите того, чтобы стремящиеся к власти люди позволили себе решать судьбу маленьких людей, чтобы из ваших сестер и матерей сделали кирпичик в доме будущего счастья. Удивительно, почему все мы так глухи к пророчествам великих мыслителей?

Сочинение: Анализ трагедии Пушкина Моцарт и Сальери

Название: Анализ трагедии Пушкина Моцарт и Сальери
Раздел: Сочинения по литературе и русскому языку
Тип: сочинение Добавлен 07:46:24 01 марта 2011 Похожие работы
Просмотров: 166 Комментариев: 14 Оценило: 2 человек Средний балл: 5 Оценка: неизвестно Скачать

Анализ трагедии Пушкина “Моцарт и Сальери”

Автор: Пушкин А.С.

Александр Сергеевич Пушкин задумал написать 13 трагедий. Были закончены 4: “Скупой рыцарь”, “Каменный гость”, Пир во время чумы”, “Моцарт и Сальери”.

Слово “маленькие” указывает на сокращенный объем – 3 сцены. Действие трагедии начинается в самый напряженный момент, доводится до кульминации и ставит героев перед лицом смерти, поэтому трагедия заканчивается гибелью одного из них. Показывается самоутверждение героя вопреки всем нравственным устоям. Характеры не развиваются, а подвергаются испытанию.

Виссарион Григорьевич Белинский написал следующее: ««Моцарт и Сальери» – вопрос о сущности и взаимных отношениях таланта и гения».

Оба образа в трагедии – вымышленные, но условно совпадают со своими прототипами – австрийский музыкант Моцарт и итальянский музыкант Сальери.

В «Моцарте и Сальери» Моцарт играет служебную роль – так изобразил его Пушкин. Моцарт – только искра, от которой загорается пламя, освещающее для нас. Читателей, душу Сальери. Таков излюбленный прием Пушкина: взять персонажа, вполне состоявшегося, «готового», и осветить его «извне», как частицу бытия, и сразу накопленное в нем вспыхнет пожаром. Тогда мы с изумлением видим, какая страсть назрела в душе этого человека и насколько она сильна.

Моцарт в сущности противоположен Сальери. Моцарт и Сальери принадлежат к людям искусства, но они противоположны во мнениях о бытии. Сальери расходится с Моцартом в том, что он ждет от своих трудов, от занятий музыкой “презренной пользы” – славы, наград. Он сделал свое ремесло подножием искусству, а искусство – славе. Переживая гармонию в музыке, Сальери потерял дар слышать гармонию в жизни. Он любил одиночество, он отстранил себя от жизни (“я мало жизнь люблю”), поэтому в нем зреет демон. Он приносит себя в жертву искусству и объявляет себя жрецом-стражником искусства. Сальери не может смириться ни с гением Моцарта, ни с тем, что этот гений достался, по его мнению, человеку недостойному. Поэтому Сальери берет на себя право восстановить справедливость, “исправить ошибку небес”.

Если Сальери олицетворяет собой человеческое самоутверждение, то Моцарт является как бы олицетворением небесных сил. Именно так он и представлен в трагедии. Пушкин по себе знал, как много серьезного в душе гения, как много скорбного в его жизни, как много труда в его творчестве. Но все это в Моцарте скрыто от нас, он обращен к Сальери и к нам своей небесной стороной: беспечный в жизни, бессознательно, шутя создающий гениальное в искусстве. Он творит не потому, что силится творить, как Сальери, но потому, что он «с волей небесною дружен». У Пушкина Моцарт бессознательно знает свою близкую смерть, и в Сальери – своего убийцу, о чем он сознательно не смеет мыслить. Его душа открыта звукам небесным.

Из всех людей, которых мог встретить Сальери, Моцарт максимально приближен к Богу, и поэтому его явление – наиболее резкий вызов существу Сальери. При встрече с таким явлением Сальери попадает в ситуацию, в которой обязан раскрыться полностью, до дна.

Пушкин внес множество штрихов в эту оппозицию. Коренное различие между ними в том, что Сальери чувствует себя «служителем искусства», а Моцарт «сыном гармонии». Для Сальери искусство – суровый властелин, награждающий за труд, а сам Сальери – вернейший раб своего повелителя:

Быть может, посетит меня восторг

И творческая ночь и вдохновенье.

Трагедия Сальери в том, что он отделил не только музыку от жизни, но и композитора от человека. Убивая Моцарта-человека, он и убивает гения и превращается в человека-убийцу.

Моцарт, в отличие от Сальери, наделен гениальностью, так как умеет радоваться жизни, не деля себя на человека и композитора.

Пушкин сам был Моцартом в искусстве, он знал легкую и изящную радость творчества.

klassreferat.ru

Меню сайта

Сочинение на тему

Сочинение на тему: Моцарт и Сальери

«Моцарт и Сальери», целая трагедия, великое творение мощного гения

Первоначально Пушкин собирался назвать свою трагедию «Зависть», но затем отбросил это намерение. Такое название, очевидно, не отвечало бы пушкинскому художественному принципу, оно служило бы своеобразной дидактической указкой, лишало бы произведение всей его объемности и внутренней свободы. Но это название соответствовало содержанию трагедии в том смысле, что Пушкин действительно поставил в ней задачей исследовать зависть как страсть одновременно и низменную, и великую, многое в жизни решающую.

Трагедия начинается с монолога Сальери — патетического, богатого не только чувством, но и мыслью. Не случайно — с Сальери и его монолога. Сальери для Пушкина — главный предмет художественного исследования, ибо он и есть живое воплощение страсти-зависти. Именно в нем заключено то, что так трудно и так необходимо понять, разгадать, раскрыть, именно с ним связана напряженность художественного поиска и соответственно движение сюжета трагедии. В чем тайна этой страсти, когда она не мелкая, не заурядная, а исходит от личности, способной заинтересовать и даже на какой-то миг вызвать к себе сочувствие,— вот тот вопрос, который ставится Пушкиным в его трагедии и который воплощен характере Сальери.

Пушкинский Сальери никогда не был «завистником презренным». Зависть явилась к нему не как свойство характера, а как неожиданный, неодолимый порыв, как сила, с которой он не может совладать. Его зависть не мелкая. Она допускает понимание чужих для него ценностей — моцартовских ценностей:

Ты с этим, шел ко мне
И мог остановиться у трактира
И слушать скрипача слепого!
Боже! Ты, Моцарт, недостоин сам себя.

Сальери и восхищается Моцартом, и преклоняется перед ним, и завидует ему. Чем больше восхищается, тем больше завидует. Этого никакой логикой не объяснишь. Зависть и логика, всякая подлинная страсть и логика несовместимы. Когда во втором своем монологе — «Нет! не могу противиться я доле»— Сальери пытается логически оправдать задуманное им убийство, эта его логика не имеет и не может иметь какого-либо объективного значения. Это страсть в нем по привычке пытается надеть логические одежки, но при этом она остается страстью, неодолимой разумом, находящейся за пределами всякого рассудочного понятия.

Основная тема пушкинской трагедии — не просто зависть, но и муки зависти. В Сальери Пушкин обнажает до конца, до самых скрытых пружин сердце и душу того, кто по своим действиям может и должен быть назван преступным и бессердечным. Сальери решается отравить гения, более того — человека, который есть само простодушие и великодушие. Разве может быть ему оправдание? Пушкин и не оправдывает — он старается понять и объяснить своего героя. Это требует немалого мужества от художника. В трагедии «Моцарт и Сальери» Пушкин открывает читателю дотоле незнакомые ему и неожиданные глубины — глубину и своеобразную высоту одержимого преступной страстью сердца.

М. М. Бахтин, говоря об особенностях поэтики Достоевского, назвал его романы полифоническими, понимая под полифонией своеобразное «многомирие» художественного произведения, отсутствие в нем единой системы отсчета, художественное равноправие героев разного идеологического уровня. С известной долей приближения, условно (тут дело не в строгом значении понятия, а в том общем смысле, который в него вкладывается) «полифоническими» можно назвать и некоторые произведения Пушкина, в частности его трагедию «Моцарт и Сальери».

Разумеется, герои в трагедии Пушкина отнюдь не уравниваются в их нравственной и человеческой ценности. Но каждый из них изображается «лучшим в своем роде». «Правда» Сальери, убившего Моцарта, просто не может быть сколько-нибудь абсолютной правдой. Это правда в тех границах и в той степени, в какой она только возможна для такого героя и при таких условиях. Это правда завистника — но высокого завистника. Проблема зависти в трагедии исследуется — именно исследуется — во всей ее сдояшости и возможной глубине, и для этого как раз и нужен самый высокий род зависти, позволяющий рассмотреть проблему во всей ее остроте, с предельной художественной убедительностью. Интересно, что известный чтец Владимир Яхонтов, касаясь своей сценической трактовки «Моцарта и Сальери», писал: «Мне нужно было создать роль великого музыканта Сальери ».

Понятие «полифонический» подходит к «Моцарту и Сальери» в той мере, в какой оно вообще может подходить к характеристике художественного произведения, т. е, не буквально, относительно. Ведь даже у Достоевского Христос и Инквизитор, Алеша и Иван Карамазовы не равнозначны и не равноценны, но каждый утвержден писателем в своей собственной правде — разумеется, насколько это вообще возможно. Правда Инквизитора есть самое полное утверждение его правды с его точки прения и в системе его понятий. То же самое и у пушкинского Сальери.

То, что называется «полифонизмом», и у Пушкина, и у Достоевского придает высоту по только героям, но и авторам. Он делает авторский взгляд па пещи максимально широким, объективным — взглядом не только художника, но и мудреца, философа. Торжество автора в этом случае, обретение им качества художника-философа внутренним образом проявляется в том, что автор оказывается способным в большой мере преодолеть тяготение своего духовного и интеллектуального «Я», подняться над ним, постигнуть мир во только в своей собственной системе видения, но и в чужой, чуждой даже системе с ее особенными, своими оправданиями и в ее особенной обусловленности.

В «полифонизме», в высокой философичности художественного сознания сказалось одинаково и у Пушкина, и у Достоевского стремление к истине, находящейся за пределами только частного и личностного взгляда на вещи, сказалось желание постигнуть всю возможную полноту, глубину и диалектическую неоднозначность объективной жизненной правды. Можно сказать, что «полифонизм» соответствует реализму художественной и философской мысли. И неудивительно, что его приметы отыскиваются уже в самых истоках русского реализма, в творчестве его основоположника — Пушкина.

Читайте также:  Анализ романа Пушкина Евгений Онегин сочинение
Ссылка на основную публикацию
Название: Анализ трагедии Пушкина Моцарт и Сальери
Раздел: Сочинения по литературе и русскому языку
Тип: сочинение Добавлен 07:46:24 01 марта 2011 Похожие работы
Просмотров: 166 Комментариев: 14 Оценило: 2 человек Средний балл: 5 Оценка: неизвестно Скачать