Тайна Эдвина Друда – краткое содержание романа Диккенса (сюжет произведения)

Тайна Эдвина Друда

Роман начинается с момента, когда Джон Джаспер покидает лондонский опиумный притон. Следующим вечером Эдвин Друд навещает Джаспера, который является хормейстером в соборе Клойстерхэм. Эдвин верит, что он ошибался в отношении своей помолвки с Розой Бад. На следующий день Эдвин навещает Розу в монашеском доме, пансионе где она проживает. Их ссоры — обычное дело, когда он посещает её. Тем временем Джаспер, интересующийся соборным склепом, ищет в компаньоны человека по имени Дардлес, знающего о склепе больше, чем кто-либо другой.

Нэвилл Ландлесс и его сестра-близняшка Хелена направлены на учебу в Клойстерхэм. Нэвилл учится с младшим каноником его преподобием мистером Криспарклом; Хелен будет жить в монашеском доме с Розой. Нэвилл признается Криспарклу, что ненавидел своего безумного отчима, в то время как Роза заявляет Хелен что боится своего учителя музыки — Джаспера. Нэвилл немедленно дает Розе пощечину, что дико возмущает Эдвина. Эдвин провоцирует его, и тот грубо отвечает, что дает возможность Джасперу распустить слух о репутации Нэвилла и его жестоком характере. Преподобный мистер Криспаркл пытается примирить Нэвилла и Эдвина. Нэвилл соглашается простить Эдвина, если тот простит его. Было условлено, что они отужинают вместе по этому поводу в Сочельник в доме Джаспера.

Опекун Розы мистер Грюгиус говорит ей, что она главный наследник состояния ее отца. На ее вопрос о каких-либо потерях если она не выйдет замуж за Эдвина, он отвечает, что ничего не будет. Вернувшись в свою лондонскую контору, мистер Грюгиус отдает Эдвину кольцо, которое отец Розы должно быть передал ее матери с условием, что Эдвин не должен отдать его Розе, ни вернуть его. Мистер Баззард, клерк мистера Грюгиуса, свидетельствует о совершении сделки.

На следующий день Роза и Эдвин обоюдно расторгают помолвку.

Они решают попросить мистера Грюгиуса передать эту новость Джасперу и Эдвин намеревается вернуть кольцо мистеру Грюгиусу. Тем временем, Дардлес берет с собой Джаспера в соборный склеп. По дороге туда он указывает на насыпь из негашеной извести. Джаспер передает Дардлесу бутылку вина. Вино берет свое и Дардлес скоро теряет сознание, а Джаспер тем временем сам спускается в склеп. Когда они возвращаются из склепа, то встречают мальчика по имени Депьюти, и Джаспер, думая, что он шпионит за ними хватает его за горло, но видя, что может его задушить — отпускает. В Сочельник, Нэвилл покупает себе тяжелую походную трость. Он собирается провести Рождество прогуливаясь по окрестным горам. Тем временем Эдвин посещает ювелира, чтобы починить карманные часы; упоминается, что единственное из драгоценностей, которые были при нем — часы, цепочка и булавка на рубашке. Случайно он встречает лондонскую женщину, которая потребляет опиум. Она интересуется именем Друда и он называет его «Эдвин», но она говорит не Эдвин, а «Нед», а это имя представляет опасность. Он об этом не думает, хотя единственный кто его называет «Недом» — Джаспер. Тем временем Джаспер покупает себе черный шарф из крепкого шелка, который мы так и не увидим в течение всего романа. Дружеский обед прошел успешно и в полночь Друд и Нэвилл отправляются к реке посмотреть на бурю, которая бушует всю ночь.

На следующий день Эдвин исчезает, а Джаспер распространяет слухи, что Нэвилл убил нашего героя. Нэвилл рано утром следующего дня отправляется на прогулку, жители деревни его перехватывают по дороге и приводят обратно в город. Преподобный мистер Криспаркл спасает его от тюрьмы, подтверждая, что Нэвилл никуда не выходил. Той же ночью Джаспер находится в глубокой скорби, когда мистер Грюгиус сообщает, что Эдвин и Роза расторгли помолвку. Он реагирует на это сильнее, чем на известие о смерти Эдвина. На следующее утро преподобный мистер Криспаркл отправляется к речной плотине и находит там часы Эдвина, его цепочку брошь.

Проходит полгода. Нэвил проживает Лондоне недалеко от конторы мистера Грюгиуса. Появляется некий мистер Тартар, который предлагает разделить сад с Ландлэссом. Комнаты мистера Тартар находятся неподалеку от жилья Нэвилла. Незнакомец, именующий себя Диком Дэтчери появляется в Клойстерхэме. Он снимает комнату над Джаспером и обозревает всех, кто живет в округе. Впервые идя к своим комнатам он спрашивает Депьюти: как ему пройти. Мальчик не хочет идти к тому дому, опасаясь, что Джаспер снова будет его душить. Джаспер посещает Розу в монашеском доме и заявляет, что любит ее. Роуз отказывает ему, но он настаивает, заявляя, что если она не оставит ему надежды, он уничтожит Нэвилла, брата ее подруги Хелен. Опасаясь Джаспера, Роуз отправляетя к мистеру Грюгиусу в Лондон.

На следующий день преподобный мистер Криспаркл тоже отправляется за Роуз в Лондон. Когда он встречается с мистером Грюгиусом и Розой, мистер Тартар подзывает его и спрашивает, помнит ли преподобный его. Мистер Криспарк помнит, того человека, который однажды не дал ему утонуть. Они не хотят, чтобы Роуз напрямую виделась с Нэвиллом или Хелен, опасаясь, что Джаспер может за ней следить, но мистер Тартар дает добро на встречу с Хелен в его внутреннем дворе. Мистер Грюгиус помогает Роуз снять комнаты у миссис Билликин и жить вместе с мисс Твинкелтон, так она будет в безопасности.

Джаспер снова посещает лондонский опиумный притон впервые после исчезновения Эдвина. Когда он покидает его на рассвете, женщина из притона следует за ним, но теряет его и клянется себе, что этого больше не повторится. На следующий раз она следует за Джаспером всю дорогу до Клойстерхэма; там она встречает мистера Датчера, называет имя мистера Джаспера и сообщает, что он будет петь на следующий день в соборе. Датчер узнает, что женщину зовут «Принцесса Синица». На следующий день она посещает службу и грозит Джасперу кулаком из-за колонны. На этом роман заканчивается из-за смерти Диккенса. Тайна Эдвина Друда остается неразгаданной.

Читайте также:  Эпос Урал-батыр - краткое содержание (сюжет произведения)

Тайна Эдвина Друда наконец раскрыта

Роман Чарльза Диккенса «Тайна Эдвина Друда» известен только самым преданным поклонникам писателя. Тем, кто уже прочитал и посмотрел «Холодный дом», «Крошку Доррит», «Наш общий друг», «Дэвид Копперфилд», «Оливер Твист» – список длинный.

Британцы не забывают своего великого классика и возвращаются к его наследию снова и снова. Все постановки добротные, с уважением к литературному первоисточнику. Сценаристы говорят, что экранизировать Диккенса легко, он предусмотрел все детали. Дело лишь в количестве денег, отпущенных на адаптацию. С «Тайной Эдвина Друда» всё предельно сложно, роман остался недописанным, хотя по своему размаху должен был стать лебединой песней Диккенса. Каждый, кто хочет перенести роман на экран, автоматически претендует на соавторство. Он либо останавливается там, где Диккенс поставил жирную точку и говорит всем нам: «Господа, я не вправе дописывать роман за автора, простите, но оставляю вас наедине с вашей фантазией». Либо берёт на себя смелость дописать роман прямо на наших глазах, заверяя нас, что писатель-де рассказал сюжет будущего романа в переписке с друзьями, в разговоре с сыном или признался священнику на смертном одре. Лингвисты бьются уже многие годы над разгадкой возможного варианта событий, но этих вариантов так много, что прийти к универсальному, удовлетворяющему и тех и других, трудно.

Сюжет книги:

Писатель едва ввёл нас в курс дела и познакомил со всеми действующими лицами, убил героя, выведенного в названии, бросив подозрение на его родного дядю и человека, который только-только приехал в его город из Индии.

Один – уважаемый всеми гражданин. Другой – чернокожий индус горячей крови, несдержанный и прямой, никому не известный сирота. Естественно, произошёл конфликт. Естественно, в ссоре замешана женщина. И опять естественно, все герои с тёмным прошлым, тайной рождения, и не те за кого себя выдают. Это всё так типично для романов Диккенса. Но всё-таки есть некоторые инновации – роман нетипично мрачен, полон страшных предчувствий и символов.

О чем книга “Тайна Эдвина Друда”:

Главный герой, Джон Джаспер висит над бездной, его героя снедает страсть к чужой невесте, а частые посещения опиумного притона только усугубляют его состояние и подготавливают к преступлению. Вот так, нарисовав общую картину, заинтриговав и озадачив, Диккенс оставляет нам право домыслить за него самый главный труд его жизни. Периодически возникают охотники это сделать, иногда представив сразу несколько вариантов разрешения труднейшей загадки. Что-то в этом роде я ждала от BBC и на этот раз. Но, к счастью, они пошли другим путём, не стали делать акценты на всех таинственных персонажах истории, а сосредоточились на нескольких, приведя нас к единственно возможному, по их мнению, решению. Если учесть, что серий всего две, то это абсолютно правильное решение, иначе фильм превратился бы в неудобоваримую кашу из сплошных загадок.

Сценарий по незаконченному роману Чарльза Диккенса:

Итак, Гвинет Хьюз, писательница детективных романов, взялась написать сценарий и сделала это, на мой взгляд, блестяще! Затаив дыхание смотришь этот готический триллер и жаждешь только одного, чтобы он не кончался – две серии слишком мало для Диккенса. Вы всё увидите сами, но хочется сказать несколько слов об изумительной актёрской команде, лишний раз подтверждающей аксиому – лучшие в мире актёры живут в Британии и Ирландии. Все до единой роли сыграны вдохновенно и страстно.

Актеры сериала и характеры их персонажей:

Молодой Эдвин Друд в исполнении Фредди Фокса это баловень судьбы, принимающий все её подарки как данность, не задумывающийся над чувствами людей живущих рядом и, в то же время, миляга, не любить которого невозможно.

Хороша Тэмзин Мёрчант в роли Розы Бад. Мне понадобилось время, чтобы оценить её своеобразную красоту, о которой говорят все мужчины в фильме. Кстати, эта актриса сыграла в последнем фильме «Джейн Эйр» сестру Сент-Джона, Мэри Риверс, а также сестру мистера Дарси в «Гордости и предубеждении» 2005 года. Её Роза это девушка, задающая себе много вопросов, для неё невозможен брак без любви, она никогда не станет покорной женой и игрушкой в руках мужчины.

Изумителен Рори Киннер в роли преподобного Септимуса Криспаркера, в нём столько нюансов, интересных деталей. Взять хотя бы его увлечение спортом. Священник в боксёрских перчатках, это очень интересный ход.

Его диалоги с матерью (Джулия Маккензи) полны юмора и совершенной гармонии.

Невозможно пройти мимо опекуна Розы мистера Грюджиуса в исполнении замечательного Алана Армстронга, знакомого всем по роли Флинтуинча в «Крошке Доррит».

С каждым появлением на экране Рона Кука в образе кладбищенского сторожа Дёрдлса осознаёшь, что такое великий талант перевоплощения и вживания в роль. Он играет пьяницу, пропившего всё на свете кроме человеческого достоинства, и Рон Кук сумел это донести.

Дёрдлс изумителен в паре со своим маленьким другом Депьюти. Когда вы увидите маленького беспризорника, услышите его речь, ваше сердце будет покорено навеки. Крошка Депьюти в исполнении Эльфи Дэвиса воистину самый диккенсовский персонаж в этой истории.


Поразительно сыграны брат и сестра Лэндлис: Невилл – Саша Дхван и Хелена – Амбер Роуз Рева. В них столько оскорблённой гордости, сдерживаемой страсти и тайны, что хватило бы не на две серии, это уж точно.

Главный герой в сериале Эдвин Друд:

Я намеренно оставила главного героя напоследок, потому что боялась, что после эпитетов в адрес Мэттью Риза в роли Джона Джаспера мне просто будет нечего сказать о его партнёрах. Риз поразительный, великолепный, актёр, умеющий передать тончайшие движения души своего измученного несчастного героя.

Читайте также:  Воительница - краткое содержание повести Лескова (сюжет произведения)

Он вызывает жалость, сочувствие и симпатию, что вряд ли задумывал Диккенс. Но так его играет Мэттью Риз (“Этот красавчик Браммел“), и я в плену его сумасшедшего обаяния и, вопреки всему, хотела ему только счастья и успокоения от терзающих его бедную душу демонов. Он царит в этом фильме, он центр притяжения, он омут, в который хочется заглянуть, не думая о последствиях. Такого страстного персонажа я не видела на экране давным-давно. И если вспомнить учителя Брэдли Хедстоуна из «Нашего общего друга», то истоки Джаспера вполне понятны: женщина, которая стала наваждением, неосознанно разбудила в герое самые чёрные силы, самые низменные инстинкты, сделав его убийцей. Интересно, что Мэттью Риз играет в другом ожидаемом проекте английской классики «Козёл отпущения» Дафны Дю Морье. Заранее предвкушаю его триумф в роли близнецов. Уверена, что после «Тайны Эдвина Друда» он и у вас займёт почётное место в списке любимых актёров.


Итак, если вы думаете, что хорошо знаете Диккенса, предлагаю проверить свои ощущения в его новом мире, где только тени, галлюцинации и мрачные тайны.

Чарльз Диккенс – Тайна Эдвина Друда

Чарльз Диккенс – Тайна Эдвина Друда краткое содержание

Тайна Эдвина Друда читать онлайн бесплатно

ТАЙНА ЭДВИНА ДРУДА

Башня старинного английского собора? Откуда тут взялась башня английского собора? Так хорошо знакомая, квадратная башня — вон она высится, серая и массивная, над крышей собора… И еще какой-то ржавый железный шпиль — прямо перед башней… Но его же на самом деле нет! Нету такого шпиля перед собором, с какой стороны к нему ни подойди. Что это за шпиль, кто его здесь поставил? А может быть, это просто кол, и его тут вбили по приказанию султана, чтобы посадить на кол, одного за другим, целую шайку турецких разбойников? Ну да, так оно и есть, потому что вот уже гремят цимбалы, и длинное шествие — сам султан со свитой — выходит из дворца… Десять тысяч ятаганов сверкают на солнце, трижды десять тысяч алмей[1] усыпают дорогу цветами. А дальше белые слоны — их столько, что не счесть — в блистающих яркими красками попонах, и несметные толпы слуг и провожатых… Однако башня английского собора по-прежнему маячит где-то на заднем плане — где она быть никак не может — и на колу все еще не видно извивающегося в муках тела… Стой! А не может ли быть, что этот шпиль — это предмет самый обыденный — всего-навсего ржавый шип на одном из столбиков расхлябанной и осевшей кровати? Сонный смех сопровождает эти догадки и размышления.

Человек, чье разорванное сознание медленно восстанавливалось, выплывая из хаоса фантастических видений, приподнялся, наконец, дрожа всем телом; опершись на руки, он огляделся кругом. Он в тесной жалкой комнатушке с нищенским убранством. Сквозь дырявые занавески на окнах с грязного двора просачивается тусклый рассвет. Он лежит одетый, поперек неопрятной кровати, которая и в самом деле осела под тяжестью, ибо на ней — тоже поперек, а не вдоль, и тоже одетые, лежат еще трое: китаец, ласкар[2] и худая изможденная женщина. Ласкар и китаец спят — а может быть, это не сон, а какое-то оцепенение; женщина пытается раздуть маленькую, странного вида, трубку. При этом она заслоняет чашечку костлявой рукой и в предрассветном сумраке рдеющий уголек бросает на нее отблески, словно крошечная лампа; и пробудившийся человек видит ее лицо.

— Еще одну? — спрашивает она жалобным хриплым шепотом. — Дать вам еще одну?

Он озирается, прижимая руку ко лбу.

— Вы уже пять выкурили с полуночи, как пришли, — продолжает женщина с той же, видимо привычной для нее, жалобной интонацией. — Ох, горюшко мне, горе, голова у меня все болит. Эти двое уж после вас пришли. Ох, горюшко, дела-то плохи, плохи, хуже некуда. Забредет китаец какой из доков, да вот ласкар, а новых кораблей, говорят, сейчас и не ждут. Ну вот тебе, милый, трубочка! Ты только не забудь — цена-то сейчас на рынке страх какая высокая! За этакий вот наперсток — три шиллинга шесть пенсов, а то и больше еще сдерут! И не забывай, голубчик, что только я одна знаю, как смешивать — ну и еще Джек-китаец на той стороне двора, только где ему до меня! Он так не сумеет! Так уж ты заплати мне как следует, ладно?

Говоря, она раздувает трубку, а иногда и сама затягивается, вбирая при этом немалую долю ее содержимого.

— Ох, беда, беда, грудь у меня слабая, грудь у меня больная! Ну вот, милый, почти уж и готово. Ах, горюшко, эк рука-то у меня дрожит, словно вот-вот отвалится. А я смотрю на тебя, вижу, ты проснулся, ну, думаю, надо ему еще трубочку изготовить. А уж он попомнит, какой опиум сейчас дорогой, заплатит мне как следует. Ох, головушка моя бедная! Я трубки делаю из чернильных склянок, малюсеньких, что по пенни штука, вот как эта, видишь, голубчик? А потом прилажу к ней чубучок, вот этак, а смесь беру этой вот роговой ложечкой, вот так, ну и все, вот и готово. Ох, нервы у меня! Я ведь шестнадцать лет пила горькую, а потом вот за это взялась. Ну да от этого вреда нету. А коли и есть, так самый маленький. Зато голода не чувствуешь и тратиться на еду не надо.

Читайте также:  Заколдованная буква - краткое содержание рассказа Драгунского (сюжет произведения)

Она подает наполовину опустевшую трубку и, откинувшись на постель, переворачивается вниз лицом.

Пошатываясь, он встает, кладет трубку на очаг, раздвигает рваные занавески и с отвращением оглядывает троих лежащих. Он отмечает про себя, что женщина от постоянного курения опиума приобрела странное сходство с китайцем. Очертания его щек, глаз, висков, его цвет кожи повторяются в ней. Китаец делает судорожные движения — быть может, борется во сне с каким-нибудь из своих многочисленных богов или демонов — и злобно скалит зубы. Ласкар ухмыляется; слюни текут у него изо рта. Женщина лежит неподвижно.

Пробудившийся человек смотрит на нее сверху вниз, стоя возле кровати; потом, нагнувшись, поворачивает к себе ее голову.

— Какие видения ее посещают? — раздумывает он, вглядываясь в ее лицо. — Что грезится ей? Множество мясных лавок и трактиров, где без ограничений отпускают в кредит? Толпа посетителей в ее гнусном притоне, новая кровать взамен этого мерзкого одра, чисто подметенный двор вместо зловонной помойки за окном? Выше этого ей все равно не подняться, сколько ни выкури она опиума! Что.

Он нагибается еще ниже, вслушиваясь в ее бормотание.

— Нет, ничего нельзя понять!

Он опять смотрит на нее: по временам ее всю словно встряхивает во сне; судорожные подергивания сотрясают ее лицо и тело — так иногда ночью от беглых молний содрогается темное небо; и это, видимо, заражает его — настолько, что он вынужден отойти к облезлому креслу у очага, поставленному там, возможно, именно на такой случай, и посидеть, крепко ухватившись за ручки, пока ему не удается одолеть злого духа подражания. Потом он опять подходит к кровати, хватает китайца за горло и поворачивает его лицом к себе. Китаец противится, пытается отодрать его руки, хрипит и что-то бормочет.

— Что. Что ты говоришь?

Минута настороженного ожидания.

— Нет, нельзя понять!

Сдвинув брови, внимательно вслушиваясь в несвязный лепет, он медленно разжимает руки. Затем оборачивается к ласкару и попросту сбрасывает его с кровати. Грохнувшись об пол, тот приподнимается, сверкает глазами, делает яростные жесты, замахивается воображаемым ножом. И тут выясняется, что женщина еще раньше, безопасности ради, отобрала у него нож; ибо теперь она тоже вскакивает, кричит, унимает его, и, когда, наконец, оба рядом валятся на пол, вновь охваченные сном, нож ясно обозначается не у него, а у нее под платьем.

Шуму и крику было довольно, но трудно было что-либо во всем этом разобрать. Если и прорывались отдельные слова, то без смысла и связи. Поэтому третий, пристально следивший за ними, выводит прежнее свое заключение:

— Нет, ничего нельзя понять! — Он говорит это с удовлетворенным кивком головы и с мрачной усмешкой. Затем кладет на стол горсть серебряных монет, отыскивает свою шляпу, ощупью спускается по выбитым ступенькам, попутно пожелав доброго утра привратнику, воюющему с крысами в темной своей каморке под лестницей, и исчезает.

В тот же день под вечер массивная серая башня предстает издали глазам утомленного путника. Колокола звонят к вечерне, и, должно быть, ему непременно нужно на ней присутствовать, ибо, ускоряя шаги, он спешит к открытым дверям собора. Когда он входит, певчие уже надевают свои запачканные белые стихари; он достает собственный свой стихарь и, накинув его, присоединяется к выходящей из ризницы процессии. Затем ризничий запирает решетчатую дверь, певчие торопливо расходятся по местам и, склонив головы, закрывают лицо руками. И через миг первые слова песнопения: «Когда прийдет нечестивый», будят в вышине под сводами и среди балок крыши грозные отголоски, подобные дальним раскатам грома.

Настоятель — и прочие

Кто наблюдал когда-нибудь грача, эту степенную птицу, столь сходную по внешности с особой духовного звания, тот видел наверно не раз, как он, в компании таких же степенных, клерикального вида, сотоварищей, стремит в конце дня свой полет на ночлег, к гнездовьям; и как при этом два грача вдруг отделяются от остальных и, пролетев немного назад, задерживаются там и неизвестно почему медлят; так что невольно приходит мысль, что по каким-то тайным соображениям, продиктованным, быть может, высшей политикой грачиной стаи, эти два хитреца умышленно делают вид, будто не имеют с ней ничего общего.

Так и здесь, после того как кончилось богослужение в старинном соборе с квадратной башней и певчие, толкаясь, высыпали из дверей, и разные почтенные особы, видом весьма напоминающие грачей, разбрелись по домам, двое из них поворачивают назад и неторопливо прохаживаются по обнесенному оградой гулкому двору собора.

Не только день, но и год идет к концу. Яркое и все же холодное солнце висит низко над горизонтом за развалинами монастыря, и дикий виноград, оплетающий стену собора и уже наполовину оголенный, роняет темно-красные листья на потрескавшиеся каменные плиты дорожек. Днем был дождь, и теперь под порывами ветра зябкая дрожь пробегает порой по лужицам в выбоинах камней и по громадным вязам, заставляя их внезапно проливать холодные слезы. Опавшая листва лежит всюду толстым слоем. Несколько листочков робко пытаются найти убежище под низким сводом церковной двери; но отсюда их безжалостно изгоняют, отбрасывая ногами, двое запоздалых молельщиков, которые в эту минуту выходят из собора. Затем один запирает дверь тяжелым ключом, а другой поспешно удаляется, зажимая под мышкой увесистую нотную папку.

Ссылка на основную публикацию