Разливы рек – краткое содержание повести Паустовского (сюжет произведения)

Паустовский разливы рек краткое содержание

Кто истинно любит, тот не ревнует. Главная сущность любви – доверие. Отнимите у любви доверие – вы отнимите у нее сознание собственной ее силы и продолжительности, всю ее светлую сторону, следовательно – все ее величие.

Константин Георгиевич Паустовский родился в Москве, в семье железнодорожного статистика, 19 (31) мая 1892 года. Как вспоминал Паустовский, отец его был протестантом и неисправимым мечтателем, по причине чего часто менял место работы. После череды переездов семья Паустовских поселяется в Киеве. Константин Паустовский в Киеве учился в Первой Киевской классической гимназии. Когда он учился в 6 классе, отец оставляет семью, и юному Косте пришлось зарабатывать на жизнь и учебу самостоятельно, занимаясь репетиторством.

Очень сильное влияние на Паустовского в годы юности оказал Александр Грин. Первый написанный Паустовским рассказ “На воде” (1912), который он написал, последний год учась в гимназии, напечатали в киевском альманахе “Огни”. Паустовский разливы рек краткое содержание После окончании гимназии Константин Паустовский продолжил учебу – сначала в Киевском университете, а через некоторое время перевелся в Московский университет. Грянула Первая Мировая война, и учебу пришлось прервать. Константин Георгиевич становится вожатым в московском трамвайном парке, позже работает на санитарном поезде. В 1915 году вместе с полевым санитарным отрядом Русской Армии отступает по территории Польши и Белоруссии.

Когда на фронте погибли два старших брата, Константин Паустовский возвращается в Москву к матери, но через некотрое время снова начинает скитальческую жизнь. Около года проработал на металлургическом заводе сначала в Екатеринославе, затем в Юзовке, и позже на котельном заводе в Таганроге. В 1916 году становится рыбаком в рыбачьей артели на Азовском море. Проживая в Таганроге, Константин Георгиевич приступил к написанию своего первого романа “Романтики”, содержание и настроение которого полностью соответствовали названию. Паустовский создал увлекательное повествование о годах своей юности.

Во время февральской и октябрьской революции 1917 года Константин Паустовский был в Москве. После становления советской власти, начинает работать журналистом. Но вскоре его снова захватило стремление путешествовать: сначала он уезжает в Киев, куда позже перебирается его мать, а потом Константин Георгиевич оказывается в Одессе, где попадает в круг молодых талантливых писателей – И.Бабеля, Г.Шенгели, И.Ильфа, Э.Багрицкого и других авторов. Через два года в Одессе уезжает в Сухум, после чего перебирается в Батум, и наконец – в Тифлис. Путешествия по Кавказу приводят Константина Паустовского в Армению и позже в северную Персию.

Лишь в 1923 году Константин Паустовский возвращается в Москву и становится редактором РОСТА. В это время было напечатено множество его очерков и рассказов. В 1928 выходит в свет первый сборник рассказов Константина Паустовского – “Встречные корабли”. В тот же год был написан новый роман “Блистающие облака”. Во время написания этого романа Паустовский работал в газете “На вахте”, с которой сотрудничали А. Новиков-Прибой В. Катаев и М. Булгаков, бывший, кстати, одноклассником Константина Паустовского по Первой Киевской гимназии.

В 30-х годах Константин Георгиевич работал журналистом в газете “Правда” и в журналах “30 дней”, “Наши достижения” и других. В эти годы он совершил поездки в Калмыкию, Соликамск, Астрахань и многие другие области страны, объездив значительную ее часть. Впечатления от поездок нашли воплощение во многих в художественных произведениях писателя Паустовский разливы рек краткое содержание . В повести “Кара-Бугаз” (1928) Паустовский рассказывает о разработках залежей глауберовой соли в заливе Каспийского моря настолько же поэтично, как описывал странствия романтичного юноши в первых своих произведениях.

После выхода в печать повести “Кара-Бугаз” Константин Паустовский оставляет службу в редакции и становится профессиональным писателем. Как и раньше, много путешествует, совершая поездки на Украину и Кольский полуостров, на Волгу и Каму, Днепр и Дон, и многие другие великие реки. Посещает Среднюю Азию, Алтай, Крым, Новгород, Псков, Белоруссию и другие места. Но особенно ему полюбился Мещерский край. По словам Николая Георгиевича, именно благодаря среднерусской глубинке им было написано столь много вдохновенных произведений. В годы, когда гремела Великая Отечественная война, Константин Паустовский был военным корреспондентом, и в то же время не прекращал писать рассказы.

В 1950-х годах Паустовский жил в Москве, а также в Тарусе, на Оке. В 1955 году выходит в свет одно из самых известных произведений писателя – “Золотая роза”. В период с 1945 по 1963 годы Николай Паустовский постоянно писал свое самое главное литературное произведение – автобиографическую “Повесть о жизни”, которая состоит из шести книг: “Далекие годы” (в ней особенно много места уделено видению родной природы незамутненным детским взором), “Беспокойная юность”, “Начало неведомого века”, “Время больших ожиданий”, “Бросок на юг”, “Книга скитаний”. В середине 50-х годов 20 века к Николаю Паустовскому пришло настоящее мировое признание, благодаря чему он получил возможность совершать поездки по Европе, и побывал в Польше, Болгарии, Турции, Чехословакии, Греции, Италии, Швеции и других странах. В 1965 достаточно долгое время жил на острове Капри. Полученные от этих путешествий впечатления стали основой цикла рассказов и путевых очерков в 50–60-х годах.

Умер Константин Георгиевич Паустовский в Москве 14 июля 1968 года. Паустовский разливы рек краткое содержание

Каждый восхваляет те добродетели, в которых ему самому нет надобности упражняться: богачи проповедуют бережливость, а бездельники красноречиво распространяются о великом значении труда.

«Разливы рек» – краткое содержание для читательского дневника

Дата создания: 1958.

Тема: судьба великого человека.

Идея: ранняя смерть помешала поэту добиться большего.

Проблематика. Дорог каждый прожитый день, потому что смерть уравнивает всех.

Основные герои: Лермонтов, Щербатова.

Сюжет. В повести описаны несколько дней, которые Лермонтов провел по пути на Кавказ.

Поэт отправляется в свою последнюю ссылку. Его задерживают разливы рек. Приходится часто делать остановки, которым Лермонтов только рад. Раньше он часто любил предрекать свою смерть, но сейчас чувствовал, что она действительно близка.

Остановившись в очередной раз в захолустном городе, Лермонтов скучает. Слуга докладывает ему, что в соседнем номере расположились какие-то офицеры. Поэт равнодушно относится к этому известию и предается воспоминаниям. Сначала в его памяти всплывает утренняя встреча со слепым солдатом, которого сопровождала маленькая девочка. Вид человека, который потерял зрения в бою, а теперь вынужден просить подаяние, наводит Лермонтова на грустные мысли о несчастной России. Эти размышления уводят его еще дальше. Поэт вспоминает о своей встрече с Гоголем. Прославленный писатель сначала с пренебрежением отнесся к молодому поэту. Лермонтов прочитал ему отрывки из своих стихотворений. Гоголь был потрясен. Он даже прослезился и пророчил поэту великое будущее.

Внезапно скука Лермонтова развеивается чьим-то приездом. Он видит в окно, что это – Мария Щербатова, его последняя любовь. В его жизни было много разочарований. Поэт надеется, что с Марией все будет иначе.

Когда Щербатова узнала об отъезде Лермонтова на Кавказ, она приняла решение сменить Петербург на родную Украину. Их встреча в пути была совершенно случайна. Свободный день, когда вокруг нет никого из злоязычного светского общества, может не повториться никогда.

Встреча была радостной и грустной одновременно. Мария не могла наглядеться на любимого, ждала от него каких-то главных важных слов. Но Лермонтов был подавлен. Он говорил об обыденных вещах. Отметив, что судьба действительно подарила им один день, поэт сказал, что за ним следят.

Во время встречи на другом конце городка происходит несчастье. Слепой солдат пропивает поданные Лермонтовым деньги. С ним происходит приступ. Умирая, солдат посылает девочку сказать об этом сердобольному барину.

Лермонтов гуляет со Щербатовой. Они забывают обо всем на свете. Единственная неприятность происходит за обедом. Прислуживающая им бригадирша называет Марию женой Лермонтова.

Вернувшись в “номера”, поэт с любимой женщиной встречают девочку. Он говорит им о том, что умер солдат и послал ее сюда. Лермонтов болезненно воспринимает это известие, он приказывает слуге накормить нищенку.

Проходя по коридору, Лермонтов заметил жандармского ротмистра. Извинившись перед Щербатовой, он решил проверить свою догадку. Зайдя к офицерам, поэт предложил ротмистру сыграть один раз в карты на тысячу. Его пытались вывести из себя, но Лермонтов вел себя очень хладнокровно, чем смутил пьяных офицеров. Выиграв у ротмистра, поэт покинул пьяное общество. Теперь он был уверен, что за ним ведется слежка.

К себе в номер Лермонтов вернулся вечером. На него внезапно навалился приступ тяжелого гнева. Прогнав слугу, он вновь предался грустным воспоминаниям. Из этого состояния его вывела Мария. Она забрал девочку к себе и пригласила поэта зайти посмотреть на нее.

На следующий день Лермонтов со Щербатовой пошли проститься с солдатом. Похороны вызвали у них тяжелые мысли. Мария думала о бесцельности своей жизни, поэт – о возможной скорой смерти. Общая мысль была о двух счастливых днях и о предстоящей неизбежной разлуке.

Влюбленные расстались. Щербатова взяла девочку с собой. Начавшаяся гроза стала причиной очередной остановки для нее и для Лермонтова. Только на этот раз в разных местах.

Поэт остановился в небольшой станице и прожил там два дня. Все это время он постоянно писал, вспоминая о любимой. Жандармский ротмистр был здесь же. В последний вечер поэт посетил свадьбу. Возвращаясь к себе, Лермонтов столкнулся со странным человеком, загородившим ему дорогу. Оттолкнув нахала, поэт пошел дальше. За его спиной раздался выстрел, пуля прошла совсем рядом. Смерть напоминала о себе на каждом шагу.

После двух счастливых дней судьба отмерила Лермонтову небольшой, но насыщенный событиями срок. Его жизнь оборвалась после рокового выстрела Мартынова. Умирая, поэт увидел склонившуюся над ним Марию, которой он сказал: “. я буду жить вечно”.

Отзыв о произведении. Автор изображает последние, по его мнению, два счастливых дня из жизни Лермонтова. Поэт был отвергнут высшим обществом. Лишь одна Мария Щербатова давала ему надежду на счастье. Очень символична судьба и смерть солдата, которая наводит Лермонтова на мысль: “Может быть, это и моя последняя весна”.

Константин Паустовский – Разливы рек

Константин Паустовский – Разливы рек краткое содержание

Разливы рек читать онлайн бесплатно

Поручик Тенгинского пехотного полка Лермонтов ехал на Кавказ, в ссылку, в крепость Грозную.

Весна выдалась не похожая на обыкновенные русские весны. Поздно распустились деревья, поздно цвела по заглохшим уездным садам черемуха. И реки запоздали и долго не могли войти в берега.

Разливы задерживали Лермонтова. Приходилось дожидаться паромов, а иной раз, если паром был поломан или ветер разводил на разливе волну, даже останавливаться на день-два в каком-нибудь захолустном городке.

Лермонтов равнодушно слушал жалобы проезжающих на высокую воду и дрянные отечественные дороги. Он был рад задержкам. Куда было скакать сломя голову? Под чеченскую пулю?

Впервые за последние годы он с тревогой думал о смерти. Прошло мальчишеское время, когда ранняя гибель казалась– ему заманчивым исходом в жизни. Никогда еще ему так не хотелось жить, как сейчас.

Все чаще вспоминались слова: «И может быть, на мой закат печальный блеснет любовь улыбкою прощальной». Он был бесконечно благодарен Пушкину за эти строки. Может быть, он еще увидит в жизни простые и прекрасные вещи и услышит речи бесхитростные, как утешения матери. И тогда раскроется сердце и он поймет наконец, какое оно, это человеческое счастье.

Городок, где пришлось задержаться из-за гнилого парома, был такой маленький, что из комнаты в «Номерах для проезжающих» можно было рассмотреть совсем рядом – рукой подать – поля, дуплистые ивы по пояс в воде и заречную деревню. Ее избы чернели на просыхающем откосе, как стая грачей. Навозный дымок курился над ними.

Из окна было слышно, как далеко, за краем туманной земли, поет, ни о чем не тревожась, пастуший рожок.

– Когда пройдет это кружение сердца? – спросил себя Лермонтов и усмехнулся. Он снял пыльный мундир и бросил на стул. – Круженье сердца! Кипенье дум! Высокие слова! Но иначе как будто и не скажешь.

– Тут какие-то офицеры картежные стоят, – доложил он Лермонтову. – В этих номерах. Хрипуны, охальники – не дай бог! Про вас спрашивали.

– Будет врать! Откуда они меня знают?

– Ваша личность видная. Играть с ними будете? Ай нет?

– А то я вам мундир почищу. В каком мундире к столу сесть совестно. Одна пыль!

– Не трогай мундир! – приказал Лермонтов и добавил, ничуть не сердясь, а даже с некоторым любопытством: – Станешь ты меня слушать или нет?

Читайте также:  Краткое содержание сказок Перро

– Как придется, – уклончиво ответил слуга. – Я перед вашей бабкой Евангелие целовал за вами смотреть.

– Знаешь что, – спокойно сказал Лермонтов, – ступай ты подальше! Надоел.

Слуга вышел. Лермонтов расстегнул рубаху, лег на шаткую койку и закинул руки за голову.

В дощатом домишке рядом с «номерами» сидел у окна худой паренек и вот уже который час наигрывал на гармонике один и тот же мотив, – должно быть, совсем ошалел от скуки: «Ах ты, барыня-сударыня моя! Ах ты, барыня-сударыня моя! Ах ты, барыня-сударыня моя!»

Лермонтов слушал, глядя сумрачными глазами на стену. Там было старательно выведено синим карандашом: «Пристанище для путешествующих по державе Российской».

Российская держава, Россия! Нескладная родная страна!

Утром Лермонтову встретился на улице слепой солдат. Он просил милостыню. Солдата вела за руку девочка лет четырнадцати, вся в лохмотьях. Сквозь грязную рвань просвечивало ее детское нежное тело.

– Кем он тебе приходится, этот солдат? – спросил Лермонтов девочку.

– Да никем. Я сирота. А ему пушечным огнем глаза выжгло.

– В бою под Тарутином! – хрипло прокричал солдат. По его зажатым воспаленным векам ползали мухи, но солдат их не отгонял.

«Ах ты, барыня-сударыня моя! Ах ты, барыня-сударыня моя!» – повизгивала гармоника.

Лермонтов дал солдату полтинник.

Слуга лежал на подоконнике в «номерах» и смотрел на улицу.

– Напрасно вы их балуете, Михаил Юрьевич, – сказал он укоризненно из окна.

– Помалкивай, пока я тебя не отправил в Тарханы!

Да, Россия… В Москве, на вечере у Погодина, Лермонтов впервые встретился с Гоголем. Гости сидели в саду. В этот день было народное гулянье. Из-за кирпичной ограды проникал с бульвара запах пропотевшего ситца. Пыль, золотясь от вечерней зари, оседала на деревьях.

Гоголь, прищурив глаза, долго смотрел на Лермонтова – чуть сутуловатого офицера – и лениво говорил, что Лермонтов, очевидно, не знает русского народа, так как привык вращаться в свете. «Попейте кваску с мужиками, поспите в курной избе рядом с телятами, поломайте поясницу на косьбе – тогда, пожалуй, вы сможете – и то в малой мере – судить о доле народа».

Лермонтов вежливо промолчал. Это Гоголю не понравилось.

Лермонтов был удивлен разговорами Гоголя, его брюзгливым голосом. За ужином Гоголь долго выбирал, помахивая в воздухе вилкой, в какой соленый груздь эту вилку вонзить.

Одно было ясно Лермонтову; Гоголь им пренебрегал. «Способный, конечно, юноша. Написал превосходные стихи на смерть Александра Сергеевича. Но мало ли кому удаются хорошие стихи! Писательство – это богослужение, тяжкая схима. А офицер этот никак не похож на схимника».

В ответ Гоголю Лермонтов, выждав время, прочел отрывок из «Мцыри»,

– Еще что-нибудь, – приказал Гоголь.

Тогда Лермонтов прочел посвящение Марии Щербатовой:

На светские цепи,
На блеск утомительный бала
Цветущие степи
Украины она променяла…

Гоголь слушал, сморщив лицо, ковырял носком сапога песок у себя под ногами, потом сказал с недоумением:

– Так вот вы, оказывается, какой! Пойдемте!

Они ушли в темную аллею. Никто не пошел вслед за ними. Гости сидели в креслах на террасе. Обгорали на свечах зеленые прозрачные мошки. На бульваре лихо позванивала карусель.

В аллее Гоголь остановился и повторил:

Как ночи Украины,
В мерцании звезд незакатных,
Исполнены тайны
Слова ее уст ароматных…

Он схватил Лермонтова за руку и зашептал:

– «Ночи Украины, в мерцании звезд незакатных…» Боже мой, какая прелесть! Заклинаю вас: берегите свою юность.

Гоголь сел на скамью, вынул из кармана клетчатый платок и прижал его к лицу. Лермонтов молчал. Гоголь слабо махнул ему рукой, и Лермонтов, стараясь не шуметь, ушел в глубину сада, легко перелез через ограду и Есриулся к себе.

За окном прогремели по булыжникам колеса, брякнул и замолк колокольчик под дугой, захрапели лошади; топоча сапогами, скатился по лестнице гостиничный слуга, знакомая девочка-нищенка пропела серебряным голосом: «Барыня-красавица, подайте копеечку убогому слепцу-кавалеру», и гармоника споткнулась и затихла. Кто-то новый приехал в гостиницу. Лермонтов встал с койки и подошел к окну.

Из запыленной коляски выходила, слегка подобрав дорожное платье, Мария Щербатова – высокая, тонкая, с бронзовым блеском в волосах. Лермонтов отшатнулся от окна. Откуда она здесь, в этом заштатном городке? Так недавно еще он расстался с ней в Петербурге.

Любила ли она его? Он не знал. Вообще он не знал, любил ли его по-настоящему хоть кто-нибудь в жизни. Все привязанности кончались обманом. Наталья Ивановна променяла его на проворовавшегося офицера, Лопухина вышла замуж за богача.

Как же Щербатова попала сюда? В Петербурге она ничего не говорила ему об этой поездке. Потом он вспомнил: городок этот лежал по пути на ее Украину. Какой все же славный городок! Там, в степях Заднепровья, выросла эта юная женщина с лазурными глазами.

Любила ли она его, он не знал. Но он, если бы мог, подарил ей всю землю. Вся теплота этой любви сосредоточилась в нем одном. Он берег ее, он жил с ней одиноко и счастливо.

Он был благодарен за это Щербатовой. Неважно, знала она об этом или нет. Достаточно того, что она жила и случай столкнул их на несхожих житейских дорогах.

Он позвал слугу и велел получше почистить мундир.

Мария Щербатова была здесь! Он слышал ее голос в пропахшем кислыми щами коридоре, шум ее платья, знакомые шаги, хлопанье рассохшихся дверей, свежий плеск воды в тазу, запах лавандовых духов. И наконец он услышал заглушённые слова, каких ждал с той минуты, когда увидел ее выходящей из коляски:

– Неужели Михаил Юрьевич здесь? Вот забавный случай! Тогда передай ему вот это.

«Вот это» было запиской, наспех набросанной на клочке бумаги. Ее принес слуга.

В записке было два слова:

Никакие слова не казались ему такими зовущими и ласковыми, как два этих маленьких слова.

Марии Щербатовой тоже казалось, что впервые в жизни она написала такие удивительные и важные слова.

В них было все смятение ее любви, утаенной печали. С детства она верила в счастливые неожиданности, ждала их, но ожидание это никогда не сбывалось. Ничего, кроме горечи, ие приносило это ожидание. А вот сейчас – сбылось!

Еще там, в Петербурге, узнав о ссылке Лермонтова, Щербатова решила тотчас уехать к себе на Украину. Нет, еще бьется сердце, b она не променяла цветущие украинские степи на мертвую суету Петербурга. Он был не прав, когда упрекал ее в этом.

Константин Паустовский – Разливы рек

Константин Паустовский – Разливы рек краткое содержание

Разливы рек читать онлайн бесплатно

Поручик Тенгинского пехотного полка Лермонтов ехал на Кавказ, в ссылку, в крепость Грозную.

Весна выдалась не похожая на обыкновенные русские весны. Поздно распустились деревья, поздно цвела по заглохшим уездным садам черемуха. И реки запоздали и долго не могли войти в берега.

Разливы задерживали Лермонтова. Приходилось дожидаться паромов, а иной раз, если паром был поломан или ветер разводил на разливе волну, даже останавливаться на день-два в каком-нибудь захолустном городке.

Лермонтов равнодушно слушал жалобы проезжающих на высокую воду и дрянные отечественные дороги. Он был рад задержкам. Куда было скакать сломя голову? Под чеченскую пулю?

Впервые за последние годы он с тревогой думал о смерти. Прошло мальчишеское время, когда ранняя гибель казалась– ему заманчивым исходом в жизни. Никогда еще ему так не хотелось жить, как сейчас.

Все чаще вспоминались слова: «И может быть, на мой закат печальный блеснет любовь улыбкою прощальной». Он был бесконечно благодарен Пушкину за эти строки. Может быть, он еще увидит в жизни простые и прекрасные вещи и услышит речи бесхитростные, как утешения матери. И тогда раскроется сердце и он поймет наконец, какое оно, это человеческое счастье.

Городок, где пришлось задержаться из-за гнилого парома, был такой маленький, что из комнаты в «Номерах для проезжающих» можно было рассмотреть совсем рядом – рукой подать – поля, дуплистые ивы по пояс в воде и заречную деревню. Ее избы чернели на просыхающем откосе, как стая грачей. Навозный дымок курился над ними.

Из окна было слышно, как далеко, за краем туманной земли, поет, ни о чем не тревожась, пастуший рожок.

– Когда пройдет это кружение сердца? – спросил себя Лермонтов и усмехнулся. Он снял пыльный мундир и бросил на стул. – Круженье сердца! Кипенье дум! Высокие слова! Но иначе как будто и не скажешь.

– Тут какие-то офицеры картежные стоят, – доложил он Лермонтову. – В этих номерах. Хрипуны, охальники – не дай бог! Про вас спрашивали.

– Будет врать! Откуда они меня знают?

– Ваша личность видная. Играть с ними будете? Ай нет?

– А то я вам мундир почищу. В каком мундире к столу сесть совестно. Одна пыль!

– Не трогай мундир! – приказал Лермонтов и добавил, ничуть не сердясь, а даже с некоторым любопытством: – Станешь ты меня слушать или нет?

– Как придется, – уклончиво ответил слуга. – Я перед вашей бабкой Евангелие целовал за вами смотреть.

– Знаешь что, – спокойно сказал Лермонтов, – ступай ты подальше! Надоел.

Слуга вышел. Лермонтов расстегнул рубаху, лег на шаткую койку и закинул руки за голову.

В дощатом домишке рядом с «номерами» сидел у окна худой паренек и вот уже который час наигрывал на гармонике один и тот же мотив, – должно быть, совсем ошалел от скуки: «Ах ты, барыня-сударыня моя! Ах ты, барыня-сударыня моя! Ах ты, барыня-сударыня моя!»

Лермонтов слушал, глядя сумрачными глазами на стену. Там было старательно выведено синим карандашом: «Пристанище для путешествующих по державе Российской».

Российская держава, Россия! Нескладная родная страна!

Утром Лермонтову встретился на улице слепой солдат. Он просил милостыню. Солдата вела за руку девочка лет четырнадцати, вся в лохмотьях. Сквозь грязную рвань просвечивало ее детское нежное тело.

– Кем он тебе приходится, этот солдат? – спросил Лермонтов девочку.

– Да никем. Я сирота. А ему пушечным огнем глаза выжгло.

– В бою под Тарутином! – хрипло прокричал солдат. По его зажатым воспаленным векам ползали мухи, но солдат их не отгонял.

«Ах ты, барыня-сударыня моя! Ах ты, барыня-сударыня моя!» – повизгивала гармоника.

Лермонтов дал солдату полтинник.

Слуга лежал на подоконнике в «номерах» и смотрел на улицу.

– Напрасно вы их балуете, Михаил Юрьевич, – сказал он укоризненно из окна.

– Помалкивай, пока я тебя не отправил в Тарханы!

Да, Россия… В Москве, на вечере у Погодина, Лермонтов впервые встретился с Гоголем. Гости сидели в саду. В этот день было народное гулянье. Из-за кирпичной ограды проникал с бульвара запах пропотевшего ситца. Пыль, золотясь от вечерней зари, оседала на деревьях.

Гоголь, прищурив глаза, долго смотрел на Лермонтова – чуть сутуловатого офицера – и лениво говорил, что Лермонтов, очевидно, не знает русского народа, так как привык вращаться в свете. «Попейте кваску с мужиками, поспите в курной избе рядом с телятами, поломайте поясницу на косьбе – тогда, пожалуй, вы сможете – и то в малой мере – судить о доле народа».

Лермонтов вежливо промолчал. Это Гоголю не понравилось.

Лермонтов был удивлен разговорами Гоголя, его брюзгливым голосом. За ужином Гоголь долго выбирал, помахивая в воздухе вилкой, в какой соленый груздь эту вилку вонзить.

Одно было ясно Лермонтову; Гоголь им пренебрегал. «Способный, конечно, юноша. Написал превосходные стихи на смерть Александра Сергеевича. Но мало ли кому удаются хорошие стихи! Писательство – это богослужение, тяжкая схима. А офицер этот никак не похож на схимника».

В ответ Гоголю Лермонтов, выждав время, прочел отрывок из «Мцыри»,

– Еще что-нибудь, – приказал Гоголь.

Тогда Лермонтов прочел посвящение Марии Щербатовой:

На светские цепи,
На блеск утомительный бала
Цветущие степи
Украины она променяла…

Гоголь слушал, сморщив лицо, ковырял носком сапога песок у себя под ногами, потом сказал с недоумением:

– Так вот вы, оказывается, какой! Пойдемте!

Они ушли в темную аллею. Никто не пошел вслед за ними. Гости сидели в креслах на террасе. Обгорали на свечах зеленые прозрачные мошки. На бульваре лихо позванивала карусель.

Читайте также:  Дом - краткое содержание романа Абрамова (сюжет произведения)

В аллее Гоголь остановился и повторил:

Как ночи Украины,
В мерцании звезд незакатных,
Исполнены тайны
Слова ее уст ароматных…

Он схватил Лермонтова за руку и зашептал:

– «Ночи Украины, в мерцании звезд незакатных…» Боже мой, какая прелесть! Заклинаю вас: берегите свою юность.

Гоголь сел на скамью, вынул из кармана клетчатый платок и прижал его к лицу. Лермонтов молчал. Гоголь слабо махнул ему рукой, и Лермонтов, стараясь не шуметь, ушел в глубину сада, легко перелез через ограду и Есриулся к себе.

За окном прогремели по булыжникам колеса, брякнул и замолк колокольчик под дугой, захрапели лошади; топоча сапогами, скатился по лестнице гостиничный слуга, знакомая девочка-нищенка пропела серебряным голосом: «Барыня-красавица, подайте копеечку убогому слепцу-кавалеру», и гармоника споткнулась и затихла. Кто-то новый приехал в гостиницу. Лермонтов встал с койки и подошел к окну.

Из запыленной коляски выходила, слегка подобрав дорожное платье, Мария Щербатова – высокая, тонкая, с бронзовым блеском в волосах. Лермонтов отшатнулся от окна. Откуда она здесь, в этом заштатном городке? Так недавно еще он расстался с ней в Петербурге.

Любила ли она его? Он не знал. Вообще он не знал, любил ли его по-настоящему хоть кто-нибудь в жизни. Все привязанности кончались обманом. Наталья Ивановна променяла его на проворовавшегося офицера, Лопухина вышла замуж за богача.

Как же Щербатова попала сюда? В Петербурге она ничего не говорила ему об этой поездке. Потом он вспомнил: городок этот лежал по пути на ее Украину. Какой все же славный городок! Там, в степях Заднепровья, выросла эта юная женщина с лазурными глазами.

Любила ли она его, он не знал. Но он, если бы мог, подарил ей всю землю. Вся теплота этой любви сосредоточилась в нем одном. Он берег ее, он жил с ней одиноко и счастливо.

Он был благодарен за это Щербатовой. Неважно, знала она об этом или нет. Достаточно того, что она жила и случай столкнул их на несхожих житейских дорогах.

Он позвал слугу и велел получше почистить мундир.

Мария Щербатова была здесь! Он слышал ее голос в пропахшем кислыми щами коридоре, шум ее платья, знакомые шаги, хлопанье рассохшихся дверей, свежий плеск воды в тазу, запах лавандовых духов. И наконец он услышал заглушённые слова, каких ждал с той минуты, когда увидел ее выходящей из коляски:

– Неужели Михаил Юрьевич здесь? Вот забавный случай! Тогда передай ему вот это.

«Вот это» было запиской, наспех набросанной на клочке бумаги. Ее принес слуга.

В записке было два слова:

Никакие слова не казались ему такими зовущими и ласковыми, как два этих маленьких слова.

Марии Щербатовой тоже казалось, что впервые в жизни она написала такие удивительные и важные слова.

В них было все смятение ее любви, утаенной печали. С детства она верила в счастливые неожиданности, ждала их, но ожидание это никогда не сбывалось. Ничего, кроме горечи, ие приносило это ожидание. А вот сейчас – сбылось!

Еще там, в Петербурге, узнав о ссылке Лермонтова, Щербатова решила тотчас уехать к себе на Украину. Нет, еще бьется сердце, b она не променяла цветущие украинские степи на мертвую суету Петербурга. Он был не прав, когда упрекал ее в этом.

Константин Паустовский – Разливы рек

99 Пожалуйста дождитесь своей очереди, идёт подготовка вашей ссылки для скачивания.

Скачивание начинается. Если скачивание не началось автоматически, пожалуйста нажмите на эту ссылку.

Описание книги “Разливы рек”

Описание и краткое содержание “Разливы рек” читать бесплатно онлайн.

Поручик Тенгинского пехотного полка Лермонтов ехал на Кавказ, в ссылку, в крепость Грозную.

Весна выдалась не похожая на обыкновенные русские весны. Поздно распустились деревья, поздно цвела по заглохшим уездным садам черемуха. И реки запоздали и долго не могли войти в берега.

Разливы задерживали Лермонтова. Приходилось дожидаться паромов, а иной раз, если паром был поломан или ветер разводил на разливе волну, даже останавливаться на день-два в каком-нибудь захолустном городке.

Лермонтов равнодушно слушал жалобы проезжающих на высокую воду и дрянные отечественные дороги. Он был рад задержкам. Куда было скакать сломя голову? Под чеченскую пулю?

Впервые за последние годы он с тревогой думал о смерти. Прошло мальчишеское время, когда ранняя гибель казалась– ему заманчивым исходом в жизни. Никогда еще ему так не хотелось жить, как сейчас.

Все чаще вспоминались слова: «И может быть, на мой закат печальный блеснет любовь улыбкою прощальной». Он был бесконечно благодарен Пушкину за эти строки. Может быть, он еще увидит в жизни простые и прекрасные вещи и услышит речи бесхитростные, как утешения матери. И тогда раскроется сердце и он поймет наконец, какое оно, это человеческое счастье.

Городок, где пришлось задержаться из-за гнилого парома, был такой маленький, что из комнаты в «Номерах для проезжающих» можно было рассмотреть совсем рядом – рукой подать – поля, дуплистые ивы по пояс в воде и заречную деревню. Ее избы чернели на просыхающем откосе, как стая грачей. Навозный дымок курился над ними.

Из окна было слышно, как далеко, за краем туманной земли, поет, ни о чем не тревожась, пастуший рожок.

– Когда пройдет это кружение сердца? – спросил себя Лермонтов и усмехнулся. Он снял пыльный мундир и бросил на стул. – Круженье сердца! Кипенье дум! Высокие слова! Но иначе как будто и не скажешь.

– Тут какие-то офицеры картежные стоят, – доложил он Лермонтову. – В этих номерах. Хрипуны, охальники – не дай бог! Про вас спрашивали.

– Будет врать! Откуда они меня знают?

– Ваша личность видная. Играть с ними будете? Ай нет?

– А то я вам мундир почищу. В каком мундире к столу сесть совестно. Одна пыль!

– Не трогай мундир! – приказал Лермонтов и добавил, ничуть не сердясь, а даже с некоторым любопытством: – Станешь ты меня слушать или нет?

– Как придется, – уклончиво ответил слуга. – Я перед вашей бабкой Евангелие целовал за вами смотреть.

– Знаешь что, – спокойно сказал Лермонтов, – ступай ты подальше! Надоел.

Слуга вышел. Лермонтов расстегнул рубаху, лег на шаткую койку и закинул руки за голову.

В дощатом домишке рядом с «номерами» сидел у окна худой паренек и вот уже который час наигрывал на гармонике один и тот же мотив, – должно быть, совсем ошалел от скуки: «Ах ты, барыня-сударыня моя! Ах ты, барыня-сударыня моя! Ах ты, барыня-сударыня моя!»

Лермонтов слушал, глядя сумрачными глазами на стену. Там было старательно выведено синим карандашом: «Пристанище для путешествующих по державе Российской».

Российская держава, Россия! Нескладная родная страна!

Утром Лермонтову встретился на улице слепой солдат. Он просил милостыню. Солдата вела за руку девочка лет четырнадцати, вся в лохмотьях. Сквозь грязную рвань просвечивало ее детское нежное тело.

– Кем он тебе приходится, этот солдат? – спросил Лермонтов девочку.

– Да никем. Я сирота. А ему пушечным огнем глаза выжгло.

– В бою под Тарутином! – хрипло прокричал солдат. По его зажатым воспаленным векам ползали мухи, но солдат их не отгонял.

«Ах ты, барыня-сударыня моя! Ах ты, барыня-сударыня моя!» – повизгивала гармоника.

Лермонтов дал солдату полтинник.

Слуга лежал на подоконнике в «номерах» и смотрел на улицу.

– Напрасно вы их балуете, Михаил Юрьевич, – сказал он укоризненно из окна.

– Помалкивай, пока я тебя не отправил в Тарханы!

Да, Россия… В Москве, на вечере у Погодина, Лермонтов впервые встретился с Гоголем. Гости сидели в саду. В этот день было народное гулянье. Из-за кирпичной ограды проникал с бульвара запах пропотевшего ситца. Пыль, золотясь от вечерней зари, оседала на деревьях.

Гоголь, прищурив глаза, долго смотрел на Лермонтова – чуть сутуловатого офицера – и лениво говорил, что Лермонтов, очевидно, не знает русского народа, так как привык вращаться в свете. «Попейте кваску с мужиками, поспите в курной избе рядом с телятами, поломайте поясницу на косьбе – тогда, пожалуй, вы сможете – и то в малой мере – судить о доле народа».

Лермонтов вежливо промолчал. Это Гоголю не понравилось.

Лермонтов был удивлен разговорами Гоголя, его брюзгливым голосом. За ужином Гоголь долго выбирал, помахивая в воздухе вилкой, в какой соленый груздь эту вилку вонзить.

Одно было ясно Лермонтову; Гоголь им пренебрегал. «Способный, конечно, юноша. Написал превосходные стихи на смерть Александра Сергеевича. Но мало ли кому удаются хорошие стихи! Писательство – это богослужение, тяжкая схима. А офицер этот никак не похож на схимника».

В ответ Гоголю Лермонтов, выждав время, прочел отрывок из «Мцыри»,

– Еще что-нибудь, – приказал Гоголь.

Тогда Лермонтов прочел посвящение Марии Щербатовой:

На светские цепи,
На блеск утомительный бала
Цветущие степи
Украины она променяла…

Гоголь слушал, сморщив лицо, ковырял носком сапога песок у себя под ногами, потом сказал с недоумением:

– Так вот вы, оказывается, какой! Пойдемте!

Они ушли в темную аллею. Никто не пошел вслед за ними. Гости сидели в креслах на террасе. Обгорали на свечах зеленые прозрачные мошки. На бульваре лихо позванивала карусель.

В аллее Гоголь остановился и повторил:

Как ночи Украины,
В мерцании звезд незакатных,
Исполнены тайны
Слова ее уст ароматных…

Он схватил Лермонтова за руку и зашептал:

– «Ночи Украины, в мерцании звезд незакатных…» Боже мой, какая прелесть! Заклинаю вас: берегите свою юность.

Гоголь сел на скамью, вынул из кармана клетчатый платок и прижал его к лицу. Лермонтов молчал. Гоголь слабо махнул ему рукой, и Лермонтов, стараясь не шуметь, ушел в глубину сада, легко перелез через ограду и Есриулся к себе.

За окном прогремели по булыжникам колеса, брякнул и замолк колокольчик под дугой, захрапели лошади; топоча сапогами, скатился по лестнице гостиничный слуга, знакомая девочка-нищенка пропела серебряным голосом: «Барыня-красавица, подайте копеечку убогому слепцу-кавалеру», и гармоника споткнулась и затихла. Кто-то новый приехал в гостиницу. Лермонтов встал с койки и подошел к окну.

Из запыленной коляски выходила, слегка подобрав дорожное платье, Мария Щербатова – высокая, тонкая, с бронзовым блеском в волосах. Лермонтов отшатнулся от окна. Откуда она здесь, в этом заштатном городке? Так недавно еще он расстался с ней в Петербурге.

Любила ли она его? Он не знал. Вообще он не знал, любил ли его по-настоящему хоть кто-нибудь в жизни. Все привязанности кончались обманом. Наталья Ивановна променяла его на проворовавшегося офицера, Лопухина вышла замуж за богача.

Как же Щербатова попала сюда? В Петербурге она ничего не говорила ему об этой поездке. Потом он вспомнил: городок этот лежал по пути на ее Украину. Какой все же славный городок! Там, в степях Заднепровья, выросла эта юная женщина с лазурными глазами.

Любила ли она его, он не знал. Но он, если бы мог, подарил ей всю землю. Вся теплота этой любви сосредоточилась в нем одном. Он берег ее, он жил с ней одиноко и счастливо.

Он был благодарен за это Щербатовой. Неважно, знала она об этом или нет. Достаточно того, что она жила и случай столкнул их на несхожих житейских дорогах.

Он позвал слугу и велел получше почистить мундир.

Мария Щербатова была здесь! Он слышал ее голос в пропахшем кислыми щами коридоре, шум ее платья, знакомые шаги, хлопанье рассохшихся дверей, свежий плеск воды в тазу, запах лавандовых духов. И наконец он услышал заглушённые слова, каких ждал с той минуты, когда увидел ее выходящей из коляски:

– Неужели Михаил Юрьевич здесь? Вот забавный случай! Тогда передай ему вот это.

«Вот это» было запиской, наспех набросанной на клочке бумаги. Ее принес слуга.

В записке было два слова:

Никакие слова не казались ему такими зовущими и ласковыми, как два этих маленьких слова.

Марии Щербатовой тоже казалось, что впервые в жизни она написала такие удивительные и важные слова.

В них было все смятение ее любви, утаенной печали. С детства она верила в счастливые неожиданности, ждала их, но ожидание это никогда не сбывалось. Ничего, кроме горечи, ие приносило это ожидание. А вот сейчас – сбылось!

Читайте также:  Казаки - краткое содержание повести Толстого (сюжет произведения)

Еще там, в Петербурге, узнав о ссылке Лермонтова, Щербатова решила тотчас уехать к себе на Украину. Нет, еще бьется сердце, b она не променяла цветущие украинские степи на мертвую суету Петербурга. Он был не прав, когда упрекал ее в этом.

Краткое содержание повести «Мещерская сторона» и отзыв для читательского дневника (К. Г. Паустовский)

Автор: Самый Зелёный · Опубликовано 02.12.2019 · Обновлено 02.12.2019

«Мещерская сторона» — это повесть Константина Георгиевича Паустовского о его любимом крае. Он писал: «Самое большое, простое и бесхитростное счастье я нашёл в лесном Мещёрском краю. Средней России — и только ей — я обязан большинством написанных мною вещей». Сюжет произведения строится на описании природы и связанных с нею историй из жизни рассказчика. Многомудрый Литрекон подготовил для Вас краткий пересказ этой повести. Её основные события переданы в сокращении.

Краткий пересказ (1391 слово). Рассказчик начинает повествование с рассказа о красоте Мещерской стороны: зелёные луга, лесные озёра, сосновые боры, стога сена. В одном из таких стогов ему приходилось ночевать. Но в них тепло даже зимой. В этом крае можно не только увидеть прекрасные природные виды, но и послушать цепляющие за душу крики птиц. Чем больше человек проводит в Мещеской стороне, тем сильнее начинает чувствовать это место. Оно находится где-то между Владимиром и Рязанью и простирается на многие километры.

Впервые рассказчик приехал в Мещерскую сторону на поезде из Владимира. Пассажиры сидели с багажом на площадках, потому что места для вещей в вагоне не было. Некоторые люди, чтобы сократить дорогу, сбрасывали свои вещи с поезда и выпрыгивали вслед за ними. Незнающие люди пугались этого зрелища. В поезде рассказчик встретил деда, который рассказывал невиданные вещи — то о найденном скелете оленя с двухметровыми рогами, то о зубах мамонта, то о грибах с человеческую голову.

Чтобы обследовать Мещерский край, рассказчик купил карту. Он не расспрашивал местных, потому что они имели обыкновение путать человека, говоря лишнее или, наоборот, недостаточно. Сначала рассказчика это забавляло, но спустя время он не заметил, как сам стал путать туземцев, с восторгом рассказывая о любимом месте.

Чтобы не заблудиться в лесах, нужно знать приметы. Они связаны со всем: с дымом костра, цветом неба, росой, туманом, яркостью звёзд, голосами птиц. Для жизни в деревне очень важно знать их. Настоящие приметы связаны с временем и погодой. Рассказчик размышляет о том, что в городах давно не используют приметы, потому что их заменяют часы, таблички с названиями улиц, радио.

Исследование незнакомого края следует начинать со знакомства с картой. Она помогает странствовать. В Мещерской стороне можно увидеть реку Оку, болотистую низину, рязанские земли, степи, сосновые леса с торфяными болотами, восемь Боровых озёр. Добраться к ним можно только с помощью компаса и карты. Эти озёра имеют странное свойство — чем меньше озеро, тем оно глубже, и наоборот.

К востоку от озёр лежат мшары — заросшие тысячелетние болота. Они занимают очень большую площадь. В конце сентября рассказчик с попутчиком шёл этими островками к Поганому озеру. Об этом озере ходило много слухов: что там растут поганые грибы с телячью голову и клюква величиной с орех, а также там есть ужасные трясины, затягивающие на дно. Ходила даже легенда, что если женщина посмотрит вглубь озера, тут же упадёт в обморок от страха. Раззадоренные этими рассказами, путники пошли искать озеро. Дорога была длинная и трудная. Они добрались до места — окровавленные и изодранные. С ними был Гайдар. Он нашёл следы лося, которые привели путешественников к водопою. Гайдар пошёл искать Поганое озеро, но не вернулся к закату солнца. Один из путников пошёл с компасом искать Гайдара. Вдруг на болотах раздался звук мотора автомобиля. Все очень удивились. Оказывается, это Гайдар издавал эти звуки. Он рассказал, что не дошёл до озера, потому что оно очень страшное, а вокруг него — погибшие деревья. Компания не осталась ночевать там, а пошла к озеру Сегден, где жил их знакомый Кузьма Зотов. Следующим летом они всё-таки дошли до Поганого озера. Берега он имел плавучие и засасывающие, воду чёрную. Мужики словили там окуней. Все бабы считали их отчаянными и отпетыми.

Солотча — это неглубокая извилистая река. Вода в ней красного цвета. Вторая река называется Пра. Она течёт из северной Мещеры в Оку. В её верховьях стоит ватная фабрика, поэтому дно покрыто толстым слоем чёрной ваты. Также в Мещерской стороне много каналов. Сейчас они заросли болотными травами и заглохли. Если плыть по каналу, то приплывёшь к лесной реке с чистейшей водой. Там на берегах живут водяные крысы, питающиеся рыбой.

В Мещере много лесов. Земля их покрыта мягким мхом, по которому можно ходить, как по ковру. Встречаются леса корабельные, еловые, берёзовые, мачтовые, липовые, сосновые, дубовые. В лесах обитают рыжие муравьи с сильными челюстями, летучие мыши, утки, совы, муравьятники, питающиеся муравьиными яйцами.

Однажды мужчины ночевали у Чёрного озера. Они ловили рыбу с надувной лодки. Вдруг из воды выскочила огромная щука с острым плавником, которым она могла проткнуть лодку. Рассказчик ударил веслом по воде, но это не помогло. Тогда они стали быстро грести к берегу. На берегу стояла волчица с волчатами. Рыба зацепила плавником за весло. Рассказчик бросил в волчицу свинцовым грузилом. Она отскочила и побежала от берега в нору вместе с волчатами. Мужчины выгнали волчицу и перенесли бивак в другое место.

В Мещерской стороне почти у всех озёр вода разного цвета. В Чёрном озере вода чёрна, в Урженском озере — фиолетовая, в Сегдене — жёлтая, в Великом озере — оловянная, в озёрах за рекой Прой — чуть сиреневая. В луговых озёрах летом вода прозрачная, а осенью зеленоватая. Но большинство озёр всё-таки чёрные.

Между Окой и лесами тянутся заливные луга. Среди них есть длинное русло Оки — Прорва. Эта река заглохшая, глубокая, неподвижная и имеет крутые берега. На берегах растут ивы, ежевика, осокоря, шиповник. Один плес на этой реке назван “Фантастической Прорвой” из-за голубых колючек, огромных репейников в два человеческих роста и исполинских грибов. Над Прорвой часто стоит лёгкая дымка. Цвет её меняется в зависимости от времени: утром она голубая, днём — белая, вечером — прозрачная. Каждую ночь рассказчик проводил по несколько дней на Прорве, ночуя в палатке. Под палатку, чтобы было тепло и сухо, он клал сено, которое таскал из ближайшего стога, но потом возвращал его обратно. В палатке мужчина читал, но недолго из-за громких звуков природы. Сон в палатке свежий и крепкий. На рассвете рассказчик умывался в реке, а потом пил крепкий чай. Всё утро он ловил лещей, окуней, щуренков.

Однажды произошло одно рыболовное происшествие на Прорве. Приехал старик и стал ловить рыбу на спиннинг, который презирали местные. У старика, несмотря на дорогую английскую удочку, не получалось словить ничего. А местный мальчик на обыкновенную верёвку ловил очень много рыбы. Старик жаловался на несправедливость судьбы, но на самом деле он был просто очень невезучим. Один раз взяли его местные на озеро Сегден. Там он споткнулся и наступил на яичницу, разбил кувшин с молоком, а потом его ударила по лицу огромная щука. Мужики смеялись над ним.

В лугах очень много озёр с необычными названиями: Хотец с его чёрными дубами на дне; Тишь с вечной тишиной вокруг; Бобровка, на которой раньше жили бобры, а теперь перевелись; глубокая Промоина с капризной рыбой; таинственный Бык, в котором можно встретить и мелководье, и глубокие омуты; Канава с золотыми линями и берегами в пурпурных пятнах от обилия крупных ягод шиповника; Старица с песчаными дюнами вместо берегов, заросшими растениями и травой; Музга с глубиной до двадцати метров; Селянское озеро с чёрной кугой, в которой гнездятся утки; Лангобардское озеро с бородатым сторожем лонгобардом.

В лугах живут болтливые старики. Больше всего они любят говорить о необычных вещах. Рассказчик был знаком с одним из них — ворчливым дедом Степаном, который жил в шалаше у Музги. Один раз ночевал рассказчик у него. Дед рассказывал про то, как у баб от огня черви в глазах заводились, и про девушку с удивительным голосом.

Недалеко от Рязани находится село Солотча. Она славится своими реками, дюнами, сосновыми борами, климатом и электричеством. Рассказчик жил там первый год у старухи Марьи Михайловны. Второй год — в доме Пожалостина, знаменитого гравюра. Рассказчик очень удивился, что в этой далёкой деревне есть его работы. Оказалось, что там не только его работы, но и картины знаменитых художников Архипова, Малявина, скульптуры Голубкина. В Солотче в каждом доме висят картины. Однажды рассказчик встретил тётю Сергея Есенина, знаменитого поэта. На одном из лесных озёр около Солотчи живёт Кузьма Зотов. Был он бедняк, но очень хотел сделать своих детей стоящими людьми. В их избе были и радио, и газеты, и книги. У Кузьмы четверо сыновей. Миша заведовал ихтиологической станцией на озере Великом. Однажды он купил сломанную скрипку, на которой даже не умел играть. Ваня был учителем ботаники и зоологии. Как-то к нему приехал художник с красками Лефранка. Они попали в грозу и потеряли краски. Художник уехал и только через две недели получил письмо от Вани, что краски нашлись.

Дом рассказчика в Мещере — это бывшая баня. Она стоит в густом саду и огорожена от него частоколом, который является отличным средством от котов — они не могут добраться до рыбы. Но вечерами им всё-таки удаётся пролезть через частокол, и они пытаются добраться до кукана. В доме рассказчик ночует редко, потому что большинство ночей проводит на озёрах, а остальные — в беседке. По утрам мужчина обливается водой из колодца, кипятит чай. Потом берёт весла, идёт к реке и плывёт навстречу розовому рассвету.

Рассказчик говорит о том, что нужно любить родной край не только за его природное богатство, не только потому что это наша родина, а за то, что эти места прекрасны. И прелесть эта раскрывается постепенно. Чем дольше находишься на родине, тем больше начинаешь её любить.

Отзыв (281 слово) . Мне понравилась повесть Константина Паустовского «Мещерская сторона». Она заставляет задуматься об окружающем мире и по-новому взглянуть на природу, родной край и его жителей.

Моё впечатление о «Мещерской стороне» сначала было предвзятым. Я думала, что это будет скучная книга, которая будет клонить меня в сон от длинных описаний. Но, к моему удивлению, она оказалась очень интересной и вдохновляющей.

Главная мысль дана автором в конце произведения: родину нужно любить не только за какие-то природные богатства, но за ту прелесть, которая открывается только тем, кто живёт тут долгое время. Так, приезжий старик не может поймать рыбу с навороченным спиннингом, а местный мальчик справляется и верёвкой.

Чему учит автор повести «Мещерская сторона»? Он учит бережно относиться к природе, защищать её. Ведь растения — это наш воздух, а лесные обитатели — наша гордость. Россия — одно из немногих мест с такими природными богатствами. Моё мнение совпадает с мнением автора. Нужно охранять эти нетронутые человеком уголки нашей страны.

Повесть заставляет задуматься об экологии. Люди безответственно относятся к своей планете. Мы используем много одноразовых вещей, бросаем их на землю, а они в свою очередь попадают в водоёмы, животные путают их с едой и умирают. Моё отношение к этому таково: это глобальная проблема, которая требует решения немедленно.

Люди часто не замечают природу родного края. Мораль произведения заключается в том, что для того, чтобы чувствовать себя счастливым человеком, нужно обратить внимание на окружающий мир. Прочувствовать его всем телом, успокоить разум, освободиться от тяжёлых переживаний и стресса.

Эта повесть вдохновила меня своими бесконечными описаниями природы. Я заново влюбилась в деревню, где живу. Захотела сходить в лес, послушать пение птиц и прикоснуться к вековым деревьям. И, конечно же, она подтолкнула меня к защите окружающей среды: отказ от пластика, раздельный сбор мусора, осознанное потребление.

Ссылка на основную публикацию