Поездка в Полесье – краткое содержание рассказа Тургенева (сюжет произведения)

Иван Тургенев – Поездка в Полесье

Иван Тургенев – Поездка в Полесье краткое содержание

Поездка в Полесье – читать онлайн бесплатно полную версию (весь текст целиком)

Поездка в Полесье

Иван Сергеевич Тургенев

Поездка в Полесье

Вид огромного, весь небосклон обнимающего бора, вид “Полесья” напоминает вид моря. И впечатления им возбуждаются те же; та же первобытная, нетронутая сила расстилается широко и державно перед лицом зрителя. Из недра вековых лесов, с бессмертного лона вод поднимается тот же голос: “Мне нет до тебя дела, – говорит природа человеку, – я царствую, а ты хлопочи о том, как бы не умереть”. Но лес однообразнее и печальнее моря, особенно сосновый лес, постоянно одинаковый и почти бесшумный. Море грозит и ласкает, оно играет всеми красками, говорит всеми голосами; оно отражает небо, от которого тоже веет вечностью, но вечностью как будто нам нечуждой. Неизменный, мрачный бор угрюмо молчит или вот глухо – и при виде его еще глубже и неотразимее проникает в сердце людское сознание нашей ничтожности. Трудно человеку, существу единого дня, вчера рожденному и уже сегодня обреченному смерти, трудно ему выносить холодный, безучастно устремленный на него взгляд вечной Изиды; не одни дерзостные надежды и мечтанья молодости смиряются и гаснут в нем, охваченные ледяным дыханием стихши; нет – вся душа его никнет и замирает; он чувствует, что последний из его братии может исчезнуть с лица земли – и ни одна игла не дрогнет на этих ветвях; он чувствует свое одиночество, свою слабость, свою случайность – и с торопливым, тайным испугом обращается он к мелким заботам и трудам жизни; ему легче в этом мире, им самим созданном, здесь он дома, здесь он смеет еще верить в свое значенье и в свою силу.

Вот какие мысли приходили мне на ум несколько лет тому назад, когда, стоя на крыльце постоялого дворика, построенного на берегу болотистой речки Ресеты, увидал я впервые Полесье. Длинными сплошными уступами разбегались передо мною синеющие громады хвойного леса; кой-где лишь пестрели зелеными пятнами небольшие березовые рощи; весь кругозор был охвачен бором; нигде не белела церковь, не светлели поля – все деревья да деревья, все зубчатые верхушки – и тонкий, тусклый туман, вечный туман Полесья висел вдали над ними. Не ленью, этой неподвижностью жизни, нет – отсутствием жизни, чем-то мертвенным, хотя и величавым, веяло мне со всех краев небосклона; помню, большие белые тучи плыли мимо, тихо и высоко, и жаркий летний день лежал недвижно на безмолвной земле. Красноватая вода речки скользила без плеска между густыми тростниками; на дне ее смутно виднелись круглые бугры иглистого моха, а берега то исчезали в болотной тине, то резко белели рассыпчатым и мелким песком. Мимо самого дворика шла уездная, торная дорога.

На этой дороге, прямо против крыльца, стояла телега, нагруженная коробами и ящиками. Владелец ее, худощавый мещанин с ястребиным носом и мышиными глазками, сгорбленный и хромой, впрягал в нее свою, тоже хромую, лошаденку; это был пряничник, который пробирался на Карачевскую ярмарку. Вдруг показалось на дороге несколько людей; за ними потянулись другие. наконец повалила целая гурьба; у всех были палки в руках и котомки за плечами. По их походке, усталой и развалистой, по загорелым лицам видно было, что они шли издалеча: это юхновцы, копачи, возвращались с заработков. Старик лет семидесяти, весь белый, казалось, предводительствовал ими; он изредка оборачивался и спокойным голосом понукал отсталых. “Но, но, но, ребятушки, – говорил он, – но-о”. Все они шли молча, в какой-то важной тишине. Один лишь только, низкого роста и на вид сердитый, в тулупе нараспашку, в бараньей шапке, надвинутой на самые глаза, поравнявшись с пряничником, вдруг спросил его:

– Почем пряник, шут?

– Каков будет пряник, любезный человек, – возразил тонким голоском озадаченный торговец. – Есть и в копейку – а то и грош дать надо. А есть ли грош в мошне-то?

– Да от него, чай, в брюхе просолодит, – возразил тулуп и отошел от телеги.

– Поспешите, ребятушки, поспешите! – послышался голос старика, – до ночлега далеко.

– Необразованный народ, – проговорил, искоса взглянув на меня, пряничник, как только вся толпа провалила мимо, – разве это кушанье про них?

И, наскоро снарядивши свою лошадку, спустился он к речке, на которой виднелся маленький бревенчатый паром. Мужик, в белом войлочном “шлыке” (обыкновенной полешской шапке), вышел из низкой землянки ему навстречу и переправил его на противоположный берег. Тележка поползла по изрытой и выбитой дороге, изредка взвизгивая одним колесом.

Я покормил лошадей – и тоже переправился. Протащившись версты с две болотистым лугом, взобрался я наконец по узкой гати в просеку леса. Тарантас неровно запрыгал по круглым бревешкам; я вылез и пошел пешком. Лошади выступали дружным шагом, фыркая и отмахиваясь головами от комаров и мошек. Полесье приняло нас в свои недра. С окраины, ближе к лугу, росли березы, осины, липы, клены и дубы; потом они стали реже попадаться, сплошной стеной надвинулся густой ельник; далее закраснели голые стволы сосенника, а там опять потянулся смешанный лес, заросший снизу кустами орешника, черемухи, рябины и крупными сочными травами. Солнечные лучи ярко освещали верхушки деревьев и, рассыпаясь по ветвям, лишь кое-где достигали до земли побледневшими полосами и пятнами. Птиц почти не было слышно – они не любят больших лесов; только по временам раздавался заунывный, троекратный возглас удода да сердитый крик ореховки или сойки; молчаливый, всегда одинокий сиворонок перелетал через просеку, сверкая золотистою лазурью своих красивых перьев. Иногда деревья редели, расступались, впереди светлело, тарантас выезжал на расчищенную песчаную поляну; жидкая рожь росла на ней грядами, бесшумно качая свои бледные колосики; в стороне темнела ветхая часовенка с покривившимся крестом над колодцем, невидимый ручеек мирно болтал переливчатыми и гулкими звуками, как будто втекая в пустую бутылку; а там вдруг дорогу перегораживала недавно обрушившаяся береза, и лес стоял кругом до того старый, высокий и дремучий, что даже воздух казался спертым. Местами просека была вся залита водой; по обеим сторонам расстилалось лесное болото, все зеленое и темное, все покрыто тростниками и мелким ольшняком; утки взлетывали попарно – и странно было видеть этих водяных птиц, быстро мелькающих между соснами. – “Га, га, га, га”, – неожиданно поднимался протяжный крик; то пастух гнал стадо через мелколесье; бурая корова с острыми короткими рогами шумно продиралась сквозь кусты и останавливалась как вкопанная на краю просеки, уставив свои большие темные глаза на бежавшую передо мной собаку; ветерок приносил тонкий и крепкий запах жженого дерева; белый дымок расползался вдали круглыми струйками по бледно-синему лесному воздуху: знать, мужичок промышлял уголь на стеклянный завод или на фабрику. Чем дальше мы подвигались, тем глуше и тише становилось вокруг. В бору всегда тихо; только идет там высоко над головою какой-то долгий ропот и сдержанный гул по верхушкам. Едешь, едешь, не перестает эта вечная лесная молвь, и начинает сердце ныть понемногу, и хочется человеку выйти поскорей на простор, на свет, хочется ему вздохнуть полной грудью – и давит его эта пахучая сырость и гниль.

ПОЕЗДКА В ПОЛЕСЬЕ

ИСТОЧНИКИ ТЕКСТА

Поездка в Полесье. Черновой автограф, законченный в Дижоне 26 февраля (10 марта) 1857 г. 11 листов. Хранится в отделе рукописей Bibl Nat, Slave 88; описание см.: Mazon, p. 57 — 58; фотокопия — ИРЛИ, Р. I, оп. 29, № 197.

Поездка в Полесье. Наборная рукопись — беловой автограф. 11 л. Хранится в ЦГАЛИ, ф. 509, оп. 2, № 8.

Б-ка Чт, 1857, т. CXLV, № 10, отд. 1, с. 219 — 234.

Т, Соч, 1860 — 1861, т. I, с. 313 — 331.

Т, Соч, 1865, ч. III, c. 437 — 458.

Т, Соч, 1868 — 1871, ч. 3, с. 427 — 448.

Т, Соч, 1874, ч. 3, с. 425 — 446.

Т, Соч, 1880, т. 7, с. 221 — 242.

Т, ПСС, 1883, т. 7, с. 239 — 261.

Впервые опубликовано: Б-ка Чт, 1857, № 10, отд. 1, с. 219 — 234, с подписью: Ив. Тургенев (ценз. разр. 3 октября 1857 г.).

Печатается по тексту Т, ПСС, 1883 с учетом списка опечаток, приложенного к тому в издании 1880 г., а также со следующими исправлениями по другим источникам:

Стр. 131, строка 10: «мертвенным» вместо «мертвым» (по наборной рукописи, Б-ка Чт, Т, Соч, 1860 — 1861, Т, Соч, 1865).

Стр. 131, строка 30: «издалеча» вместо «издалека» (по всем другим источникам).

Стр. 132, строка 11: «полешской» вместо «полесской» (по всем другим источникам).

Стр. 134, строка 5: «ольшником» вместо «ольшанником» (по всем источникам до Т, Соч, 1880).

Стр. 136, строка 22: «въехавши» вместо «выехавши» (по всем источникам до Т, Соч, 1874).

Стр. 136, строки 2425: «оборотившись» вместо «обратившись» (по всем источникам до Т, Соч, 1874).

Стр. 136, строка 40: «вступили» вместо «вступали» (по черновому автографу, наборной рукописи, Т, Соч, 1860 — 1861).

Стр. 137, строка 5: «голубика» вместо «голубица» (по всем другим источникам).

Стр. 137, строка 41: «Майданом» вместо «Майдан» (по наборной рукописи).

Стр. 138, строка 2: «крепкий» вместо «крепко» (по всем источникам до Т, Соч, 1874).

Стр. 139, строки 2 — 3: «ни одной каплей не смочило» вместо «ни одна капля не смочила» (по Т, Соч, 18681871, Т, Соч, 1874, Т, Соч, 1880).

Стр. 142, строки 27 — 28: «ты и не заметишь» вместо «ты не заметишь» (по всем другим источникам).

Стр. 144, строка 10: «вот он, вот он» вместо «вот он» (по всем другим источникам).

Стр. 144, строки 12 и 29: «эдак» вместо «этак» (по всем источникам до Т, Соч, 1880).

Стр. 144, строка 22: «Да зачем же они все ему покорились?» вместо «Зачем же они ему все покорились?» (по всем источникам до Т, Соч, 1880).

Стр. 145, строка 1: «да как ахнут» вместо «да как охнул» (по всем источникам до Т, Соч, 1880).

Стр. 145, строка 38: «весь воздух» вместо «воздух весь» (по всем другим источникам).

Стр. 146, строки 56: «Только траву» вместо «Только сразу» (по всем другим источникам).

Стр. 146, строка 7: «батюшки, гляди однако» вместо «однако, гляди батюшки» (по всем другим источникам).

Стр. 147, строка 23: «со стороны» вместо «с стороны» (по всем источникам до Т, Соч, 1874).

Стр. 147, строки 34 — 35: «равновесие жизни» вместо «равновесие» (по наборной рукописи).

История создания «Поездки в Полесье» до сих пор не вполне выяснена. В 1850 г. в примечании к рассказу «Певцы» Тургенев писал: «Полесьем называется длинная полоса земли, почти вся покрытая лесом, которая начинается на границе Волховского и Жиздринского уездов, тянется через Калужскую, Тульскую и Московскую губернии и оканчивается Марьиной рощей, под самой Москвой. Жители Полесья отличаются многими особенностями в образе жизни, нравах и языке. Особенно замечательны обитатели южного Полесья, около Плохина и Сухинича, двух богатых и промышленных сел, средоточий тамошней торговли. Мы когда-нибудь поговорим о них подробнее» (Совр, 1850, № 11, с. 109). Дальнейшую историю этого замысла и работы над ним можно подразделить на три этапа.

2 (14) апреля 1853 г. Тургенев писал Аксаковым из Спасского: «Ваш „Охотничий сборник“ — блистательная и, я надеюсь, выгодная в денежном отношении мысль. Разумеется, я Ваш сотрудник и мое перо, мое имя к Вашим услугам. На днях примусь думать о содержании статей и сообщу Вам — на чем остановлюсь». 23 апреля (5 мая) 1853 г. Тургенев сообщил С. Т. Аксакову, что им «уже составлен план двух статей». На следующий день в письме к тому же адресату о втором замысле сообщалось так: «. а во-2-х, рассказ о стрельбе мужиками медведей на овсах в Полесье. Это тоже, я надеюсь, выйдет статья порядочная. Если здоровье мое окончательно утвердится, к Петрову дню Вы получите обе статьи». В письме к С. Т. Аксакову от 12 (24) мая 1853 г. было сформулировано заглавие будущего произведения («Поездка в Полесье») и сообщалось о начале работы над ним («написал страниц 5»). Рассказ, как и второй очерк, обещанный Аксакову («О соловьях»), был явно задуман на материале чужих охотничьих рассказов. Писателю как бы не хватало собственных наблюдений, и работа двигалась медленно.

Второй этап работы над «Поездкой в Полесье» связан со значительным обогащением разрабатывавшейся темы. 26 июля (7 августа) 1853 г. Тургенев писал П. В. Анненкову: «Я на днях вернулся с довольно большой охотничьей поездки. Был на берегах Десны, видел места, ни в чем не отличающиеся от того состояния, в котором они находились при Рюрике, видел леса безграничные, глухие, безмолвные . > познакомился с весьма

замечательной личностью, мужиком Егором — и стрелял много и много делал промахов. Вообще я доволен своей поездкой. Егор — это для меня новый тип, я с ним намерен поохотиться один целый день — и тогда расскажу Вам о нем, а теперь со мной был товарищ — хороший малый — простой, веселый человек не без лукавства и даже плутоватости, как оно и следует, — он мне несколько мешал в моих наблюдениях». Таким образом, возникновение образов Егора и Кондрата точно датируется июлем 1853 г. Но и после этого Тургенев, отвлеченный другими замыслами, почти не продолжал работу над очерками для аксаковского «Охотничьего сборника».

В ноябре следующего 1854 г. был выслан Аксакову очерк «О соловьях», а «Поездка в Полесье» оставалась в прежнем состоянии. Тот факт, что Тургенев и после поездки на Десну продолжал в своих письмах называть рассказ «О стрельбе медведей на овсах в Полесье», приводит к выводу, что только получение каких-то дополнительных, более ярких впечатлений могло побудить яисателя в корне изменить свой замысел. Этот вывод подтверждается также тем обстоятельством, что в «Поездке в Полесье» описано Полесье не на берегах Десны, а другая и совершенно определенная его часть, а именно местность в излучине реки Ресеты, на стыке Жиздринского уезда Калужской губернии и Волховского и Карачевского уездов Орловской губернии. Местность эта находится далеко на восток от Десны. На этом основании нужно полагать, что в ходе работы над рассказом писатель существенно отразил свою охотничью экскурсию в Калужскую губернию в июне 1856 г., о которой он сообщал в письмах этого времени Л. Н. и M. H. Толстым, В. П. Боткину и др. (см. также: Безъязычный В. И. Тургенев в Калужском крае. — Знамя, Калуга, 1961, № 176, 27 июля, с. 4). Во всяком случае вскоре после этой поездки в Калужскую губернию Тургенев «Поездку в Полесье» написал. Работа над рассказом приходится в основном на ноябрь и декабрь 1856 г. Окончательно завершен расскиз был в Дижоне (Франция) 26 февраля (10 марта) 1857 г. Начатый после этого «третий» день «Поездки в Полесье» продолжен не был.

Дошедший до нас черновой автограф «Поездки в Полесье» содержит ценный и обильный материал для характеристики работы над рассказом. Первоначально описание первого дня поездки включало в себя и встречу с Ефремом. Второй день поездки был значительно короче и содержал лишь описание лесного пожара. Основные усилия Тургенева были направлены на раскрытие темы «человек и природа». Для характеристики поисков автора в этом направлении приведем несколько примеров.

Окончательному тексту: «Море грозит и ласкает, оно играет всеми красками, говорит всеми голосами» (с. 130, строки 12 — 13) предшествовали следующие варианты: а. Море грозит и ласкает, человеку [не страшно] не страшны и милы вечно переменчивые говорливые волны и странникам милые. 1 б. Моро грозит и ласкает, море отражает небо в. Море грозит и ласкает, море играет всеми красками и говорит всеми голосами.

1 Здесь и ниже три точки обозначают, что вариант не закончен.

В других случаях последовательность была такова (в скобках — страницы и строки окончательного текста):

а. здесь он значит что-нибудь, имеет какую-нибудь цену, может верить б. здесь он дерзает еще верить в. здесь он смеет еще верить (130, 31);

а. Шума нет в лесу, а поет какой-то вечный ропот и тихий гул по бесконечным верхушкам б. Нигде не возникало слышимых. в. Кругом не раздавалось резкого звука г. Не было слышно в громадном боре. д. Великая тишина стояла вокруг е. Тихо всё было кругом и беззвучно ж. След гнет дремоты неодолимой лежал на всем з. Чем дальше подвигались, тем становилось. и. Тише и тише становилось, чем дальше подвигались мы к. Чем дальше мы подвигались, тем глуше и тише становилось вокруг (134, 17 — 18);

а. Лес синел, потому что. б. Лес синел, до хороших мест было. в. Лес синел кольцом. г. Лес синел сплошным кольцом по всему краю неба (135, 17 — 18);

а. Шум. б. Жутко был . в. Тишина. г. Не нарушал тишины. д. Ни один звук не нарушал тишины е. От тишины жутко становилось ж. Становилось жутко з. Такая тишь стояла в лесу. и. Такая жуткая тишь стояла кругом. к. От жуткой тишины. л. И что за тишь стояла кругом м. Всё молчало (137, 12).

Окончательный текст черновой рукописи «Поездки в Полесье» содержит довольно много вариантов, однако они не настолько значительны, чтобы можно было говорить о наличии двух редакций произведения.

Концовка «Поездки в Полесье» была приписана в черновой рукописи после 26 февраля (10 марта) 1857 г. в следующем виде:

«— Что же ты не садишься, Егорушка, — заговорил Кондрат, умещаясь на облучке. — Аль корова всё у тебя на уме?

— Какая корова? — спросил я и невольно вскинул глаза на Егора. Он стоял неподвижно между задними колесами телеги и спокойно глядел, слегка прищурившись, прямо перед собою, в даль. Озаренное ровным светом погасающего лицо его казалось еще спокойнее.

Читайте также:  Попрыгунья - краткое содержание рассказа Чехова (сюжет произведения)

— Да вот у него последняя коровушка пала, — жалостливым голосом возразил Кондрат.

Егор безмолвно поместился возле него, и мы поехали.

„Этот вот не жалуется“, — подумал я».

Как отмечалось выше, первоначально тема Полесья возникла у Тургенева в связи с «Записками охотника». Позднее, работая над двумя очерками для аксаковского сборника, писатель, видимо, не думал об этой связи. Только после калужской поездки 1856 г. Тургенев принял решение очерк «О стрельбе медведей на овсах в Полесье» превратить в дополнительный рассказ знаменитого цикла. В 1860 г. это намерение было осуществлено: в первом томе «Сочинений» Тургенева (издание Н. А. Основского) «Поездка в Полесье» напечатана в качестве 23-го (предпоследнего) рассказа «Записок охотника». В дальнейшем, однако, рассказ печатался вне этого цикла. Колебания автора в данном случае характерны. «Поездка в Полесье» многим связана с «Записками охотника»: пейзажи в рассказах «Касьян с Красивой Мечи» и «Смерть» уже предвосхищают изображение

природы в «Поездке в Полесье», равно как «смирный тип» Калиныча родствен образу Егора. Но вместе с тем по художественной структуре «Поездка в Полесье» отличается от «Записок охотника». В то время как в последних образ рассказчика неопределенен и даже поверхностен, часто же вообще никакой роли не играет, в комментируемом рассказе он на первом плане и с ним соотнесены все компоненты темы.

В творчестве Тургенева «Поездке в Полесье» принадлежит совсем особое место, поскольку она уже в середине 1850-х годов предвосхитила философски окрашенный и углублепный лиризм ряда его «Стихотворений в прозе», относящихся к заключительному периоду творчества писателя («Песочные часы», «Я встал ночью. », «У-а. у-а. », «Природа», «Лазурное царство» и др.).

«Поездка в Полесье» появилась в «Библиотеке для чтения» вопреки договору об исключительном сотрудничестве писателя в «Современнике». Это обусловило отсутствие отклика на новое произведение Тургенева в важнейшем журнале той эпохи. Однако и другие русские журналы воздержались от критических суждений по этому поводу.

Непосредственным литературным откликом на «Поездку в Полесье» следует считать стихотворение В. Г. Бенедиктова «К лесу», опубликованное в декабрьской книге «Библиотеки для чтения» за 1857 год.

Из эпистолярных отзывов о рассказе следует отметить положительную оценку его Герценом и Огаревым. 19 (31) декабря 1857 г. Герцен писал Тургеневу: «Читал я твою превосходнейшую вещь в „Библ для чтения“ — кроме одного места, где ты уж очень много налиризничал, — удивительно хорошо» (Герцен, т. XXVI, с. 149). Огарев на следующий день добавляет к письму Герцена: «Крепко обнимаю Вас за Ваш глубоко поэтический рассказ в „Библиот для чтения“. Это одна из Ваших наисимпатичнейших вещей, которая так елеем по сердцу и прошла» (там же, с. 150).

Незначительность внимания, уделенного рассказу Тургенева, во многом объясняется несоответствием его тем общественным построениям, которые характерны для второй половины пятидесятых годов XIX в.

Первый перевод рассказа на иностранный язык (французский) был выполнен при участии автора и издан в 1858 г. (Scènes, II, р. 255 — 291). В этом переводе впервые увидело свет окончание рассказа, отсутствовавшее в «Библиотеке для чтения» и на русском языке появившееся в печати лишь в 1860 году (ср. письмо И. С. Тургенева от 4 (16) октября 1857 г. к Луи Виардо). Извлечения из «Поездки в Полесье» привел Альфонс де Ламартин в своем «Cours familier de littérature», t. XXII. Paris, 1866, p. 318 — 334 (излагая содержание рассказа, автор вместе с тем дает потный перевод некоторых его эпизодов).

При жизни Тургенева вышел также перевод на датский язык (En Udflugt til Skovregionen. — В кн.: Turgenjew J. Nye Billeder fra Rusland. Kjøbenhavn, 1874. Переводчик — V. Møller).

В дальнейшем появились переводы «Поездки в Полесье» на немецкий, английский, чешский языки: 1) Die Fahrt nach dem Holzland. — В кн.: Turgenieff J. Memoiren eines Jägers.

Leipzig, 1887. Переводчик H. Moser. 2) A tour in the forest. — В кн.: Turgenev J. The diary of a superfluous man and other stories. London, 1899, Переводчик Constanse Garnett. 3) Jízda do Polesí. — В кн.: Turgenev J. Dym a různé povidky. Praha, 1896. Переводчик М. N.

Несомненно воздействие «Поездки в Полесье» на последующую литературу. Так, в «Записках из подполья» (1864) Достоевского есть мотивы, навеянные некоторыми аспектами философско-психологической концепции «Поездки в Полесье» (см.: Достоевский, т. V, с. 377). П. А. Кропоткин обратил внимание на связь, существующую между произведением Тургенева и рассказом В. Г. Короленко 1886 года «Лес шумит» (см.: Кропоткин П. Идеалы и действительность в русской литературе. С английского. Перевод В. Батуринского под редакцией автора. СПб., 1907, с. 333).

Стр. 130. Вечная Изида (Исида, Исет). — Имя Изиды, древнеегипетской богини, упомянуто здесь Тургеневым как поэтический образ олицетворенной природы. В таком смысле это имя толковалось и в учебных словарях по мифологии начала XIX века и встречалось в поэзии, европейской и русской. См., например, в стихотворениях К. Н. Батюшкова «Странствователь и домосед» (1815) и Я. П. Полонского «Перед закрытой картиной» (1850-е годы), в котором рассказывается о статуе Изиды в Мемфисе:

Ср. также в позднем «Стихотворении в прозе» Тургенева — «Природа» (1879; наст. изд., т. 10).

Стр. 131. Ресета— приток реки Жиздры, являющейся в свою очередь притоком Оки. На большом протяжении составляла естественную границу между Калужской (с севера) и Орловской губерниями.

. уездная, торная дорога. — Дорога, соединявшая уездные города Карачев Орловской губернии и Козельск Калужской губернии.

. юхновцы — крестьяне Юхновского уезда Смоленской губернии.

Стр. 134. . стеклянный завод. — В изображаемой Тургеневым местности действительно находился завод оконного стекла курского купца Гнучева. Он был расположен на юг от Ресеты, вблизи от упоминаемой Тургеневым переправы ( Попроцкий М. Ф. Калужская губерния. СПб., 1864. Ч. 1, с. 566).

. село Святое. — Под этим именем Тургеневым описано одно из сел в районе Кудрявца, на восток от излучины Ресеты.

Стр. 136. Не знаю, бродили ли по нем татары, но русские воры или литовские люди смутного времени уже наверное могли скрываться в его захолустьях. — Описываемая в рассказе местность находилась на пути движения отрядов, примкнувших к Ивану Болотникову в 1606 году. См.: Смирнов И. И. Восстание Болотникова. 1606 — 1607. М.: Госполитиздат, 1951, с. 196 — 198 и глава четвертая «Поход на Москву».

Стр. 137. У одного майдана . — В историко-географических источниках XIX века отражено большое количество майданов на юг и на восток от излучины Ресеты.

. воровской городок стоял. — Ворами — в значении злодеи — назывались участники крестьянских восстаний XVII — XVIII вв. В орловских лесах в XIX в. часто встречались остатки валов, обнесенных рвами, — «воровских» укреплений.

Стр. 138. . точно свиток развивался у меня перед глазами. — Перефразировка следующих строк из стихотворения А. С. Пушкина «Воспоминание» (1828):

Стр. 141. . производитель — здесь сокращение слова «делопроизводитель» (подразумевается чиновник уездной полиции).

Стр. 142. . хлёцкая — здесь в значении бойкая, расторопная.

. двор на полозу — здесь в значении готовый к приему гостей.

Стр. 145. Тросное (Тросна, Еленка) — село на север от Кудрявца и на северо-восток от излучины Ресеты.

Стр. 146. . дром — здесь в значении хворост.

Стр. 147. . я понял жизнь природы

уметь молчать. Подобные же мысли Тургенев развивал в своей рецензии на «Записки ружейного охотника Оренбургской губернии» С. Т. Аксакова (см. наст. изд., т. 4).

Краткое содержание рассказов Тургенева

Андрей Колосов

Тургенев именно в этом своем произведении как бы подчеркивает всеми своими действиями в написании рассказа, что раньше молодежь, да и высший свет, был в большей степени самолюбив Читать далее

Молодой господин Н., будучи родом из России, наслаждается жизнью и путешествием по Европе. В Германии он знакомится с русскими молодыми людьми, представившимися братом и сестрой. Читать далее

Бежин луг

Главный герой произведения, он же рассказчик, в один из погожих июльских дней отправляется на охоту. На обратном пути герой понимает, что заблудился и не может найти дорогу домой. Остановившись на ночлег на лугу в компании крестьянских мальчишек Читать далее

Бирюк

В лесу героя застаёт сильнейший дождь. Охотник вдруг видит мужика – высокого и плечистого. Оказывается, что это лесник Фома, о котором наслышан герой. Леснику этому дали в народе прозвище Бирюк, что означает одиночка волк. Читать далее

Бурмистр

Прогрессивный помещик, о котором все в свете хорошо говорят, вызывает неприязнь автора. Показной кроткий и веселый характер Аркадия Павловича на деле скрывает за собой жестокость и равнодушие Читать далее

Вешние воды

Одинокий мужчина, на определенном этапе, своей жизни разбирает свой архив. Он находит в нем маленькую коробочку, в которой хранится крестик. Дмитрия Павловича Санина посещают воспоминания. Читать далее

Воробей

В небольшом очерке «Воробей» автор описывает, казалось бы, незначительное событие которое, однако, не оставило его равнодушным, потрясло и заставило взяться за перо. Возвращаясь, как-то с охоты, Иван Сергеевич увидел птенца воробья Читать далее

Гамлет Щигровского уезда

Рассказчика приглашает на званый обед богатый помещик Александр Михайлович. Мужчина был холост и не любил женский пол. В своем поместье Александр Михайлович жил на широкую ногу. На обед должен был приехать высокопоставленный сановник Читать далее

Два помещика

Классик русской литературы описывает в своем произведении двух абсолютно разных людей находящихся на одной ступени в социальной иерархии царской России. Два помещика из провинции совершенно по разному относятся к своей жизни, к своим имениям и крепостным Читать далее

Дворянское гнездо

В романе «Дворянское гнездо» Тургенев описывает нравы и обычаи, интересы и увлечения русских дворян. Создается внешняя видимость, что это произведение о любви. Но на фоне любовной линии здесь прослеживается другая, гораздо более сильная линия – социальная Читать далее

Деревня

В маленьком рассказе автор рисует нам старую улицу, спешащих по своим делам людей и старого нищего. Герой-рассказчик был остановлен крайне больным и немощным на вид нищим человеком. Одет он был в рванину, а помутненные глаза и грязные раны по всему телу Читать далее

На заграничном курорте Григорий Литвинов встречает свою первую любовь. Когда-то она, соблазнившись богатством и положением, предала его. Теперь Ирина жалеет… и разрушает его отношения с Татьяной. Литвинов бежит в Россию. Читать далее

Ермолай и мельничиха

В начале произведения передам нами описание Ермолая, ему было 45 лет, ,был высоким, худым, со смешным длинным носом и непослушными волосами. Ходил все время в желтом кафтане и синих штанах. У него было старое оружие и собака, которую звали Валетка Читать далее

Живые мощи

Рассказчик и герой, по имени Ермолай, идут вместе на охоту на тетерева. Начинается сильный дождь. Продолжать находиться без прикрытия в такую погоду могло нанести здоровью героев серьезный вред. Они пытаются найти выход из сложной ситуации. Читать далее

Записки охотника

В произведении Записки охотника представляется полная картина России, автор показывает отношение к земле, на которой он вырос, показаны размышления автора о настоящем и будущем народа. Главной темой является показ протеста против крепостного права Читать далее

Касьян с Красивой мечи

Повествование рассказа И. С. Тургенева Касьян из Красной Мечи ведется от лица рассказчика, который терпеливо ждал прибытия домой после очередной охоты. Он держал путь на телеге по неровной пыльной дороге в один из знойных дней. Читать далее

Конец Чертопханова

На главного героя произведения Ивана Сергеевича Тургенева «Конец Чертопханова» обрушиваются одно несчастье за другим. От мужчины ушла любимая Маша. Чуть позже героя настигла новая беда. Умер его друг Читать далее

Контора

Опять героя «Записок охотника» застал в лесу дождь. Добравшись до деревни, охотник постучал в «дом старосты». Оказалось, что перед ним контора. Встретил его очень толстый конторщик Николай. И приютить согласился за плату! Читать далее

Лебедянь

Автор начинает свой рассказ с размышлений о положительных сторонах охоты и о тех неудобствах, которые возникают из-за погодных условий и прочих фактов. Читать далее

Лес и степь

Эта глава из произведения «Записки охотника» представляет собой, скорей, очерк. Конечно, у Тургенева всегда много внимания уделяется прекрасной русской природе, но именно здесь совсем нет героев. Разве охотник с его ощущениями природы Читать далее

Льгов

В данном рассказе идет речь об охоте главного героя на уток во Льгове – большом селе, расположенном на заболоченной речке. Неподалеку от села эта речка превращается в разлив. Населенный множеством уток самых разных пород Читать далее

Малиновая вода

В этой главе «Записок охотника» представлено несколько персонажей. Особенное внимание уделено Стёпушке – довольно странному «существу». Он смахивает на зверька и своим портретом Читать далее

Месяц в деревне

В маленькой деревне происходит событие: появляется новый репетитор. Его появление нарушает складывавшийся годами быт имения Ислаевых. С первых дней новый учитель заинтересовал ребят, десятилетнего Колю и семнадцатилетнюю Веру Читать далее

Мой сосед Радилов

Начинается этот эпизод с рассуждения рассказчика о заброшенных усадьбах, о садах, о липах. Много прекрасных описаний природы. Читать далее

В 1852 году Иван Тургенев написал рассказ «Муму», но опубликовали названное произведение только в 1854 году. Рассказ во многих деталях автобиографичен. Его сюжет составляет история глухонемого дворника Герасима и его найденыша Читать далее

Накануне

Начинается всё с разговора двух друзей. Андрей Берсенев тоскует перед лицом Природы, а Петр Шубин радуется жизни, советует поверить в Любовь. Без этого чувства в окружающем мире всё холодно Читать далее

Нахлебник

В не лишенном роскоши, зажиточном поместье появляются не так давно приобретшие его владельцы – тихая и добродушная Ольга Петровна Елецкая, в девичестве Корина, с обладающим жестким нравом супругом Павлом Николаевичем. Твердый и непреклонный по натуре Читать далее

Нищий

Произведение написано зимой 1878 года. Писатель идет по улице. К нему подходит старый нищий. На нем одеты грязные, протертые лохмотья Читать далее

Отцы и Дети

Роман Тургенева «Отцы и дети» начинается с того, что дворянин Николай Петрович Кирсанов, владелец поместья Марьино, ожидает приезда своего сына Аркадия Кирсанова, который возвращается из Петербурга, окончив университет Читать далее

Отцы и Дети по главам

Глава 1. Действие происходит в 1859 году, в усадьбе помещика Николая Петровича Кирсанова. Он ожидает приезда своего сына Аркадия из университета. Читать далее

Певцы

Охотник Иван Тургенев продолжает своё путешествие, встречая на пути самых разных людей. Сейчас он решил отдохнуть в трактире, чей хозяин, хоть и неразговорчив, но знает, как сделать отдых гостей незабываемым Читать далее

Первая любовь

Шестнадцатилетний Вова проживает с отцом и матерью на даче и готовится к поступлению в университет. В соседний флигель въезжают на время отдыха княжна Засекина. Главный герой случайно встречается с дочерью соседки и мечтает о знакомстве с ней Читать далее

Рудин

Роман о противоречивом и слабом человеке – Дмитрии. Ему дан дар красноречия, но его поступки не соответствуют словам. Принятый в усадьбе, он соблазняет дочку гостеприимной хозяйки, но не готов брать на себя ответственность. Читать далее

Свидание

Начинается история с описания девушки. Охотник залюбовался ей – её красотой и здоровьем, гармоничностью. Простая девушка не выглядит простушкой. Видно, что она кого-то напряженно ждёт, перебирая собранные цветы Читать далее

Смерть

Тема смерти звучит в большинстве прозаических произведений замечательного русского писателя Ивана Тургенева, в том числе и в рассказе «Смерть». В нем писатель выступает в роли наблюдателя и повествователя Читать далее

Собака

Однажды сидя в компании, товарищи обсуждали сверхъестественное, но никак не могли прийти к единой мысли существует все таки что-то такое или нет. Но тут Порфирий, один из главных героев рассказа решил рассказать им одну историю Читать далее

Стучит

Рассказ И.С.Тургенева «Стучит!» – входит в цикл произведения «Записки охотника». Повествование ведется от имени автора, который рассказывает историю произошедшую с ним . Читать далее

Три встречи

В летний период автор повествования нередко охотится близ местечка Глинное, расположенное около 20 верст от места его пребывания. Неподалеку размещаются дом, флигель и сад, которые в настоящий момент пустуют Читать далее

Уездный лекарь

Рассказ Ивана Сергеевича Тургенева Уездный лекарь – это история о возвращении осенней порой с полей рассказчика, который вынужден был разместиться в гостинице одного из уездных городов. Причиной этому стала сильная лихорадка Читать далее

Фауст

Повесть “Фауст”, написанная в 1856 году, является в основе своей отражением исканий писателя, его творческих переживаний. В основу своей повести Тургенев положил достаточно модный тогда сюжет – адюльтер Читать далее

Хорь и Калиныч

Главный герой вместе со своим другом Пултыкиным заезжает к одному из его мужиков – к Хорю. Помещик этот добрый малый, хотя немного увлечен западничеством, но это выражается в том лишь, что повар его меняет вкус пищи кардинально Читать далее

Алексей, 15-летний сын мелкого чиновника, занимающегося судебными тяжбами. После ссылки отца на каторгу в Сибирь, Давыд, двоюродный брат Алексея, остался жить у дяди. Братья учатся в гимназии. Читать далее

Об авторе

Иван Тургенев входит в число самых значимых писателей 19 столетия. Его произведения известны по всему земному шару, они смогли коренным образом повлиять на мировоззрение множества людей. В творениях Тургенева нашли отражения события, изменившие вектор развития России: реформы Александра 2 Освободителя, неудачи в Крымской войне, отмена крепостного права и многие другие.

Стоит упомянуть, что в самом начале творческого пути Тургенев зарекомендовал себя в качестве поэта. В 1843 году в свет вышел его первый поэтический сборник. Но в скором времени автор выбирает прозу. Сильное влияние на творчество оказал Белинский. Под его влиянием Тургенев публикует несколько рассказов из цикла произведений «Записки охотника». В данном цикле рассказов Иван Тургенев первым описал с удивительной точностью нравственное превосходство крепостных над их помещиками. К тому же он сумел передать весь колорит русской натуры, души. В последующих своих творениях Тургенев все так же будет стремиться раскрыть полностью все черты национального характера. Реализм-направление, которое для себя выбрал автор.

В 1840-е самыми известными были произведения “Андрей Колосов”, Бретер” и “Три портрета”. Но самый плодотворный период был с 1848 по 1861 годы. В те годы Тургенева настиг подлинный успех, все благодаря циклу рассказов “Записки охотника”. Общественность начала понимать, что каждое произведение автора является своеобразным откликом на события в России. “Рудин”- первый роман Ивана Тургенева. Он вышел в 1855 году. А за ним пошли повести “Ася” и “Фауст” и роман “Накануне”. Данные произведения еще больше возвысили писателя в глазах современников.

Читайте также:  Миф о Сизифе: эссе об абсурде - краткое содержание Камю (сюжет произведения)

Роман “Отцы и дети” одна из самых фундаментальных работ автора. Тургенев первым использовал прообраз нигилиста. Его персонаж Евгений Базаров ярый нигилист, его фигура и по сей день будоражит умы людей. К тому же проблема отцов и детей актуальна во все времена, так как конфликт поколений неизбежен. Творчество Тургенева бесспорно является уникальным в своём роде, его главное отличие от других писателей состоит в том, что Тургенев не стремиться навязать свою веру другим людям.

Иван Тургенев – Поездка в Полесье

Иван Тургенев – Поездка в Полесье краткое содержание

Поездка в Полесье – читать онлайн бесплатно полную версию (весь текст целиком)

Поездка в Полесье

Иван Сергеевич Тургенев

Поездка в Полесье

Вид огромного, весь небосклон обнимающего бора, вид “Полесья” напоминает вид моря. И впечатления им возбуждаются те же; та же первобытная, нетронутая сила расстилается широко и державно перед лицом зрителя. Из недра вековых лесов, с бессмертного лона вод поднимается тот же голос: “Мне нет до тебя дела, – говорит природа человеку, – я царствую, а ты хлопочи о том, как бы не умереть”. Но лес однообразнее и печальнее моря, особенно сосновый лес, постоянно одинаковый и почти бесшумный. Море грозит и ласкает, оно играет всеми красками, говорит всеми голосами; оно отражает небо, от которого тоже веет вечностью, но вечностью как будто нам нечуждой. Неизменный, мрачный бор угрюмо молчит или вот глухо – и при виде его еще глубже и неотразимее проникает в сердце людское сознание нашей ничтожности. Трудно человеку, существу единого дня, вчера рожденному и уже сегодня обреченному смерти, трудно ему выносить холодный, безучастно устремленный на него взгляд вечной Изиды; не одни дерзостные надежды и мечтанья молодости смиряются и гаснут в нем, охваченные ледяным дыханием стихши; нет – вся душа его никнет и замирает; он чувствует, что последний из его братии может исчезнуть с лица земли – и ни одна игла не дрогнет на этих ветвях; он чувствует свое одиночество, свою слабость, свою случайность – и с торопливым, тайным испугом обращается он к мелким заботам и трудам жизни; ему легче в этом мире, им самим созданном, здесь он дома, здесь он смеет еще верить в свое значенье и в свою силу.

Вот какие мысли приходили мне на ум несколько лет тому назад, когда, стоя на крыльце постоялого дворика, построенного на берегу болотистой речки Ресеты, увидал я впервые Полесье. Длинными сплошными уступами разбегались передо мною синеющие громады хвойного леса; кой-где лишь пестрели зелеными пятнами небольшие березовые рощи; весь кругозор был охвачен бором; нигде не белела церковь, не светлели поля – все деревья да деревья, все зубчатые верхушки – и тонкий, тусклый туман, вечный туман Полесья висел вдали над ними. Не ленью, этой неподвижностью жизни, нет – отсутствием жизни, чем-то мертвенным, хотя и величавым, веяло мне со всех краев небосклона; помню, большие белые тучи плыли мимо, тихо и высоко, и жаркий летний день лежал недвижно на безмолвной земле. Красноватая вода речки скользила без плеска между густыми тростниками; на дне ее смутно виднелись круглые бугры иглистого моха, а берега то исчезали в болотной тине, то резко белели рассыпчатым и мелким песком. Мимо самого дворика шла уездная, торная дорога.

На этой дороге, прямо против крыльца, стояла телега, нагруженная коробами и ящиками. Владелец ее, худощавый мещанин с ястребиным носом и мышиными глазками, сгорбленный и хромой, впрягал в нее свою, тоже хромую, лошаденку; это был пряничник, который пробирался на Карачевскую ярмарку. Вдруг показалось на дороге несколько людей; за ними потянулись другие. наконец повалила целая гурьба; у всех были палки в руках и котомки за плечами. По их походке, усталой и развалистой, по загорелым лицам видно было, что они шли издалеча: это юхновцы, копачи, возвращались с заработков. Старик лет семидесяти, весь белый, казалось, предводительствовал ими; он изредка оборачивался и спокойным голосом понукал отсталых. “Но, но, но, ребятушки, – говорил он, – но-о”. Все они шли молча, в какой-то важной тишине. Один лишь только, низкого роста и на вид сердитый, в тулупе нараспашку, в бараньей шапке, надвинутой на самые глаза, поравнявшись с пряничником, вдруг спросил его:

– Почем пряник, шут?

– Каков будет пряник, любезный человек, – возразил тонким голоском озадаченный торговец. – Есть и в копейку – а то и грош дать надо. А есть ли грош в мошне-то?

– Да от него, чай, в брюхе просолодит, – возразил тулуп и отошел от телеги.

– Поспешите, ребятушки, поспешите! – послышался голос старика, – до ночлега далеко.

– Необразованный народ, – проговорил, искоса взглянув на меня, пряничник, как только вся толпа провалила мимо, – разве это кушанье про них?

И, наскоро снарядивши свою лошадку, спустился он к речке, на которой виднелся маленький бревенчатый паром. Мужик, в белом войлочном “шлыке” (обыкновенной полешской шапке), вышел из низкой землянки ему навстречу и переправил его на противоположный берег. Тележка поползла по изрытой и выбитой дороге, изредка взвизгивая одним колесом.

Я покормил лошадей – и тоже переправился. Протащившись версты с две болотистым лугом, взобрался я наконец по узкой гати в просеку леса. Тарантас неровно запрыгал по круглым бревешкам; я вылез и пошел пешком. Лошади выступали дружным шагом, фыркая и отмахиваясь головами от комаров и мошек. Полесье приняло нас в свои недра. С окраины, ближе к лугу, росли березы, осины, липы, клены и дубы; потом они стали реже попадаться, сплошной стеной надвинулся густой ельник; далее закраснели голые стволы сосенника, а там опять потянулся смешанный лес, заросший снизу кустами орешника, черемухи, рябины и крупными сочными травами. Солнечные лучи ярко освещали верхушки деревьев и, рассыпаясь по ветвям, лишь кое-где достигали до земли побледневшими полосами и пятнами. Птиц почти не было слышно – они не любят больших лесов; только по временам раздавался заунывный, троекратный возглас удода да сердитый крик ореховки или сойки; молчаливый, всегда одинокий сиворонок перелетал через просеку, сверкая золотистою лазурью своих красивых перьев. Иногда деревья редели, расступались, впереди светлело, тарантас выезжал на расчищенную песчаную поляну; жидкая рожь росла на ней грядами, бесшумно качая свои бледные колосики; в стороне темнела ветхая часовенка с покривившимся крестом над колодцем, невидимый ручеек мирно болтал переливчатыми и гулкими звуками, как будто втекая в пустую бутылку; а там вдруг дорогу перегораживала недавно обрушившаяся береза, и лес стоял кругом до того старый, высокий и дремучий, что даже воздух казался спертым. Местами просека была вся залита водой; по обеим сторонам расстилалось лесное болото, все зеленое и темное, все покрыто тростниками и мелким ольшняком; утки взлетывали попарно – и странно было видеть этих водяных птиц, быстро мелькающих между соснами. – “Га, га, га, га”, – неожиданно поднимался протяжный крик; то пастух гнал стадо через мелколесье; бурая корова с острыми короткими рогами шумно продиралась сквозь кусты и останавливалась как вкопанная на краю просеки, уставив свои большие темные глаза на бежавшую передо мной собаку; ветерок приносил тонкий и крепкий запах жженого дерева; белый дымок расползался вдали круглыми струйками по бледно-синему лесному воздуху: знать, мужичок промышлял уголь на стеклянный завод или на фабрику. Чем дальше мы подвигались, тем глуше и тише становилось вокруг. В бору всегда тихо; только идет там высоко над головою какой-то долгий ропот и сдержанный гул по верхушкам. Едешь, едешь, не перестает эта вечная лесная молвь, и начинает сердце ныть понемногу, и хочется человеку выйти поскорей на простор, на свет, хочется ему вздохнуть полной грудью – и давит его эта пахучая сырость и гниль.

ПОЕЗДКА В ПОЛЕСЬЕ

ИСТОЧНИКИ ТЕКСТА

Поездка в Полесье. Черновой автограф, законченный в Дижоне 26 февраля (10 марта) 1857 г. 11 листов. Хранится в отделе рукописей Bibl Nat, Slave 88; описание см.: Mazon, p. 57 — 58; фотокопия — ИРЛИ, Р. I, оп. 29, № 197.

Поездка в Полесье. Наборная рукопись — беловой автограф. 11 л. Хранится в ЦГАЛИ, ф. 509, оп. 2, № 8.

Б-ка Чт, 1857, т. CXLV, № 10, отд. 1, с. 219 — 234.

Т, Соч, 1860 — 1861, т. I, с. 313 — 331.

Т, Соч, 1865, ч. III, c. 437 — 458.

Т, Соч, 1868 — 1871, ч. 3, с. 427 — 448.

Т, Соч, 1874, ч. 3, с. 425 — 446.

Т, Соч, 1880, т. 7, с. 221 — 242.

Т, ПСС, 1883, т. 7, с. 239 — 261.

Впервые опубликовано: Б-ка Чт, 1857, № 10, отд. 1, с. 219 — 234, с подписью: Ив. Тургенев (ценз. разр. 3 октября 1857 г.).

Печатается по тексту Т, ПСС, 1883 с учетом списка опечаток, приложенного к тому в издании 1880 г., а также со следующими исправлениями по другим источникам:

Стр. 131, строка 10: «мертвенным» вместо «мертвым» (по наборной рукописи, Б-ка Чт, Т, Соч, 1860 — 1861, Т, Соч, 1865).

Стр. 131, строка 30: «издалеча» вместо «издалека» (по всем другим источникам).

Стр. 132, строка 11: «полешской» вместо «полесской» (по всем другим источникам).

Стр. 134, строка 5: «ольшником» вместо «ольшанником» (по всем источникам до Т, Соч, 1880).

Стр. 136, строка 22: «въехавши» вместо «выехавши» (по всем источникам до Т, Соч, 1874).

Стр. 136, строки 2425: «оборотившись» вместо «обратившись» (по всем источникам до Т, Соч, 1874).

Стр. 136, строка 40: «вступили» вместо «вступали» (по черновому автографу, наборной рукописи, Т, Соч, 1860 — 1861).

Стр. 137, строка 5: «голубика» вместо «голубица» (по всем другим источникам).

Стр. 137, строка 41: «Майданом» вместо «Майдан» (по наборной рукописи).

Стр. 138, строка 2: «крепкий» вместо «крепко» (по всем источникам до Т, Соч, 1874).

Стр. 139, строки 2 — 3: «ни одной каплей не смочило» вместо «ни одна капля не смочила» (по Т, Соч, 18681871, Т, Соч, 1874, Т, Соч, 1880).

Стр. 142, строки 27 — 28: «ты и не заметишь» вместо «ты не заметишь» (по всем другим источникам).

Стр. 144, строка 10: «вот он, вот он» вместо «вот он» (по всем другим источникам).

Стр. 144, строки 12 и 29: «эдак» вместо «этак» (по всем источникам до Т, Соч, 1880).

Стр. 144, строка 22: «Да зачем же они все ему покорились?» вместо «Зачем же они ему все покорились?» (по всем источникам до Т, Соч, 1880).

Стр. 145, строка 1: «да как ахнут» вместо «да как охнул» (по всем источникам до Т, Соч, 1880).

Стр. 145, строка 38: «весь воздух» вместо «воздух весь» (по всем другим источникам).

Стр. 146, строки 56: «Только траву» вместо «Только сразу» (по всем другим источникам).

Стр. 146, строка 7: «батюшки, гляди однако» вместо «однако, гляди батюшки» (по всем другим источникам).

Стр. 147, строка 23: «со стороны» вместо «с стороны» (по всем источникам до Т, Соч, 1874).

Стр. 147, строки 34 — 35: «равновесие жизни» вместо «равновесие» (по наборной рукописи).

История создания «Поездки в Полесье» до сих пор не вполне выяснена. В 1850 г. в примечании к рассказу «Певцы» Тургенев писал: «Полесьем называется длинная полоса земли, почти вся покрытая лесом, которая начинается на границе Волховского и Жиздринского уездов, тянется через Калужскую, Тульскую и Московскую губернии и оканчивается Марьиной рощей, под самой Москвой. Жители Полесья отличаются многими особенностями в образе жизни, нравах и языке. Особенно замечательны обитатели южного Полесья, около Плохина и Сухинича, двух богатых и промышленных сел, средоточий тамошней торговли. Мы когда-нибудь поговорим о них подробнее» (Совр, 1850, № 11, с. 109). Дальнейшую историю этого замысла и работы над ним можно подразделить на три этапа.

2 (14) апреля 1853 г. Тургенев писал Аксаковым из Спасского: «Ваш „Охотничий сборник“ — блистательная и, я надеюсь, выгодная в денежном отношении мысль. Разумеется, я Ваш сотрудник и мое перо, мое имя к Вашим услугам. На днях примусь думать о содержании статей и сообщу Вам — на чем остановлюсь». 23 апреля (5 мая) 1853 г. Тургенев сообщил С. Т. Аксакову, что им «уже составлен план двух статей». На следующий день в письме к тому же адресату о втором замысле сообщалось так: «. а во-2-х, рассказ о стрельбе мужиками медведей на овсах в Полесье. Это тоже, я надеюсь, выйдет статья порядочная. Если здоровье мое окончательно утвердится, к Петрову дню Вы получите обе статьи». В письме к С. Т. Аксакову от 12 (24) мая 1853 г. было сформулировано заглавие будущего произведения («Поездка в Полесье») и сообщалось о начале работы над ним («написал страниц 5»). Рассказ, как и второй очерк, обещанный Аксакову («О соловьях»), был явно задуман на материале чужих охотничьих рассказов. Писателю как бы не хватало собственных наблюдений, и работа двигалась медленно.

Второй этап работы над «Поездкой в Полесье» связан со значительным обогащением разрабатывавшейся темы. 26 июля (7 августа) 1853 г. Тургенев писал П. В. Анненкову: «Я на днях вернулся с довольно большой охотничьей поездки. Был на берегах Десны, видел места, ни в чем не отличающиеся от того состояния, в котором они находились при Рюрике, видел леса безграничные, глухие, безмолвные . > познакомился с весьма

замечательной личностью, мужиком Егором — и стрелял много и много делал промахов. Вообще я доволен своей поездкой. Егор — это для меня новый тип, я с ним намерен поохотиться один целый день — и тогда расскажу Вам о нем, а теперь со мной был товарищ — хороший малый — простой, веселый человек не без лукавства и даже плутоватости, как оно и следует, — он мне несколько мешал в моих наблюдениях». Таким образом, возникновение образов Егора и Кондрата точно датируется июлем 1853 г. Но и после этого Тургенев, отвлеченный другими замыслами, почти не продолжал работу над очерками для аксаковского «Охотничьего сборника».

В ноябре следующего 1854 г. был выслан Аксакову очерк «О соловьях», а «Поездка в Полесье» оставалась в прежнем состоянии. Тот факт, что Тургенев и после поездки на Десну продолжал в своих письмах называть рассказ «О стрельбе медведей на овсах в Полесье», приводит к выводу, что только получение каких-то дополнительных, более ярких впечатлений могло побудить яисателя в корне изменить свой замысел. Этот вывод подтверждается также тем обстоятельством, что в «Поездке в Полесье» описано Полесье не на берегах Десны, а другая и совершенно определенная его часть, а именно местность в излучине реки Ресеты, на стыке Жиздринского уезда Калужской губернии и Волховского и Карачевского уездов Орловской губернии. Местность эта находится далеко на восток от Десны. На этом основании нужно полагать, что в ходе работы над рассказом писатель существенно отразил свою охотничью экскурсию в Калужскую губернию в июне 1856 г., о которой он сообщал в письмах этого времени Л. Н. и M. H. Толстым, В. П. Боткину и др. (см. также: Безъязычный В. И. Тургенев в Калужском крае. — Знамя, Калуга, 1961, № 176, 27 июля, с. 4). Во всяком случае вскоре после этой поездки в Калужскую губернию Тургенев «Поездку в Полесье» написал. Работа над рассказом приходится в основном на ноябрь и декабрь 1856 г. Окончательно завершен расскиз был в Дижоне (Франция) 26 февраля (10 марта) 1857 г. Начатый после этого «третий» день «Поездки в Полесье» продолжен не был.

Дошедший до нас черновой автограф «Поездки в Полесье» содержит ценный и обильный материал для характеристики работы над рассказом. Первоначально описание первого дня поездки включало в себя и встречу с Ефремом. Второй день поездки был значительно короче и содержал лишь описание лесного пожара. Основные усилия Тургенева были направлены на раскрытие темы «человек и природа». Для характеристики поисков автора в этом направлении приведем несколько примеров.

Окончательному тексту: «Море грозит и ласкает, оно играет всеми красками, говорит всеми голосами» (с. 130, строки 12 — 13) предшествовали следующие варианты: а. Море грозит и ласкает, человеку [не страшно] не страшны и милы вечно переменчивые говорливые волны и странникам милые. 1 б. Моро грозит и ласкает, море отражает небо в. Море грозит и ласкает, море играет всеми красками и говорит всеми голосами.

1 Здесь и ниже три точки обозначают, что вариант не закончен.

В других случаях последовательность была такова (в скобках — страницы и строки окончательного текста):

а. здесь он значит что-нибудь, имеет какую-нибудь цену, может верить б. здесь он дерзает еще верить в. здесь он смеет еще верить (130, 31);

а. Шума нет в лесу, а поет какой-то вечный ропот и тихий гул по бесконечным верхушкам б. Нигде не возникало слышимых. в. Кругом не раздавалось резкого звука г. Не было слышно в громадном боре. д. Великая тишина стояла вокруг е. Тихо всё было кругом и беззвучно ж. След гнет дремоты неодолимой лежал на всем з. Чем дальше подвигались, тем становилось. и. Тише и тише становилось, чем дальше подвигались мы к. Чем дальше мы подвигались, тем глуше и тише становилось вокруг (134, 17 — 18);

а. Лес синел, потому что. б. Лес синел, до хороших мест было. в. Лес синел кольцом. г. Лес синел сплошным кольцом по всему краю неба (135, 17 — 18);

а. Шум. б. Жутко был . в. Тишина. г. Не нарушал тишины. д. Ни один звук не нарушал тишины е. От тишины жутко становилось ж. Становилось жутко з. Такая тишь стояла в лесу. и. Такая жуткая тишь стояла кругом. к. От жуткой тишины. л. И что за тишь стояла кругом м. Всё молчало (137, 12).

Читайте также:  Песнь о Гайавате - краткое содержание поэмы Лонгфелло (сюжет произведения)

Окончательный текст черновой рукописи «Поездки в Полесье» содержит довольно много вариантов, однако они не настолько значительны, чтобы можно было говорить о наличии двух редакций произведения.

Концовка «Поездки в Полесье» была приписана в черновой рукописи после 26 февраля (10 марта) 1857 г. в следующем виде:

«— Что же ты не садишься, Егорушка, — заговорил Кондрат, умещаясь на облучке. — Аль корова всё у тебя на уме?

— Какая корова? — спросил я и невольно вскинул глаза на Егора. Он стоял неподвижно между задними колесами телеги и спокойно глядел, слегка прищурившись, прямо перед собою, в даль. Озаренное ровным светом погасающего лицо его казалось еще спокойнее.

— Да вот у него последняя коровушка пала, — жалостливым голосом возразил Кондрат.

Егор безмолвно поместился возле него, и мы поехали.

„Этот вот не жалуется“, — подумал я».

Как отмечалось выше, первоначально тема Полесья возникла у Тургенева в связи с «Записками охотника». Позднее, работая над двумя очерками для аксаковского сборника, писатель, видимо, не думал об этой связи. Только после калужской поездки 1856 г. Тургенев принял решение очерк «О стрельбе медведей на овсах в Полесье» превратить в дополнительный рассказ знаменитого цикла. В 1860 г. это намерение было осуществлено: в первом томе «Сочинений» Тургенева (издание Н. А. Основского) «Поездка в Полесье» напечатана в качестве 23-го (предпоследнего) рассказа «Записок охотника». В дальнейшем, однако, рассказ печатался вне этого цикла. Колебания автора в данном случае характерны. «Поездка в Полесье» многим связана с «Записками охотника»: пейзажи в рассказах «Касьян с Красивой Мечи» и «Смерть» уже предвосхищают изображение

природы в «Поездке в Полесье», равно как «смирный тип» Калиныча родствен образу Егора. Но вместе с тем по художественной структуре «Поездка в Полесье» отличается от «Записок охотника». В то время как в последних образ рассказчика неопределенен и даже поверхностен, часто же вообще никакой роли не играет, в комментируемом рассказе он на первом плане и с ним соотнесены все компоненты темы.

В творчестве Тургенева «Поездке в Полесье» принадлежит совсем особое место, поскольку она уже в середине 1850-х годов предвосхитила философски окрашенный и углублепный лиризм ряда его «Стихотворений в прозе», относящихся к заключительному периоду творчества писателя («Песочные часы», «Я встал ночью. », «У-а. у-а. », «Природа», «Лазурное царство» и др.).

«Поездка в Полесье» появилась в «Библиотеке для чтения» вопреки договору об исключительном сотрудничестве писателя в «Современнике». Это обусловило отсутствие отклика на новое произведение Тургенева в важнейшем журнале той эпохи. Однако и другие русские журналы воздержались от критических суждений по этому поводу.

Непосредственным литературным откликом на «Поездку в Полесье» следует считать стихотворение В. Г. Бенедиктова «К лесу», опубликованное в декабрьской книге «Библиотеки для чтения» за 1857 год.

Из эпистолярных отзывов о рассказе следует отметить положительную оценку его Герценом и Огаревым. 19 (31) декабря 1857 г. Герцен писал Тургеневу: «Читал я твою превосходнейшую вещь в „Библ для чтения“ — кроме одного места, где ты уж очень много налиризничал, — удивительно хорошо» (Герцен, т. XXVI, с. 149). Огарев на следующий день добавляет к письму Герцена: «Крепко обнимаю Вас за Ваш глубоко поэтический рассказ в „Библиот для чтения“. Это одна из Ваших наисимпатичнейших вещей, которая так елеем по сердцу и прошла» (там же, с. 150).

Незначительность внимания, уделенного рассказу Тургенева, во многом объясняется несоответствием его тем общественным построениям, которые характерны для второй половины пятидесятых годов XIX в.

Первый перевод рассказа на иностранный язык (французский) был выполнен при участии автора и издан в 1858 г. (Scènes, II, р. 255 — 291). В этом переводе впервые увидело свет окончание рассказа, отсутствовавшее в «Библиотеке для чтения» и на русском языке появившееся в печати лишь в 1860 году (ср. письмо И. С. Тургенева от 4 (16) октября 1857 г. к Луи Виардо). Извлечения из «Поездки в Полесье» привел Альфонс де Ламартин в своем «Cours familier de littérature», t. XXII. Paris, 1866, p. 318 — 334 (излагая содержание рассказа, автор вместе с тем дает потный перевод некоторых его эпизодов).

При жизни Тургенева вышел также перевод на датский язык (En Udflugt til Skovregionen. — В кн.: Turgenjew J. Nye Billeder fra Rusland. Kjøbenhavn, 1874. Переводчик — V. Møller).

В дальнейшем появились переводы «Поездки в Полесье» на немецкий, английский, чешский языки: 1) Die Fahrt nach dem Holzland. — В кн.: Turgenieff J. Memoiren eines Jägers.

Leipzig, 1887. Переводчик H. Moser. 2) A tour in the forest. — В кн.: Turgenev J. The diary of a superfluous man and other stories. London, 1899, Переводчик Constanse Garnett. 3) Jízda do Polesí. — В кн.: Turgenev J. Dym a různé povidky. Praha, 1896. Переводчик М. N.

Несомненно воздействие «Поездки в Полесье» на последующую литературу. Так, в «Записках из подполья» (1864) Достоевского есть мотивы, навеянные некоторыми аспектами философско-психологической концепции «Поездки в Полесье» (см.: Достоевский, т. V, с. 377). П. А. Кропоткин обратил внимание на связь, существующую между произведением Тургенева и рассказом В. Г. Короленко 1886 года «Лес шумит» (см.: Кропоткин П. Идеалы и действительность в русской литературе. С английского. Перевод В. Батуринского под редакцией автора. СПб., 1907, с. 333).

Стр. 130. Вечная Изида (Исида, Исет). — Имя Изиды, древнеегипетской богини, упомянуто здесь Тургеневым как поэтический образ олицетворенной природы. В таком смысле это имя толковалось и в учебных словарях по мифологии начала XIX века и встречалось в поэзии, европейской и русской. См., например, в стихотворениях К. Н. Батюшкова «Странствователь и домосед» (1815) и Я. П. Полонского «Перед закрытой картиной» (1850-е годы), в котором рассказывается о статуе Изиды в Мемфисе:

Ср. также в позднем «Стихотворении в прозе» Тургенева — «Природа» (1879; наст. изд., т. 10).

Стр. 131. Ресета— приток реки Жиздры, являющейся в свою очередь притоком Оки. На большом протяжении составляла естественную границу между Калужской (с севера) и Орловской губерниями.

. уездная, торная дорога. — Дорога, соединявшая уездные города Карачев Орловской губернии и Козельск Калужской губернии.

. юхновцы — крестьяне Юхновского уезда Смоленской губернии.

Стр. 134. . стеклянный завод. — В изображаемой Тургеневым местности действительно находился завод оконного стекла курского купца Гнучева. Он был расположен на юг от Ресеты, вблизи от упоминаемой Тургеневым переправы ( Попроцкий М. Ф. Калужская губерния. СПб., 1864. Ч. 1, с. 566).

. село Святое. — Под этим именем Тургеневым описано одно из сел в районе Кудрявца, на восток от излучины Ресеты.

Стр. 136. Не знаю, бродили ли по нем татары, но русские воры или литовские люди смутного времени уже наверное могли скрываться в его захолустьях. — Описываемая в рассказе местность находилась на пути движения отрядов, примкнувших к Ивану Болотникову в 1606 году. См.: Смирнов И. И. Восстание Болотникова. 1606 — 1607. М.: Госполитиздат, 1951, с. 196 — 198 и глава четвертая «Поход на Москву».

Стр. 137. У одного майдана . — В историко-географических источниках XIX века отражено большое количество майданов на юг и на восток от излучины Ресеты.

. воровской городок стоял. — Ворами — в значении злодеи — назывались участники крестьянских восстаний XVII — XVIII вв. В орловских лесах в XIX в. часто встречались остатки валов, обнесенных рвами, — «воровских» укреплений.

Стр. 138. . точно свиток развивался у меня перед глазами. — Перефразировка следующих строк из стихотворения А. С. Пушкина «Воспоминание» (1828):

Стр. 141. . производитель — здесь сокращение слова «делопроизводитель» (подразумевается чиновник уездной полиции).

Стр. 142. . хлёцкая — здесь в значении бойкая, расторопная.

. двор на полозу — здесь в значении готовый к приему гостей.

Стр. 145. Тросное (Тросна, Еленка) — село на север от Кудрявца и на северо-восток от излучины Ресеты.

Стр. 146. . дром — здесь в значении хворост.

Стр. 147. . я понял жизнь природы

уметь молчать. Подобные же мысли Тургенев развивал в своей рецензии на «Записки ружейного охотника Оренбургской губернии» С. Т. Аксакова (см. наст. изд., т. 4).

Иван Тургенев – Поездка в Полесье

Иван Тургенев – Поездка в Полесье краткое содержание

Поездка в Полесье читать онлайн бесплатно

Кондрат засмеялся опять. И Егор улыбнулся. “Так только плетни затрещали?” – промолвил он.

– Только их и видно было, – подхватил Кондрат. – Так и пошли сигать!

Мы опять все притихли. Вдруг Кондрат всполохнулся и выпрямился.

– Э, батюшки, – воскликнул он, – да это никак пожар!

– Где, где? – спросили мы.

– Вон, смотрите, впереди, куда мы едем. Пожар и есть! Ефрем-то, Ефрем ведь напророчил. Уж не его ли это работа, окаянная он душа.

Я взглянул по направлению, куда указывал Кондрат. Действительно, верстах в двух или трех впереди нас, за зеленой полосой низкого ельника, толстый столб сизого дыма медленно поднимался от земли, постепенно выгибаясь и расползаясь шапкой; от него вправо и влево виднелись другие, поменьше и побелей.

Мужик, весь красный, в поту, в одной рубашке, с растрепанными волосами над испуганным лицом, наскакал прямо на нас и с трудом остановил свою поспешно взнузданную лошаденку.

– Братцы, – спросил он задыхающимся голосом, – полесовщиков не видали?

– Нет, не видали. Что это, лес горит?

– Лес. Народ согнать надо, а то, коли к Тросному кинется.

Мужик задергал локтями, заколотил пятками по бокам лошади. Она поскакала.

Кондрат также погнал свою пару. Мы ехали прямо на дым, который расстилался все шире и шире; местами оп внезапно чернел и высоко взвивался. Чем ближе мы подвигались, тем неяснее становились его очертания; скоро весь воздух потускнел, сильно запахло горелым, и вот, между деревьями, странно и жутко шевелясь на солнце, мелькнули первые, бледно-красные языки пламени.

– Ну, слава богу, – заметил Кондрат, – нажегся пожар-то поземный.

– Поземный; такой, что по земле бежит. Вот с подземным мудрено ладить. Что тут сделаешь, когда земля на целый аршин горит? Одно спасение: копай, канавы – да это разве легко? А поземный – ничего. Только траву сбреет да сухой лист сожжет. Еще лучше лесу от него бывает. Ух, батюшки, гляди однако, как шибануло!

Мы подъехали почти к самой черте пожара. Я слез и пошел ему навстречу. Это не было ни опасно, ни затруднительно. Огонь бежал по редкому сосновому лесу против ветра; он подвигался неровной чертой или, говоря точнее, сплошной зубчатой стенкой загнутых назад языков. Дым относило ветром. Кондрат сказал правду: это действительно был поземный пожар, который только брил траву и, не разыгрываясь, шел дальше, оставляя за собою черный и дымящийся, но даже не тлеющий след. Правда, иногда там, где огню попадалась яма, наполненная дромом и сухими сучьями, он вдруг, и с каким-то особенным, довольно зловещим ревом, воздымался длинными, волнующимися косицами, но скоро опадал и бежал вперед по-прежнему, слепка потрескивая и шипя. Я даже не раз заметил, как кругом охваченный дубовый куст с сухими висячими листами оставался нетронутым, только снизу его слегка подпаливало. Признаюсь, я не мог понять, отчего сухие листья не загорались. Кондрат объяснял мне, что это происходило оттого, что пожар поземный, “значит, не сердитый”. Да ведь огонь тот же, возражал я. Поземный пожар, повторил Кондрат. Однако хоть и поземный, а пожар все-таки производил свое действие: зайцы как-то, беспорядочно бегали взад и вперед, безо всякой нужды возвращаясь в соседство огня; птицы попадали в дым и кружились, лошади оглядывались и фыркали, самый лес как бы гудел, – да и человеку становилось неловко от внезапно бьющего ему в лицо жара.

– Чего смотреть! – сказал вдруг Егор за моей спиной. – Поедемте.

– Да где проехать? – спросил Кондрат.

– Возьми влево, по сухоболотью проедем.

Мы взяли влево и проехали, хоть иногда трудненько приходилось и лошадям и телеге.

Целый день протаскались мы по Гари. Перед вечером (заря еще не закраснелась на небе, но теня от деревьев уже легли неподвижные и длинные, и чувствовался в траве холодок, который предшествует росе) я прилег на дорогу вблизи телеги, в которую Кондрат не спеша впрягал наевшихся лошадей, и вспомнил свои вчерашние невеселые мечтанья. Кругом все было так же тихо, как и накануне, но не было давящего и теснящего душу бора; на высохшем мхе, на лиловом бурьяне, на мягкой пыли дороги, на тонких стволах и чистых листочках молодых берез лежал ясный и кроткий свет уже беззнойного, невысокого солнца. Все отдыхало, погруженное в успокоительную прохладу; ничего еще не заснуло, но уже все готовилось к целебным усыпленьям вечера и ночи. Все, казалось, говорило человеку: “Отдохни, брат наш; дыши легко и не горюй и ты перед близким сном”. Я поднял голову и увидал на самом конце тонкой ветки одну из тех больших мух с изумрудной головкой, длинным телом и четырьмя прозрачными крыльями, которых кокетливые французы величают “девицами”, а наш бесхитростный народ прозвал “коромыслами”. Долго, более часа не отводил я от нее глаз. Насквозь пропеченная солнцем, она не шевелилась, только изредка поворачивала головку со стороны на сторону и трепетала приподнятыми крылышками. вот и все. Глядя на нее, мне вдруг показалось, что я понял жизнь природы, понял ее несомненный и явный, хотя для многих еще таинственный смысл. Тихое я медленное одушевление, неторопливость и сдержанность ощущений и сил, равновесие здоровья в каждом отдельном существе – вот самая ее основа, ее неизменный закон, вот на чем она стоит и держится. Все, что выходит из-под этого уровня – кверху ли, книзу ли, все равно, выбрасывается ею вон, как негодное. Многие насекомые умирают, как только узнают нарушающие равновесие жизни радости любви; больной зверь забивается в чащу и угасает там один: он как бы чувствует, что уже не имеет права ни видеть всем общего солнца, ни дышать вольным воздухом, он не имеет права жить; а человек, которому от своей ли вины, от вины ли других пришлось худо на свете, должен по крайней мере уметь молчать.

– Ну, что ж ты, Егор! – воскликнул вдруг Кондрат, который уже успел поместиться на облучке телеги и поигрывал и перебирал вожжами, – иди садись. Чего задумался? Аль о корове все?

– О корове? О какой корове? – повторил я и взглянул на Егора: спокойный и важный, как всегда, он действительно, казалось, задумался и глядел куда-то вдаль, в поля, уже начинавшие темнеть.

– А вы не знаете? – подхватил Кондрат, – у него сегодня ночью последняя корова околела. Не везет ему – что ты будешь делать.

Егор сел молча на облучок, и мы поехали. “Этот умеет не жаловаться”, подумал я.

В настоящем разделе публикуются варианты всех прижизненных изданий входящих в данный том произведений, варианты наборных рукописей, а также некоторые варианты черновых автографов. Из вариантов рукописей в настоящем разделе приводятся:

к повести “Поездка в Полесье” – первая и вторая редакции начала продолжения (“Третий день”) по черновому автографу и варианты наборной рукописи;

к повести “Ася” – варианты наборной рукописи;

к роману “Дворянское гнездо” – наиболее существенные варианты чернового автографа.

Все варианты рукописей публикуются в настоящем издании впервые.

Варианты черновых автографов повести “Ася” и рассказа “Поездка в Полесье”, не вошедшие в настоящий том, будут напечатаны в одном из “Тургеневских сборников”, издаваемых Институтом русской литературы АН СССР.

Описания сохранившихся черновых автографов “Поездки в Полесье”, “Аси” и “Дворянского гнезда” – с приведением некоторых вариантов, помогающих воссоздать историю текстов, – даются в разделе “Примечания”, в комментариях к каждому из указанных произведений.

Система подачи вариантов изложена в уже вышедших томах настоящего издания (см. т. I, стр. 475-476; т. V, стр. 434; т. VI, стр. 400).

Варианты, находящиеся в разных источниках, но совпадающие между собой, объединяются и помещаются однажды, лишь с указанием к каждому такому варианту (в скобках) всех источников текста, в которых имеется данный вариант.

Источники текстов даются в следующих сокращениях (сиглах):

HP – наборная рукопись.

ЧА – черновой автограф.

Б Чт – “Библиотека для чтения”.

1856 – Повести и рассказы И. С. Тургенева. С 1844 г. по 1856 г. Часть III. СПб., 1856.

1859 – Дворянское гнездо. Роман И. С. Тургенева. М., 1859.

1860 – Сочинения И. С. Тургенева. Исправленные и дополненные. Издание Н. А. Основского. Тома I, III и IV. М., 1860.

1865 – Сочинения И. С. Тургенева (1844-1864). Издание братьев Салаевых. Тома III и IV. Карлсруэ, 1865.

1868 – Сочинения И. С. Тургенева (1844-1868). Издание братьев Салаевых. Часть 4. М., 1868.

1869 – Сочинения И. С. Тургенева (1844-1868). Издание братьев Салаевых. Часть 3. М., 1869.

1874 – Сочинения И. С. Тургенева (1844-1868). Издание братьев Салаевых. Части 3 и 4. М.. 1874.

1880 – Сочинения И. С. Тургенева (1844-1868-1874-1880). Издание книжного магазина наследников братьев Салаевых. Тома III и VIII. М., 1880.

1883 – Полное собрание сочинений И. С. Тургенева. Посмертное издание Глазунова. Том VII. СПб., 1883.

Незавершенное продолжение (ЧА)

На следующий день я, по обстоятельствам, принужден был возвратиться домой. Выбравшись из леса и перебравшись через Ресету, я на свежей тройке <свежих лошадях>отправился далее. Тарантас катился легко <быстро>по торной дороге – лошади весело бежали – неровный <легкий>ветерок дул им навстречу <Далее начато: и освежал>, слегка приподнимая их гривы и относя пыль назад. Жары не было, небольшие белые облака <а. высокие б. Начато: быс в. частые г. небольшие облака>беспрестанно заслоняли солнце – они быстро неслись одно за другим: в вышине <а. Начато: как б. знать, в вышине в. в вышине, знать>ветер был сильнее. Большие некошеные поляны, волнистые <кой-где>холмы, покрытые кустарником и распаханные по бокам <и распаханные по бокам вписано.>, узкие зеленые болотца

Ссылка на основную публикацию