Окаянные дни – краткое содержание книги Бунина (сюжет произведения)

Окаянные дни

В 1918–1920 годы Бунин записывал в форме дневниковых заметок свои непосредственные наблюдения и впечатления от событий в России. 1918 год он называл «проклятым», а от будущего ожидал чего-то ещё более ужасного.

Бунин очень иронично пишет о введении нового стиля. Он упоминает «о начавшемся наступлении на нас немцев», которое все приветствуют, и описывает происшествия, которые наблюдал на улицах Москвы.

В вагон трамвая входит молодой офицер и смущённо говорит, что он «не может, к сожалению, заплатить за билет».

В Москву возвращается критик Дерман — бежал из Симферополя. Он говорит, что там «неописуемый ужас», солдаты и рабочие «ходят прямо по колено в крови». Какого-то старика-полковника живьём зажарили в паровозной топке.

«Ещё не настало время разбираться в русской революции беспристрастно, объективно. » Это слышится теперь поминутно. Но настоящей беспристрастности все равно никогда не будет, а наша «пристрастность» будет очень дорога для будущего историка. Разве важна «страсть» только «революционного народа»?

В трамвае ад, тучи солдат с мешками — бегут из Москвы, боясь, что их пошлют защищать Петербург от немцев. Автор встречает мальчишку-солдата, оборванного, тощего и вдребезги пьяного. Солдат натыкается на автора, отшатнувшись назад, плюёт на него и говорит: «Деспот, сукин сын!».

На стенах домов расклеены афиши, уличающие Троцкого и Ленина в том, что они подкуплены немцами. Автор спрашивает у приятеля, сколько именно эти мерзавцы получили. Приятель с усмешкой отвечает — порядочно.

Автор спрашивает полотёров, что будет дальше. Один из них отвечает: «А Бог знает. То и будет: напустили из тюрем преступников, вот они нами и управляют» и добавляет, что надо бы расстрелять их из «поганого ружья», а при царе такого не было.

Автор случайно слышит телефонный разговор, в котором отдаётся приказ расстрелять адъютанта и пятнадцать офицеров.

Опять какая-то манифестация, знамёна, плакаты, пение в сотни глоток: «Вставай, подымайся, рабочай народ!». Голоса утробные, первобытные. Лица у женщин чувашские, мордовские, у мужчин, все как на подбор, преступные, иные прямо сахалинские. Римляне ставили на лица своих каторжников клейма. На эти лица ничего не надо ставить, и без всякого клейма всё видно.

Автор вспоминает «статейку Ленина», ничтожную и жульническую — то интернационал, то «русский национальный подъём». Услышав речь Ленина на «Съезде Советов», автор называет его «животным».

Вся Лубянская площадь блестит на солнце. Жидкая грязь брызжет из-под колёс, солдаты, мальчишки, торг пряниками, халвой, маковыми плитками, папиросами — настоящая Азия. У солдат и рабочих, проезжающих на грузовиках, морды торжествующие. В кухне у знакомого — толстомордый солдат. Говорит, что социализм сейчас невозможен, но буржуев надо перерезать.

Одесса, 12 апреля 1919 года (по старому стилю). Мёртвый, пустой порт, загаженный город. Почта не работает с лета 17 года, с тех пор, как впервые, на европейский лад, появился «министр почт и телеграфов». Тогда же появился и первый «министр труда», и вся Россия бросила работать. Да и сатана Каиновой злобы, кровожадности и самого дикого самоуправства дохнул на Россию именно в те дни, когда были провозглашены братство, равенство и свобода.

Автор часто вспоминает то негодование, с которым встречали его будто бы сплошь чёрные изображения русского народа. Негодовали люди, вскормленные той самой литературой, которая сто лет позорила попа, обывателя, мещанина, чиновника, полицейского, помещика, зажиточного крестьянина — все классы, кроме безлошадного «народа» и босяков.

Сейчас все дома темны. Свет горит только в разбойничьих притонах, где пылают люстры, слышны балалайки, видны стены, увешанные чёрными знамёнами с белыми черепами и надписями: «Смерть буржуям!».

Автор описывает пламенного борца за революцию: во рту слюна, глаза яростно смотрят сквозь криво висящее пенсне, галстучек вылез на грязный бумажный воротничок, жилет запакощенный, на плечах кургузого пиджачка — перхоть, сальные жидкие волосы всклокочены. И эта гадюка одержима «пламенной, беззаветной любовью к человеку», «жаждой красоты, добра и справедливости»!

Есть два типа в народе. В одном преобладает Русь, в другом — Чудь. Но и в том и в другом есть страшная переменчивость настроений и обликов. Народ сам говорит про себя: «Из нас, как из древа, — и дубина, и икона». Всё зависит от того, кто это древо обрабатывает: Сергий Радонежский или Емелька Пугачев.

«От победы к победе — новые успехи доблестной Красной Армии. Расстрел 26 черносотенцев в Одессе. »

Автор ожидает, что в Одессе начнётся дикий грабёж, который уже идёт в Киеве, — «сбор» одежды и обуви. Даже днём в городе жутко. Все сидят по домам. Город чувствует себя завоёванным кем-то, кто кажется жителям страшнее печенегов. А завоеватель торгует с лотков, плюёт семечками, «кроет матом».

По Дерибасовской или движется огромная толпа, сопровождающая красный гроб какого-нибудь жулика, выдаваемого за «павшего борца», или чернеют бушлаты играющих на гармонях, пляшущих и вскрикивающих матросов: «Эх, яблочко, куда котишься!».

Город становится «красным», и сразу меняется толпа, наполняющая улицы. На новых лицах нет обыденности, простоты. Все они резко отталкивающие, пугающие злой тупостью, угрюмо-холуйским вызовом всему и всем.

Автор вспоминает Марсово Поле, на котором совершали, как некое жертвоприношение революции, комедию похорон «павших за свободу героев». Про мнению автора, это было издевательство над мёртвыми, которые были лишены честного христианского погребения, заколочены в красные гробы и противоестественно закопаны в самом центре города живых.

Цитата из «Известий» изумляет автора своим языком: «Крестьяне говорят, дайте нам коммуну, лишь бы избавьте нас от кадетов. ».

Подпись под плакатом: «Не зарись, Деникин, на чужую землю!».

В одесской «чрезвычайке» новая манера расстреливать — над клозетной чашкой.

«Предупреждение» в газетах: «В связи с полным истощением топлива, электричества скоро не будет». В один месяц обработали всё — фабрики, железные дороги, трамваи. Нет ни воды, ни хлеба, ни одежды — ничего!

Поздно вечером, вместе с «комиссаром» дома, к автору являются измерять в длину, ширину и высоту все комнаты «на предмет уплотнения пролетариатом».

Почему комиссар, почему трибунал, а не просто суд? Потому, что только под защитой таких священно-революционных слов можно так смело шагать по колено в крови.

Главная черта красноармейцев — распущенность. В зубах папироска, глаза мутные, наглые, картуз на затылке, на лоб падает «шевелюр». Одеты в сборную рвань. Часовые сидят у входов реквизированных домов, развалившись в креслах. Иногда сидит просто босяк, на поясе браунинг, с одного боку висит немецкий тесак, с другого кинжал.

Призывы в чисто русском духе: «Вперёд, родные, не считайте трупы!».

В Одессе расстреливают ещё пятнадцать человек и публикуют список. Из Одессы отправлено «два поезда с подарками защитникам Петербурга», то есть с продовольствием, а сама Одесса дохнет с голоду.

Тут одесские заметки автора обрываются. Продолжение он закапывает в землю так хорошо, что перед бегством из Одессы, в конце января 1920 года, никак не может их найти.

Книга Ивана Бунина «Окаянные дни»: история, написания, содержание произведения о большевиках и народе

Сегодня нет в России человека, который не знаком с творчеством Ивана Алексеевича Бунина. Поэт, прозаик, переводчик. Он первым среди русских писателей получил Нобелевскую премию по литературе.
К сожалению, автор красивой пейзажной, любовной лирики, пронзительных рассказов на долгие годы лишился читателя у себя на Родине. Причиной стала эмиграция и произведение «Окаянные д ни».

Иван Бунин как автор книги

Биография

Иван родился в 1870 году в Воронеже в семье бедного дворянина, хотя род Буниных уходит корнями в 15 век, а семейный герб занесен в Гербовник Российской Империи. Детство мальчика прошло на хуторе в Орловской губернии. Он начинал учебу в гимназии, но был отчислен за то, что не вернулся с каникул.

Образование продолжил дома под руководством старшего брата Юлия и сдал экзамен за курс гимназии весьма успешно. Ивана интересовали история, философия, языки. Он сам увлекался литературным творчеством. Так получилось, что оно и определило всю его жизнь.

Музы Ивана Бунина:

  • Варвара Пащенко стала первой гражданской женой поэта, когда он работал в «Орловском вестнике». Через три года она ушла от него. Молодой мужчина тяжело перенес расставание. Чувства того времени нашли отражение на страницах романа «Жизнь Арсеньева»;
  • Анну Цакни писатель встретил в Одессе, назвав знакомство «солнечным ударом». Вскоре состоялась свадьба. Почти сразу начались разногласия. Через год совместной жизни беременная Анна вернулась в Одессу, заставив мужа страдать. Она родила поэту сына Николая, который умер от болезни в 5 лет;
  • Вера Муромцева была верным другом и помощником Ивана Алексеевича 46 лет. Познакомились они в 1906 году, а вот обвенчались только во Франции в 1922. На долю женщины выпало тяжелое испытание — быть свидетелем романа мужа и жившей у них писательницы;
  • Галина Кузнецова почти 10 лет прожила на вилле Буниных. Но и эта муза превратилась в источник страданий. После ее ухода Иван Алексеевич был на грани отчаянья. Закрывался в кабинете, работал сутки напролет. Итогом стали 38 новелл сборника «Темные аллеи».

Творческий путь

Первое стихотворение опубликовал журнал «Родина». В 19 лет юноша начал самостоятельную жизнь. Устроился работать в журнал «Орловский вестник», в котором печатали его стихи, рассказы, рецензии. В январе 1894 года Бунин едет в Москву. Уже написаны «Антоновские яблоки», «Новая дорога», в которых читатели слышат боль автора об исчезающем дворянстве; выходят переводы Петрарки, Байрона.

  • 1897 год — сборник «На край света» (Петербург);
  • 1898 год — поэтический сборник «Под открытым небом» (Москва);
  • 1900 год — поэтический сборник «Листопад»;
    1915 год — проза «Полное собрание сочинений».

Бунин признан как поэт русского пейзажа. Символизм он не приемлет и смотрит критично на происходящее в стране. Повесть «Деревня» (1905 г.) положила начало ряду произведений, показывающих русскую душу.

В 1903 году Петербургская академия наук вручает ему первую Пушкинскую премию, следом — вторую. В 1909 году Бунин становится почетным академиком Академии наук Санкт-Петербурга. В 1915 году он особенно популярен в литературных кругах.

После революции И.А. Бунин эмигрировал из России. Почти сразу в Париже вышел сборник его рассказов «Господин из Сан-Франциско», восторженно встреченный читателями. Во Франции он напишет главное произведение — автобиографический роман «Жизнь Арсеньева», в котором отразились детские впечатления, переживания об ушедшей России.

В 1933 году Шведская академия наук вручила премию по литературе Ивану Алексеевичу Бунину.
Любовь и страсть — эти темы стали центральными в творчестве в эмиграции: «Митина любовь» (1925), «Солнечный удар» (1927), цикл «Темные аллеи» (опубликован в 1943 году в Нью-Йорке).

Значение революции в жизни писателя

Раздумья о будущем страны появляются в творчестве писателя после первой русской революции. События 1905 года ужаснули писателя анархизмом, своеволием, жестокостью. Первая мировая война вызвала опасения. Он не разделял патриотических настроений большинства сограждан.

После революции семья из Орловского имения переезжает в Москву. Здесь писатель видит революционный город изнутри. В канун Октября дворянин Бунин считал, что только высококультурные интеллигенты способны управлять страной. Понятия «разум народных масс» для него не существовало.

Иван Бунин не понял смысла Октябрьской революции, не принял Советскую Россию и оправился в добровольное изгнание. В 1920 году Бунины приехали во Францию. Бунин тяжело переживал разлуку с родиной. В декабре 1933 года на церемонии вручения Нобелевской премии в Стокгольме он любовался снегом, похожим на тот, что в России, и мечтал пробежаться по нему. Голодал, но не согласился сотрудничать с немцами в годы Второй мировой, потому что фашисты напали на его Родину.

Окаянные дни

История написания

Одна из самых известных книг Бунина. Название ее символично, ведь и сам автор пережил немало окаянных дней вместе со своей страной и вдали от Родины.

Писателя-гуманиста оттолкнуло в революции то, что в ее мясорубке пострадали сотни и тысячи ни в чем неповинных людей, события ударили по каждому. Эта точка зрения стала лейтмотивом книги, в основе которой лежат дневниковые записи 1918—1920 годов. Он вел их до отъезда во Францию. В Париже восстанавливал по памяти.

Публикации произведения

Фрагменты книги впервые вышли в свет в Париже в газете русских эмигрантов «Возрождение» (1925—1927 годы). В полном объеме дневники выходят в 1936 году в Берлине в издательстве «Petropolis» в составе Сборника сочинений.

Главполитпросвет при Наркомпросе предпринимал жесткие меры против писателей-эмигрантов. Из библиотек забирали «контрреволюционные» книги. Имя Бунина в этих списках было постоянным. Почти до 60-х годов произведения Ивана Алексеевича не издавались в СССР.

Долгие годы книгу обходили молчанием. Она попадала к читателям лишь в каких-то списках, поэтому нередко возникал вопрос — кто написал такое смелое произведение. В 1988 году в Собрании сочинений в 6 томе вышли фрагменты книги-дневника с большими сокращениями. Нередко возникали вопросы. Только в период перестройки это неоднозначное произведение было напечатано.

Литературные особенности произведения

Идея и композиция

Художественно-документальное произведение отражает переломную эпоху революции и гражданской войны. Бунин наблюдал и словно стенографировал то, что происходило вокруг него. Содержание книги — картинки-наблюдения, услышанные разговоры, газетные публикации, которые становились предметом размышлений автора о судьбе России.

Переживания о происходившем в стране объясняют мрачную интонацию книги. По мнению Бунина, революция — стихия, чума, холера, бунт, поэтому она не может принести ничего хорошего.
Первую запись в дневнике он сделал в январе 1918 года в Москве. Автор писал, что проклятый год уже позади, но радости у народа все равно нет. Он не представляет, что ждет Россию дальше.

Чувствуется страх, безнадежность, сумятица людей. Дальше — неизвестность. Каждый сам за себя и сам по себе: толпа мужиков и баб смотрит, как мужик пытается поднять лошадь, просит о помощи. Но все только глазеют. Автор отмечает, что информацию люди получали из разговоров (на улицах, у знакомых, в различного рода собраниях) да из газет, тоже весьма противоречивую. «Слухи, снова слухи» — не однажды мы встречаем такую реплику.

Бунин ссылается на разные издания:

  • в «Известиях» статья, где “Советы сравнивают с Кутузовым. «Более наглых жуликов мир не видел»;
  • из «Власти народа» передали самые верные сведения;
  • опять стали выходить «буржуазные» газеты — с большими пустыми листами;
  • из редакции «Русских ведомостей» стало известно, что «Троцкий — немецкий шпион, был сыщиком при нижегородском охранном отделении». Это опубликовал в «Правде» Стучка по злобе на Троцкого.

Одесская часть начинается с записи от 12 апреля (старого стиля) 1919 года. Отчаянье сквозит с первых же строк:

«Почти три недели со дня нашей погибели».

Мертвый город, опустел порт. Почти девять месяцев шло письмо из Москвы. Отсутствие какого-либо порядка уже никого не удивляет. Как только появился министр труда, вся Россия перестала работать.

Бунин вспомнил революционный Петербург, где шли совещания, заседания, митинги, издавались воззвания и декреты, по Невскому мчались правительственные машины с красными флажками, шли отряды с музыкой. Проспект заполнен серой толпой, солдатней, неработающими рабочими, гулящей прислугой, торговцами с лотков. А на тротуарах сор, шелуха, на мостовой — навозный лед и ухабы. И рассуждения мужика-извозчика, что народ, «как скотина без пастуха, все перегадит и самого себя погубит».

Вскоре после приезда в Одессу газеты напечатали предупреждение о том, что не хватает топлива, будут отключать электричество. Не хватало продуктов.

«Все обработали в один месяц, ничего не осталось: ни железных дорог, ни фабрик, ни одежды, ни хлеба, ни воды — точно все провалилось».

Время от времени большевики обходили квартиры, смотрели, что еще можно изъять. У кого-то забирают последнее. И тут же свадьба милиционера: венчаться поехал в карете, для пира привезли 40 бутылок вина, которое стоит очень дорого и запрещено.

В Одесской части больше размышлений автора, экскурсов в историю, воспоминаний. Революция не принесла ничего нового, стала очередным бунтом, которых Русь пережила немало. Бунин приводит цитаты из Герцена, Соловьева, Татищева, Костомарова. Перечитывает русских писателей и делает вывод, что исторические процессы повторяются.

Читайте также:  Телефон - краткое содержание рассказа Носова (сюжет произведения)

Отличительной чертой революции Бунин называет бешеную жажду игры, позы, балагана. «В человеке просыпается обезьяна». Даже похороны на Марсовом поле превращают в шоу.

Своеобразным спасением Бунин считает Бога:

Именно в ней он пытается найти ориентир. Да и краски совсем другие при описании церквей: золото преобладает. Благостно и трогательно пишет о прикосновении с церковными обрядами:

«В доме напротив молебствие. Пение священников кажется странным теперь. Женский хор пел в церкви на венчании».

Церковную красоту автор называет «островом старого мира в море грязи, подлости и низости нового».

Признается, что только в момент утраты мы почувствовали всю эту красоту. Бунин догадывается, что эти островки не вечны. Отсюда контраст радостного пасхального звона колоколов и отсутствия ощущения светлого воскресения.

Основные образы и персонажи

В небольшом произведении автор сумел показать множество разнообразных персонажей: образы с улиц и известные политики, писатели. Среди первых много бандитов, которых выпустили из тюрем, и они чувствуют вкус власти. Солдаты участвовали в свержении царя, покинули фронт, нападают на всех. Вечером на одной из улиц Москвы увидел двух солдат с ружьями.

«Стража или грабители? И то и другое».

Обстоятельства изменили людей. Слуга брата Юлия Андрей, который почти 20 лет работал у них и всегда был «неизменно прост, мил, разумен, вежлив, сердечен», вдруг «все больше шалеет. Точно с ума спятил. Весь внутренно дрожит от злобы».

Нелицеприятно выражается Бунин о вождях большевиков:

«Ленин, Троцкий, Дзержинский. Кто подлее, кровожаднее, гаже?».

Это не только точка зрения самого автора. От газетчиков он слышит, что «лучше черти, чем Ленин».
Короткие емкие эпитеты о многих современниках: Луначарский «гадина», Блок «человек глупый», Керенский «выскочка, делающийся все больше наглецом».

Много заметок о литературных деятелях: Блок «открыто присоединился к большевикам». Маяковский в мятой рубахе на заседании «Среды» ведет себя вполне пристойно, но с хамской независимостью. В Петербурге на открытие выставки финских картин собрался «весь цвет русской интеллигенции». Но надо всеми преобладал «поэт» Маяковский — ел с чужих тарелок, перебивал министра и послов, похабно орал. Бунин припоминает, что еще в гимназии Маяковского прозвали Идиотом Полифемовичем. Брюсов «все левеет, почти уже большевик». Такими оговорками автор показывает, как меняется точка зрения человека под влиянием обстоятельств.

Жанр произведения

Точно определить жанр «Окаянных дней» Бунина очень сложно.

Исследователи дают разные определения:

  • дневник;
  • художественное произведение;
  • публицистика;
  • очерк;
  • отрывки.

Это можно назвать скорее синтез жанров с документальными, публицистическими и художественными чертами. Дневниковая форма повествования дает возможность автору запечатлеть на бумаге определенный момент жизни, добавив к нему свои размышления. Автор эмоционально говорит о происходящем. За это критики обвиняли Бунина в «пристрастности», на что он отвечал, мол, настоящей пристрастности все равно никогда не было.

Документальности придают и ссылки на печатные издания того времени. Вместе с тем, в «Окаянных днях» художественное начало ярко выражено. В текст автор включает отрывки своих стихотворений. Строчку
«Вот встанет бесноватых рать И, как Мамай, всю Русь пройдет. » считает пророческой.

Видим Бунина — художника слова. Он остается поэтом русского пейзажа даже в этой кровавой свистопляске.

В тексте много лирических вкраплений:

  • гимназистки облепленные мокрым снегом — «красота и радость». И тут же — «Что ждет эту молодость?»;
  • февральским днем выглянуло солнце: «Совсем весна, очень ярко от снега и солнца»;
  • замечает, что прилетели грачи;
  • «деревцо, зазеленевшее у нас во дворе, побледнело»;
  • ломоть месяца, совсем золотой, чисто блестит сквозь молодую зелень дерева под окном;
  • всем существом почувствовал очарование весны.

Пейзажные вкрапления смягчают рассказ о событиях того времени. Автор показывает, что есть вечное, непреходящее.

Структура текста

Книга делится на две большие части: «Москва. 1918 г.» и «Одесса. 1919 г.». Внутри повествование ведется по датам: с 1 января (старого стиля) по 24 марта. Одесская часть начинается с записи от 12 апреля (старого стиля) и заканчивается 20 июня.

В P.S. автор сообщает, что заметки обрываются:

«Листки, следующие за этим я так хорошо закопал в одном месте в землю, что перед бегством из Одессы, в конце января 1920 года, никак не мог их найти».

Стилистическая специфика

Автор очень ярко показывает всех героев. Буквально один эпитет, и мы видим того или иного персонажа. В одном эпизоде-абзаце писатель вмещает несколько образов, которые читатель четко представляет.

И. А. Бунин умело передает не только свои чувства, но и настроение окружающих. Вот коротенькая встреча со старухой в Мерзляковском:

«Остановилась, оперлась на костыль дрожащими руками и заплакала», попросив взять ее на воспитание, мол, деваться все равно некуда.

Ненависть толпы выплескивается в воззваниях большевиков: «Вперед, родные, не считайте трупы!»

Прилагательные цвета дополняют сюжеты зарисовок:

  • много красного (знамена, бумажные цветы, флаги и флажки), символизирующего кровопролитие;
  • рыжий — в той же цветовой палитре;
  • угрюмый серый — цвет толпы, солдатских шинелей, сумерек;
  • черный — темные неосвещаемые улицы.

Бунин использует образные приемы, отсылая читателя к известным произведениям искусства: в трамвае все смотрят в окно — там «сцена древней Москвы, картина Сурикова».

Неоднократно Бунин подчеркивает фальшь происходящего: искусственные цветы на новых, никому не нужных праздниках, обилие кругом гениальных литераторов, издательство Горького «Парус», выпустившее за год одну книжечку Маяковского.

Его слух коробит сквернословие, «высокий» стиль современных газет, новое правописание. Чувство подавленности, мрака усиливается от того, что все быстро пали духом.

Осенью 1952 года И.А. Бунин написал последнее стихотворение. В мае следующего года сделал запись в дневнике:

«Это все-таки поразительно до столбняка! Через некоторое, очень малое время меня не будет — и дела, и судьбы всего, всего будут мне неизвестны!»

Видео об отрывках из книги

Отрывки из книги И.А. Бунина иллюстрированы кадрами кинохроники.

«Окаянные дни» – краткое содержание книги Ивана Бунина

События в Москве

Свои записи в форме дневника о послереволюционной России писатель стал писать начиная с января 2018 года. Последняя из них была датирована 1920 годом.

Самую первую свою запись Бунин оставил 1 января по старому календарю. Писатель подытожил, что один проклятый год жизни окончен. Но затем он спросил, что же последует за ним. В то время было сложно представить, что в будущем ждет страну.

Следующие заметки датируются началом февраля. Тогда большевики велели быть новому порядку, и надежды автора на возвращение былых времен становились все более призрачными.

Даты нет, лишь запись о том, как в вагоне трамвая Бунин встретил молодого офицера. Тот поделился новостью о том, что разговаривал со сбежавшим из Симферополя критиком. Там сейчас творился ужас. И не настали еще те времена, в которые можно будет трезво оценить, что сделала с Россией революция. А возможно, никогда и не наступит тот момент, когда можно будет беспристрастно о ней судить. Ведь есть страсть революционеров, а есть страсть тех, кто был против нее. И историкам будет интересно мнение обеих сторон.

В самом трамвае творился ад. Множество солдат с пожитками бежали из Москвы в страхе, что их могут отправить в Питер защищать город от немцев. На стены домов люди клеили листовки с обвинениями Ленина в заговоре с немцами.

Разговаривая с полотерами, автор спросил, что хорошего они могут ему рассказать. Те прямо ответили, все плохо и только бог знает, что будет с ними дальше. Ведь преступники сбежали из тюрьмы, и теперь они правят страной. И зря, говорит мужчина, царя посадили, без него народ ослаб и был не в состоянии сопротивляться.

Записи из Одессы

Весной 1919 года Бунин вместе с супругой переехал жить в Одессу.

Первая запись из южного города была сделана 12 апреля 1919 года. В этот день Бунин предался рассуждениям о смысле и роли революции для простых людей. Свои записи автор ведет по старому календарю. Он, видимо, так и не привык к новым порядкам, установленным в стране.

Одессу Бунин описывает, как мертвый пустой порт и мертвый город. Недавно ему пришло письмо из Москвы, отправленное еще в августе. Но русская почта перестала существовать еще летом 1917 года, с того самого момента, как появился «министр почты и телеграфа». Ввести должность решили на европейский маневр. Вместе с ним учредили такую должность, как министр труда. Это было особенно неуместно, ведь как раз тогда Россия бросила работать.

С переездом жизнь Бунина вновь превратилась в ожидание скорой развязки. Ведь это тяжелое время должно было когда-то закончиться. В Москве люди ожидали немцев, в надежде, что те освободят ее от большевицкого движения. В Одессе же народ в надежде бегает к Николаевскому бульвару посмотреть, стоит ли французский миноносец, это их защита.

Каждое утро перед завтраком Бунин читает газеты. Их страницы пестрят лживыми статьями. Но какой бы ни была погода, автор тратит свои последние деньги на свежую газету. Все вопросы оставались без ответа, вместо них лишь громкие заголовки про успех Красной армии на фронте. Газеты были наполнены заметками о расстрелах врагов советов и предупреждениями об отключении электричества.

Автор подводит итог, что это было вполне ожидаемо, и новое правительство за один месяц оставило страну без самых важных благ:

  • фабрик;
  • трамваев;
  • воды и хлеба;
  • почты;
  • железнодорожных перевозок;
  • одежды.

И сейчас когда-то шумная и радостная Одесса погрузилась в темноту, свет погас во всех домах. Исключением стали разве что притоны преступников. Там и сейчас слышна музыка, светятся лампы, а на стенах весят знамена с надписями «Смерть, смерть буржуям!».

На улицах города стало совсем мало людей, в основном все сидят по домам. И вообще, создается ощущение, что Россия завоевана не своими гражданами, а новым, невиданным народом. И завоеватель ее спокойно расхаживает по улицам, играет на гармошке, торгует с продуктовых лотков. И нет на его лице ни капли от былой обыденности и простоты. Лицо этого завоевателя пугает и отталкивает своей злой тупостью и стремлением уничтожить все живое и бросить вызов всем и вся.

Образ Ленина

В своей книге Иван Алексеевич отзывался о Ленине особенно нелестно. Кажется, каждое упоминание этого человека, каждая кратко сделанная заметка была пропитана ненавистью к вождю. Автор не стесняется в своих высказываниях на громкие негативные эпитеты в сторону «большевистского главаря», ведь он «ничтожный» и «жульнический». Ведь в глазах Ивана Алексеевича он лишь «О, какое это животное!».

В слухи о том, что Владимир Ильич и его ближайшее окружение подкуплено немцами, Бунин не верит. Он считает новое правительство глупыми фанатиками, что одержимы лишь своей идеей. А это, по его мнению, намного хуже, ведь фанатичность стирает грани и ставит предмет своего обожания и свою идею выше всего. Это значит террор и убийство невинных, но несогласных людей. Даже Иуда успокоится после получения тридцати серебряников, но фанатик пойдет до конца ради своей идеи.

И доказательств такой идеи достаточно:

  • бесконечный террор;
  • Гражданская война в стране;
  • применение насилия с целью достижения великой цели.

Ленин же стал всего бояться. Ему повсюду мерещились заговоры, ведь он даже спустя два года не мог поверить в свою победу в октябре.

Отношение к современникам

Книга содержит не только описание страны и ее граждан в 1919−1920 гг., но и высказывания автора в адрес его современников, среди которых:

  • Владимир Маяковский;
  • Александр Блок;
  • Максим Горький;
  • Валерий Брюсов.

Рассуждения Бунина о них в большинстве своем негативные, язвительные. Иван Алексеевич никак не мог принять и простить их попытки угодить новой власти. Ведь разве могли быть общие дела между добропорядочными умными людьми и большевиками. Бунин считал, что нет.

Брюсов, Маяковский и Блок открыто встали на сторону большевицкой партии. Они совершенно глупые личности по мнению автора. Ведь эти люди одинаково превозносили и ленинскую концепцию государства, и самодержавие.

Их произведения он величает «заборной писаниной». Но самое печальное здесь то, что этот забор становится родным для всей русской литературы, и ограждается им практически вся Россия. Тревожит творца лишь одно: можно ли будет выбраться из-под этого забора. Маяковский же и вовсе не в состоянии прилично себя вести. Кажется, его хамская независимость и стереотипная прямота суждений — это обязательные атрибуты его образа.

Менее критично Иван Алексеевич относится к Тихонову и Горькому. Эти делают вид, что борются против большевиков и в открытую называют их авантюристами, которые, чтобы получить власть, прикрылись интересами простых людей. Но на самом деле они живут в реквизированной Советами «Национальной гостинице», стены которой украшают портреты Ленина и Троцкого.

Заключение книги

В одной из своих последних записей Бунин говорит, что вчера поздно вечером к ним с супругой вместе с «комиссаром» их дома заявились люди. Они пришли измерять высоту потолков, а также площадь комнат «на предмет уплотнения пролетариатом».

Автор задается вопросом, почему комиссары, трибуналы, а не законный суд. Все оттого, что, только прикрываясь такими революционными словечками, можно столь смело шагать по стране, будучи по колено в крови.

Красноармейцев он описывает как распущенных, наглых людей, с папироской во рту.

Бунин говорит, что в Одессе было расстреляно еще 15 человек, а список фамилий был опубликован. Но также из города отправилось «два поезда с подарками защитникам Петербурга». В них продукты, хотя Одесса сама дохнет от голода.

На этом заметки обрываются. Автор отмечает, что хорошо закопал последние несколько листов в землю, дабы уберечь себя и свою семью. Но в январе 1920 года, когда он вместе с близкими спасался бегством из Одессы, он так и не смог найти те листки. Поэтому 1 января 1920 года записи Бунина обрываются.

Прочитать краткое содержание книги Бунина будет достаточно, чтобы понять состояние и настроение автора и половины русского народа в послереволюционные годы.

Бунин И.А. – Окаянные дни – краткое содержание по главам

В годы Бунин записывал в форме дневниковых заметок свои непосредственные наблюдения и впечатления от событий в России того времени. Вот несколько фрагментов:

Москва, 1918г.

1 января (старого стиля). Кончился этот проклятый год. Но что дальше? Может, нечто еще более ужасное. Даже наверное так…

5 февраля. С первого февраля приказали быть новому стилю. Так что уже восемнадцатое…

6 февраля. В газетах — о начавшемся наступлении на нас немцев. Все говорят:

«Ах, если бы!». На Петровке монахи колют лед. Прохожие торжествуют, злорадствуют: «Ага! Выгнали! Теперь, брат, заставят!»

Далее даты опускаем. В вагон трамвая вошел молодой офицер и, покраснев, сказал, что он «не может, к сожалению, заплатить за билет». Приехал Дерман, критик, — бежал из Симферополя. Там, говорит, «неописуемый ужас», солдаты и рабочие «ходят прямо по колено в крови». старика-полковника живьем зажарили в паровозной топке. «Еще не настало время разбираться в русской революции беспристрастно, объективно…» Это слышишь теперь поминутно. Но настоящей беспристрастности все равно никогда не будет А главное: наша «пристрастность» будет ведь очень и очень дорога для будущего историка. Разве важна «страсть» только «революционного народа»? А что ж, не люди, что ли? В трамвае ад, тучи солдат с мешками — бегут из Москвы, боясь, что их пошлют защищать Петербург от немцев. Встретил на Поварской мальчишку-солдата, оборванного, тощего, паскудного и вдребезги пьяного. Ткнул мне мордой в грудь и, отшатнувшись назад, плюнул на меня и сказал: «Деспот, сукин сын!» На стенах домов расклеены афиши, уличающие Троцкого и Ленина в связи с немцами, в том, что они немцами подкуплены. Спрашиваю Клестова: «Ну, а сколько же именно эти мерзавцы получили?» «Не беспокойтесь, — ответил он с мутной усмешкой, — порядочно…» Разговор с полотерами:

— Ну, что же скажете, господа, хорошенького?

— Да что скажешь. Все плохо.

Читайте также:  Человек с рассечённой губой - краткое содержание рассказа Дойля (сюжет произведения)

— А что, , дальше будет?

— А Бог знает, — сказал курчавый. — Мы народ темный… Что мы знаем? То и будет: напустили из тюрем преступников, вот они нами и управляют, а их надо не выпускать, а давно надо было из поганого ружья расстрелять. Царя ссадили, а при нем подобного не было. А теперь этих большевиков не сопрешь. Народ ослаб… Их и сто тысяч наберется, а нас сколько миллионов, и ничего не можем. Теперь бы казенку открыть, дали бы нам свободу, мы бы их с квартир всех по клокам растащили«.

Разговор, случайно подслушанный по телефону:

— У меня пятнадцать офицеров и адъютант Каледина. Что делать?

Опять манифестация, знамена, плакаты, музыка — и кто в лес, кто по дрова, в сотни глоток: «Вставай, подымайся, рабочай народ!». Голоса утробные, первобытные. Лица у женщин чувашские, мордовские, у мужчин, все как на подбор, преступные, иные прямо сахалинские. Римляне ставили на лица своих каторжников клейма: «Сауе гигет». На эти лица ничего не надо ставить, и без всякого клейма все видно. Читали статейку Ленина. Ничтожная и жульническая — то интернационал, то «русский национальный подъем». «Съезд Советов». Речь Ленина. О, какое это животное! Читал о стоящих на дне моря трупах, — убитые, утопленные офицеры. А тут «Музыкальная табакерка». Вся Лубянская площадь блестит на солнце. Жидкая грязь брызжет колес. И Азия, Азия — солдаты, мальчишки, торг пряниками, халвой, маковыми плитками, папиросами… У солдат и рабочих, то и дело грохочущих на грузовиках, морды торжествующие. В кухне у П. солдат, толстомордый… Говорит, что, конечно, социализм сейчас невозможен, но что буржуев надо перерезать.

Одесса. 1919 г.

12 апреля (старого стиля). Уже почти три недели с дня нашей погибели. Мертвый, пустой порт, мертвый, загаженный город-Письмо из Москвы… от 10 августа пришло только сегодня. Впрочем, почта русская кончилась уже давно, еще летом 17 года: с тех самых пор, как у нас впервые, на европейский лад, появился «министр почт и телеграфов…». Тогда же появился впервые и «министр труда» — и тогда же вся Россия бросила работать. Да и сатана Каиновой злобы, кровожадности и самого дикого самоуправства дохнул на Россию именно в те дни, когда были провозглашены братство, равенство и свобода. Тогда сразу наступило исступление, острое умопомешательство. Все орали друг на друга за –

Часто вспоминаю то негодование, с которым встречали мои будто бы сплошь черные изображения русского народа. …И кто же? Те самые, что вскормлены, вспоены той самой литературой, которая сто лет позорила буквально все классы, то есть «попа», «обывателя», мещанина, чиновника, полицейского, помещика, зажиточного крестьянина — словом, вся и всех, за исключением «народа» — безлошадного, конечно, — и босяков.

Сейчас все дома темны, в темноте весь город, кроме тех мест, где эти разбойничьи притоны, — там пылают люстры, слышны балалайки, видны стены, увешанные черными знаменами, на которых белые черепа с надписями: «Смерть, смерть буржуям!»

Говорит, кричит, заикаясь, со слюной во рту, глаза сквозь криво висящее пенсне кажутся особенно яростными. Галстучек высоко вылез сзади на грязный бумажный воротничок, жилет донельзя запакощенный, на плечах кургузого пиджачка — перхоть, сальные жидкие волосы всклокочены… И меня уверяют, что эта гадюка одержима будто бы «пламенной, беззаветной любовью к человеку», «жаждой красоты, добра и справедливости»!

Есть два типа в народе. В одном преобладает Русь, в другом — Чудь. Но и в том и в другом есть страшная переменчивость настроений, обликов, «шаткость», как говорили в старину. Народ сам вказал про себя: «из нас, как из древа, — и дубина, и икона», — в зависимости от обстоятельств, от того, кто это древо обрабатывает: Сергий Радонежский или Емелька Пугачев.

«От победы к победе — новые успехи доблестной Красной Армии. Расстрел 26 черносотенцев в Одессе…»

Слыхал, что и у нас будет этот дикий грабеж, какой уже идет в Киеве, — «сбор» одежды и обуви… Но жутко и днем. Весь огромный город не живет, сидит по домам, выходит на улицу мало. Город чувствует себя завоеванным как будто особым народом, который кажется гораздо более страшным, чем, я думаю, казались нашим предкам печенеги. А завоеватель шатается, торгует с лотков, плюет семечками, «кроет матом». По Дерибасовской или движется огромная толпа, сопровождающая для развлечения гроб какого-нибудь жулика, выдаваемого непременно за «павшего борца» (лежит в красном гробу…), или чернеют бушлаты играющих на гармонях, пляшущих и вскрикивающих матросов: «Эх, яблочко, куда котишься!»

Вообще, как только город становится «красным», тотчас резко меняется толпа, наполняющая улицы. Совершается некий подбор лиц… На этих лицах прежде всего нет обыденности, простоты. Все они почти сплошь резко отталкивающие, пугающие злой тупостью, угрюмо-холуйским вызовом всему и всем.

Я видел Марсово Поле, на котором только что совершили, как некое традиционное жертвоприношение революции, комедию похорон будто бы павших за свободу героев. Что нужды, что это было, собственно, издевательство над мертвыми, что они были лишены честного христианского погребения, заколочены в гроба красные и противоестественно закопаны в самом центре города живых.

Из «Известий» (замечательный русский язык): «Крестьяне говорят, дайте нам коммуну, лишь бы избавьте нас от кадетов…»

Подпись под плакатом: «Не зарись, Деникин, на чужую землю!»

Кстати, об одесской чрезвычайке. Там теперь новая манера пристреливать — над клозетной чашкой.

«Предупреждение» в газетах: «В связи с полным истощением топлива, электричества скоро не будет». Итак, в один месяц все обработали: ни фабрик, ни железных дорог, ни трамваев, ни воды, ни хлеба, ни одежды — ничего!

Вчера поздно вечером, вместе с «комиссаром» нашего дома, явились измерять в длину, ширину и высоту все наши комнаты «на предмет уплотнения пролетариатом».

Почему комиссар, почему трибунал, а не просто суд? Все потому, что только под защитой таких священно-революционных слов можно так смело шагать по колено в крови…

В красноармейцах главное — распущенность. В зубах папироска, глаза мутные, наглые, картуз на затылок, на лоб падает «шевелюр». Одеты в сборную рвань. Часовые сидят у входов реквизированных домов в креслах в самых изломанных позах. Иногда сидит просто босяк, на поясе браунинг, с одного боку висит немецкий тесак, с другого кинжал.

Призывы в чисто русском духе: «Вперед, родные, не считайте трупы!*

В Одессе расстреляно еще 15 человек (опубликован список). Из Одессы отправлено «два поезда с подарками защитникам Петербурга», то есть с продовольствием (а Одесса сама дохнет с голоду).

Р. S. Тут обрываются мои одесские заметки. Листки, следующие за этими, я так хорошо закопал в одном месте в землю, что перед бегством из Одессы, в конце января 1920 года, никак не мог найти их.

Краткое содержание и аудиокнига произведения “Бунин И.А.- Окаянные дни” взяты из открытых источников, если мы не указали Вас как автора пересказа, или Вы заметили нарушение авторских прав – просьба связаться с администрацией.

Хороший пересказ? Расскажи друзьям в соц.сети, пусть тоже подготовятся к уроку!

Комментарии к краткому содержанию произведения “Бунин Иван Алексеевич – Окаянные дни”:

Другие произведения автора в кратком содержании:

Краткое содержание «Окаянных дней» Бунина

В 1918-1920 годы Бунин записывал в форме дневниковых заметок свои непосредственные наблюдения и впечатления от событий в России. 1918 год он называл «проклятым», а от будущего ожидал чего-то еще более ужасного.

Бунин очень иронично пишет о введении нового стиля. Он упоминает «о начавшемся наступлении на нас немцев», которое все приветствуют, и описывает происшествия, которые наблюдал на улицах Москвы.

В вагон трамвая входит молодой офицер и смущенно говорит, что он «не может, к сожалению, заплатить за билет».

В Москву возвращается критик Дерман — бежал из Симферополя. Он говорит, что там «неописуемый ужас», солдаты и рабочие «ходят прямо по колено в крови». Какого-то старика-полковника живьем зажарили в паровозной топке.

«Еще не настало время разбираться в русской революции беспристрастно, объективно…» Это слышится теперь поминутно. Но настоящей беспристрастности все равно никогда не будет, а наша «пристрастность» будет очень дорога для будущего историка. Разве важна «страсть» только «революционного народа»?

На стенах домов расклеены афиши, уличающие Троцкого и Ленина в том, что они подкуплены немцами. Автор спрашивает у приятеля, сколько именно эти мерзавцы получили. Приятель с усмешкой отвечает — порядочно.

Автор спрашивает полотеров, что будет дальше. Один из них отвечает: «А Бог знает… То и будет: напустили из тюрем преступников, вот они нами и управляют» и добавляет, что надо бы расстрелять их из «поганого ружья», а при царе такого не было.

Автор случайно слышит телефонный разговор, в котором отдается приказ расстрелять адъютанта и пятнадцать офицеров.

Опять какая-то манифестация, знамена, плакаты, пение в сотни глоток: «Вставай, подымайся, рабочай народ!». Голоса утробные, первобытные. Лица у женщин чувашские, мордовские, у мужчин, все как на подбор, преступные, иные прямо сахалинские. Римляне ставили на лица своих каторжников клейма.

На эти лица ничего не надо ставить, и без всякого клейма все видно.

Автор вспоминает «статейку Ленина», ничтожную и жульническую — то интернационал, то «русский национальный подъем». Услышав речь Ленина на «Съезде Советов», автор называет его «животным».

Вся Лубянская площадь блестит на солнце. Жидкая грязь брызжет из-под колес, солдаты, мальчишки, торг пряниками, халвой, маковыми плитками, папиросами — настоящая Азия. У солдат и рабочих, проезжающих на грузовиках, морды торжествующие. В кухне у знакомого — толстомордый солдат.

Говорит, что социализм сейчас невозможен, но буржуев надо перерезать.

Одесса, 12 апреля 1919 года. Мертвый, пустой порт, загаженный город. Почта не работает с лета 17 года, с тех пор, как впервые, на европейский лад, появился «министр почт и телеграфов». Тогда же появился и первый «министр труда», и вся Россия бросила работать.

Да и сатана Каиновой злобы, кровожадности и самого дикого самоуправства дохнул на Россию именно в те дни, когда были провозглашены братство, равенство и свобода.

Автор часто вспоминает то негодование, с которым встречали его будто бы сплошь черные изображения русского народа. Негодовали люди, вскормленные той самой литературой, которая сто лет позорила попа, обывателя, мещанина, чиновника, полицейского, помещика, зажиточного крестьянина — все классы, кроме безлошадного «народа» и босяков.

Сейчас все дома темны. Свет горит только в разбойничьих притонах, где пылают люстры, слышны балалайки, видны стены, увешанные черными знаменами с белыми черепами и надписями: «Смерть буржуям!».

Автор описывает пламенного борца за революцию: во рту слюна, глаза яростно смотрят сквозь криво висящее пенсне, галстучек вылез на грязный бумажный воротничок, жилет запакощенный, на плечах кургузого пиджачка — перхоть, сальные жидкие волосы всклокочены. И эта гадюка одержима «пламенной, беззаветной любовью к человеку», «жаждой красоты, добра и справедливости»!

Есть два типа в народе. В одном преобладает Русь, в другом — Чудь. Но и в том и в другом есть страшная переменчивость настроений и обликов.

Народ сам говорит про себя: «Из нас, как из древа, — и дубина, и икона». Все зависит от того, кто это древо обрабатывает: Сергий Радонежский или Емелька Пугачев.

«От победы к победе — новые успехи доблестной Красной Армии. Расстрел 26 черносотенцев в Одессе…»

Автор ожидает, что в Одессе начнется дикий грабеж, который уже идет в Киеве, — «сбор» одежды и обуви. Даже днем в городе жутко. Все сидят по домам. Город чувствует себя завоеванным кем-то, кто кажется жителям страшнее печенегов.

А завоеватель торгует с лотков, плюет семечками, «кроет матом».

По Дерибасовской или движется огромная толпа, сопровождающая красный гроб какого-нибудь жулика, выдаваемого за «павшего борца», или чернеют бушлаты играющих на гармонях, пляшущих и вскрикивающих матросов: «Эх, яблочко, куда котишься!».

Город становится «красным», и сразу меняется толпа, наполняющая улицы. На новых лицах нет обыденности, простоты. Все они резко отталкивающие, пугающие злой тупостью, угрюмо-холуйским вызовом всему и всем.

Автор вспоминает Марсово Поле, на котором совершали, как некое жертвоприношение революции, комедию похорон «павших за свободу героев». Про мнению автора, это было издевательство над мертвыми, которые были лишены честного христианского погребения, заколочены в красные гробы и противоестественно закопаны в самом центре города живых.

Цитата из «Известий» изумляет автора своим языком: «Крестьяне говорят, дайте нам коммуну, лишь бы избавьте нас от кадетов…».

Подпись под плакатом: «Не зарись, Деникин, на чужую землю!».

В одесской «чрезвычайке» новая манера расстреливать — над клозетной чашкой.

«Предупреждение» в газетах: «В связи с полным истощением топлива, электричества скоро не будет». В один месяц обработали все — фабрики, железные дороги, трамваи. Нет ни воды, ни хлеба, ни одежды — ничего!

Поздно вечером, вместе с «комиссаром» дома, к автору являются измерять в длину, ширину и высоту все комнаты «на предмет уплотнения пролетариатом».

Почему комиссар, почему трибунал, а не просто суд? Потому, что только под защитой таких священно-революционных слов можно так смело шагать по колено в крови.

Главная черта красноармейцев — распущенность. В зубах папироска, глаза мутные, наглые, картуз на затылке, на лоб падает «шевелюр». Одеты в сборную рвань. Часовые сидят у входов реквизированных домов, развалившись в креслах.

Иногда сидит просто босяк, на поясе браунинг, с одного боку висит немецкий тесак, с другого кинжал.

Призывы в чисто русском духе: «Вперед, родные, не считайте трупы!».

В Одессе расстреливают еще пятнадцать человек и публикуют список. Из Одессы отправлено «два поезда с подарками защитникам Петербурга», то есть с продовольствием, а сама Одесса дохнет с голоду.

Тут одесские заметки автора обрываются. Продолжение он закапывает в землю так хорошо, что перед бегством из Одессы, в конце января 1920 года, никак не может их найти.

Дайджест:

Лейтмотив «Окаянных дней» Бунина Бунин, как мы знаем, решительно не Февральскую, а затем и Октябрьскую революцию 1917 года. В пору братоубийственной гражданской войны он занял недвусмысленную позицию противника большевизма. Бунин характеризует революцию как начало. .

Краткое содержание романа Виана «Пена дней» Главный герой романа, Колен, очень милый молодой человек двадцати двух лет, так часто улыбающийся младенческой улыбкой, что от этого на подбородке у него даже появилась ямочка, готовится к приходу своего. .

50 дней до моего самоубийства книга краткое содержание Подготовка к ЕГЭ: 50 дней до моего самоубийства книга краткое содержание Книга Стейс Крамер «50 дней до моего самоубийства» повествует о Жизни подростка Глории Макфинн, которая, попав в отчаянье, решает. .

Краткое содержание «Лирник Родион» Бунина Бунин Иван Алексеевич Произведение «Лирник Родион» Автор путешествует по низовьям Днепра на небольшом пароходике. В первом классе едет какая-то девица, во втором — несколько евреев и бедный актер, который, впрочем. .

Краткое содержание «Снов Чанга» Бунина С тех пор как пес Чанг узнал своего хозяина, капитана огромного океанского судна, прошло шесть лет. И вот опять наступает утро, а старый Чанг все дремлет. На одесских улицах хозяйничает. .

Краткое содержание «Натали» Бунина Бунин Иван Алексеевич Произведение «Натали» Виталий Мещерский, молодой человек, недавно поступивший в университет, приезжает на каникулы домой, воодушевленный желанием найти любовь без романтики. Следуя своим планам, он ездит по соседским. .

Краткое содержание рассказа Бунина «Натали» Виталий Мещерский, молодой человек, недавно поступивший в университет, приезжает на каникулы домой, воодушевленный желанием найти любовь без романтики. Следуя своим планам, он ездит по соседским имениям, попадая в один из. .

Краткое содержание рассказа «Цифры» Бунина И. А Этот рассказ написан в форме исповеди взрослого человека маленькому мальчику. Автор обращается к своему племяннику Жене, с которым у него произошла серьезная размолвка, пытаясь и ему и себе объяснить мотивы. .

Краткое содержание рассказа Бунина «Муза» Рассказчик, запущенный длинноволосый толстяк не первой молодости, решает учиться живописи. Бросив свое имение в Тамбовской губернии, он проводит зиму в Москве: берет уроки у «бездарного, но довольно известного художника». Рассказчик. .

Читайте также:  Лев и собачка - краткое содержание рассказа Толстого (сюжет произведения)

Краткое содержание «Антоновских яблок» Бунина Автор-рассказчик вспоминает недавнее прошлое. Ему вспоминается ранняя погожая осень, весь золотой, подсохший и поредевший сад, тонкий аромат опавшей листвы и запах антоновских яблок: садовники насыпают яблоки на телеги, чтобы отправить. .

Краткое содержание рассказа Бунина «Ворон» Отец рассказчика занимает очень важную должность в губернском городе. Человек он тяжелый, угрюмый, молчаливый и жестокий. Невысокий, плотный, сутуловатый, темный и большеносый, внешне он напоминает ворона. Отец давно вдовеет, детей. .

Краткое содержание «Легкое дыхание» Бунина Бунин Иван Алексеевич Произведение «Легкое дыхание» Экспозиция рассказа — описание могилы главной героини. Далее следует изложение ее истории. Оля Мещерская — благополучная, способная и шаловливая гимназистка, безразличная к наставлениямклассной дамы. .

Краткое содержание рассказа Бунина «Таня» Таня, семнадцатилетняя деревенская девочка с простым, миловидным личиком и серыми крестьянскими глазами, служит горничной у мелкой помещицы Казаковой. Временами к помещице наезжает ее родственник Петр. Поначалу он почти не замечает. .

Краткое содержание рассказа Бунина «Сын» Ы Госпожа Маро, родившаяся и выросшая в Лозанне, в строгой честной семье, выходит замуж по любви. Новобрачные отправляются в Алжирию, где господин Маро получает видный пост. Четырнадцать лет жизни в. .

Краткое содержание «Веселый двор» Бунина Бунин Иван Алексеевич Произведение «Веселый двор» Произведение И. А. Бунина Веселый двор состоит из трех частей и повествует о судьбе деревенского печника Егора Минаева. . Мать Егора была так худа. .

Краткое содержание рассказа Бунина «Легкое дыхание» Экспозиция рассказа — описание могилы главной героини. Далее следует изложение ее истории. Оля Мещерская — благополучная, способная и шаловливая гимназистка, безразличная к наставлениям классной дамы. В пятнадцать лет она была. .

Краткое содержание «Деревни» Бунина Россия. Конец XIX — начало XX в. Братья Красовы, Тихон и Кузьма, родились в небольшой деревне Дурновка. В молодости они вместе занимались мелкой торговлей, потом рассорились, и дороги их разошлись. .

Этих дней не смолкнет слава! С каждым годом мы все дальше и дальше уходим от военной поры. Но время не имеет власти над тем, что люди пережили в войну. Это было очень трудное время. Советский. .

Краткое содержание «Солнечный удар» Бунина Бунин Иван Алексеевич Рассказ И. А. Бунина «Солнечный удар» Познакомились они летом, на одном из волжских пароходов. Он — поручик, Она — прелестная маленькая, загорелая женщина. «.Я совсем пьяна, —. .

Краткое содержание рассказа Бунина «Косцы» Ы Это было давно, в той жизни, которая «не вернется уже вовеки». Рассказчик шел по большой дороге, а впереди, в небольшой березовой роще, мужики косили траву и пели. Рассказчика окружали. .

Краткое содержание «Солнечного удара» Бунина Они знакомятся летом, на одном из волжских пароходов. Он — поручик, Она — прелестная, маленькая, загорелая женщина, возвращающаяся домой из Анапы. Я совсем пьяна, — смеялась она. — Вообще я. .

Краткое содержание рассказа Бунина «Танька» Деревенская девочка Танька просыпается от холода. Мать уже встала и гремит ухватами. Странник, ночевавший у них в избе, тоже не спит. Он начинает расспрашивать Таньку, и девочка рассказывает, что им. .

Краткое содержание «Темные аллеи» Бунина Бунин Иван Алексеевич Произведение «Темные аллеи» В осенний ненастный день по разбитой грязной дороге к длинной избе, в одной половине которой была почтовая станция, а в другой чистая горница, где. .

Краткое содержание рассказа Бунина «Холодная осень» Рассказчица вспоминает о женихе. Он всегда считался в семье своим человеком: его покойный отец был другом и соседом отца. В июне того года он гостил у них в имении. На. .

Краткое содержание рассказа Бунина «Темные аллеи» В осенний ненастный день грязный тарантас подъезжает к длинной избе, в одной половине которой размещается почтовая станция, а в другой — постоялый двор. В кузове тарантаса сидит «стройный старик-военный в. .

Краткое содержание рассказа Бунина «Руся» В одиннадцать часов вечера скорый поезд Москва-Севастополь останавливается на маленькой станции. В вагоне первого класса к окну подходят господин и дама — муж и жена. Он облокачивается на окно, она. .

Краткое содержание «Чистого понедельника» Бунина Каждый вечер зимы 1912 года рассказчик посещает одну и ту же квартиру напротив храма Христа спасителя. Там живет женщина, которую он безумно любит. Рассказчик возит ее в шикарные рестораны, дарит. .

Краткое содержание «Господин из Сан-Франциско» Бунина И. А Рассказ написан в 1915 г. В это время смерть, судьба, случай становятся главным предметом изучения писателя. *** Господин из Сан-Франциско пятидесяти восьми лет, имени которого никто из видевших его в. .

Краткое содержание «Господина из Сан-Франциско» Бунина Господин из Сан-Франциско, который в рассказе ни разу не назван по имени, так как, замечает автор, имени его не запомнил никто ни в Неаполе, ни на Капри, направляется с женой. .

Краткое содержание рассказа Бунина «Грамматика любви» Начало июня. Ивлев едет в дальний край своего уезда. Сначала ехать приятно: теплый, тусклый день, хорошо накатанная дорога. Затем небо затягивают тучи. и Ивлев решает заехать к графу, деревня которого. .

Краткое содержание «Антоновские яблоки» Бунина И. А I Ранняя погожая осень. Прохладную тишину утра нарушает только сытое квохтание дроздов на коралловых рябинах в чаще сада, голоса да гулкий стук ссыпаемых в меры и кадушки яблок. В поредевшем. .

Краткое содержание повести Бунина «Митина любовь» Катя, невысокая, хорошенькая и совсем еще юная — возлюбленная Мити. Она учится в частной театральной школе, ходит в студию Художественного театра, живет с мамой, «всегда курящей, всегда нарумяненной дамой с. .

Краткое содержание «Антоновские яблоки» Бунина Бунин Иван Алексеевич Произведение «Антоновские яблоки» «Господин из Сан-Франциско — имени его ни в Неаполе, ни на Капри никто не запомнил — ехал в Старый Свет на целых два года. .

Лучшее произведение Джона Рида — «Десять дней, которые потрясли мир» Книга «Десять дней, которые потрясли мир» была совершенно необычным явлением в американской литературе и открывала новую страницу в ее истории. «Десять дней…» раскрывает действительность в революционном развитии в полном смысле. .

Краткое содержание «Деревня» Бунина Бунин Иван Алексеевич Произведение «Деревня» Россия. Конец XIX — нач. XX в. Братья Красовы, Тихон и Кузьма, ро-дились в небольшой деревне Дурновка. В молодости они вместе зани-мались мелкой торговлей, потом. .

Краткое содержание «Кавказа» Бунина Чтобы встретиться с ней, он приехал в Москву и остановился «в незаметных номерах на Арбате». Она прибегала к нему тайком, была прекрасна, бледна и очень страдала: ее муж что-то подозревал. .

Краткое содержание «Цифер» Бунина «Мой дорогой, когда ты вырастешь, вспомнишь ли ты, как однажды зимним вечером ты вышел из детской в столовую, — это было после одной из наших ссор, — и, опустив глаза. .

Краткое содержание «Цифры» Бунина Бунин Иван Алексеевич Произведение «Цифры» «Мой дорогой, когда ты вырастешь, вспомнишь ли ты, как однажды зимним вечером ты вышел из детской в столовую, — это было после одной из наших. .

Краткое содержание рассказа Бунина «Кукушка» Ы В небольшом, но красивом лесу, который вырос на оврагах и вокруг старого пруда, стоит старая караулка — черная, покосившаяся изба с горбатой крышей. Однажды зимой барин, которому принадлежит лес. .

Краткое содержание «Жизнь Арсеньева» Бунина Бунин Иван Алексеевич Произведение «Жизнь Арсеньева» Алексей Арсеньев родился в 70-х гг. XIX в. в средней полосе России, в отцовской усадьбе, на хуторе Каменка. Детские годы его прошли в тишине. .

Краткое содержание Окаянные дни в сокращении (Бунин И. А.)

Произведение представляет собой дневниковые записи Бунина, веденные им в 1918–1920 годы. В заметках автор отражал свои впечатления и наблюдения относительно событий, происходящих в России в то время.

1 января (запись ведется еще по старому стилю). Этот проклятый год закончился. Что будет дальше? Возможно, нечто более ужасное.

5 февраля. С 1-го февраля приказано быть новому стилю.

Поэтому сегодня уже 18-е.

6 февраля. Во всех газетах пишут о наступлении немцев. Монахи на Петровке колют лед. Глядя на них, прохожие торжествуют и высказывают свое злорадство.

Далее пропускаем несколько дат.

Молодой офицер вошел в вагон трамвая и, покраснев, сказал, что за билет заплатить, к сожалению, не может. Критик Дерман бежал из Симферополя, где, по его словам, творится «неописуемый ужас»: рабочие и солдаты «ходят прямо по колено в крови».

В паровозной топке заживо зажарили некого старика-полковника. Поминутно слышно вокруг о том, что время беспристрастно разбираться в русской революции еще не настало. Однако истинная беспристрастность вряд ли возможна. Главное, что наша «пристрастность» для будущего историка будет очень дорога. В это время не только «революционный народ» в центре событий, но и обычные люди. Полчища солдат с мешками устремляются прочь из Москвы, опасаясь, что их отправят защищать Петербург от немцев. Мальчишка-солдат на Поварской улице, оборванный, тощий и мертвецки пьяный, мордой ткнул мне в грудь, назвал деспотом и плюнул в меня, отшатнувшись. Стены домов оклеены афишами, которые уличают Троцкого и Ленина в том, что они связаны с немцами и подкуплены ими. Задаю вопрос Клестову: сколько получили эти мерзавцы? На что он отвечает: порядочно.

Из разговора с полотерами: у них все плохо, что будет дальше – один бог знает. Полотеры – народ темный, что они знают? Из тюрем преступников напустили, они и управляют, а их не выпускать надо было, а расстрелять из поганого ружья. Ссадили царя, а ведь при нем не было подобного. Большевиков же не сопрешь. Ослаб народ совсем… Всего-то большевиков наберется сто тысяч, а народа – сколько миллионов, а ничего он не может. Открыть бы казенку, да дать народу свободу, растащил бы он большевиков с квартир по клокам.

Из разговора, случайно подслушанного по телефону: что делать с 15-ю офицерами и адъютантом Каледина? – Расстрелять немедленно.

Снова манифестации, плакаты, знамена, музыка —в сотни глоток раздается: «Вставай, подымайся, рабочай народ!». Первобытные, утробные голоса. У женщин чувашские и мордовские лица, у мужчин, будто специально подобранные – сплошь преступные, а некоторые – прямо сахалинские. Лица каторжников римляне клеймили словами: «Сауе гигет». Эти лица не нуждаются в клеймении: на них и так все видно.

Читали статейку Ленина. Жульническая и ничтожная! Речь Ленина на Съезде Советов. Это настоящее животное! Читал о трупах, стоящих на дне моря—утопленные, убитые офицеры. И рядом – «Музыкальная табакерка». Лубянская площадь сверкает на солнце. Из-под колес брызжет жидкая грязь. Вокруг – Азия: мальчишки, солдаты, торговля пряниками, маковыми плитками, халвой, папиросами… Солдаты и рабочие, снующие на грохочущих на грузовиках, имеют торжествующие морды. Толстомордый солдат говорит о том, что, разумеется, социализм невозможен прямо сейчас, но все-таки буржуев перерезать надо.

12 апреля (старый стиль). Прошло почти три недели после нашей погибели. Пустой и мертвый порт, загаженный город. Только сегодня пришло письмо из Москвы, отправленное 10 августа. Впрочем, русская почта давно кончилась, еще летом 17 года: как только, на европейский лад, у нас появился «министр почт и телеграфов…». Впервые появился у нас и «министр труда» — с этого момента Россия перестала работать. Каинова злоба, кровожадность и дикое самоуправство стали править в России с того дня, когда были провозглашены свобода, братство и равенство. Людьми овладело исступление и острое умопомешательство. За малейшее противоречие орали друг на друга: «Я тебя арестую, сукин сын!».

Мои изображения русского народа, будто бы сплошь черные, воспринимались с негодованием. Кем? Теми, кто был вскормлен и вспоен этой самой литературой, сто лет позорившей все классы: «попа», мещанина, «обывателя», полицейского, чиновника, помещика, зажиточного крестьянина — то есть всех, кроме этого самого «народа».

Все дома сейчас темны, весь город в темноте, за исключением тех мест, где располагаются разбойничьи притоны. В них горят люстры, слышны звуки балалайки, стены увешаны черными знаменами с изображением белых черепов и словами: смерть буржуям!

Вот оратор кричит, заикаясь, брызжа слюной, его глаза кажутся особенно яростными, сквозь криво висящее пенсне. Галстучек сзади высоко вылез на грязный бумажный воротничок, на нем донельзя запакощенный жилет, кургузый пиджачок с перхотью на плечах, а жидкие сальные волосы на голове всклокочены… Неужели эта гадюка испытывает «пламенную, беззаветную любовь к человеку» и одержима «жаждой красоты, добра и справедливости»!

В народе есть два типа. Один – Русь, другой — Чудь. Однако в обоих присутствует страшная переменчивость обликов и настроений, как говорили в старину, – «шаткость». Сам народ метко сказал: «из нас, как из древа, — и дубина, и икона». Разница лишь в том, кто обрабатывает дерево — Емелька Пугачев или Сергий Радонежский.

Новые успехи мужественной Красной Армии ознаменовались расстрелом 26 черносотенцев в Одессе.

Говорят, что нас ожидает такой же дикий грабеж, как и в Киеве: «сбор» обуви и одежды. Даже днем жутко: в огромном городе нет жизни, все сидят по домам, на улицу выходят мало. Город будто завоеван каким-то особым народом, представляющим собой нечто более страшное, чем печенеги для наших предков. Завоеватель торгует с лотков, шатается по городу, плюет семечками, и разговаривает «матом». Вот по Дерибасовской за гробом какого-нибудь жулика движется огромная толпа, просто так, для развлечения, чтобы посмотреть на «павшего борца», лежащего в красном гробу. И тут же видны черные бушлаты играющих на гармонях, весело отплясывающих матросов и вскрикивающих «Яблочко».

Вообще, только город наполняется «красными», мгновенно меняется толпа на улицах. На этих лицах нет простоты и обыденности. Они резко отталкивающие, отвратительны в своей злой тупости и каком-то угрюмо-холуйском вызове всем и всему.

На Марсовом Поле я наблюдал своеобразное жертвоприношение революции – комически выглядевшие похороны героев, павших за свободу. Это было издевательство над мертвыми, заколоченными в почему-то красные гробы, лишенными христианского погребения и закопанными в центре города живых.

В «Известиях» замечательным русским языком написано: «Крестьяне говорят, дайте нам коммуну, лишь бы избавьте нас от кадетов…»

Не менее оригинальная подпись под плакатом гласит: «Не зарись, Деникин, на чужую землю!»

Одесская чрезвычайка взяла новую манеру пристреливать — прямо над клозетной чашкой.

В газетах предупреждают о том, что скоро электричества не будет вследствие полного истощения топлива. Всего в один месяц обработали все: теперь нет ни фабрик, ни трамваев, ни железных дорог, ни хлеба, ни воды, ни одежды — совсем ничего!

Вчера поздним вечером, явились с «комиссаром» нашего дома для измерения длины, ширины и высоты всех комнат с целью «уплотнения пролетариатом».

Но почему же комиссар и трибунал решают все? Почему не суд? Просто-напросто потому, что решительно шагать по колено в крови можно только под защитой этих священно-революционных слов.

Главное качество красноармейцев — распущенность. Глаза наглые и мутные, в зубах папироска, картуз сдвинут на затылок, «шевелюр» падает на лоб. Одеждой у них служит какая-то сборная рвань. У входов реквизированных домов сидят в креслах часовые в самых изломанных позах. Порой сидит босяк с браунингом на поясе, с немецким тесаком с одного боку и с кинжалом – с другого.

В чисто русском духе звучат призывы: «Вперед, родные, не считайте трупы!»

Еще 15 человек расстреляно в Одессе. Их список опубликован. «Защитникам Петербурга» из Одессы отправлено «два поезда с подарками» – с продовольствием, хотя сама Одесса умирает от голоду.

Р. S. На этом одесские заметки обрываются. Листки, которые следуют далее, я настолько хорошо закопал их в землю в одном месте перед бегством из Одессы, что в конце января 1920 года отыскать их никак не мог.

Внимание!
Если Вы заметили ошибку или опечатку, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.
Тем самым окажете неоценимую пользу проекту и другим читателям.

Ссылка на основную публикацию