Невозвратимое мгновение – краткое содержание рассказа Цвейг (сюжет произведения)

Невозвратимое мгновение – краткое содержание рассказа Цвейг (сюжет произведения)

Решающее мгновение в мировой истории

Возврат в повседневность

18 июня 1815 года)

Судьбу влечет к могущественным и властным. Годами она рабски покорствует своему избраннику – Цезарю, Александру, Наполеону, ибо она любит натуры стихийные, подобные ей самой – непостижимой стихии.

Но иногда – хотя во все эпохи лишь изредка – она вдруг по странной прихоти бросается в объятия посредственности. Иногда – и это самые поразительные мгновения в мировой истории – нить судьбы на одну-единственную трепетную минуту попадает в руки ничтожества. И эти люди обычно испытывают не радость, а страх перед ответственностью, вовлекающей их в героику мировой игры, и почти всегда они выпускают из дрожащих рук нечаянно доставшуюся им судьбу. Мало кому из них дано схватиться за счастливый случай и возвеличить себя вместе с ним. Ибо лишь на миг великое снисходит до ничтожества, и кто упустит этот миг, для того он потерян безвозвратно.

В разгар балов, любовных интриг, козней и препирательств Венского конгресса словно пушечный выстрел грянула весть о том, что Наполеон – плененный лев – вырвался из своей клетки на Эльбе; и уже летит эстафета за эстафетой: он занял Лион, изгнал короля, полки с развернутыми знаменами переходят на его сторону, он в Париже, в Тюильри – напрасна была победа под Лейпцигом, напрасны двадцать лет кровавой войны. Точно схваченные чьей-то когтистой лапой, сбиваются в кучу только что пререкавшиеся и ссорившиеся министры; спешно стягиваются английские, прусские, австрийские, русские войска, дабы вторично и окончательно сокрушить узурпатора; никогда еще Европа наследственных королей и императоров не была так единодушна, как в этот час смертельного испуга. С севера на Францию двинулся Веллингтон, ему на помощь идет прусская армия под предводительством Блюхера, на Рейне готовится к наступлению Шварценберг, и в качестве резерва медленно и тяжко шагают через Германию русские полки.

Наполеон единым взглядом охватывает грозящую ему опасность. Он знает, что нельзя ждать, пока соберется вся свора. Он должен их разъединить, должен напасть на каждого в отдельности – на пруссаков, англичан, австрийцев – раньше, чем они станут европейской армией и разгромят его империю. Он должен спешить, пока не поднялся ропот внутри страны; должен добиться победы раньше, чем республиканцы окрепнут и соединятся с роялистами, раньше, чем двуличный неуловимый Фуше в союзе с Талейраном – своим противником и двойником – вонзит ему нож в спину. Он должен, пользуясь воодушевлением, охватившим его армию, одним стремительным натиском разбить врагов. Каждый упущенный день означает урон, каждый час усугубляет опасность. И он немедля бросает жребий войны на самое кровавое поле битвы Европы – в Бельгию. 15 июня в три часа утра авангард великой и ныне единственной наполеоновской армии переходит границу. 16-го, у Линьи, она отбрасывает прусскую армию. Это первый удар лапы вырвавшегося на свободу льва – сокрушительный, но не смертельный. Побежденная, но не уничтоженная прусская армия отходит к Брюсселю.

Наполеон готовит второй удар, на этот раз против Веллингтона. Ни минуты передышки не может он позволить ни себе, ни врагам, ибо день ото дня растут их силы, а страна позади него, обескровленный, ропщущий французский народ должен быть оглушен дурманом победных сводок. Уже 17-го он подступает со всей своей армией к Катр-Бра, где укрепился холодный, расчетливый противник – Веллингтон. Никогда распоряжения Наполеона не были предусмотрительнее, его военные приказы яснее, чем в тот день: он не только готовится к атаке, он предвидит и опасность ее: разбитая им, но не уничтоженная армия Блюхера может соединиться с армией Веллингтона. Чтобы предотвратить это, он отделяет часть своей армии – она должна преследовать по пятам прусские войска и помешать им соединиться с англичанами.

Командование этой частью армии он вверяет маршалу Груши. Груши – человек заурядный, но храбрый, усердный, честный, надежный, испытанный в боях начальник кавалерии, но не больше, чем начальник кавалерии. Это не отважный, горячий предводитель конницы, как Мюрат, не стратег, как Сен-Сир и Бертье, не герой, как Ней. Его грудь не прикрыта кирасой, его имя не окружено легендой, в нем нет ни одной отличительной черты, которая принесла бы ему славу и законное место в героическом мифе наполеоновской эры; только злополучием своим, своей неудачей прославился он. Двадцать лет он сражался во всех битвах, от Испании до России, от Нидерландов до Италии, медленно поднимаясь от чина к чину, пока не достиг звания маршала, не без заслуг, но и без подвигов. Пули австрийцев, солнце Египта, кинжалы арабов, морозы России устранили с его пути предшественников: Дезе при Маренго, Клебера в Каире, Ланна при Ваграме; дорогу к высшему сану он не проложил себе сам – ее расчистили для него двадцать лет войны.

Что Груши не герой и не стратег, а только надежный, преданный, храбрый и рассудительный командир, – Наполеону хорошо известно. Но половина его маршалов в могиле, остальные не желают покидать свои поместья, по горло сытые войной, и он вынужден доверить посредственному полководцу решающее, ответственное дело.

17 июня в одиннадцать часов утра – назавтра после победы у Линьи, в канун Ватерлоо – Наполеон впервые поручает маршалу Груши самостоятельное командование. На одно мгновение, на один день скромный Груши покидает свое место в военной иерархии, чтобы войти в мировую историю. Только на один миг, но какой миг! Приказ Наполеона ясен. В то время как сам он поведет наступление на англичан, Груши с одной третью армии должен преследовать пруссаков. На первый взгляд очень несложное задание, четкое и прямое, но вместе с тем растяжимое и обоюдоострое, как меч. Ибо Груши вменяется в обязанность во время операции неукоснительно держать связь с главными силами армии.

Маршал нерешительно принимает поручение. Он не привык действовать самостоятельно; человек осторожный, без инициативы, он обретает уверенность лишь в тех случаях, когда гениальная зоркость императора указывает ему цель. Помимо того, он чувствует за спиной недовольство своих генералов и – кто знает?- быть может, зловещий шум крыльев надвигающейся судьбы. Только близость главной квартиры несколько успокаивает его: всего три часа форсированного марша отделяют его армию от армии императора.

Невозвратимое мгновение – краткое содержание рассказа Цвейг (сюжет произведения)

Индия, голландская колония. Врач отказывается сделать знатной даме тайный аборт. Дама идёт к местному лекарю и умирает. Мучимый совестью, врач не даёт мужу дамы узнать правду ценой своей жизни.

В марте 1912 года, в неаполитанском порту, во время разгрузки океанского парохода происходит странный несчастный случай. Истинное объяснение этому случаю содержится в истории, рассказанной одним пассажиром парохода другому. Повествование ведётся от первого лица.

Я учился в Германии, стал хорошим врачом, работал в Лейпцигской клинике, ввёл в практику новое впрыскивание, о котором много писали в медицинских журналах того времени. В больнице я полюбил одну женщину, властную и дерзкую, которая обращалась со мной холодно и высокомерно. Из-за неё я растратил больничные деньги. Разыгрался скандал. Мой дядя компенсировал недостачу, но моя карьера кончилась.

В это время голландское правительство вербовало врачей для колоний и предлагало подъёмные. Я подписал контракт на десять лет и получил много денег. Половину я послал дяде, а вторую половину выманила у меня в портовом квартале одна особа, удивительно похожая на ту женщину из больницы.

Я покинул Европу без денег и сожалений. Меня назначили на глухой пост в восьми часах езды от ближайшего города, окружённый плантациями и болотами.

Вначале я занимался научными наблюдениями, собирал яды и оружие туземцев. Я один без помощников сделал операцию вице-президенту, сломавшему ногу в автомобильной аварии. Через семь лет из-за жары и лихорадки я почти потерял человеческий облик. У меня появилась особого рода тропическая болезнь, лихорадочная бессильная тоска по родине.

Однажды в мой дом пришла молодая красивая незнакомка. За сделку — тайное прерывание беременности и мой немедленный отъезд в Европу — она предложила крупный гонорар. Меня ошеломила её расчётливость. Совершенно уверенная в своей власти, она не просила меня, а оценила и хотела купить. Я чувствовал, что она нуждается во мне, и поэтому ненавидит меня. Я возненавидел её за то, что она не хотела просить, когда речь шла о жизни и смерти.

У меня помутилось в голове от желания унизить её. Я сказал, что за деньги не буду этого делать. Она должна обратиться ко мне не как к торгашу, а как к человеку, тогда я помогу ей. Она с изумлением посмотрела на меня, презрительно расхохоталась мне в лицо, и бросилась к двери. Моя сила была сломлена. Я бросился за ней, чтобы умолять её о прощении, но не успел — она уехала.

Читайте также:  Крепкий мужик - краткое содержание рассказа Шукшина (сюжет произведения)

В тропиках все знают друг друга. Я узнал, что она жена крупного коммерсанта, очень богата, из хорошей английской семьи и живёт в главном районе города. Её муж пробыл пять месяцев в Америке и в ближайшие дни должен приехать, чтобы увезти её в Европу. Меня мучила мысль: она беременна не больше двух или трёх месяцев. Мной овладела одержимость, состояние амока, «припадок бессмысленной, кровожадной мономании, которую нельзя сравнить ни с каким другим видом алкогольного опьянения». Причину этой болезни мне выяснить не удалось,

Как «одержимый амоком бросается из дома на улицу и бежит, ‹…› пока его не пристрелят, как бешеную собаку, или он сам не рухнет на землю», так и я ринулся вслед за этой женщиной, поставив на карту всё своё будущее. Оставалось только три дня, чтобы спасти её. Я знал, что должен оказать ей немедленную помощь, и не мог поговорить с ней — моё неистовое и нелепое преследование испугало её. Я хотел только помочь ей, но она этого не понимала.

Я поехал к вице-президенту и попросил немедленно перевести меня в город. Он сказал, что надо подождать, пока мне найдут замену, и пригласил на приём у губернатора. На приёме я встретил её. Она боялась какой-нибудь моей неловкой выходки и ненавидела меня за мою нелепую горячность.

Я пошёл в кабак и напился, как человек, который хочет всё забыть, но мне не удалось одурманить себя. Я знал, что эта гордая женщина не переживёт своего унижения перед мужем и обществом, поэтому написал ей письмо, в котором просил у неё прощения, умолял её довериться мне и обещал исчезнуть в тот же час из колонии. Я написал, что буду ждать до семи часов, и если не получу ответа, то застрелюсь.

Я ждал как гонимый амоком — бессмысленно, тупо, с безумным, прямолинейным упорством. В четвёртом часу я получил записку: «Поздно! Но ждите дома. Может быть, я вас ещё позову». Позже ко мне пришёл её слуга, лицо и взгляд которого говорили о несчастье. Мы помчались в китайский квартал, к грязному домишке. Там, в тёмной комнате стоял запах водки и свернувшейся крови, а на грязной циновке лежала она, корчась от боли и сильного жара. Я сразу понял, что она дала искалечить себя, чтобы избежать огласки.

Она была изувечена и истекала кровью, а у меня не было ни лекарств, ни чистой воды. Я сказал, что нужно ехать в больницу, но она судорожно приподнялась и сказала: «Нет. нет. лучше смерть. чтобы никто не узнал. Домой. домой!».

Я понял, что она боролась не за жизнь, а только за свою тайну и честь, и повиновался. Мы со слугой уложили её на носилки и понесли сквозь ночную тьму домой. Я знал, что помочь ей нельзя. К утру она ещё раз очнулась, заставила меня поклясться, что никто ничего не узнает, и умерла.

Мне было очень трудно объяснить людям, почему умерла здоровая, полная сил женщина, танцевавшая накануне на балу у губернатора. Очень помог мне её надёжный слуга, который смыл с пола следы крови и привёл всё в порядок. Решительность, с которой он действовал, вернула самообладание и мне.

С большим трудом мне удалось уговорить городского врача дать ложное заключение о причине смерти — «паралич сердца». Я обещал ему уехать на этой неделе. Проводив его, я рухнул на пол у самой её постели, как падает гонимый амоком в конце своего безумного бега.

Вскоре слуга сообщил, что её хотят видеть. Передо мной стоял юный, светловолосый офицер, очень бледный и смущённый. Это бы отец её невыношенного ребёнка. Перед постелью он упал на колени. Я поднял его, усадил в кресло. Он заплакал навзрыд и спросил, кто виноват в её смерти. Я ответил, что виновата судьба. Даже ему я не выдал тайны. Он не узнал, что она была беременна от него и хотела, чтобы я убил этого ребёнка.

Следующие четыре дня я скрывался у этого офицера — меня разыскивал её муж, не поверивший официальной версии. Затем её возлюбленный купил для меня под чужим именем место на пароходе, чтобы я мог бежать. На пароход я пробрался ночью, неузнанный, и видел, как на борт поднимали её гроб — муж вёз её тело в Англию. Я стоял и думал, что в Англии могут провести вскрытие, но я сумею сохранить её тайну.

В итальянских газетах писали о том, что случилось в Неаполе. В ту ночь, в поздний час, чтобы не беспокоить печальным зрелищем пассажиров, с борта парохода спускали в лодку гроб с останками знатной дамы из голландских колоний. Матросы сходили по верёвочной лестнице, а муж покойной помогал им. В этот миг что-то тяжёлое рухнуло с верхней палубы и увлекло за собой в воду и гроб, и мужа, и матросов.

По одной версии, это был какой-то сумасшедший, бросившийся сверху на верёвочную лестницу. Матросов и мужа покойной спасли, но свинцовый гроб пошёл ко дну, и его не удалось найти. Одновременно появилась короткая заметка о том, что в порту прибило к берегу труп неизвестного сорокалетнего мужчины. Заметка не привлекла внимания.

Краткое содержание Невозвратимое мгновение, Цвейг

Стефан Цвейг — один из лучших новеллистов двадцатого века. Он написал ряд произведений, которые и сегодня привлекают внимание читателей. Среди его работ хочется выделить цикл Звездные часы, куда вошло произведение Невозвратимое мгновение. Эта работа изучается в школе, поэтому краткое содержание Невозвратимого мгновения для читательского дневника будет актуальным для тех, кто хочет за считанные минуты познакомиться с сюжетной линией.

Цвейг: Невозвратимое мгновение

Работа Цвейга Невозвратимое мгновение состоит из нескольких глав, которые мы предлагаем прочитать в кратком содержании.

Груши

Наполеон, подобно льву, вырвался из клетки на Эльбе. Он стремительно рвется вперед, чтобы захватить города и страны. Противники императора начали объединяться, воссоединяясь в одну огромную армию. Цель Бонапарта — не допустить этого. В противном случае европейское войско с легкостью сможет разрушить его империю.

Время терять нельзя. Каждый упущенный день делает противника сильнее. Француз направляет войско в Бельгию. Оно разбивает прусскую армию, которой пришлось отступить к Брюсселю. Следующая цель — войско Веллингтона. Наполеон понимает, насколько опасен противник. Нельзя допустить соединение армии Веллингтона с пруссами, и полководец решает разделить свое войско. Один полк должен наступать на англичан, а второй — отправится за прусской армией, чтобы не допустить воссоединения. Командование поручено Груши.

Груши хоть и надежный, испытанный в боях человек, но заурядных качеств. Стратегом его трудно назвать. Вот только другие военачальники, насытившись войной, отказываются покидать поместья и Бонапарту ничего не остается, как доверить ответственное дело маршалу Груши. Под его командованием армия должна преследовать пруссов. Маршал принял приказ с опасением, ведь до этого он никогда самостоятельно не действовал, а лишь выполнял указания своего императора. Теперь все иначе.

Армия Груши выступила вперед, несмотря на проливной дождь. Они двигаются по направлению, где предположительно могло находиться войско Блюхера.

Ночь в Кайу

Наполеоновская армия напоминает промокшее стадо, но все равно упрямо идет к цели. Французский император возбужден, лазутчики приносят путаные сообщения, от Груши нет известия. Под дождем и покровом темноты Наполеон приближается к бивакам англичан, чтобы составить план сражения, после чего возвращается в Кайу, где располагается его штаб-квартира. Там на столе он видит донесение маршала, который рассказывает об отступлении прусской армии и о преследовании. Под утро Наполеон принимает решение наступать, приказав к девяти часам собраться всей армии.

Утро в Ватерлоо

В назначенное время полк не был в сборе. Мешает размягченная земля, затрудняющая передвижение. Только к одиннадцати часам Наполеон приказал пехоте начинать наступление. Наполеоновский час настал. Началась всем известная битва под Ватерлоо, о которой писали множество раз. Французы штурмовали деревни, наступали и отступали. Земля покрывалась убитыми. Французы, как и англичане были измождены. Каждый понимал, победа будет за тем, к кому раньше придет подкрепление. Веллингтон ждал подмогу от армии Блюхера, Наполеон надеялся на подмогу Груши. Французский император постоянно всматривался вдаль, надеясь увидеть маршала. Если тот придет вовремя, Франция вновь будет ликовать.

Читайте также:  Три пальмы - краткое содержание стиха Лермонтов (сюжет произведения)

Ошибка Груши

Следуя указаниям Бонапарта, маршал преследует пруссов. Он был на ферме, всего в трех часах от Ватерлоо, когда послышалась канонада. Все понимают, что это начался бой при Ватерлоо. Офицеры начали требовать от Груши вернуться к главнокомандующему, но тот исполняет приказание императора, и не желает поворачивать. Сколько ни пытались офицеры надоумить Груши, но тот боялся без приказа императора что-то менять. Жерар попытался добиться разрешения отправиться на подмогу самостоятельно, с незначительной кавалерией, обещая вовремя вернуться и на секунду Груши задумался.

Решающее мгновение в мировой истории

Эта секунда стала решающей. Прояви Груши мужество, поведи он себя, как стратег, Франция вновь бы одержала победу. Но он отказался от предложения Жерара. Груши посчитал невозможным разделить и так уже маленький полк и нарушать приказ. Цель — задержать пруссов и не больше. Вопреки недовольству офицеров, маршал совершает ошибку и приказывает армии двигаться вперед. Эти потерянные минуты стали решающими. Полк Груши идет вперед, но прусского войска не видно. От разведчиков маршал получает известие о том, что армия Блюхера развернулась и направилась в подмогу к англичанам. У Груши еще есть возможность вернуться и поддержать Наполеона, но он не решается ослушаться указаний императора и ждет приказа, которого так и не поступило.

После полудня

В это время на поле боя Наполеоновская армия, как и англичане, держится из последних сил и вот на горизонте показался чей-то полк. Наполеон обрадовался. Неужели это Груши? Однако это было войско Блюхера. Тогда французский император отправляет в бой старую гвардию, чтобы взять штурмом высоты, на которых закрепились войска Веллингтона. Но безрезультатно.

Развязка

Далее произведение Цвейга Невозвратимое мгновение отправляет читателя на поле, где кипит бой. Оба военачальника то и дело поглядывают на часы, надеясь на подоспевшую подмогу. Веллингтон ждет пруссов, а Наполеон надеется на Груши. Из леса слышатся выстрелы. Француз думает, что это его маршал и приказывает своему войску направиться в центр армии Веллингтона. Но это оказался не Груши. Приближалось войско Блюхера, а вместе с тем приходит и понимание, кто в этой битве окажется победителем. Французы обратились в бегство. Наполеон грязный и обессиленный заходит в трактир. Но это был уже не великий французский император. Его империю, которую сильный и храбрый Наполеон отстраивал двадцать лет, вмиг разрушила нерешительность маленького человека.

Вопросы и ответы к рассказу С. Цвейга «Невозвратимое мгновение»

Многие читатели не хотят принять стремление автора сделать судьбу почти живым и реальным участником и судьей событий.

Такое толкование едва ли может удов­летворить читателя-реалиста. Непреодо­лимая сила судьбы, рока не приемлется большинством читателей. Чаще в споре по этому поводу противники всевластия судьбы выдвигают как важнейшие дока­зательства важность конкретных обсто­ятельств и их неожиданного стечения и взаимодействия.

У рассуждения есть и продолжение, которое касается обычных людей. Внимательно прочитайте и согласитесь или поспорьте: «Но иногда — хотя во все эпохи лишь изредка — она вдруг по стран­ной прихоти бросается в объятия посредственнос­ти. Иногда — и это самые поразительные мгнове­ния в мировой истории — нить судьбы на одну-единственную трепетную минуту попадает в руки ничтожества. И эти люди обычно испытывают не радость, а страх перед ответственностью, вов­лекающей их в героику мировой игры, и почти всегда они выпускают из дрожащих рук нечаянно доставшуюся им судьбу».

Мы видим, что и это суждение столь же романтично и пронизано верой во все­властие судьбы. У человека обычного, то­го, кого Цвейг именует посредственно­стью, практически нет шансов на главную роль в событиях, и он, как правило, на это и не претендует: иные возможности по­рождают и иные запросы. И способность реально оценивать свой масштаб требует от обычного человека ничуть не меньшего мужества, чем такая же способность у че­ловека гениального. Для Цвейга важны только великие люди и перед ними он не только преклоняется сам, но и с полным убеждением заставляет склонить голову и саму судьбу. Для большинства людей такая заносчивость и аристократизм не свойственны и мы с уважением смотрим на судьбу любого человека.

В чем вы видите особенности композиции исторической миниатюры? Можно ли считать, что она полностью отражена в названиях главок ми­ниатюры? Попробуйте обосновать свой вывод.

Главы новеллы: «Груши», «Ночь в Кайу», «Утро Ватерлоо», «Ошибка Гру­ши», «Решающее мгновение в мировой истории», «После полудня», «Развязка», «Возврат в повседневность». Композиция новеллы полностью отражена в названиях глав, которые ее составляют и отчетливо подчеркивают ее кульминацию: едва ли может быть два решающих мгновения у одной истории. Оценивая роль каждой из крохотных главок новеллы, мы видим, как подготавливается кульминация: на­капливаются сведения, которые связаны с Груши, обрушиваясь затем его ошибкой и приводя к поражению. Естественно так­же, что «Возврат в повседневность» — своеобразный эпилог.

Внимательно перечитайте кульминацион­ную главку. Согласны ли вы с ходом рассуждений и выводами автора?

Автор настойчиво убеждает нас, что именно та секунда, в которую Груши ре­шил слепо следовать приказу Наполеона, предопределила поражение под Ватерлоо. Груши не пришел на помощь, и армия На­полеона была разбита. Автор видит толь­ко такое объяснение событий. Военная ис­тория знает множество трудов, которые оценивают это событие, и не нам, читате­лям без специальной подготовки, предла­гать свое решение. Но очевидно также и то, что теперь военная наука определила то множество причин, которые породили это событие. И нам, читателям, имеющим определенные взгляды на ход истории, ре­шение Цвейга не кажется единственно верным. Решение писателя очень эффект­но с точки зрения яркости преподнесения событий, оно носит чисто эмоциональный характер, и чаще всего мы, подумав, от него отказываемся. Художественный текст живет в этой новелле так напряжен­но, как это часто свойственно драматур­гии. Материал с сайта //iEssay.ru

Попробуйте дать хотя бы краткую характе­ристику одному из исторических героев, изобра­женных на страницах этой миниатюры.

Среди героев, которые изображены в новелле, наиболее полно дан Груши. Именно ему посвящена первая глава но­веллы и в ней — четкая характеристика этого человека. «Груши — человек за­урядный, но храбрый, усердный, чест­ный, надежный, испытанный в боях на­чальник кавалерии, но не больше, чем на­чальник кавалерии… Что Груши не герой и не стратег, а только надежный, предан­ный, храбрый и рассудительный коман­дир, — Наполеону хорошо известно… На одно мгновение, на один день скромный Груши покидает свое место в военной иерархии, чтобы войти в мировую исто­рию. Только на один миг, но какой миг!» Так происходит наше знакомство с Гру­ши. И в главе «Ошибка Груши» мы узна­ем, как эта ошибка определила поражение Наполеона. И описание этого события — завершение рассказа о судьбе Груши как героя истории.

Произведения Стефана Цвейга отлича­ют драматизм повествования, стремитель­ность развития сюжетов, напряженность изображения характеров, насыщенность языка, романтичность и приподнятость манеры повествования. В учебнике-хрес­томатии вы прочли одну из новелл цикла «Звездные часы человечества». Само на­звание этого цикла дает возможность ощутить отношение писателя к истории и ее героям. Автора привлекает яркость, си­ла, необычность, отталкивает серость и обыденность. Даже в ординарном герое — Груши — он находит краткий отблеск славы.

Стефан Цвейг «Невозвратимое мгновение»

Невозвратимое мгновение

Die Weltminute von Waterloo

Язык написания: немецкий

Перевод на русский: П. Бернштейн (Невозвратимое мгновение), 1963 — 6 изд. А. Баренкова (Историческое мгновение под Ватерлоо), 2019 — 1 изд.

Рассказ о наполеоновском маршале Эммануэле Груши, который в разгар битвы при Ватерлоо 18 июня 1815 года совершил трагическую ошибку, приведшую к разгрому французской армии.

cba357, 31 декабря 2018 г.

Своим поражением Наполеон обязан, по Цвейгу, не исторической обреченности своего дела, а заурядной тупости одного бездарного генерала, на которого он вынужден был в последнюю минуту опереться.

Интересная точка для продолжения в стиле Альтернативной истории: что было бы если бы офицеры закололи Груши?

Но так уже бездарен Груши под пером Цвейга?

Да нет, вторая половина рассказа интересна с точки зрения «диалектического противоречия»: своим решением Груши сохранил армию для Франции, и может быть и Францию, как государство.

Такая вот мощь: осуждение и одобрение в одном рассказе, без разрешения противоречия. Причем Наполеон — всего ли декорации. Речь идет о многом: о приказах, об инициативе, о случайности, о резервах и об оценке ошибок, которые относительны по отношению к горизонту планирования.

Iricia, 5 апреля 2018 г.

Складывается впечатление, будто большинство читателей так и не стало читать дальше первых двух абзацев этой новеллы: слишком уж часто, описывая её, люди ограничиваются тем, что цитируют первые несколько предложений, и слишком мало я видела непосредственно впечатлений о её содержании. Сама я взялась перечитывать уже знакомые рассказы, и была неприятно удивлена тоном повествования: автор взирает на своих героев с высоты судейского, если не божественного, кресла, а пренебрежительное, если не уничижительное отношение к некоторым персонажам у него соседствует с невероятной патетикой и драматизмом, особенно когда Цвейг пускается в цветастые рассуждения на тему судьбы, которая кому-то там что-то вручает и кому-то что-то внушает. Изображение в художественной литературе реальных исторических деятелей уже само по себе воспринимается мной со скепсисом (стоит только вспомнить Антонио Сальери, чей образ прочно ассоциируется со завистью, злодейством и да, посредственностью, особенно в нашей стране, благодаря Александру Сергеевич Наше Всё), однако подобное отношение писателя заставляет читать вдвойне осторожно и внимательно.

Читайте также:  Морской волк - краткое содержание романа Лондона (сюжет произведения)

Цвейг в «Невозвратимом мгновении» очевидно преклоняется перед Наполеоном, изображая его непогрешимым гением («храбрейший, прозорливейший из людей», не много не мало), вслед за которым всю вину за поражение при Ватерлоо возлагает на его генерала, Эммануэля Груши; писатель называет последнего посредственностью, ничтожеством и прочими эпитетами – словом, как и в новелле о Руже, написавшем Марсельезу, писатель не стесняется давать нелестную характеристику историческому лицу. Цвейг лихо, в совсем коротеньком рассказе разбирается в причинах проигрыша битвы, которые могли заключаться в целом комплексе сложных факторов, и сводит всё к одному единственному решению генерала, назначенного лично Наполеоном и следовавшего его же приказам (решение, на принятие которого, судя по подаче, у него были считанные секунды).

Если попытаться воспринимать героев новеллы исключительно как персонажей, не сравнивая их с реальными людьми, в художественном плане новелла может увлечь. Цвейг вполне четко доносит до читателя свою мысль, иллюстрируя её персонажами. Но на мой вкус, писатель то и дело скатывается в какой-то театральный драматизм, нарочито обостряет ситуации и упрощает персонажей, чтобы его идея выглядела эффектнее.

Стефан Цвейг: Невозвратимое мгновение

Здесь есть возможность читать онлайн «Стефан Цвейг: Невозвратимое мгновение» весь текст электронной книги совершенно бесплатно (целиком полную версию). В некоторых случаях присутствует краткое содержание. год выпуска: 1981, категория: Проза. Описание произведения, (предисловие) а так же отзывы посетителей доступны на портале. Библиотека «Либ Кат» — LibCat.ru создана для любителей полистать хорошую книжку и предлагает широкий выбор жанров:

Выбрав категорию по душе Вы сможете найти действительно стоящие книги и насладиться погружением в мир воображения, прочувствовать переживания героев или узнать для себя что-то новое, совершить внутреннее открытие. Подробная информация для ознакомления по текущему запросу представлена ниже:

  • 80
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5

Невозвратимое мгновение: краткое содержание, описание и аннотация

Предлагаем к чтению аннотацию, описание, краткое содержание или предисловие (зависит от того, что написал сам автор книги «Невозвратимое мгновение»). Если вы не нашли необходимую информацию о книге — напишите в комментариях, мы постараемся отыскать её.

Стефан Цвейг: другие книги автора

Кто написал Невозвратимое мгновение? Узнайте фамилию, как зовут автора книги и список всех его произведений по сериям.

Возможность размещать книги на на нашем сайте есть у любого зарегистрированного пользователя. Если Ваша книга была опубликована без Вашего на то согласия, пожалуйста, направьте Вашу жалобу на info@libcat.ru или заполните форму обратной связи.

В течение 24 часов мы закроем доступ к нелегально размещенному контенту.

Невозвратимое мгновение — читать онлайн бесплатно полную книгу (весь текст) целиком

Ниже представлен текст книги, разбитый по страницам. Система автоматического сохранения места последней прочитанной страницы, позволяет с удобством читать онлайн бесплатно книгу «Невозвратимое мгновение», без необходимости каждый раз заново искать на чём Вы остановились. Не бойтесь закрыть страницу, как только Вы зайдёте на неё снова — увидите то же место, на котором закончили чтение.

(Из цикла “ЗВЕЗДНЫЕ ЧАСЫ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА”)

Перевод с немецкого П.Бернштейн

Утро в Ватерлоо

Решающее мгновение в мировой истории

Возврат в повседневность

18 июня 1815 года)

Судьбу влечет к могущественным и властным. Годами она рабски покорствует своему избраннику – Цезарю, Александру, Наполеону, ибо она любит натуры стихийные, подобные ей самой – непостижимой стихии.

Но иногда – хотя во все эпохи лишь изредка – она вдруг по странной прихоти бросается в объятия посредственности. Иногда – и это самые поразительные мгновения в мировой истории – нить судьбы на одну-единственную трепетную минуту попадает в руки ничтожества. И эти люди обычно испытывают не радость, а страх перед ответственностью, вовлекающей их в героику мировой игры, и почти всегда они выпускают из дрожащих рук нечаянно доставшуюся им судьбу. Мало кому из них дано схватиться за счастливый случай и возвеличить себя вместе с ним. Ибо лишь на миг великое снисходит до ничтожества, и кто упустит этот миг, для того он потерян безвозвратно.

В разгар балов, любовных интриг, козней и препирательств Венского конгресса словно пушечный выстрел грянула весть о том, что Наполеон – плененный лев – вырвался из своей клетки на Эльбе; и уже летит эстафета за эстафетой: он занял Лион, изгнал короля, полки с развернутыми знаменами переходят на его сторону, он в Париже, в Тюильри – напрасна была победа под Лейпцигом, напрасны двадцать лет кровавой войны. Точно схваченные чьей-то когтистой лапой, сбиваются в кучу только что пререкавшиеся и ссорившиеся министры; спешно стягиваются английские, прусские, австрийские, русские войска, дабы вторично и окончательно сокрушить узурпатора; никогда еще Европа наследственных королей и императоров не была так единодушна, как в этот час смертельного испуга. С севера на Францию двинулся Веллингтон, ему на помощь идет прусская армия под предводительством Блюхера, на Рейне готовится к наступлению Шварценберг, и в качестве резерва медленно и тяжко шагают через Германию русские полки.

Наполеон единым взглядом охватывает грозящую ему опасность. Он знает, что нельзя ждать, пока соберется вся свора. Он должен их разъединить, должен напасть на каждого в отдельности – на пруссаков, англичан, австрийцев – раньше, чем они станут европейской армией и разгромят его империю. Он должен спешить, пока не поднялся ропот внутри страны; должен добиться победы раньше, чем республиканцы окрепнут и соединятся с роялистами, раньше, чем двуличный неуловимый Фуше в союзе с Талейраном – своим противником и двойником – вонзит ему нож в спину. Он должен, пользуясь воодушевлением, охватившим его армию, одним стремительным натиском разбить врагов. Каждый упущенный день означает урон, каждый час усугубляет опасность. И он немедля бросает жребий войны на самое кровавое поле битвы Европы – в Бельгию. 15 июня в три часа утра авангард великой и ныне единственной наполеоновской армии переходит границу. 16-го, у Линьи, она отбрасывает прусскую армию. Это первый удар лапы вырвавшегося на свободу льва – сокрушительный, но не смертельный. Побежденная, но не уничтоженная прусская армия отходит к Брюсселю.

Наполеон готовит второй удар, на этот раз против Веллингтона. Ни минуты передышки не может он позволить ни себе, ни врагам, ибо день ото дня растут их силы, а страна позади него, обескровленный, ропщущий французский народ должен быть оглушен дурманом победных сводок. Уже 17-го он подступает со всей своей армией к Катр-Бра, где укрепился холодный, расчетливый противник – Веллингтон. Никогда распоряжения Наполеона не были предусмотрительнее, его военные приказы яснее, чем в тот день: он не только готовится к атаке, он предвидит и опасность ее: разбитая им, но не уничтоженная армия Блюхера может соединиться с армией Веллингтона. Чтобы предотвратить это, он отделяет часть своей армии – она должна преследовать по пятам прусские войска и помешать им соединиться с англичанами.

Командование этой частью армии он вверяет маршалу Груши. Груши – человек заурядный, но храбрый, усердный, честный, надежный, испытанный в боях начальник кавалерии, но не больше, чем начальник кавалерии. Это не отважный, горячий предводитель конницы, как Мюрат, не стратег, как Сен-Сир и Бертье, не герой, как Ней. Его грудь не прикрыта кирасой, его имя не окружено легендой, в нем нет ни одной отличительной черты, которая принесла бы ему славу и законное место в героическом мифе наполеоновской эры; только злополучием своим, своей неудачей прославился он. Двадцать лет он сражался во всех битвах, от Испании до России, от Нидерландов до Италии, медленно поднимаясь от чина к чину, пока не достиг звания маршала, не без заслуг, но и без подвигов. Пули австрийцев, солнце Египта, кинжалы арабов, морозы России устранили с его пути предшественников: Дезе при Маренго, Клебера в Каире, Ланна при Ваграме; дорогу к высшему сану он не проложил себе сам – ее расчистили для него двадцать лет войны.

Ссылка на основную публикацию