Натан Мудрый – краткое содержание пьесы Лессинга (сюжет произведения)

Краткое содержание: Натан Мудрый

Время событий относится к двенадцатому веку. 12 век это период крестовых походов на юг Европы и Азии. В одном из крупнейших сражений крестоносцы терпят полное поражение. Множество из рыцаре попадают в плен к арабскому султану Саладину. Большинство рыцарей казнены, но один из них оставлен в живых. Он носит на себе белый плащ и свободно перемещается по всему городу. В один из ночей в доме еврея Натана случается сильнейший пожар. Молодой храмовник-рыцарь решает в последний момент вбежать внутрь дома и спасает дочь Натана, молодую девушку по имени Рэху. Она прекрасна всем своим видом и манерами, которые привиты к ней с детства. После этого, проходит время и Натан отправляется в путешествие в Вавилон, чтобы продать товары и купить другие. Когда он возвращается обратно, то привозит с собой на верблюдах очень много вещей, в том числе единичного и дорогого экземпляра. Среди населения и единоверцев Натана прозвали мудрецом. А когда еврей приглашает храмовника к себе в дом, дабы воочию увидеть спасителя своей дочери, то он отказывает приезжать. Как передала Дайя, подруга дочери того еврея, храмовник усмехается над его мыслями и ни за что не поедет к нему в гости.

Рэха же считает, что бог сделал для нее большое чудо, послав ей в помощь этого молодого храмовника, который в последний момент вытащил ее из горящего дома. А Натан, слыша ее разговоры со своей подругой, делает ей замечания. Он указывает на то, что не нужно мечтать, надо делать добрые дела и в таком случае, бог никогда не оставит такого человека. Как и Рэха, Натан всей своей душой хочет найти того храмовника и хоть как-то отблагодарить его за спасение дочери. Он знает, что храмовник живет в этом городе без своих друзей, запираясь на долгие дни в своем доме. Раньше султан Саландин никогда не проявлял склонности к тому, чтобы оставлять кого-то из пленных в живых. Но с храмовником все получилось совершенно по-другому. Видимо, как думает Натан, султан видит в лице этого молодого человека своего брата, когда-то трагически умершего. У Натана есть друг, по имени Аль-Гафри, с которым они нередко играли вместе в шахматы. Теперь Аль-гафри стал не просто служивым человеком, но казначеем султана. В свою очередь, Натан сильно удивляется этому назначению. Ведь он уверен, что Аль-гафри человек «дервиша своим сердцем». Аль-гафри приходит в дом к Натану, чтобы обсудить важное дело. Казна султана уже подходит к концу. Но у его есть шанс спасти положение, хоть как-то оттянуть новую войну с крестоносцами. Если Натан даст деньги султану, то положение государства существенно улучшится. Натан прекрасно понимает к чему клонит его давний друг. Натан готов дать деньги в займы Аль-гафри, но как казначею султана, а как своему личному хорошему другу.А Аль-гафри в таком случае должен уступить место казначея Натану. В это время во дворе дворца вольно прохаживает храмовник. Неожиданно, к нему подходит один из служителей церкви и говорит, что у храмовника есть шанс поквитаться с Саладином. Он может выступить в роли лазутчика. Но храмовник отказывается от этого, говоря, что он рыцарь, его долг сражаться, но не убивать никого со спины. Послушник несколько огорчился такими словами храмовника. Он истинно надеялся на то, что храмовник выступит в роли лазутчика и у него получится выведать некоторые секреты султана и даже, по возможности, незаметно для остальных убить его. Но храмовник отказался и теперь ему предстоит искать нового человека. Послушник затаил свою злобу на храмовника.

Во время этого разговора, сам Саладин сидит в своем дворце вместе со своей сестрой Зитой. Разложив на столе доску, они играют в шахматы и обсуждают нынешнее политическое положение дел в государстве и перспективы войны с крестоносцами. Зитта говорит Саладину, что вера христиан не верна. Эта вера нужна лишь для того, чтобы истреблять подобных себе людей. А крестаносцы несут с собой только смерть и разрушения. Саладин же, придерживается другого мнения. Он уверен, что христиане со своей верой тут не причем. Главная проблема это крестоносцы. Которые представляют собой орден людей, забывших, что есть на самом деле вера и добродетель. И все Христиане тут не причем. Через некоторое время к султану приходит Аль-Гафри. Между ними возникает разговор о деньгах. Султан напоминает Аль-Гафри, что у него есть некий богатый друг Натан, который может выделить деньги для султана и всего государства. Но Аль-Гафри отвечает, что Натан раздает деньги только бедным людям. А давать их султану он не захочет. И ведет он себя, как все евреи. У Натана случается разговор с Дайей. Она говорит ему обратиться к храмовнику первым. Потом что рыцарь никогда не пойдет на разговор с евреем. Натан придерживается мнения Дайи и сам идет к храмовнику. Тот, увидев на своем пороге еврея, сначала не хочет заводить с ним никакого разговора. Но видя настойчивость Натана, и то, что он сам к нему пришел, дабы поговорить, действуют на храмовника и он начинает разговор с Натаном. Натан узнает у храмовника его имя и происхождение. Храмовник немец и у него необычное немецкое имя. Он просит Натана познакомить его с его дочерью Рэхой. Натан соглашается. Где-то в своих мыслях, он находит сходство храмовника со своим давним, уже умершим к этому времени, другом. У Натана возникают некоторые подозрения в отношения этого человека.

Через несколько дней Саладин вызвал Натана к себе во дворец, дабы обсудить с ним какие-то вопросы. Изначально, Натан думал, что султан будет говорить о деньгах, которые у него есть. Но придя к султану, тот начала разговор совсем на иную тему. Султан решает какая вера лучше. Он мусульманин, храмовник христианин, а еврей иудей. Не может быть, говорит султан, чтобы все три веры и были истинны. На что Натан рассказывает султану одну притчу. Притча называется сказ о трех золотых кольцах. Жил на свете старый отец и у него было кольцо, которое досталось ему по наследству. То кольцо обладало необычайной силой. Оно могло творить такие чудеса, которые никто никогда не смог бы сделать. Так вот, у того отца было три родным ему сына. Нельзя сказать, чтобы он выделял кого-то одного. Всех своих сыновей они любил одинаково. Но вот, отец почувствовал, что скоро умрет. И чтобы не обидеть кого-то из своих сыновей, он покупает еще два почти таких же кольца. Внешне они между собой похожи, но у двух других нет такой магической силы, как у первого кольца. Пришел час умирать, и отец подарил каждому из сыновей по кольцу. То кольцо, которое имело магическую силу, делало из своего обладателя главу всего рода. Но никто из сыновей, так и не смог доказать, какое из трех колец обладает этой заветной силой. Так и тут, закончил Натан, существуют три религии, но никто не может в точности сказать, какая из них по-настоящему верна. Можно лишь догадываться и предполагать. Саладин удивился мудрости Натана и согласился с ним, но султант не произносит ни слова о том, что ему и государству нужны деньги. Натан решает начать этот разговор сам, и предлагает султану большую сумму денег. Когда Натан выходит из дворца султана, он встречает перед собой храмовника. Тот просит у него руку и сердце его дочери Рэхи. Но Натан не хочет отдавать ее замуж за того человека, родословную которого он так и не знает. Поэтому он ничего не отвечает храмовнику. Храмовник идет к Дайе и спрашивает у нее, правда ли Рэха еврейка? На что Дайя отвечает, что это не так. На самом деле, Рэха христианка. Когда ей было совсем мало лет, Натан удочерил ее и взял жить с собой в свой дом. Храмовник, узнав эту весть, идет в патриарху христианской церкви и спрашивает у него, может ли еврей воспитывать христианку, а потом не выдавать ее замуж за христианина? Патриарх ответил, что еврей так делать не может, и спросил у храмовника, где живет такой еврей? Но Храмовник ничего не ответил патриарху и ушел от него. Патриарх поручил выяснить этот вопрос своему помощнику.

Через некоторое время храмовник приходит во дворец к султану. Он боится за жизнь Натана, после того разговора с патриархом. Султан принимается его успокаивать и говорит, что ничего страшно не случиться. Султан предлагает храмовнику жить у него во дворец. Ему все равно христианин он или мусульманин. Храмовник не смеет отказаться от такого предложения султана. Послушник патриарха приходит к Натану и говорит ему, что он передал ему когда-то девочку младенца. У нее был другой отец и он был самым преданным другом Натана. Вместе с ним они сражались в нескольких кровавых битвах, но везде друг спасал Натана от верной гибели. Но в тех краях не любили евреев, поэтому у Натана убили и его жену и всех сыновей. Вместе с этими словами, послушник передает к руки Натана молитвенник, в котором написана вся родословная девочки. Теперь Натану все понятно. Он приходит к султану во дворец и там застает храмовника. Тот снова просит у него руку и сердце его дочери Рэхи. Но Натан вместо этого рассказывает родословную девочки. Оказывается, храмовник является также сыном друга Натана, который уже давно умер. То есть Рэха и храмовник родные брат и сестра. А Саладин и друг Натана между собой родные братья. Это означает, что Реха и храмовник являются племянниками султана. Все это подтверждается теми записями, который были обнаружены в молитвеннике, который принес Натану тот самый послушник. Султан и Зитта принимают Рэху и храмовника в свою семью.

Краткое содержание романа «Натан Мудрый» пересказала Осипова А. С.

Обращаем ваше внимание, что это только краткое содержание литературного произведения «Натан Мудрый». В данном кратком содержании упущены многие важные моменты и цитаты.

Натан Мудрый

Во время крестовых походов в конце XII в. крестоносцы терпят поражение в своём третьем походе и вынуждены заключить перемирие с арабским султаном Саладином, правящим Иерусалимом. В город доставили двадцать пленных рыцарей, и все, за исключением одного, казнены по приказу Саладина. Оставшийся в живых молодой рыцарь-храмовник свободно гуляет по городу в белом плаще. Во время пожара, случившегося в доме богатого еврея Натана, юноша с риском для собственной жизни спасает его дочь Рэху.

Натан возвращается из делового путешествия и привозит из Вавилона на двадцати верблюдах богатый груз. Единоверцы чтят его, «словно князя», и прозвали «Натаном-мудрецом», не «Натаном-богачом», как замечают многие. Натана встречает подруга его дочери, христианка Дайя, которая давно живёт в доме. Она рассказывает хозяину о случившемся, и он сразу же хочет видеть благородного юношу-спасителя, чтобы щедро вознаградить его. Дайя объясняет, что храмовник не желает общаться с ним и на сделанное ею приглашение посетить их дом отвечает горькими насмешками.

Скромная Рэха считает, что бог «сотворил чудо» и послал ей во спасение «настоящего ангела» с белыми крыльями. Натан поучает дочь, что набожно мечтать гораздо легче, нежели поступать по совести и долгу, преданность богу следует выражать делами. Их общая задача — найти храмовника и помочь христианину, одинокому, без друзей и денег в чужом городе. Натан считает чудом, что дочь осталась жива благодаря человеку, который сам спасся «немалым чудом». Никогда прежде Саладин не проявлял пощады к пленным рыцарям. Ходят слухи, что в этом храмовнике султан находит большое сходство с любимым братом, умершим двадцать лет тому назад. За время отсутствия Натана его друг и партнёр по шахматам дервиш Аль-Гафи становится казначеем султана. Это очень удивляет Натана, знающего своего друга как «дервиша сердцем». Аль-Гафи сообщает Натану, что казна Саладина оскудела, перемирие из-за крестоносцев подходит к концу, и султану нужно много денег для войны. Если Натан «откроет свой сундук» для Саладина, то этим он поможет выполнить служебный долг Аль-Гафи. Натан готов дать деньги Аль-Гафи как своему другу, но отнюдь не как казначею султана. Аль-Гафи признает, что Натан добр так же, как и умён, он хочет уступить Натану свою должность казначея, чтобы снова стать свободным дервишем.

К гуляющему вблизи султанского дворца храмовнику подходит послушник из монастыря, посланный патриархом, который хочет выведать причину милости Саладина. Храмовник не знает ничего, кроме слухов, и послушник передаёт ему мнение патриарха: всевышний, должно быть, сохранил храмовника для «великих дел». Храмовник с иронией замечает, что спасение из огня еврейки, безусловно, одно из таких дел. Однако у патриарха имеется важное поручение для него — передать в лагерь противника султана — крестоносцам военные расчёты Саладина. Юноша отказывается, ведь он обязан жизнью Саладину, а его долг храмовника ордена — сражаться, а не служить «в лазутчиках». Послушник одобряет решение храмовника не становиться «неблагодарным негодяем».

Читайте также:  Оттепель - краткое содержание повести Эренбурга (сюжет произведения)

Саладин играет в шахматы с сестрой Зиттой. Оба понимают, что война, которой они не хотят, неизбежна. Зитта возмущается христианами, которые превозносят свою христианскую гордость вместо того, чтобы почитать и следовать общим человеческим добродетелям. Саладин защищает христиан, он полагает, что все зло — в ордене храмовников, то есть в организации, а не в вере. В интересах рыцарства они превратили себя в «тупых монахов» и в слепом расчёте на удачу срывают перемирие.

Приходит Аль-Гафи, и Саладин напоминает ему о деньгах. Он предлагает казначею обратиться к другу Натану, о котором слышал, что тот мудр и богат. Но Аль-Гафи лукавит и уверяет, что Натан никого и ни разу деньгами не ссудил, а подаёт, как и сам Саладин, только нищим, будь то еврей, христианин или мусульманин. В денежных делах Натан ведёт себя как «обыкновенный жид». Позже Аль-Гафи объясняет Натану свою ложь сочувствием другу, нежеланием видеть его казначеем у султана, который «снимет с него последнюю рубашку».

Даия уговаривает Натана самому обратиться к храмовнику, который первым «не пойдёт к еврею». Натан так и поступает и наталкивается на презрительное нежелание говорить «с жидом», даже с богатым. Но настойчивость и искреннее желание Натана выразить благодарность за дочь действуют на храмовника, и он вступает в разговор. Слова Натана о том, что еврей и христианин должны прежде всего проявить себя как люди и только потом — как представители своей веры, находят отклик в его сердце. Храмовник хочет стать другом Натана и познакомиться с Рэхой. Натан приглашает его в свой дом и узнает имя юноши — оно немецкого происхождения. Натан вспоминает, что в здешних краях побывали многие представители этого рода и кости многих из них гниют здесь в земле. Храмовник подтверждает это, и они расстаются. Натан думает о необыкновенном сходстве юноши с его давним умершим другом, это наводит его на некоторые подозрения.

Натана вызывают к Саладину, а храмовник, не зная об этом, приходит в дом к нему. Рэха хочет броситься к ногам своего спасителя, но храмовник удерживает ее и любуется прекрасной девушкой. Почти сразу же он, в смущении, убегает за Натаном. Рэха признается Дайе, что по неизвестной ей причине «находит своё спокойствие» в «беспокойстве» рыцаря, которое бросилось ей в глаза. Сердце девушки «стало биться ровно».

К удивлению Натана, ожидавшего от султана вопроса о деньгах, тот нетерпеливо требует от мудрого еврея прямого и откровенного ответа на совсем иной вопрос — какая вера лучше. Один из них — еврей, другой — мусульманин, храмовник — христианин. Саладин утверждает, что лишь одна вера может быть истинной. В ответ Натан рассказывает сказку о трёх кольцах. Один отец, у которого по наследству было кольцо, обладавшее чудесной силой, имел трёх сыновей, которых одинаково любил. Он заказал ещё два кольца, совершенно подобных первому, и перед смертью подарил каждому сыну по кольцу. Потом никто из них не смог доказать, что именно его кольцо — чудесное и делает обладателя им главой рода. Так же кaк невозможно было узнать, у кого настоящее кольцо, так же нельзя отдавать предпочтение одной вере перед другой.

Саладин признает правоту Натана, восхищается его мудростью и просит стать другом. Он не говорит о своих денежных затруднениях. Натан сам предлагает ему свою помощь.

Храмовник подстерегает Натана, возвращающегося от Саладина в хорошем настроении, и просит у него руки Рэхи. Во время пожара он не рассмотрел девушку, а теперь влюбился с первого взгляда. Юноша не сомневается в согласии отца Рэхи. Но Натану нужно разобраться в родословной храмовника, он не даёт ему ответа, чем, сам того не желая, обижает юношу. От Дайи храмовник узнает, что Рэха — приёмная дочь Натана, она христианка. Храмовник разыскивает патриарха и, не называя имён, спрашивает, имеет ли право еврей воспитывать христианку в еврейской вере. Патриарх сурово осуждает «жида» — он должен быть сожжён. Патриарх не верит, что вопрос храмовника носит отвлечённый характер, и велит послушнику найти реального «преступника».

Храмовник доверчиво приходит к Саладину и рассказывает обо всем. Он уже сожалеет о своём поступке и боится за Натана. Саладин успокаивает горячего характером юношу и приглашает жить у него во дворце — как христианин или кaк мусульманин, все равно. Храмовник с радостью принимает приглашение.

Натан узнает от послушника, что именно тот восемнадцать лет назад передал ему девочку-младенца, оставшуюся без родителей. Ее отец был другом Натана, не раз спасал его от меча Незадолго до этого в тех местах, где жил Натан, христиане перебили всех евреев, при этом Натан лишился жены и сыновей. Послушник даёт Натану молитвенник, в котором рукой владельца — отца девочки записана родословная ребёнка и всех родных.

Теперь Натану известно и происхождение храмовника, который раскаивается перед ним в своём невольном доносе патриарху. Натан, под покровительством Саладина, не боится патриарха. Храмовник снова просит у Натана руки Рэхи, но никак не может получить ответ.

Во дворце султана Рэха, узнав, что она приёмная дочь Натана, на коленях умоляет Саладина не разлучать ее с отцом. У Саладина нет этого и в мыслях, он шутливо предлагает ей себя как «третьего отца». В это время приходят Натан и храмовник.

Натан объявляет, что храмовник — брат Рэхи; их отец, друг Натана, не был немцем, но был женат на немке и некоторое время жил в Германии. Отец Рэхи и храмовника не был европейцем и всем языкам предпочитал персидский. Тут Саладин догадывается, что речь идёт о его любимом брате. Это подтверждает запись на молитвеннике, сделанная его рукой. Саладин и Зитта с восторгом принимают в объятия своих племянников, а растроганный Натан надеется, что храмовник, как брат его приёмной дочери, не. откажется стать его сыном.

Оцените пересказ

Мы смотрим на ваши оценки и понимаем, какие пересказы вам нравятся, а какие надо переписать. Пожалуйста, оцените пересказ:

32. Философская драма Лессинга “Натан Мудрый”.

«Натан Мудрый» (1779), первая немецкая стихотворная драма, написанная пятистопным ямбом, создавалась Лессингом как прямое продолжение его спора с идеологами церкви. В философской драме немецкий просветитель обратился к критике религиозного сознания, его претензий служить единственной основой человеческой морали. В Иерусалиме эпохи крестовых походов он свел вместе представителей трех мировых религий — иудаистской, мусульманской и христианской. Иерусалимский патриарх воплощает в себе все худшие свойства церковников: абсолютный догматизм, безграничную жестокость и ненависть к представителям иной веры. Ему противостоит богатый купец — еврей Натан, который проповедует идею гуманности и всеобщего братства, основанного на любви, терпимости и «добрых делах». Отважный и благородный рыцарь-храмовник Курт оказывается в центре столкновения двух идеологий. Натан одерживает победу в этой опасной борьбе. Терпением и мудростью он преодолевает презрительную враждебность христианского рыцаря и высокомерную недоверчивость мусульманского властителя Саладина.

Философский смысл драмы сконцентрирован в притче о трех кольцах, которую купец рассказывает султану. Лессинг заимствовал эту старинную легенду из «Декамерона» Боккаччо, но ввел в притчу новый мотив, меняющий ее главный смысл. Подлинное кольцо наделено свойством делать владельца любимым другими. Мудрый судья советует братьям доказать силу своего талисмана благородными делами и помыслами, любовью и милосердием к окружающим. Пройдут тысячелетия, и на новой, более высокой ступени развития человечества будет вынесено решение о том, какой из народов-братьев лучше послужил идеалам гуманизма. Нравственное начало Лессинг связывал не с обладанием «истинной» религией, а с естественным стремлением к добродетели, порождаемым эволюцией человеческого разума. Рационалистическая основа представлений Лессинга о становлении и развитии морали нашла отражение и в развитии сюжета драмы, который сам по себе представляет своеобразную притчу. Чудесным образом раскрывается тайна рождения Курта и Рехи, приемной дочери Натана. Герои, не уступающие друг другу в деятельной любви и благородстве, объединяются в сфере чистой человечности. Философская драма Лессинга имела замечательную сценическую судьбу. Воплощенные в «Натане Мудром» свободолюбивые устремления выдающегося немецкого просветителя, его вера в преобразующую силу разума, в грядущее братское единение человечества, способного возвыситься над религиозным фанатизмом, национальной замкнутостью и расовыми предрассудками, не теряли своей остроты на протяжении последующей двухвековой истории Германии.

«Натан Мудрый» представляет собой религиозно-философ­скую драму, напоминающую по своим идеологическим установ­кам просветительские трагедии Вольтера. В отличие от других-пьес Лессинга, она написана не прозой, а белыми стихами и на­звана Лессингом «драматической поэмой», что должно было подчеркнуть ее несценичный характер. Несценичность «Натана Мудрого» заключалась, с точки зрения драматургической тео­рии Лессинга, в том, что в этой пьесе характеры выводятся не из действия, а из речей действующих лиц

Действие «Натана Мудрого» происходит в Иерусалиме, на­ходящемся в руках мусульман. Действующие лица, связанные нитями родства, дружбы и вражды, являются представителями трех основных религий — христианской, иудейской и магоме­танской. С целью возможно более резкого противопоставления различных религий в их воздействии на человеческую жизнь и нравственность Лессинг изображает брата и сестру, не подо­зревающих о своем родстве, воспитанных в различных рели­гиях (подобно тому, как это имеет место в «Заире» Вольтера) и, кроме того, связанных родством с представителем третьей религии.

Основной конфликт «Натана Мудрого» определяется столк­новением между религией и моралью, особенно острым в господ­ствующей христианской религии. Это столкновение разре­шается Лессингом в пользу морали. Именно поведение чело­века становится критерием приемлемости исповедуемой им религии. В результате наиболее безнравственным, безусловно отрицательным персонажем пьесы оказывается самый крупный и влиятельный из фигурирующих в пьесе христиан — иеруса­лимский патриарх, тип бездушного ханжи и сухого фанатика, чисто формально относящегося к религии, ее предписаниям и догматам. Полной противоположностью патриарху является еврей Натан, высоконравственный человек, умудренный жиз­ненным опытом, живое воплощение религиозной терпимости, гуманности и великодушия. Прототипом его был друг Лессинга, берлинский просветитель Моисей Мендельсон, тогда как в обра­зе патриарха Лессинг изобразил своего врага, реакционного клерикала Гёце.

Причина такой расстановки акцентов в драме Лессинга за­ключается в том, что, ставя себе задачу борьбы с нетерпи­мостью, фанатизмом и религиозной догматикой, Лессинг должен был прежде всего ударить по господствующей, наиболее распространенной в Европе религии, представители которой считают себя носителями божественного «откровения» и абсо­лютной религиозной истины. Но Лессинг идет в своей драме гораздо дальше расплывчатой пропаганды веротерпимости. Ее герой Натан изображен им, в сущности, мудрым пантеистом и гуманистом, лишенным религиозного чувства. В пантеизме Лессинга скрыта атеистическая тенденция, искание не бога, а нравственного, доброго человека, свободного от религиозных, расовых и национальных предрассудков. Однако Лессинг не решился в «Натане Мудром» ясно сформулировать эту мысль из опасения церковной цензуры. Пьеса отражает некоторый спад революционных настроений Лессинга в последние годы его жизни, его переход к признанию мирной эволюции человечества нравственного усовершенствования личности, его субъективное примирение с существующим.

Несмотря на то, что «Натан Мудрый» безусловно имеет прогрессивное идейное значение, форма этой драмы явилась агом назад от завоеванных Лессингом до нее реалистических позиций. Лессинг возвращается в ней вспять, к просветитель­скому классицизму, с традициями которого он вел борьбу в период написания «Гамбургской драматургии». Но, являясь рецидивом классицизма, «Натан Мудрый» одновременно яв­ляется предвестием исторических драм Гёте и Шиллера.

32. Философская драма Лессинга “Натан Мудрый”.

«Натан Мудрый» (1779), первая немецкая стихотворная драма, написанная пятистопным ямбом, создавалась Лессингом как прямое продолжение его спора с идеологами церкви. В философской драме немецкий просветитель обратился к критике религиозного сознания, его претензий служить единственной основой человеческой морали. В Иерусалиме эпохи крестовых походов он свел вместе представителей трех мировых религий — иудаистской, мусульманской и христианской. Иерусалимский патриарх воплощает в себе все худшие свойства церковников: абсолютный догматизм, безграничную жестокость и ненависть к представителям иной веры. Ему противостоит богатый купец — еврей Натан, который проповедует идею гуманности и всеобщего братства, основанного на любви, терпимости и «добрых делах». Отважный и благородный рыцарь-храмовник Курт оказывается в центре столкновения двух идеологий. Натан одерживает победу в этой опасной борьбе. Терпением и мудростью он преодолевает презрительную враждебность христианского рыцаря и высокомерную недоверчивость мусульманского властителя Саладина.

Читайте также:  Заячьи лапы - краткое содержание рассказа Паустовского (сюжет произведения)

Философский смысл драмы сконцентрирован в притче о трех кольцах, которую купец рассказывает султану. Лессинг заимствовал эту старинную легенду из «Декамерона» Боккаччо, но ввел в притчу новый мотив, меняющий ее главный смысл. Подлинное кольцо наделено свойством делать владельца любимым другими. Мудрый судья советует братьям доказать силу своего талисмана благородными делами и помыслами, любовью и милосердием к окружающим. Пройдут тысячелетия, и на новой, более высокой ступени развития человечества будет вынесено решение о том, какой из народов-братьев лучше послужил идеалам гуманизма. Нравственное начало Лессинг связывал не с обладанием «истинной» религией, а с естественным стремлением к добродетели, порождаемым эволюцией человеческого разума. Рационалистическая основа представлений Лессинга о становлении и развитии морали нашла отражение и в развитии сюжета драмы, который сам по себе представляет своеобразную притчу. Чудесным образом раскрывается тайна рождения Курта и Рехи, приемной дочери Натана. Герои, не уступающие друг другу в деятельной любви и благородстве, объединяются в сфере чистой человечности. Философская драма Лессинга имела замечательную сценическую судьбу. Воплощенные в «Натане Мудром» свободолюбивые устремления выдающегося немецкого просветителя, его вера в преобразующую силу разума, в грядущее братское единение человечества, способного возвыситься над религиозным фанатизмом, национальной замкнутостью и расовыми предрассудками, не теряли своей остроты на протяжении последующей двухвековой истории Германии.

«Натан Мудрый» представляет собой религиозно-философ­скую драму, напоминающую по своим идеологическим установ­кам просветительские трагедии Вольтера. В отличие от других-пьес Лессинга, она написана не прозой, а белыми стихами и на­звана Лессингом «драматической поэмой», что должно было подчеркнуть ее несценичный характер. Несценичность «Натана Мудрого» заключалась, с точки зрения драматургической тео­рии Лессинга, в том, что в этой пьесе характеры выводятся не из действия, а из речей действующих лиц

Действие «Натана Мудрого» происходит в Иерусалиме, на­ходящемся в руках мусульман. Действующие лица, связанные нитями родства, дружбы и вражды, являются представителями трех основных религий — христианской, иудейской и магоме­танской. С целью возможно более резкого противопоставления различных религий в их воздействии на человеческую жизнь и нравственность Лессинг изображает брата и сестру, не подо­зревающих о своем родстве, воспитанных в различных рели­гиях (подобно тому, как это имеет место в «Заире» Вольтера) и, кроме того, связанных родством с представителем третьей религии.

Основной конфликт «Натана Мудрого» определяется столк­новением между религией и моралью, особенно острым в господ­ствующей христианской религии. Это столкновение разре­шается Лессингом в пользу морали. Именно поведение чело­века становится критерием приемлемости исповедуемой им религии. В результате наиболее безнравственным, безусловно отрицательным персонажем пьесы оказывается самый крупный и влиятельный из фигурирующих в пьесе христиан — иеруса­лимский патриарх, тип бездушного ханжи и сухого фанатика, чисто формально относящегося к религии, ее предписаниям и догматам. Полной противоположностью патриарху является еврей Натан, высоконравственный человек, умудренный жиз­ненным опытом, живое воплощение религиозной терпимости, гуманности и великодушия. Прототипом его был друг Лессинга, берлинский просветитель Моисей Мендельсон, тогда как в обра­зе патриарха Лессинг изобразил своего врага, реакционного клерикала Гёце.

Причина такой расстановки акцентов в драме Лессинга за­ключается в том, что, ставя себе задачу борьбы с нетерпи­мостью, фанатизмом и религиозной догматикой, Лессинг должен был прежде всего ударить по господствующей, наиболее распространенной в Европе религии, представители которой считают себя носителями божественного «откровения» и абсо­лютной религиозной истины. Но Лессинг идет в своей драме гораздо дальше расплывчатой пропаганды веротерпимости. Ее герой Натан изображен им, в сущности, мудрым пантеистом и гуманистом, лишенным религиозного чувства. В пантеизме Лессинга скрыта атеистическая тенденция, искание не бога, а нравственного, доброго человека, свободного от религиозных, расовых и национальных предрассудков. Однако Лессинг не решился в «Натане Мудром» ясно сформулировать эту мысль из опасения церковной цензуры. Пьеса отражает некоторый спад революционных настроений Лессинга в последние годы его жизни, его переход к признанию мирной эволюции человечества нравственного усовершенствования личности, его субъективное примирение с существующим.

Несмотря на то, что «Натан Мудрый» безусловно имеет прогрессивное идейное значение, форма этой драмы явилась агом назад от завоеванных Лессингом до нее реалистических позиций. Лессинг возвращается в ней вспять, к просветитель­скому классицизму, с традициями которого он вел борьбу в период написания «Гамбургской драматургии». Но, являясь рецидивом классицизма, «Натан Мудрый» одновременно яв­ляется предвестием исторических драм Гёте и Шиллера.

Краткое содержание поэмы Лессинга «Натан Мудрый»

Во время крестовых походов в конце XII в. крестоносцы терпят поражение в своем третьем походе и вынуждены заключить перемирие с арабским султаном Саладином, правящим Иерусалимом. В город доставили двадцать пленных рыцарей, и все, за исключением одного, казнены по приказу Саладина. Оставшийся в живых молодой рыцарь-храмовник свободно гуляет по городу в белом плаще. Во время пожара, случившегося в доме богатого еврея Натана, юноша с риском для собственной жизни спасает его дочь Рэху.

Натан возвращается из делового путешествия и привозит из Вавилона на двадцати верблюдах богатый груз. Единоверцы чтят его, «словно князя», и прозвали «Натаном-мудрецом», не «Натаном-богачом», как замечают многие. Натана встречает подруга его дочери, христианка Дайя, которая давно живет в доме. Она рассказывает хозяину о случившемся, и он сразу же хочет видеть благородного юношу-спасителя, чтобы щедро вознаградить его. Дайя объясняет, что храмовник не желает общаться с ним и на сделанное ею приглашение посетить их дом отвечает горькими насмешками.

Скромная Рэха считает, что бог «сотворил чудо» и послал ей во спасение «настоящего ангела» с белыми крыльями. Натан поучает дочь, что набожно мечтать гораздо легче, нежели поступать по совести и долгу, преданность богу следует выражать делами. Их общая задача — найти храмовника и помочь христианину, одинокому, без друзей и денег в чужом городе. Натан считает чудом, что дочь осталась жива благодаря человеку, который сам спасся «немалым чудом». Никогда прежде Саладин не проявлял пощады к пленным рыцарям. Ходят слухи, что в этом храмовнике султан находит большое сходство с любимым братом, умершим двадцать лет тому назад. За время отсутствия Натана его друг и партнер по шахматам дервиш Аль-Гафи становится казначеем султана. Это очень удивляет Натана, знающего своего друга как «дервиша сердцем». Аль-Гафи сообщает Натану, что казна Саладина оскудела, перемирие из-за крестоносцев подходит к концу, и султану нужно много денег для войны. Если Натан «откроет свой сундук» для Саладина, то этим он поможет выполнить служебный долг Аль-Гафи. Натан готов дать деньги Аль-Гафи как своему другу, но отнюдь не как казначею султана. Аль-Гафи признает, что Натан добр так же, как и умен, он хочет уступить Натану свою должность казначея, чтобы снова стать свободным дервишем.

К гуляющему вблизи султанского дворца храмовнику подходит послушник из монастыря, посланный патриархом, который хочет выведать причину милости Саладина. Храмовник не знает ничего, кроме слухов, и послушник передает ему мнение патриарха: всевышний, должно быть, сохранил храмовника для «великих дел». Храмовник с иронией замечает, что спасение из огня еврейки, безусловно, одно из таких дел. Однако у патриарха имеется важное поручение для него — передать в лагерь противника султана — крестоносцам военные расчеты Саладина. Юноша отказывается, ведь он обязан жизнью Саладину, а его долг храмовника ордена — сражаться, а не служить «в лазутчиках». Послушник одобряет решение храмовника не становиться «неблагодарным негодяем».

Саладин играет в шахматы с сестрой Зиттой. Оба понимают, что война, которой они не хотят, неизбежна. Зитта возмущается христианами, которые превозносят свою христианскую гордость вместо того, чтобы почитать и следовать общим человеческим добродетелям. Саладин защищает христиан, он полагает, что все зло — в ордене храмовников, то есть в организации, а не в вере. В интересах рыцарства они превратили себя в «тупых монахов» и в слепом расчете на удачу срывают перемирие.

Приходит Аль-Гафи, и Саладин напоминает ему о деньгах. Он предлагает казначею обратиться к другу Натану, о котором слышал, что тот мудр и богат. Но Аль-Гафи лукавит и уверяет, что Натан никого и ни разу деньгами не ссудил, а подает, как и сам Саладин, только нищим, будь то еврей, христианин или мусульманин. В денежных делах Натан ведет себя как «обыкновенный жид». Позже Аль-Гафи объясняет Натану свою ложь сочувствием другу, нежеланием видеть его казначеем у султана, который «снимет с него последнюю рубашку».

Даия уговаривает Натана самому обратиться к храмовнику, который первым «не пойдет к еврею». Натан так и поступает и наталкивается на презрительное нежелание говорить «с жидом», даже с богатым. Но настойчивость и искреннее желание Натана выразить благодарность за дочь действуют на храмовника, и он вступает в разговор. Слова Натана о том, что еврей и христианин должны прежде всего проявить себя как люди и только потом — как представители своей веры, находят отклик в его сердце. Храмовник хочет стать другом Натана и познакомиться с Рэхой. Натан приглашает его в свой дом и узнает имя юноши — оно немецкого происхождения. Натан вспоминает, что в здешних краях побывали многие представители этого рода и кости многих из них гниют здесь в земле. Храмовник подтверждает это, и они расстаются. Натан думает о необыкновенном сходстве юноши с его давним умершим другом, это наводит его на некоторые подозрения.

Натана вызывают к Саладину, а храмовник, не зная об этом, приходит в дом к нему. Рэха хочет броситься к ногам своего спасителя, но храмовник удерживает ее и любуется прекрасной девушкой. Почти сразу же он, в смущении, убегает за Натаном. Рэха признается Дайе, что по неизвестной ей причине «находит свое спокойствие» в «беспокойстве» рыцаря, которое бросилось ей в глаза. Сердце девушки «стало биться ровно».

К удивлению Натана, ожидавшего от султана вопроса о деньгах, тот нетерпеливо требует от мудрого еврея прямого и откровенного ответа на совсем иной вопрос — какая вера лучше. Один из них — еврей, другой — мусульманин, храмовник — христианин. Саладин утверждает, что лишь одна вера может быть истинной. В ответ Натан рассказывает сказку о трех кольцах. Один отец, у которого по наследству было кольцо, обладавшее чудесной силой, имел трех сыновей, которых одинаково любил. Он заказал еще два кольца, совершенно подобных первому, и перед смертью подарил каждому сыну по кольцу. Потом никто из них не смог доказать, что именно его кольцо — чудесное и делает обладателя им главой рода. Так же кaк невозможно было узнать, у кого настоящее кольцо, так же нельзя отдавать предпочтение одной вере перед другой.

Саладин признает правоту Натана, восхищается его мудростью и просит стать другом. Он не говорит о своих денежных затруднениях. Натан сам предлагает ему свою помощь.

Храмовник подстерегает Натана, возвращающегося от Саладина в хорошем настроении, и просит у него руки Рэхи. Во время пожара он не рассмотрел девушку, а теперь влюбился с первого взгляда. Юноша не сомневается в согласии отца Рэхи. Но Натану нужно разобраться в родословной храмовника, он не дает ему ответа, чем, сам того не желая, обижает юношу. От Дайи храмовник узнает, что Рэха — приемная дочь Натана, она христианка. Храмовник разыскивает патриарха и, не называя имен, спрашивает, имеет ли право еврей воспитывать христианку в еврейской вере. Патриарх сурово осуждает «жида» — он должен быть сожжен. Патриарх не верит, что вопрос храмовника носит отвлеченный характер, и велит послушнику найти реального «преступника».

Храмовник доверчиво приходит к Саладину и рассказывает обо всем. Он уже сожалеет о своем поступке и боится за Натана. Саладин успокаивает горячего характером юношу и приглашает жить у него во дворце — как христианин или кaк мусульманин, все равно. Храмовник с радостью принимает приглашение.

Натан узнает от послушника, что именно тот восемнадцать лет назад передал ему девочку-младенца, оставшуюся без родителей. Ее отец был другом Натана, не раз спасал его от меча Незадолго до этого в тех местах, где жил Натан, христиане перебили всех евреев, при этом Натан лишился жены и сыновей. Послушник дает Натану молитвенник, в котором рукой владельца — отца девочки записана родословная ребенка и всех родных.

Теперь Натану известно и происхождение храмовника, который раскаивается перед ним в своем невольном доносе патриарху. Натан, под покровительством Саладина, не боится патриарха. Храмовник снова просит у Натана руки Рэхи, но никак не может получить ответ.

Во дворце султана Рэха, узнав, что она приемная дочь Натана, на коленях умоляет Саладина не разлучать ее с отцом. У Саладина нет этого и в мыслях, он шутливо предлагает ей себя как «третьего отца». В это время приходят Натан и храмовник.

Читайте также:  Розенкранц и Гильденстерн мертвы - краткое содержание пьесы Стоппарда (сюжет произведения)

Натан объявляет, что храмовник — брат Рэхи; их отец, друг Натана, не был немцем, но был женат на немке и некоторое время жил в Германии. Отец Рэхи и храмовника не был европейцем и всем языкам предпочитал персидский. Тут Саладин догадывается, что речь идет о его любимом брате. Это подтверждает запись на молитвеннике, сделанная его рукой. Саладин и Зитта с восторгом принимают в объятия своих племянников, а растроганный Натан надеется, что храмовник, как брат его приемной дочери, не. откажется стать его сыном.

Краткое содержание поэмы Лессинга «Натан Мудрый»

«Натан Мудрый» Лессинга в кратком содержании

Во время крестовых походов в конце XII в. крестоносцы терпят поражение в своем третьем походе и вынуждены заключить перемирие с арабским султаном Саладином, правящим Иерусалимом. В город доставили двадцать пленных рыцарей, и все, за исключением одного, казнены по приказу Саладина. Оставшийся в живых молодой рыцарь-храмовник свободно гуляет по городу в белом плаще. Во время пожара, случившегося в доме богатого еврея Натана, юноша с риском для собственной жизни спасает его дочь Рэху.

Натан возвращается из делового путешествия и привозит из Вавилона на двадцати верблюдах богатый груз. Единоверцы чтят его, «словно князя», и прозвали «Натаном-мудрецом», не «Натаном-богачом», как замечают многие. Натана встречает подруга его дочери, христианка Дайя, которая давно живет в доме. Она рассказывает хозяину о случившемся, и он сразу же хочет видеть благородного юношу-спасителя, чтобы щедро вознаградить его. Дайя объясняет, что храмовник не желает общаться с ним и на сделанное ею приглашение посетить их дом отвечает горькими насмешками.

Скромная Рэха считает, что бог «сотворил

чудо» и послал ей во спасение «настоящего ангела» с белыми крыльями. Натан поучает дочь, что набожно мечтать гораздо легче, нежели поступать по совести и долгу, преданность богу следует выражать делами. Их общая задача — найти храмовника и помочь христианину, одинокому, без друзей и денег в чужом городе. Натан считает чудом, что дочь осталась жива благодаря человеку, который сам спасся «немалым чудом». Никогда прежде Саладин не проявлял пощады к пленным рыцарям. Ходят слухи, что в этом храмовнике султан находит большое сходство с любимым братом, умершим двадцать лет тому назад. За время отсутствия Натана его друг и партнер по шахматам дервиш Аль-Гафи становится казначеем султана. Это очень удивляет Натана, знающего своего друга как «дервиша сердцем». Аль-Гафи сообщает Натану, что казна Саладина оскудела, перемирие из-за крестоносцев подходит к концу, и султану нужно много денег для войны. Если Натан «откроет свой сундук» для Саладина, то этим он поможет выполнить служебный долг Аль-Гафи. Натан готов дать деньги Аль-Гафи как своему другу, но отнюдь не как казначею султана. Аль-Гафи признает, что Натан добр так же, как и умен, он хочет уступить Натану свою должность казначея, чтобы снова стать свободным дервишем.

К гуляющему вблизи султанского дворца храмовнику подходит послушник из монастыря, посланный патриархом, который хочет выведать причину милости Саладина. Храмовник не знает ничего, кроме слухов, и послушник передает ему мнение патриарха: всевышний, должно быть, сохранил храмовника для «великих дел». Храмовник с иронией замечает, что спасение из огня еврейки, безусловно, одно из таких дел. Однако у патриарха имеется важное поручение для него — передать в лагерь противника султана — крестоносцам военные расчеты Саладина. Юноша отказывается, ведь он обязан жизнью Саладину, а его долг храмовника ордена — сражаться, а не служить «в лазутчиках». Послушник одобряет решение храмовника не становиться «неблагодарным негодяем».

Саладин играет в шахматы с сестрой Зиттой. Оба понимают, что война, которой они не хотят, неизбежна. Зитта возмущается христианами, которые превозносят свою христианскую гордость вместо того, чтобы почитать и следовать общим человеческим добродетелям. Саладин защищает христиан, он полагает, что все зло — в ордене храмовников,, то есть в организации, а не в вере. В интересах рыцарства они превратили себя в «тупых монахов» и в слепом расчете на удачу срывают перемирие.

Приходит Аль-Гафи, и Саладин напоминает ему о деньгах. Он предлагает казначею обратиться к другу Натану, о котором слышал, что тот мудр и богат. Но Аль-Гафи лукавит и уверяет, что Натан никого и ни разу деньгами не ссудил, а подает, как и сам Саладин, только нищим, будь то еврей, христианин или мусульманин. В денежных делах Натан ведет себя как «обыкновенный жид». Позже Аль-Гафи объясняет Натану свою ложь сочувствием другу, нежеланием видеть его казначеем у султана, который «снимет с него последнюю рубашку».

Даия уговаривает Натана самому обратиться к храмовнику, который первым «не пойдет к еврею». Натан так и поступает и наталкивается на презрительное нежелание говорить «с жидом», даже с богатым. Но настойчивость и искреннее желание Натана выразить благодарность за дочь действуют на храмовника, и он вступает в разговор. Слова Натана о том, что еврей и христианин должны прежде всего проявить себя как люди и только потом — как представители своей веры, находят отклик в его сердце. Храмовник хочет стать другом Натана и познакомиться с Рэхой. Натан приглашает его в свой дом и узнает имя юноши — оно немецкого происхождения. Натан вспоминает, что в здешних краях побывали многие представители этого рода и кости многих из них гниют здесь в земле. Храмовник подтверждает это, и они расстаются. Натан думает о необыкновенном сходстве юноши с его давним умершим другом, это наводит его на некоторые подозрения.

Натана вызывают к Саладину, а храмовник, не зная об этом, приходит в дом к нему. Рэха хочет броситься к ногам своего спасителя, но храмовник удерживает ее и любуется прекрасной девушкой. Почти сразу же он, в смущении, убегает за Натаном. Рэха признается Дайе, что по неизвестной ей причине «находит свое спокойствие» в «беспокойстве» рыцаря, которое бросилось ей в глаза. Сердце девушки «стало биться ровно».

К удивлению Натана, ожидавшего от султана вопроса о деньгах, тот нетерпеливо требует от мудрого еврея прямого и откровенного ответа на совсем иной вопрос — какая вера лучше. Один из них — еврей, другой — мусульманин, храмовник — христианин. Саладин утверждает, что лишь одна вера может быть истинной. В ответ Натан рассказывает сказку о трех кольцах. Один отец, у которого по наследству было кольцо, обладавшее чудесной силой, имел трех сыновей, которых одинаково любил. Он заказал еще два кольца, совершенно подобных первому, и перед смертью подарил каждому сыну по кольцу. Потом никто из них не смог доказать, что именно его кольцо — чудесное и делает обладателя им главой рода. Так же кaк невозможно было узнать, у кого настоящее кольцо, так же нельзя отдавать предпочтение одной вере перед другой.

Саладин признает правоту Натана, восхищается его мудростью и просит стать другом. Он не говорит о своих денежных затруднениях. Натан сам предлагает ему свою помощь.

Храмовник подстерегает Натана, возвращающегося от Саладина в хорошем настроении, и просит у него руки Рэхи. Во время пожара он не рассмотрел девушку, а теперь влюбился с первого взгляда. Юноша не сомневается в согласии отца Рэхи. Но Натану нужно разобраться в родословной храмовника, он не дает ему ответа, чем, сам того не желая, обижает юношу. От Дайи храмовник узнает, что Рэха — приемная дочь Натана, она христианка. Храмовник разыскивает патриарха и, не называя имен, спрашивает, имеет ли право еврей воспитывать христианку в еврейской вере. Патриарх сурово осуждает «жида» — он должен быть сожжен. Патриарх не верит, что вопрос храмовника носит отвлеченный характер, и велит послушнику найти реального «преступника».

Храмовник доверчиво приходит к Саладину и рассказывает обо всем. Он уже сожалеет о своем поступке и боится за Натана. Саладин успокаивает горячего характером юношу и приглашает жить у него во дворце — как христианин или кaк мусульманин, все равно. Храмовник с радостью принимает приглашение.

Натан узнает от послушника, что именно тот восемнадцать лет назад передал ему девочку-младенца, оставшуюся без родителей. Ее отец был другом Натана, не раз спасал его от меча Незадолго до этого в тех местах, где жил Натан, христиане перебили всех евреев, при этом Натан лишился жены и сыновей. Послушник дает Натану молитвенник, в котором рукой владельца — отца девочки записана родословная ребенка и всех родных.

Теперь Натану известно и происхождение храмовника, который раскаивается перед ним в своем невольном доносе патриарху. Натан, под покровительством Саладина, не боится патриарха. Храмовник снова просит у Натана руки Рэхи, но никак не может получить ответ.

Во дворце султана Рэха, узнав, что она приемная дочь Натана, на коленях умоляет Саладина не разлучать ее с отцом. У Саладина нет этого и в мыслях, он шутливо предлагает ей себя как «третьего отца». В это время приходят Натан и храмовник.

Натан объявляет, что храмовник — брат Рэхи; их отец, друг Натана, не был немцем, но был женат на немке и некоторое время жил в Германии. Отец Рэхи и храмовника не был европейцем и всем языкам предпочитал персидский. Тут Саладин догадывается, что речь идет о его любимом брате. Это подтверждает запись на молитвеннике, сделанная его рукой. Саладин и Зитта с восторгом принимают в объятия своих племянников, а растроганный Натан надеется, что храмовник, как брат его приемной дочери, не. откажется стать его сыном.

«Выбор Софи» Стайрона в кратком содержании Нью-Йорк, Бруклин, 1947 г. Начинающий писатель Стинго, от лица которого строится повествование, вознамерился покорить литературную Америку. Однако пока ему похвастаться нечем. Работа рецензентом в довольно.

Краткое содержание Выбор Софи Уильям Стайрон Выбор Софи Нью-Йорк, Бруклин, 1947 г. Начинающий писатель Стинго, от лица которого строится повествование, вознамерился покорить литературную Америку. Однако пока ему похвастаться нечем.

«Декамерон» Боккаччо в кратком содержании В 1348 г. Флоренцию «посетила губительная чума», погибло сто тысяч человек. Распались родственные и дружеские связи, слуги отказались служить господам, мертвых не хоронили, а сваливали.

«Айвенго» Скотта в кратком содержании Прошло почти сто тридцать лет с тех пор, как в битве при Гастингсе норманнский герцог Вильгельм Завоеватель одержал победу над англосаксонскими войсками и завладел Англией.

Краткое содержание Вальтер Скотт Айвенго Вальтер Скотт Айвенго Прошло почти сто тридцать лет с тех пор, как в битве при Гастингсе (1066) норманнский герцог Вильгельм Завоеватель одержал победу над англосаксонскими.

А. Н. Островский «Гроза». Драма ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ Общественный сад на высоком берегу Волги, за Волгой сельский вид. На сцене две скамейки и несколько кустов. ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ Кулигин сидит на скамье.

«Игра снов» Стриндберга в кратком содержании Автор напоминает, что стремился подражать бессвязной, но кажущейся логичной форме сновидения. Времени и пространства не существует, цепляясь за крохотную основу реальности, воображение прядет свою пряжу.

«Утраченные иллюзии» Бальзака в кратком содержании Питать иллюзии — участь провинциалов. Люсьен Шардон был родом из Ангулема. Его отец, простой аптекарь, в 1793 г. чудом спас от эшафота девицу де Рюбампре.

Биография Шейха Мохаммеда Шейх Мохаммед ибн Рашид аль-Мактум стал премьер-министром и вице-президентом Объединенных Арабских Эмиратов в 2006 году. Своей целью видит превращение ОАЭ в привлекательное место для ведения.

Краткое содержание Декамерон Дж. Боккаччо Дж. Боккаччо Декамерон Первый день Декамерона, «в продолжение коею, после того как автор сообщит, по какому поводу собрались и о чем. говорили между собою лица.

Краткое содержание Утраченные иллюзии О. де Бальзак Утраченные иллюзии Питать иллюзии — участь провинциалов. Люсьен Шардон был родом из Ангулема. Его отец, простой аптекарь, в 1793 г. чудом спас.

Арабская Испания В конце VII в. арабы отвоевали от византийцев Северную Африку, и вышли к Атлантическому океану. Они сумели обратить в ислам местные берберские племена. В 710.

МУЖЕСТВЕННЫЕ ГЕРОИ ВАЛЬТЕРА СКОТТА (по роману «Айвенго», вариант 2) Из всех сюжетных линий романа Вальте- ра Скотта «Айвенго» меня больше всего тро- нула история старого еврея Исаака и его до- чери Ревекки. Те испытания.

«Чудо о Теофиле» Рютбефа в кратком содержании Когда-то эконом одной знаменитой церкви, которого звали Теофил, славился в округе своим достатком, высоким положением и добротой. Но жизнь обошлась с ним жестоко, он потерял.

«Эмилия Галотти» Лессинга в кратком содержании Принц Гонзага, правитель итальянской провинции Гвастеллы, рассматривает портрет графини Орсина, женщины, которую он любил еще совсем недавно. Ему всегда было с ней легко, радостно и.

Ссылка на основную публикацию