Морская душа – краткое содержание рассказа Соболева (сюжет произведения)

Короткое содержание морская душа Соболев

Краткое содержание морская душа Соболев

  • Нелли Гоморова
  • Литература 2019-09-13 21:49:19 0 2

Самые трудные годы для Отчизны, смелый нрав и собственные свойства краснофлотцев сыграли большую роль в победе над фашизмом. Сине – белоснежная тельняшка и бескозырка наводили ужас на врага. Несколько образцов несгибаемого мужества моряков.

Матрос Федя с одним наганом и пленённой у недруга винтовкой, уничтожил пулеметный расчет германцев. Сам умер.

Маленький катер попал в непогодицу. Волна залила бензин, судно закончило двигаться и его понесло к неприятельскому берегу. Проявив находчивость, матросы сумели отделить бензин от воды и отправить радиограмму. Но на всякий случай была подготовлена телеграмма о том, что они подорвут себя в заключительную минутку.

Матрос Цариц после неудачного приземления на парашюте был оглушен, ранен и свихнул ногу. Ему пришлось вступить в неравный бой со здоровым фашистом. Несколько раз он терял сознание, но одолел.

Самолет, расстреляв собственный боекомплект, попал под прицел мессершмитта. Штурман Коваленко не смутился и расстрелял неприятельский самолет цилиндрами из листовок. Враг зазорно бегал.

Имя героя не запомнилось. Только сине белоснежные полосы на тельняшке, да удаль, с которой он утюжил вражеские окопы, а потом застенчиво ушел в кусты.

Трое краснофлотцев расстреляли неприятельскую батарею, а позже их же боеприпасами поддерживали пришествие своих войск.

Пушка без мушки под Севастополем выручила тыщи советских боец. Она наводила ужас на фашистов.

Отряд моряков попал в котел. Смекалка и боевой дух помогли им выжить и одурачить недруга.

Заключительный собственный доклад рулевой бронекатера сделал, когда угроза кораблю избегала. Смертельно раненый он не выпустил руля из рук.

Героическая воробьевская батарея, когда теснее нечем было сдерживать напор фашистов, вызвала огонь на себя. Они все погибли, но не сдали клочок русской земли.

Рассказ учит мужеству и героизму.

Источник: Короткое содержание Соболев Морская душа за 2 минуты пересказ сюжета

В тяжелое военное время наша страна мужественно отстояла свое право на свободу. Большой вклад в приближение Победы сделали матросы Красного флота. Тельняшка бело-голубых цветов, в то время, внушала ужас в фашистских захватчиков. Тут описаны только немногие подвиги моряков.

Матрос Федор, ценой собственной жизни, победил целый пулеметный расчет недруга. Из оружия у него был один наган и трофейная винтовка.

Небольшое судно попало в шторм. Высочайшие волны залили горючее, и катер заглох. Ветром его несло в сторону фашистов. Матросы, проявив сообразительность, отделили горючее от воды и послали извещение на берег. Также они подготовили иную радиограмму, на случай захвата катера германцами, краснофлотцы подорвали бы себя.

Моряк Цариц, неправильно приземлился на парашюте. В итоге этого он был ранен, ему предстояло сразиться с врагом. Германец был здоров, а матрос, на ходу утрачивая сознание, победил его.

Находясь в небе, наш самолет нашел, что закончились все боеприпасы. На встречу уже летел германский истребитель. Летчик Коваленко стрелял по недругу цилиндрами из листовок. Мессершмитт был побежден.

Иного героя, не знали по имени, видна была лишь его тельняшка. Он храбро расправился с врагами, в германских окопах, а потом застенчиво ушел.

Три матроса одолели немецкую батарею, а потом неприятельскими боеприпасами снабжали наши войска при пришествии.

Севастопольская пушка без мушки, наводила ужас и кошмар на германцев. Она избавила от неминуемой погибели, тыщи боец Красноватой Армии.

В декабре, когда был штурм Севастополя, наши бойцы оказались отрезанными от собственных. Обманом и мудростью они выстояли на собственном пт и уничтожили недруга.

Источник: Короткое содержание Морская душа Соболев для читательского дневника, читать краткий пересказ онлайн

Леонид Соболев – Морская душа

Леонид Соболев – Морская душа краткое содержание

Морская душа – читать онлайн бесплатно ознакомительный отрывок

Соболев Леонид Сергеевич

Леонид Сергеевич Соболев

(Из фронтовых записей)

“Пушка без мушки”

На старых стенах

Шутливое и ласкательное это прозвище краснофлотской тельняшки, давно бытовавшее на флоте, приобрело в Великой Отечественной войне новый смысл, глубокий и героический.

В пыльных одесских окопах, в сосновом высоком лесу под Ленинградом, в снегах на подступах к Москве, в путаных зарослях севастопольского горного дубняка – везде видел я сквозь распахнутый как бы случайно ворот защитной шинели, ватника, полушубка или гимнастерки родные сине-белые полоски “морской души”. Носить ее под любой формой, в которую оденет моряка война, стало неписаным законом, традицией. И, как всякая традиция, рожденная в боях, “морская душа” – полосатая тельняшка – означает многое.

Так уж повелось со времен гражданской войны, от орлиного племени матросов революции: когда на фронте нарастает опасная угроза, Красный флот шлет на сушу всех, кого может, и моряки встречают врага в самых тяжелых местах.

Их узнают на фронте по этим сине-белым полоскам, прикрывающим широкую грудь, где гневом и ненавистью, горит гордая за флот душа моряка, – веселая и отважная краснофлотская душа, готовая к отчаянному порой поступку, незнакомая с паникой и унынием, честная и верная душа большевика, комсомольца, преданного сына родины.

Морская душа – это решительность, находчивость, упрямая отвага и неколебимая стойкость. Это веселая удаль, презрение к смерти, давняя матросская ярость, лютая ненависть к врагу. Морская душа – это нелицемерная боевая дружба, готовность поддержать в бою товарища, спасти раненого, грудью защитить командира и комиссара.

Морская душа – это высокое самолюбие людей, стремящихся везде быть первыми и лучшими. Это удивительное обаяние веселого, уверенного в себе и удачливого человека, немножко любующегося собой, немножко пристрастного к эффектности, к блеску, к красному словцу. Ничего плохого в этом “немножко” нет. В этой приподнятости, в слегка нарочитом блеске – одна причина, хорошая и простая: гордость за свою ленточку, за имя своего корабля, гордость за слово “краснофлотец”, овеянное славой легендарных подвигов матросов гражданской войны.

Морская душа – это огромная любовь к жизни. Трус не любит жизни: он только боится ее потерять. Трус не борется за свою жизнь: он только охраняет ее. Трус всегда пассивен – именно отсутствие действия и губит его жалкую, никому не нужную жизнь. Отважный, наоборот, любит жизнь страстно и действенно. Он борется за нее со всем мужеством, стойкостью и выдумкой человека, который отлично понимает, что лучший способ остаться в бою живым это быть смелее, хитрее и быстрее врага.

Морская душа – это стремление к победе. Сила моряков неудержима, настойчива, целеустремленна. Поэтому-то враг и зовет моряков на суше “черной тучей”, “черными дьяволами”.

Если они идут в атаку – то с тем, чтобы опрокинуть врага во что бы то ни стало.

Если они в обороне – они держатся до последнего, изумляя врага немыслимой, непонятной ему стойкостью.

И когда моряки гибнут в бою, они гибнут так, что врагу становится страшно: моряк захватывает с собой в смерть столько врагов, сколько он видит перед собой.

В ней – в отважной, мужественной и гордой морской душе – один из источников победы.

В раскаленные дни штурма Севастополя из города приходили на фронт подкрепления. Краснофлотцы из порта и базы, юные добровольцы и пожилые рабочие, выздоровевшие (или сделавшие вид, что выздоровели) раненые – все, кто мог драться, вскакивали на грузовики и, промчавшись по горной дороге под тяжкими разрывами снарядов, прыгали в окопы.

В тот день в Третьем морском полку потеряли счет фашистским атакам. После пятой или шестой моряки сами кинулись в контратаку на высоту, откуда немцы били по полку фланговым огнем. В одной из траншей, поворачивая против фашистов их же замолкший и оставленный здесь пулемет, краснофлотцы нашли возле него тело советского бойца.

Он был в каске, в защитной гимнастерке. Но когда, в поисках документов, расстегнули ворот – под ним увидели знакомые сине-белые полоски флотской тельняшки. И молча сняли моряки бескозырки, обводя глазами место неравного боя.

Кругом валялись трупы фашистов – весь пулеметный расчет и те, кто, видимо, подбежал сюда на выручку. В груди унтер-офицера торчал немецкий штык. Откинутой рукой погибший моряк сжимал немецкую гранату. Вражеский автомат, все пули которого были выпущены в фашистов, лежал рядом. За пояс был заткнут пустой наган, аккуратно прикрепленный к кобуре ремешком.

И тогда кто-то негромко сказал:

– Это, верно, тот. Федя с наганом.

В Третьем полку он появился перед самой контратакой, и спутники запомнили его именно по этому нагану, вызвавшему в машине множество шуток. Прямо с грузовика он бросился в бой, догоняя моряков Третьего полка. В первые минуты его видели впереди: размахивая своим наганом, он что-то кричал, оборачиваясь, и молодое его лицо горело яростным восторгом атаки. Кто-то заметил потом, что в руках его появилась немецкая винтовка и что, наклонив ее штык вперед, он ринулся один, в рост, к пулеметному гнезду.

Теперь, найдя его здесь, возле отбитого им пулемета, среди десятка убитых фашистов, краснофлотцы поняли, что сделал в бою безвестный черноморский моряк, который так и вошел в историю обороны Севастополя под именем “Феди с наганом”.

Фамилии его не узнали: документы были неразличимо залиты кровью, лицо изуродовано выстрелом в упор.

О нем знали одно: он был моряком. Это рассказали сине-белые полоски тельняшки, под которыми кипела смелая и гневная морская душа, пока ярость и отвага не выплеснули ее из крепкого тела.

Маленький катер, “морской охотник”, попал в беду.

Он был послан для ночной операции к берегу, захваченному врагом. В пути его встретил шторм. Катер пробился сквозь снег, пургу и седые валы, вздыбленные жестоким ветром. Он обледенел – и сколол лед. Он набрал внутрь воды – и откачал ее. Но задание он выполнил.

Когда же он возвращался, ветер переменился и снова дул навстречу. Шторм заставил израсходовать лишнее горючее, а потом волна залилась в цистерну с бензином. Катер понесло к берегу, занятому врагом.

Дали радио с просьбой помочь – и замолчали, потому что мотор радиостанции работать на смеси бензина с водой отказался.

Короткое содержание морская душа Соболев

Краткое содержание морская душа Соболев

  • Нелли Гоморова
  • Литература 2019-09-13 21:49:19 0 2

Самые трудные годы для Отчизны, смелый нрав и собственные свойства краснофлотцев сыграли большую роль в победе над фашизмом. Сине – белоснежная тельняшка и бескозырка наводили ужас на врага. Несколько образцов несгибаемого мужества моряков.

Матрос Федя с одним наганом и пленённой у недруга винтовкой, уничтожил пулеметный расчет германцев. Сам умер.

Маленький катер попал в непогодицу. Волна залила бензин, судно закончило двигаться и его понесло к неприятельскому берегу. Проявив находчивость, матросы сумели отделить бензин от воды и отправить радиограмму. Но на всякий случай была подготовлена телеграмма о том, что они подорвут себя в заключительную минутку.

Матрос Цариц после неудачного приземления на парашюте был оглушен, ранен и свихнул ногу. Ему пришлось вступить в неравный бой со здоровым фашистом. Несколько раз он терял сознание, но одолел.

Читайте также:  Жизнь Василия Фивейского - краткое содержание повести Андреева (сюжет произведения)

Самолет, расстреляв собственный боекомплект, попал под прицел мессершмитта. Штурман Коваленко не смутился и расстрелял неприятельский самолет цилиндрами из листовок. Враг зазорно бегал.

Имя героя не запомнилось. Только сине белоснежные полосы на тельняшке, да удаль, с которой он утюжил вражеские окопы, а потом застенчиво ушел в кусты.

Трое краснофлотцев расстреляли неприятельскую батарею, а позже их же боеприпасами поддерживали пришествие своих войск.

Пушка без мушки под Севастополем выручила тыщи советских боец. Она наводила ужас на фашистов.

Отряд моряков попал в котел. Смекалка и боевой дух помогли им выжить и одурачить недруга.

Заключительный собственный доклад рулевой бронекатера сделал, когда угроза кораблю избегала. Смертельно раненый он не выпустил руля из рук.

Героическая воробьевская батарея, когда теснее нечем было сдерживать напор фашистов, вызвала огонь на себя. Они все погибли, но не сдали клочок русской земли.

Рассказ учит мужеству и героизму.

Источник: Короткое содержание Соболев Морская душа за 2 минуты пересказ сюжета

В тяжелое военное время наша страна мужественно отстояла свое право на свободу. Большой вклад в приближение Победы сделали матросы Красного флота. Тельняшка бело-голубых цветов, в то время, внушала ужас в фашистских захватчиков. Тут описаны только немногие подвиги моряков.

Матрос Федор, ценой собственной жизни, победил целый пулеметный расчет недруга. Из оружия у него был один наган и трофейная винтовка.

Небольшое судно попало в шторм. Высочайшие волны залили горючее, и катер заглох. Ветром его несло в сторону фашистов. Матросы, проявив сообразительность, отделили горючее от воды и послали извещение на берег. Также они подготовили иную радиограмму, на случай захвата катера германцами, краснофлотцы подорвали бы себя.

Моряк Цариц, неправильно приземлился на парашюте. В итоге этого он был ранен, ему предстояло сразиться с врагом. Германец был здоров, а матрос, на ходу утрачивая сознание, победил его.

Находясь в небе, наш самолет нашел, что закончились все боеприпасы. На встречу уже летел германский истребитель. Летчик Коваленко стрелял по недругу цилиндрами из листовок. Мессершмитт был побежден.

Иного героя, не знали по имени, видна была лишь его тельняшка. Он храбро расправился с врагами, в германских окопах, а потом застенчиво ушел.

Три матроса одолели немецкую батарею, а потом неприятельскими боеприпасами снабжали наши войска при пришествии.

Севастопольская пушка без мушки, наводила ужас и кошмар на германцев. Она избавила от неминуемой погибели, тыщи боец Красноватой Армии.

В декабре, когда был штурм Севастополя, наши бойцы оказались отрезанными от собственных. Обманом и мудростью они выстояли на собственном пт и уничтожили недруга.

Источник: Короткое содержание Морская душа Соболев для читательского дневника, читать краткий пересказ онлайн

Морская душа – краткое содержание рассказа Соболева (сюжет произведения)

Опубликовано в категории Литература, 15.06.2019 >>

Ответ оставил Гость

Самые трудные годы для Родины, героический характер и личные качества краснофлотцев сыграли большую роль в победе над фашизмом. Сине – белая тельняшка и бескозырка наводили ужас на врага. Несколько примеров несгибаемого мужества моряков.

Матрос Федя с одним наганом и захваченной у врага винтовкой, уничтожил пулеметный расчет немцев. Сам погиб.

Небольшой катер попал в непогоду. Волна залила бензин, судно перестало двигаться и его понесло к вражескому берегу. Проявив смекалку, матросы сумели отделить бензин от воды и послать радиограмму. Но на всякий случай была подготовлена телеграмма о том, что они взорвут себя в последнюю минуту.

Матрос Королев после неудачного приземления на парашюте был оглушен, ранен и вывихнул ногу. Ему пришлось вступить в неравный бой со здоровым фашистом. Несколько раз он терял сознание, но победил.

Самолет, расстреляв свой боекомплект, попал под прицел мессершмитта. Штурман Коваленко не растерялся и расстрелял вражеский самолет цилиндрами из листовок. Враг позорно бежал.

Имя героя не запомнилось. Только сине – белые полоски на тельняшке, да удаль, с которой он утюжил вражеские окопы, а потом скромно ушел в кусты.

Трое краснофлотцев расстреляли вражескую батарею, а потом их же боеприпасами поддерживали наступление своих войск.

Пушка без мушки под Севастополем спасла тысячи советских солдат. Она наводила ужас на фашистов.

Отряд моряков попал в «котел». Смекалка и боевой дух помогли им выжить и обмануть врага.

Последний свой доклад рулевой бронекатера сделал, когда угроза кораблю миновала. Смертельно раненый он не выпустил штурвала из рук.

Геройская воробьевская батарея, когда уже нечем было сдерживать натиск фашистов, вызвала огонь на себя. Они все погибли, но не сдали клочок советской земли.

Рассказ учит мужеству и героизму.

Источник: Краткое содержание Соболев Морская душа за 2 минуты пересказ сюжета

Ответ оставил Гость

В тяжелое военное время наша страна мужественно отстояла свое право на свободу. Большой вклад в приближение Победы сделали матросы Красного флота. Тельняшка бело-голубых цветов, в то время, внушала страх в фашистских захватчиков. Здесь описаны лишь немногие подвиги моряков.

Матрос Федор, ценой собственной жизни, одолел целый пулеметный расчет врага. Из оружия у него был один наган и трофейная винтовка.

Небольшое судно попало в шторм. Высокие волны залили горючее, и катер заглох. Ветром его несло в сторону фашистов. Матросы, проявив сообразительность, отделили горючее от воды и послали сообщение на берег. Также они подготовили другую радиограмму, на случай захвата катера немцами, краснофлотцы взорвали бы себя.

Моряк Королев, неправильно приземлился на парашюте. В результате этого он был ранен, ему предстояло сразиться с врагом. Немец был здоров, а матрос, на ходу теряя сознание, одолел его.

Находясь в небе, наш самолет обнаружил, что закончились все боеприпасы. На встречу уже летел немецкий истребитель. Летчик Коваленко стрелял по врагу цилиндрами из листовок. Мессершмитт был побежден.

Другого героя, не знали по имени, видна была лишь его тельняшка. Он мужественно расправился с врагами, в немецких окопах, а затем скромно ушел.

Три матроса одолели немецкую батарею, а затем вражескими боеприпасами снабжали наши войска при наступлении.

Севастопольская пушка без мушки, наводила страх и ужас на немцев. Она избавила от неминуемой гибели, тысячи солдат Красной Армии.

В декабре, когда был штурм Севастополя, наши солдаты оказались отрезанными от своих. Обманом и мудростью они выстояли на своем пункте и уничтожили врага.

Источник: Краткое содержание Морская душа Соболев для читательского дневника, читать краткий пересказ онлайн

Морская душа – краткое содержание рассказа Соболева (сюжет произведения)

  • ЖАНРЫ 359
  • АВТОРЫ 256 283
  • КНИГИ 587 058
  • СЕРИИ 21 815
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 544 026

Леонид Сергеевич Соболев

Душа – на ветру эпохи

К 120-летию Леонида Соболева и 60-летию Союза писателей России

Творчество, личность, судьба Леонида Соболева вызывают обострённый интерес в преддверии двух дат: всенародного праздника 75-летия Великой Победы и, казалось бы, более узкой, профессиональной – 60-летия Союза писателей России. Моряк и прозаик Леонид Соболев вошёл в историю отечественной литературы не только своими произведениями (роман «Капитальный ремонт» и повесть «Морская душа» стали хрестоматийными), но и тем, что первым возглавил и повёл в открытое море огромный идеологический крейсер – Союз писателей России. Могучая, можно сказать, ведущая идейно-творческая русская организация – Союз писателей России – в стране, где только национальные республики имели свой ЦК, была создана в декабре 1958 года. Понятно, учредительный съезд проходил в Москве, но СП, с самого начала до нынешнего правления «команды питерских», овевали балтийские ветра – то свежие и бодрящие, а то промозглые и губительные.

Начнём с того, что и возглавил союз балтиец, Герой Социалистического Труда Леонид Соболев. Он родился 21 июля 1898 года в Иркутске, в семье офицера из мелкопоместных дворян, но в 1910–1916 годах учился в III Александровском кадетском корпусе Петербурга, а в мае 1916 года был зачислен в Морской кадетский корпус. Участвовал в Моонзундском сражении, описанном Валентином Пикулем, и в Ледовом походе Балтийского флота. В 1934 году Соболев выступал на I Всесоюзном съезде советских писателей. Получила известность его фраза из этого выступления: «Партия и правительство дали советскому писателю решительно всё. Они отняли у него только одно – право плохо писать». В 1938 году Соболев переехал в Москву, начал принимать активное участие в работе созданного Союза писателей СССР. Во время войны был военным корреспондентом «Правды», как Шолохов, Алексей Толстой и другие гиганты советской литературы.

Рассказы Соболева с первых дней войны с ходу пошли в бой. Первая новелла из «Морской души» называлась «Ночь летнего солнцестояния», о первом дне войны для моряков тральщика, охранявшего морскую границу. Книгу завершил июлем сорок второго, после падения Севастополя. Рассказы и очерки Соболева печатали газеты «Красный флот», «Комсомольская правда», «Правда», журнал «Новый мир». Он успевал побывать на всех фронтах Великой Отечественной: участвовал в обороне Одессы, выезжал в зимнее Подмосковье и два месяца сорок второго провёл в сражающемся Севастополе. В полном составе цикл новелл «Морская душа» вышел в октябрьском номере журнала «Новый мир». И вот беспрецедентный случай в газетной практике: через месяц газета «Правда» по специальному указанию ЦК КПСС перепечатывает всю «Морскую душу» с сообщением Совинформбюро о начале Сталинградского наступления. Верховный главнокомандующий решил, что «залп» «Морской души» перекликается с артиллерийскими залпами начавшегося наступления.

После разгрома фашистов на Волге, 20 марта 1943 года, в Сочи Соболев просматривал фронтовые блокноты и готовился к новой работе – он решил писать повесть о моряках боевых катеров, когда по радио из Москвы стали передавать сообщение о присуждении ему Государственной премии за книгу «Морская душа». Соболев отложил все дела, побежал на почту и дал телеграмму Сталину: «В течение всей войны маленькие сторожевые катера Черноморского флота героически несут повседневную службу. Каждый лишний катер – лишний удар по врагу. Поэтому всю присужденную мне премию вношу на постройку ещё одного такого катера. Прошу вашего разрешения назвать его “Морская душа” и зачислить в 4-й дивизион сторожевых катеров Черноморского флота».

Сталин написал Соболеву 28 марта. В ответной телеграмме были слова благодарности и согласия. Так Соболев стал «отцом» дивизиона капитан-лейтенанта Николая Сипягина, который высаживал отряд десантников морской пехоты легендарного майора Цезаря Куникова в район Станички близ Новоросийска, захвативший плацдарм, который стал называться Малой Землёй. Сипягин после операции продолжал поддерживать десантников катерами своего дивизиона, обеспечивая подкреплением и боеприпасами. Двадцать девятого марта Соболеву пришла телеграмма от флотского командования: «Личный состав катера “Морская душа” оправдает традиции русских моряков и с честью будет носить военно-морской флаг, умножая славу Черноморского флота».

Многие знают эту присказку: «Нас мало, но мы – в тельняшках». Именно тельняшку и прозвали морской душой. «Шутливое и ласкательное это прозвище краснофлотской тельняшки, давно бытовавшее на флоте, – пишет моряк Соболев, – приобрело в Великой Отечественной войне новый смысл, глубокий и героический. В пыльных одесских окопах, в сосновом высоком лесу под Ленинградом, в снегах на подступах к Москве, в путаных зарослях севастопольского горного дубняка – везде видел я сквозь распахнутый как бы случайно ворот защитной шинели, ватника, полушубка или гимнастерки родные сине-белые полоски “морской души”. Носить ее под любой формой, в которую оденет моряка война, стало неписаным законом, традицией. И, как всякая традиция, рожденная в боях, “морская душа” – полосатая тельняшка – означает многое». Но ещё больше означает то, какое сердце бьётся под полосатым нарядом. Соболев и тут находит точные слова: «Морская душа – это стремление к победе. Сила моряков неудержима, настойчива, целеустремленна… Если они идут в атаку – то с тем, чтобы опрокинуть врага во что бы то ни стало. Если они в обороне – они держатся до последнего, изумляя врага немыслимой, непонятной ему стойкостью… В ней – в отважной, мужественной и гордой морской душе, – один из источников победы». Родина ждала от заслуженного писателя ещё одной победы – на этот раз творческо-организационной. После войны отношение к русскому народу стало меняться. Коренной народ, как подчеркнул в своём знаменитом тосте Сталин на приёме в Кремле, показал свою самоотверженность, свою несгибаемую сущность стержня государства. Можно смело сказать, что возрождение русского самосознания в СССР уходит своими корнями в Великую Победу. Немалую роль сыграл и ХХ съезд. Начались бродильные процессы – и плодотворные, и пугающие. Но и тогда, в период бурной «оттепели», Никита Хрущёв при всём своём самовластии и нелюбви к православию понимал, что надо искать какие-то духовные опоры, укреплять патриотическую идею, оберегать историю и литературу России. Иначе гибель державы! На этой волне поисков и противостояний в 1957–1958 годах и создавался Союз писателей РСФСР – ныне Союз писателей России. Возглавил его беспартийный (!) русский писатель Леонид Соболев. Он, умудрённый опытом, целиком отдал свою морскую душу новому делу.

Читайте также:  Богач, бедняк - краткое содержание романа Ирвина Шоу (сюжет произведения)

В первые годы деятельности происходило создание областных отделений союза, формирование органов управления, воссоединение писателей в единый общественный организм. Тогда же выкристаллизовалась и духовно-идеологическая составляющая деятельности СП России. И хотя ни в каких постановлениях съездов или программных документах она отражена не была, многие книги несли в себе главную ипостась: познание и воспевание своей Родины – малой и великой. Тогда появилась группа писателей, которые не боялись произносить и писать слова «Русь», «Россия», «русский»… Стали говорить о создании новых журналов или вдруг – об Обществе охраны памятников истории и культуры. Но, конечно, созданный Союз писателей РСФСР стал главной легально действующей организацией, вставшей на защиту русскости в интернациональном Советском Союзе.

Соболев лично участвовал в создании издательства «Советская Россия», литературных журналов «Москва», «Урал», «Волга». Сегодня таких возможностей у руководства Союза писателей России нет. Поэтому, чтя объединительные традиции нашего первого капитана, надо консолидировать усилия хотя бы по общественной и моральной поддержке существующих и даже вновь созданных литературных изданий. Например, в морском Калининграде стал выходить альманах «Берега», в портовом Питере своё 15-летие отметил воссозданный петербургский журнал «Невский альманах», а их порой свои же коллеги пытаются потопить в склоках и зависти. Надо поднимать авторитет печатного слова, пока все в интернет не ушли: ведь уже создан ещё один – Российский союз писателей – на виртуальной почве. И его поддержала Роспечать, вместо того чтобы помогать традиционному – соболевскому – союзу.

Леонид Соболев «Морская душа»

Леонид Соболев «Морская душа». Из фронтовых записей

ФЕДЯ С НАГАНОМ

В раскаленные дни штурма Севастополя из города приходили на фронт подкрепления. Краснофлотцы из порта и базы, юные добровольцы и пожилые рабочие, выздоровевшие (или сделавшие вид, что выздоровели) раненые — все, кто мог драться, вскакивали на грузовики и, промчавшись по горной дороге под тяжкими разрывами снарядов, прыгали в окопы.

В тот день в Третьем морском полку потеряли счет фашистским атакам. После пятой или шестой моряки сами кинулись в контратаку на высоту, оттуда немцы били по полку фланговым огнем. В одной из траншей, поворачивая против фашистов их же замолкший и оставленный здесь пулемет, краснофлотцы нашли возле него тело советского бойца.

Он был в каске, в защитной гимнастерке. Но когда, в поисках документов, расстегнули ворот, под ним увидели знакомые сине-белые полоски флотской тельняшки. И молча сняли моряки бескозырки, обводя глазами место неравного боя.

Кругом валялись трупы фашистов — весь пулеметный расчет и те, кто, видимо, подбежал сюда на выручку. В груди унтер-офицера торчал немецкий штык. Откинутой рукой погибший моряк сжимал немецкую гранату. Вражеский автомат, все пули которого были выпущены в фашистов, лежал рядом. За пояс был заткнут пустой наган, аккуратно прикрепленный к кобуре ремешком.

И тогда кто-то негромко сказал:

— Это, верно, тот. Федя с наганом.

В Третьем полку он появился перед самой контратакой, и спутники запомнили его именно по этому нагану, вызвавшему в машине множество шуток. Прямо с грузовика он бросился в бой, догоняя моряков Третьего полка. В первые минуты его видели впереди: размахивая своим наганом, он что-то кричал, оборачиваясь, и молодое его лицо горело яростным восторгом атаки. Кто-то заметил потом, что в руках его появилась немецкая винтовка и что, наклонив ее штык вперед, он ринулся один, в рост, к пулеметному гнезду.

Теперь, найдя его здесь, возле отбитого им пулемета, среди десятка убитых фашистов, краснофлотцы поняли, что сделал в бою безвестный черноморский моряк, который так и вошел в историю обороны Севастополя под именем «Федя с наганом».

Фамилии его не узнали: документы были неразличимо залиты кровью, лицо изуродовано выстрелом в упор.

О нем знали одно: он был моряком. Это рассказали сине-белые полоски тельняшки, под которыми кипела смелая и гневная морская душа, пока ярость и отвага не выплеснули ее из крепкого тела.

НЕОТПРАВЛЕННАЯ РАДИОГРАММА

Маленький катер, «морской охотник», попал в беду.

Он был послан для ночной операции к берегу, захваченному врагом. В пути его встретил шторм. Катер пробился сквозь снег, пургу и седые валы, вздыбленные жестоким ветром. Он обледенел — и сколол лед. Он набрал внутрь воды — и откачал ее. Но задание он выполнил.

Когда же он возвращался, ветер переменился и снова дул навстречу. Шторм заставил израсходовать лишнее горючее, а потом волна залилась в цистерну с бензином. Катер понесло к берегу, занятому врагом.

Дали радио с просьбой помочь — и замолчали, потому что без точного места найти маленький катер в большом Черном море трудно.

Двое суток моряки слышали эти поиски, но ответить не могли.

На катере между тем шла жизнь. Командир его, старший лейтенант Попов, прежде всего разрешил проблему питания. Ветер мог перемениться — и тогда катеру предстояло дрейфовать на юг неделю, может две. Попов приказал давать краснофлотцам сколько угодно сельдей и хлеба и не ограничивать потребление пресной воды, которой было много. Расчет его оправдался. Когда к вечеру он спрашивал, не пора ли варить обед, краснофлотцы, поглаживая налитые водой желудки, отвечали, что аппетита еще нет и консервы можно пока поберечь.

В кубрике, как на вахте, постоянно стояли по двое краснофлотцев, широко расставив ноги и держа в руках ведро. Они старались держать его так, чтобы оно не болталось на качке. Еще один расчет командира оправдался: бензин в ведре, «выключенном из качки», отделялся от воды. Его осторожно сливали, вновь наполняли ведро смесью и вновь держали его на руках, дожидаясь, пока бензин отстоится. Так к концу вторых суток получили наконец порцию горючего для передачи одной короткой радиограммы.

Она была заготовлена Поповым в двух вариантах. Первый был одобрен комсомольским и партийным собранием катера и приготовлен на случай, если радио заработает в видимости вражеского берега:

«. числа. часов. минут вражеский берег виден в. милях тчк С каждой минутой он приближается тчк Выхода нет тчк Будем драться до последнего патрона в последний момент взорвемся тчк Умрем живыми врагу не сдадимся тчк Прощайте товарищи привет Родине тчк Командир военком команда катера 044».

Но ветер изменился, и катер стало относить от берега. Поэтому отправили второй вариант: свое точное место и сообщение, что радио работает в последний раз и что катер надеется на помощь.

Она пришла своевременно.

СТРАШНОЕ ОРУЖИЕ

Бомбардировщик возвращался с боевого задания. В бою с «мессершмиттами» он израсходовал почти все патроны и оторвался от своей эскадрильи. Теперь он шел над Черным морем совершенно один во всем голубом и неприятно высоком небе.

Именно оттуда, с высоты, и свалился на него « Мессершмитт-109».

Первым его увидел штурман Коваленко. Он посмотрел сколько мог и замолчал. Стрелок-радист дал врагу подойти поближе и, тщательно целясь, выпустил свои последние патроны, потом доложил об этом летчику.

— Знаю, — ответил Попко. — Будем вертеться.

И самолет начал вертеться. Он уходил от светящейся трассы пуль как раз тогда, когда они готовы были впиться в самолет. Он пикировал и взмывал вверх. Он делал фигуры, невозможные для его типа. Пока что это помогало: он набрал только несколько безобидных пробоин в крылья.

Фашистский летчик, очевидно, понял, что самолет безоружен. Но, видимо, он слышал кое-что о советском таране и побаивался бомбардировщика. Вся игра свелась теперь к тому, что «мессершмитт» старался выйти в хвост на дистанцию бесспорно верной стрельбы.

Наконец ему это удалось. Стрелок-радист увидел самолет прямо за хвостом и невольно нажал гашетку. Но стрелять было нечем. Стрелять мог только враг. Это был конец.

Тут что-то замелькало вдоль фюзеляжа бомбардировщика. Белые странные цилиндры стремительно мчались к «мессершмитту». Они пролетали мимо него, они стучали по его крыльям, били в лоб. Они попадали в струю винта и разрывались невиданной, блистающей на солнце, очень крупной и медленной шрапнелью. Один за другим вылетали из кабины штурмана эти фантастические снаряды.

«Мессершмитт» резко спикировал под хвост бомбардировщику, в одно мгновение потеряв выгодную позицию. Теперь уйти от него было легко, и скоро фашист отстал, видимо сберегая горючее для возвращения.

Радист передохнул и вытер со лба пот.

— Отвалил фриц, — доложил он летчику и любопытно спросил: — Чем это вы в него стреляли, товарищ капитан?

— Нечем нам тут стрелять, — ответил в трубке голос Попко. — Я и сам удивляюсь: с чего он отскочил?

Тогда в телефон ворвался голос штурмана Коваленко:

— Это я его отшил. Злость одолела, ишь как подобрался, стервец. Черт его знает, думаю, а вдруг он их за какие-нибудь новые снаряды примет?

Читайте также:  Когда в доме одиноко - краткое содержание рассказа Саймака (сюжет произведения)

— Кого это — их? — не понял Попко.

— Листовки. Я же в него листовками швырялся, всю руку отмотал, пачки-то увесистые.

И весь экипаж — летчик, радист и штурман — захохотал. Смеялся, кажется, и самолет. Во всяком случае, он потряхивал крыльями и шатался в воздухе, как шатается и трясет руками человек в припадке неудержимого хохота.

Потом, когда все отсмеялись, самолет выправился и постепенно пошел к базе, совершенно один в чистом и очень приятном голубом высоком небе.

«ПУШКА БЕЗ МУШКИ»

Как известно, на каждом корабле имеется своя достопримечательность, которой на нем гордятся и которой обязательно прихвастнут перед гостями. Это или особые грузовые стрелы неповторимых очертаний, напоминающие неуклюжий летательный аппарат и называющиеся поэтому «крыльями холопа», или необыкновенный штормовой коридор от носа до кормы, каким угощают вас на лидере «N», ручаясь, что по нему вы пройдете в любую погоду, не замочив подошв. Иной раз это скромный краснофлотец по первому году службы, оказывающийся чемпионом мира по плаванию, иногда, наоборот, замшелый, поросший седой травой корабельный плотник, служащий на флоте с нахимовских времен.

Морская часть на берегу во всем похожа на корабль. Поэтому в той бригаде морской пехоты, которой командовал под Севастополем полковник Жидилов, оказалась своя достопримечательность.

Это была «пушка без мушки».

О ней накопилось столько легенд, что нельзя уже было понять, где тут правда, где неистребимая флотская подначка, где уважительное восхищение и где просто зависть соседних морских частей, что не они выдумали это необыкновенное и примечательное оружие.

Кто-то уверял меня, что полковник взял эту пушку в Музее севастопольской обороны. Кто- то пошел дальше и утверждал, что «пушка без мушки» палила еще по Мамаю на Куликовом поле. Но, видимо вспомнив, что тогда еще не было огнестрельного оружия, спохватился и сказал, что исторически это не доказано, но то, что пушка эта завезена в Крым Потёмкиным, — уж конечно, неоспоримый факт.

О ней говорили еще, что она срастается по ночам сама, вроде сказочного дракона, который, будучи разрублен на куски, терпеливо приклеивает к телу отделенные части организма, поругиваясь, что никак не может отыскать в темноте нужной детали — глаза или правой лапы. Впрочем, рассказы этого сорта родились из показаний пленных немцев: примерно так они говорили о какой-то «бессмертной пушке» под Итальянским кладбищем, которую они никак не могут уничтожить ни снарядами, ни минами.

Все это так меня заинтересовало, что специально для этого я выехал в бригаду, чтобы посмотреть «пушку без мушки» и собрать о ней точные сведения. Вот вполне проверенный материал об этой диковине, за правдивость которого я ручаюсь своей репутацией.

Где-то в Евпатории, не то в порту, не то на складе металлолома, полковник Жидилов еще осенью наткнулся на четыре орудия. Это были вполне приличные орудия — каждое на двух Добротных колесах, каждое со стволом и даже с замком. Самым ценным их качеством, привлекшим внимание полковника, было то, что к ним прекрасно подошли семидесятишестимиллиметровые снаряды зениток, которых в бригаде было хоть пруд пруди. Недостатком же их была некоторая устарелость конструкции (образец 1900 года) и отсутствие прицелов.

Первая причина полковника не смутила. Как он утверждал, в войне годится всякое оружие, вопрос лишь в способе его применения. Раз к данным орудиям подходили снаряды и орудия могли стрелять, им и полагалось стрелять по врагу, а не ржаветь бесполезно на складе.

Вторая причина — отсутствие прицелов и решительная невозможность приспособить к этой древней постройке современные — также была им отведена. Полковник, выслушивая жалобы на капризы техники, обычно отвечал мудрой штурманской поговоркой: «Нет плохих инструментов — есть только плохие штурмана». И он тут же блестяще доказал, что для предполагаемого им применения этих орудий прицелы вовсе не нужны.

Одну из пушек выкатили на пустырь. Удивляясь перемене судьбы и покряхтывая лафетом, старушка развернулась и уставилась подслеповатым своим жерлом на подбитый бомбой грузовик метрах в двухстах от нее. Наводчик, обученный полковником, присел на корточки и, заглядывая в дуло, как в телескоп, начал командовать морякам, взявшимся за хобот лафета:

— Правей. Еще чуть правей. Теперь чуточку левей. Стоп!

Потом замок щелкнул, проглотив патрон, и старая пушка ахнула, сама поразившись своей прыти, — грузовик подскочил и повалился набок.

Именно так все четыре «пушки без мушки» били впоследствии немецкие машины на шоссе возле Темишева. Их установили в укрытии для защиты отхода бригады, и они исправно повалили девять немецких грузовиков с пехотой, добавив разбегающимся фашистам хорошую порцию шрапнели прямой наводкой. Именно так они били по танкам, и так же работала под Итальянским кладбищем последняя «пушка без мушки». Три остальные погибли в боях, их пришлось оставить при переходе через горы, где тракторы были нужны для более современных орудий. Но четвертую полковник все же довез до Севастополя.

Здесь ей дали новую задачу: работать как кочующее орудие. Ее установили в двухстах — трехстах метрах от немецких окопов и, выбрав время, когда артиллерия начинала бить по неприятелю, добавляли под общий шум и свои снаряды. Маленькие, но злые, они точно ложились в траншеи, пока разъяренные фашисты не распознавали места «пушки без мушки». Тогда на нее сыпался ураган снарядов.

Ночью моряки откапывали свою «пушку без мушки» из завалившей ее земли, впрягались в нее и без лишнего шума перетаскивали на новое место, поближе к противнику, отрыв рядом надежное укрытие для себя. Немцы снова с изумлением получали на голову точные снаряды бессмертной пушки — и все начиналось сначала.

С гордостью представляя мне свою любимицу, бригадный комиссар Ехлаков подчеркнул:

— Золото, а не пушка! В нее немцы полторы сотни снарядов зараз кладут, а сделать ничего не могут. Расчет в блиндаже покуривает, а ей, голубушке, эта стрельба безопасна. Ты сам посуди: прицела нет, панорамы нет, ломких деталей нет, штурвальчиков разных нет. Есть ствол да колеса. А их только прямым попаданием разобьешь. Когда-то еще прямое будет, а на осколки она чихает с присвистом. Понятно?

В самом деле, все было понятно.

ПОСЛЕДНИЙ ДОКЛАД

С берега, вероятно, казалось, что на середине реки росла какая-то странная передвигающаяся рощица белоствольных деревьев. Светлые и зыбкие, возникающие из воды и медленно опадающие, они прорастали на пути маленького катера, и пышные, сверкающие водяной пылью их кроны осыпались металлическими плодами.

Это был ураганный минометный артиллерийский огонь с обоих берегов по узкости реки. Бронекатер, пробиравшийся в этом лесу всплесков, метался вправо и влево.

Командир его был уже ранен. Он навалился всем телом на крышу рубки и смотрел только перед собой, угадывая по всплескам, где вырастет следующая смертоносная роща. Он командовал рулем, и каждая его команда спасала катер от прямого попадания. Чтобы проскочить узкость и спасти катер, надо было все время кидаться из стороны в сторону, сбивая пристрелку врага. И командир выкрикивал слова команды, и рулевой за его спиной повторял их, и катер рвался вперед, все вперед, беспрерывно меняя курс.

Но порой рощица светлых зыбких деревьев прорастала у самого катера, иногда сразу с обоих бортов. Это было накрытие. Тогда вода обливала катер обильным душем, и вместе с водой на палубу падали осколки, грохоча и взвизгивая. После одного из таких накрытий рулевой не ответил на команду, и командир, подумав, что тот ранен или убит, хотел обернуться к нему. Но катер выполнил маневр, командир понял, что все по-прежнему в порядке, и продолжал командовать рулем. И хотя рулевой не повторял команды, катер послушно выполнял малейшее желание командира и мчался по реке зигзагами, лавируя между всплесками.

Наконец водяные рощи стали редеть. Только отдельные всплески преследовали катер. Потом и они остались за кормой, впереди распахнулся широкий и мирный плёс. Катер выскочил из обстрела, и на реке встала тишина, показавшаяся командиру странной.

И в этой тишине он услышал за собой негромкий доклад:

— Товарищ командир. управляться не могу.

Он с трудом обернулся. Рулевой всем телом повис на штурвале. Лицо его было белым, без кровинки, глаза закрыты. Руки еще держали штурвал, и, когда он медленно пополз по нему, падая на палубу мостика, эти руки повернули штурвал. Катер резко метнулся к берегу.

Командир перехватил штурвал и крикнул с мостика, чтобы рулевому помогли.

Когда его подняли, он был мертв. Нога его была разворочена осколками, и вся палуба у штурвала залита кровью.

Это было на бронекатере 034. Рулевым его был старшина второй статьи Щербаха, черноморский моряк.

ВОРОБЬЕВСКАЯ БАТАРЕЯ

Зенитная батарея Героя Советского Союза

Воробьева была уже хорошо знакома фашистам по декабрьскому штурму. Тогда длинные острые иглы ее орудий, привыкших искать врага только в небе, вытянулись по земле. Они били бронебойными снарядами по танкам, зажигательными — по машинам, шрапнелью — по пехоте. Краснофлотцы точным огнем из автоматов и бросками гранат останавливали фашистов, яростно лезших на батарею, внезапно возникшую на пути к Севастополю.

Теперь, в июне, батарея снова закрыла собой дорогу к городу славы.

На этот раз фашисты бросили на нее огромные силы. Самолеты пикировали на батарею один за другим. Дымные высокие столбы разрывов закрывали собой все расположение батарей. Но когда дым расходился и дождь взлетавших к небу камней опускался на землю, из пламени и пыли вновь протягивались вдоль травы острые длинные стволы зениток и снова точные их снаряды разбивали фашистские танки.

Наконец орудия были убиты. Они легли, как отважные воины, — лицом к врагу, вытянув свои стройные изуродованные стволы. Батарея держалась теперь только гранатами и ручным оружием краснофлотцев.

Как дрались там моряки, как ухитрились они держаться еще несколько часов, уничтожая врагов, что происходило на этом клочке советской земли, остававшемся еще в руках советских людей, — не будем догадываться и выдумывать.

Пусть каждый из нас молча, про себя прочтет три радиограммы, принятые с воробьев- ской батареи в последний ее день.

«12.03. Нас забрасывают гранатами, много танков, прощайте, товарищи, кончайте победу без нас».

«13.07. Ведем борьбу за дзоты, только драться некому, все переранены».

«16.10. Биться некем и нечем, открывайте огонь по компункту, тут много немцев».

И четыре часа подряд била по командному пункту исторической батареи двенадцатидюймовая морская береговая. И если бы орудия могли плакать, кровавые слезы падали бы на землю из их раскаленных жерл, посылающих снаряды на головы друзей, братьев, моряков — людей, в которых жила морская душа, высокая и страстная, презирающая смерть во имя победы.

Ссылка на основную публикацию