Мальчик на вершине горы – краткое содержание романа Бойна (сюжет произведения)

Джон Бойн – Мальчик на вершине горы

Джон Бойн – Мальчик на вершине горы краткое содержание

Новый роман автора «Мальчика в полосатой пижаме». В Париже живет обычный мальчик Пьеро. Мама у него француженка, а папа — немец. Папа прошел Первую мировую и был навсегда травмирован душевно. И хотя дома у Пьеро не все ладно, он счастлив. Родители его обожают, у него есть лучший друг Аншель, с которым он общается на языке жестов. Но этот уютный мир вот-вот исчезнет. На дворе вторая половина 1930-х. И вскоре Пьеро окажется в Австрии, в чудесном доме на вершине горы. Пьеро теперь будет зваться Петер, и у него появится новый взрослый друг. У нового друга усы щеточкой, прекрасная дама по имени Ева и умнейшая немецкая овчарка Блонди. Он добрый, умный и очень энергичный. Только почему-то прислуга до смерти его боится, а гости, бывающие в доме, ведут разговоры о величии Германии и о том, что всей Европе пора узнать об этом.

Пронзительный, тревожный и невероятно созвучный нашему времени роман, ставший, по сути, продолжением «Мальчика в полосатой пижаме», хотя герои совсем иные.

Мальчик на вершине горы – читать онлайн бесплатно ознакомительный отрывок

Мальчик на вершине горы

© Мария Спивак, перевод, 2015

© «Фантом Пресс», 2016

Моим племянникам Мартину и Кевину

Три красных пятнышка на носовом платке

Хотя папа Пьеро Фишера погиб не на Великой войне, мама Эмили всегда утверждала, что именно война его и убила.

Пьеро был не единственный семилетний ребенок в Париже, у кого остался только один родитель. В школе перед ним сидел мальчик, который вот уже четыре года не видал матери, сбежавшей с продавцом энциклопедий, а главный драчун и задира класса, тот, что обзывал миниатюрного Пьеро Козявкой, вообще обретался у бабки с дедом в комнатке над их табачной лавкой на авеню де ла Мот-Пике и почти все свободное время торчал у окна, бомбардируя прохожих воздушными шариками с водой и наотрез отказываясь признаваться в содеянном.

А неподалеку, на авеню Шарль-Флоке, в одном доме с Пьеро, но на первом этаже, жил его лучший друг Аншель Бронштейн с мамой, мадам Бронштейн, — папа у них утонул два года назад при попытке переплыть Ла-Манш.

Пьеро и Аншель появились на свет с разницей в неделю и выросли практически как братья — если одной маме нужно было вздремнуть, другая присматривала за обоими. Но в отличие от большинства братьев мальчики не ссорились. Аншель родился глухим, и друзья с малых лет научились свободно общаться на языке жестов, взмахами ловких пальчиков заменяя слова. Они и вместо имен выбрали себе особые жесты. Аншель присвоил Пьеро знак собаки, поскольку считал его и добрым, и верным, а Пьеро Аншелю, самому, как все говорили, сообразительному в классе, — знак лисы. Когда они обращались друг к другу, их руки выглядели так:

Они почти всегда были вместе, гоняли футбольный мяч на Марсовом поле, вместе учились читать и писать. И до того крепка стала их дружба, что, когда мальчики немного подросли, одному лишь Пьеро Аншель разрешал взглянуть на рассказы, которые писал по ночам у себя в комнате. Даже мадам Бронштейн не знала, что ее сын хочет стать писателем.

Вот это хорошо, протягивая другу стопку бумаг, показывал Пьеро; его пальцы так и порхали в воздухе. Мне понравилось про лошадь и про золото, которое нашлось в гробу. А вот это так себе, продолжал он, отдавая вторую стопку. Но только из-за твоего ужасного почерка, я не все сумел разобрать… А это, заканчивал Пьеро, размахивая третьей стопкой, как флагом на параде, это полная чушь. Это я бы на твоем месте выкинул в помойку.

Я хотел попробовать что-то новое, показывал Аншель. Он ничего не имел против критики, но не понравившиеся рассказы защищал порою довольно яростно.

Нет, возражал Пьеро, мотая головой. Это чушь. Никому не давай читать, не позорься. Подумают еще, что у тебя шарики за ролики заехали.

Пьеро тоже привлекала идея стать писателем, но ему не хватало терпения сидеть часами, выводя букву за буквой. Он предпочитал устроиться на стуле перед Аншелем и, бурно жестикулируя, выдумывать что-нибудь на ходу или описывать свои школьные эскапады. Аншель внимательно смотрел, а после, у себя дома, перекладывал его рассказы на бумагу.

— Так это я написал? — спросил Пьеро, впервые получив и прочитав готовые страницы.

— Нет, написал я, — ответил Аншель. — Но это твой рассказ.

Эмили, мать Пьеро, уже редко упоминала в разговорах отца, хотя мальчик думал о нем постоянно. Еще три года назад Вильгельм Фишер жил с семьей, но в 1933-м, когда Пьеро было почти пять лет, уехал из Парижа. Пьеро помнил, что отец был высокий и носил его по улице на плечах, а еще умел ржать как лошадь и временами даже пускался в галоп, отчего Пьеро непременно заходился в восторженном визге. Отец учил мальчика немецкому языку, чтобы тот «не забывал свои корни», и всячески помогал осваивать пианино; правда, Пьеро хорошо понимал, что по части исполнительского мастерства и в подметки папе не годится. Тот своими народными мелодиями часто доводил гостей до слез, особенно если еще и подпевал негромким, но приятным голосом, в котором звучали печаль и тоска по прошлому. Пьеро нехватку музыкальных талантов компенсировал способностями к языкам: он без труда переключался с папиного немецкого на мамин французский.

А коронным его номером было исполнение «Марсельезы» по-немецки и тотчас — «Германия превыше всего» по-французски, правда, гостей это иногда огорчало.

— Больше, пожалуйста, так не делай, Пьеро, — попросила мама однажды вечером, когда его выступление привело к недоразумению с соседями. — Если хочешь быть артистом, научись чему-то другому. Жонглируй. Показывай фокусы. Стой на голове. Что угодно, только не пой по-немецки.

— А что плохого в немецком? — удивился Пьеро.

— Да, Эмили, — подхватил папа, который весь вечер просидел в кресле в углу, выпил слишком много вина и, как обычно, впал в хандру, вспомнив о всех тех ужасах, что вечно были при нем, не оставляли, преследовали. — Что плохого в немецком?

— Тебе не кажется, что уже хватит, Вильгельм? — Мама повернулась к нему, сердито подбоченясь.

— Хватит чего? Хватит твоим друзьям оскорблять мою страну?

— Никто ее не оскорблял, — отрезала мама. — Просто люди никак не могут забыть войну, вот и все. Особенно те, чьи любимые так и остались лежать на полях сражений.

— Но при этом они вполне могут приходить в мой дом, есть мою еду и пить мое вино?

Папа дождался, пока мама уйдет на кухню, подозвал Пьеро и обнял его, привлекая к себе.

— Настанет день, и мы вернем свое, — твердо сказал он, глядя мальчику прямо в глаза. — И тогда уже не забудь, на чьей ты стороне. Да, ты родился во Франции и живешь в Париже, но ты немец до мозга костей, как и я. Помни об этом, Пьеро.

Иногда папа просыпался среди ночи от собственного крика, его вопли эхом носились по пустым и темным коридорам квартиры. Песик Пьеро по кличке Д’Артаньян в ужасе выскакивал из своей корзинки, взлетал на кровать и, дрожа всем тельцем, ввинчивался к хозяину под одеяло. Тот натягивал одеяло до подбородка и сквозь тонкие стенки слушал, как мама успокаивает папу, шепчет: все хорошо, ты дома, с семьей, это просто дурной сон.

— Да, только это не сон, — ответил как-то отец дрожащим голосом, — а гораздо хуже. Воспоминания.

Бывало, что ночью Пьеро по пути в туалет видел из коридора: отец сидит на кухне, уронив голову на деревянный стол, и еле слышно что-то бормочет, а рядом валяется пустая бутылка. Тогда мальчик хватал бутылку и босиком несся вниз, во двор, и выбрасывал бутылку в мусорный бак, чтобы мама наутро ее не нашла. И обычно, когда он возвращался, папа каким-то образом уже оказывался в постели.

Джон Бойн – Мальчик на вершине горы

Джон Бойн – Мальчик на вершине горы краткое содержание

Мальчик на вершине горы читать онлайн бесплатно

Мальчик на вершине горы

© Мария Спивак, перевод, 2015

© «Фантом Пресс», 2016

Моим племянникам Мартину и Кевину

Три красных пятнышка на носовом платке

Хотя папа Пьеро Фишера погиб не на Великой войне, мама Эмили всегда утверждала, что именно война его и убила.

Пьеро был не единственный семилетний ребенок в Париже, у кого остался только один родитель. В школе перед ним сидел мальчик, который вот уже четыре года не видал матери, сбежавшей с продавцом энциклопедий, а главный драчун и задира класса, тот, что обзывал миниатюрного Пьеро Козявкой, вообще обретался у бабки с дедом в комнатке над их табачной лавкой на авеню де ла Мот-Пике и почти все свободное время торчал у окна, бомбардируя прохожих воздушными шариками с водой и наотрез отказываясь признаваться в содеянном.

А неподалеку, на авеню Шарль-Флоке, в одном доме с Пьеро, но на первом этаже, жил его лучший друг Аншель Бронштейн с мамой, мадам Бронштейн, – папа у них утонул два года назад при попытке переплыть Ла-Манш.

Пьеро и Аншель появились на свет с разницей в неделю и выросли практически как братья – если одной маме нужно было вздремнуть, другая присматривала за обоими. Но в отличие от большинства братьев мальчики не ссорились. Аншель родился глухим, и друзья с малых лет научились свободно общаться на языке жестов, взмахами ловких пальчиков заменяя слова. Они и вместо имен выбрали себе особые жесты. Аншель присвоил Пьеро знак собаки, поскольку считал его и добрым, и верным, а Пьеро Аншелю, самому, как все говорили, сообразительному в классе, – знак лисы. Когда они обращались друг к другу, их руки выглядели так:

Они почти всегда были вместе, гоняли футбольный мяч на Марсовом поле, вместе учились читать и писать. И до того крепка стала их дружба, что, когда мальчики немного подросли, одному лишь Пьеро Аншель разрешал взглянуть на рассказы, которые писал по ночам у себя в комнате. Даже мадам Бронштейн не знала, что ее сын хочет стать писателем.

Вот это хорошо, протягивая другу стопку бумаг, показывал Пьеро; его пальцы так и порхали в воздухе. Мне понравилось про лошадь и про золото, которое нашлось в гробу. А вот это так себе, продолжал он, отдавая вторую стопку. Но только из-за твоего ужасного почерка, я не все сумел разобрать… А это, заканчивал Пьеро, размахивая третьей стопкой, как флагом на параде, это полная чушь. Это я бы на твоем месте выкинул в помойку.

Я хотел попробовать что-то новое, показывал Аншель. Он ничего не имел против критики, но не понравившиеся рассказы защищал порою довольно яростно.

Нет, возражал Пьеро, мотая головой. Это чушь. Никому не давай читать, не позорься. Подумают еще, что у тебя шарики за ролики заехали.

Пьеро тоже привлекала идея стать писателем, но ему не хватало терпения сидеть часами, выводя букву за буквой. Он предпочитал устроиться на стуле перед Аншелем и, бурно жестикулируя, выдумывать что-нибудь на ходу или описывать свои школьные эскапады. Аншель внимательно смотрел, а после, у себя дома, перекладывал его рассказы на бумагу.

– Так это я написал? – спросил Пьеро, впервые получив и прочитав готовые страницы.

– Нет, написал я, – ответил Аншель. – Но это твой рассказ.

Эмили, мать Пьеро, уже редко упоминала в разговорах отца, хотя мальчик думал о нем постоянно. Еще три года назад Вильгельм Фишер жил с семьей, но в 1933-м, когда Пьеро было почти пять лет, уехал из Парижа. Пьеро помнил, что отец был высокий и носил его по улице на плечах, а еще умел ржать как лошадь и временами даже пускался в галоп, отчего Пьеро непременно заходился в восторженном визге. Отец учил мальчика немецкому языку, чтобы тот «не забывал свои корни», и всячески помогал осваивать пианино; правда, Пьеро хорошо понимал, что по части исполнительского мастерства и в подметки папе не годится. Тот своими народными мелодиями часто доводил гостей до слез, особенно если еще и подпевал негромким, но приятным голосом, в котором звучали печаль и тоска по прошлому. Пьеро нехватку музыкальных талантов компенсировал способностями к языкам: он без труда переключался с папиного немецкого на мамин французский.

А коронным его номером было исполнение «Марсельезы» по-немецки и тотчас – «Германия превыше всего» по-французски, правда, гостей это иногда огорчало.

– Больше, пожалуйста, так не делай, Пьеро, – попросила мама однажды вечером, когда его выступление привело к недоразумению с соседями. – Если хочешь быть артистом, научись чему-то другому. Жонглируй. Показывай фокусы. Стой на голове. Что угодно, только не пой по-немецки.

– А что плохого в немецком? – удивился Пьеро.

Читайте также:  Морская душа - краткое содержание рассказа Соболева (сюжет произведения)

– Да, Эмили, – подхватил папа, который весь вечер просидел в кресле в углу, выпил слишком много вина и, как обычно, впал в хандру, вспомнив о всех тех ужасах, что вечно были при нем, не оставляли, преследовали. – Что плохого в немецком?

– Тебе не кажется, что уже хватит, Вильгельм? – Мама повернулась к нему, сердито подбоченясь.

– Хватит чего? Хватит твоим друзьям оскорблять мою страну?

– Никто ее не оскорблял, – отрезала мама. – Просто люди никак не могут забыть войну, вот и все. Особенно те, чьи любимые так и остались лежать на полях сражений.

– Но при этом они вполне могут приходить в мой дом, есть мою еду и пить мое вино?

Папа дождался, пока мама уйдет на кухню, подозвал Пьеро и обнял его, привлекая к себе.

– Настанет день, и мы вернем свое, – твердо сказал он, глядя мальчику прямо в глаза. – И тогда уже не забудь, на чьей ты стороне. Да, ты родился во Франции и живешь в Париже, но ты немец до мозга костей, как и я. Помни об этом, Пьеро.

Иногда папа просыпался среди ночи от собственного крика, его вопли эхом носились по пустым и темным коридорам квартиры. Песик Пьеро по кличке Д’Артаньян в ужасе выскакивал из своей корзинки, взлетал на кровать и, дрожа всем тельцем, ввинчивался к хозяину под одеяло. Тот натягивал одеяло до подбородка и сквозь тонкие стенки слушал, как мама успокаивает папу, шепчет: все хорошо, ты дома, с семьей, это просто дурной сон.

– Да, только это не сон, – ответил как-то отец дрожащим голосом, – а гораздо хуже. Воспоминания.

Бывало, что ночью Пьеро по пути в туалет видел из коридора: отец сидит на кухне, уронив голову на деревянный стол, и еле слышно что-то бормочет, а рядом валяется пустая бутылка. Тогда мальчик хватал бутылку и босиком несся вниз, во двор, и выбрасывал бутылку в мусорный бак, чтобы мама наутро ее не нашла. И обычно, когда он возвращался, папа каким-то образом уже оказывался в постели.

На следующий день ни отец, ни сын словно бы ничего не помнили.

Но однажды Пьеро, спеша во двор со своей ночной миссией, поскользнулся на мокрой лестнице и упал; не ушибся, но бутылка разбилась, и, вставая, он наступил левой ногой на острый осколок. Морщась от боли, Пьеро вытащил стекляшку, однако из пореза так и хлынула кровь; он допрыгал до квартиры, стал искать бинт, и тут проснулся папа и понял, чему стал виной. Продезинфицировав и тщательно забинтовав рану, он усадил сына перед собой и попросил прощения за то, что столько пьет. Затем, утирая слезы, сказал Пьеро, что очень его любит и подобных историй больше не допустит.

– Я тоже тебя люблю, папа, – ответил Пьеро. – Но я люблю, когда ты катаешь меня на плечах, как лошадка. И не люблю, когда ты сидишь на кухне и не хочешь разговаривать ни со мной, ни с мамой.

– Я тоже этого не люблю, – пробормотал папа. – Но иногда меня как будто бы накрывает черная туча, из которой мне никак не выбраться. Потому я и пью. Чтобы забыть.

– Войну. Что я там видел. – Он закрыл глаза и прошептал: – Что я там делал.

Пьеро сглотнул и спросил, хотя ему уже и не хотелось знать:

– А что ты там делал?

Папа печально улыбнулся.

– Неважно что, главное – на благо своей страны, – сказал он. – Ты ведь понимаешь, да?

– Да, папа. – На самом деле Пьеро не очень-то понимал, о чем речь, но папа должен знать, какой он отважный. – Я тоже стану солдатом, чтобы ты мной гордился.

Отец посмотрел на сына и положил руку ему на плечо.

– Главное – правильно выбрать сторону, – изрек он.

И почти на два месяца забыл о бутылке. А потом столь же стремительно, как и бросил, – вернулась черная туча – запил снова.

Папа работал официантом в местном ресторанчике, уходил по утрам около десяти, возвращался в три и снова уходил уже к вечерней смене. Однажды он вернулся в прескверном настроении и сказал, что к ним зашел пообедать некий Папаша Жоффре, причем уселся за его столик; папа не собирался его обслуживать, но хозяин, мсье Абрахамс, пригрозил: тогда, дескать, уходи и можешь не возвращаться.

Джон Бойн – Мальчик на вершине горы

Джон Бойн – Мальчик на вершине горы краткое содержание

Мальчик на вершине горы читать онлайн бесплатно

Мальчик на вершине горы

© Мария Спивак, перевод, 2015

© «Фантом Пресс», 2016

Моим племянникам Мартину и Кевину

Три красных пятнышка на носовом платке

Хотя папа Пьеро Фишера погиб не на Великой войне, мама Эмили всегда утверждала, что именно война его и убила.

Пьеро был не единственный семилетний ребенок в Париже, у кого остался только один родитель. В школе перед ним сидел мальчик, который вот уже четыре года не видал матери, сбежавшей с продавцом энциклопедий, а главный драчун и задира класса, тот, что обзывал миниатюрного Пьеро Козявкой, вообще обретался у бабки с дедом в комнатке над их табачной лавкой на авеню де ла Мот-Пике и почти все свободное время торчал у окна, бомбардируя прохожих воздушными шариками с водой и наотрез отказываясь признаваться в содеянном.

А неподалеку, на авеню Шарль-Флоке, в одном доме с Пьеро, но на первом этаже, жил его лучший друг Аншель Бронштейн с мамой, мадам Бронштейн, – папа у них утонул два года назад при попытке переплыть Ла-Манш.

Пьеро и Аншель появились на свет с разницей в неделю и выросли практически как братья – если одной маме нужно было вздремнуть, другая присматривала за обоими. Но в отличие от большинства братьев мальчики не ссорились. Аншель родился глухим, и друзья с малых лет научились свободно общаться на языке жестов, взмахами ловких пальчиков заменяя слова. Они и вместо имен выбрали себе особые жесты. Аншель присвоил Пьеро знак собаки, поскольку считал его и добрым, и верным, а Пьеро Аншелю, самому, как все говорили, сообразительному в классе, – знак лисы. Когда они обращались друг к другу, их руки выглядели так:

Они почти всегда были вместе, гоняли футбольный мяч на Марсовом поле, вместе учились читать и писать. И до того крепка стала их дружба, что, когда мальчики немного подросли, одному лишь Пьеро Аншель разрешал взглянуть на рассказы, которые писал по ночам у себя в комнате. Даже мадам Бронштейн не знала, что ее сын хочет стать писателем.

Вот это хорошо, протягивая другу стопку бумаг, показывал Пьеро; его пальцы так и порхали в воздухе. Мне понравилось про лошадь и про золото, которое нашлось в гробу. А вот это так себе, продолжал он, отдавая вторую стопку. Но только из-за твоего ужасного почерка, я не все сумел разобрать… А это, заканчивал Пьеро, размахивая третьей стопкой, как флагом на параде, это полная чушь. Это я бы на твоем месте выкинул в помойку.

Я хотел попробовать что-то новое, показывал Аншель. Он ничего не имел против критики, но не понравившиеся рассказы защищал порою довольно яростно.

Нет, возражал Пьеро, мотая головой. Это чушь. Никому не давай читать, не позорься. Подумают еще, что у тебя шарики за ролики заехали.

Пьеро тоже привлекала идея стать писателем, но ему не хватало терпения сидеть часами, выводя букву за буквой. Он предпочитал устроиться на стуле перед Аншелем и, бурно жестикулируя, выдумывать что-нибудь на ходу или описывать свои школьные эскапады. Аншель внимательно смотрел, а после, у себя дома, перекладывал его рассказы на бумагу.

– Так это я написал? – спросил Пьеро, впервые получив и прочитав готовые страницы.

– Нет, написал я, – ответил Аншель. – Но это твой рассказ.

Эмили, мать Пьеро, уже редко упоминала в разговорах отца, хотя мальчик думал о нем постоянно. Еще три года назад Вильгельм Фишер жил с семьей, но в 1933-м, когда Пьеро было почти пять лет, уехал из Парижа. Пьеро помнил, что отец был высокий и носил его по улице на плечах, а еще умел ржать как лошадь и временами даже пускался в галоп, отчего Пьеро непременно заходился в восторженном визге. Отец учил мальчика немецкому языку, чтобы тот «не забывал свои корни», и всячески помогал осваивать пианино; правда, Пьеро хорошо понимал, что по части исполнительского мастерства и в подметки папе не годится. Тот своими народными мелодиями часто доводил гостей до слез, особенно если еще и подпевал негромким, но приятным голосом, в котором звучали печаль и тоска по прошлому. Пьеро нехватку музыкальных талантов компенсировал способностями к языкам: он без труда переключался с папиного немецкого на мамин французский.

А коронным его номером было исполнение «Марсельезы» по-немецки и тотчас – «Германия превыше всего» по-французски, правда, гостей это иногда огорчало.

– Больше, пожалуйста, так не делай, Пьеро, – попросила мама однажды вечером, когда его выступление привело к недоразумению с соседями. – Если хочешь быть артистом, научись чему-то другому. Жонглируй. Показывай фокусы. Стой на голове. Что угодно, только не пой по-немецки.

– А что плохого в немецком? – удивился Пьеро.

– Да, Эмили, – подхватил папа, который весь вечер просидел в кресле в углу, выпил слишком много вина и, как обычно, впал в хандру, вспомнив о всех тех ужасах, что вечно были при нем, не оставляли, преследовали. – Что плохого в немецком?

– Тебе не кажется, что уже хватит, Вильгельм? – Мама повернулась к нему, сердито подбоченясь.

– Хватит чего? Хватит твоим друзьям оскорблять мою страну?

– Никто ее не оскорблял, – отрезала мама. – Просто люди никак не могут забыть войну, вот и все. Особенно те, чьи любимые так и остались лежать на полях сражений.

– Но при этом они вполне могут приходить в мой дом, есть мою еду и пить мое вино?

Папа дождался, пока мама уйдет на кухню, подозвал Пьеро и обнял его, привлекая к себе.

– Настанет день, и мы вернем свое, – твердо сказал он, глядя мальчику прямо в глаза. – И тогда уже не забудь, на чьей ты стороне. Да, ты родился во Франции и живешь в Париже, но ты немец до мозга костей, как и я. Помни об этом, Пьеро.

Иногда папа просыпался среди ночи от собственного крика, его вопли эхом носились по пустым и темным коридорам квартиры. Песик Пьеро по кличке Д’Артаньян в ужасе выскакивал из своей корзинки, взлетал на кровать и, дрожа всем тельцем, ввинчивался к хозяину под одеяло. Тот натягивал одеяло до подбородка и сквозь тонкие стенки слушал, как мама успокаивает папу, шепчет: все хорошо, ты дома, с семьей, это просто дурной сон.

– Да, только это не сон, – ответил как-то отец дрожащим голосом, – а гораздо хуже. Воспоминания.

Бывало, что ночью Пьеро по пути в туалет видел из коридора: отец сидит на кухне, уронив голову на деревянный стол, и еле слышно что-то бормочет, а рядом валяется пустая бутылка. Тогда мальчик хватал бутылку и босиком несся вниз, во двор, и выбрасывал бутылку в мусорный бак, чтобы мама наутро ее не нашла. И обычно, когда он возвращался, папа каким-то образом уже оказывался в постели.

На следующий день ни отец, ни сын словно бы ничего не помнили.

Но однажды Пьеро, спеша во двор со своей ночной миссией, поскользнулся на мокрой лестнице и упал; не ушибся, но бутылка разбилась, и, вставая, он наступил левой ногой на острый осколок. Морщась от боли, Пьеро вытащил стекляшку, однако из пореза так и хлынула кровь; он допрыгал до квартиры, стал искать бинт, и тут проснулся папа и понял, чему стал виной. Продезинфицировав и тщательно забинтовав рану, он усадил сына перед собой и попросил прощения за то, что столько пьет. Затем, утирая слезы, сказал Пьеро, что очень его любит и подобных историй больше не допустит.

– Я тоже тебя люблю, папа, – ответил Пьеро. – Но я люблю, когда ты катаешь меня на плечах, как лошадка. И не люблю, когда ты сидишь на кухне и не хочешь разговаривать ни со мной, ни с мамой.

– Я тоже этого не люблю, – пробормотал папа. – Но иногда меня как будто бы накрывает черная туча, из которой мне никак не выбраться. Потому я и пью. Чтобы забыть.

– Войну. Что я там видел. – Он закрыл глаза и прошептал: – Что я там делал.

Пьеро сглотнул и спросил, хотя ему уже и не хотелось знать:

– А что ты там делал?

Читайте также:  Дон Жуан - краткое содержание романа Мольера (сюжет произведения)

Папа печально улыбнулся.

– Неважно что, главное – на благо своей страны, – сказал он. – Ты ведь понимаешь, да?

– Да, папа. – На самом деле Пьеро не очень-то понимал, о чем речь, но папа должен знать, какой он отважный. – Я тоже стану солдатом, чтобы ты мной гордился.

Отец посмотрел на сына и положил руку ему на плечо.

– Главное – правильно выбрать сторону, – изрек он.

И почти на два месяца забыл о бутылке. А потом столь же стремительно, как и бросил, – вернулась черная туча – запил снова.

Папа работал официантом в местном ресторанчике, уходил по утрам около десяти, возвращался в три и снова уходил уже к вечерней смене. Однажды он вернулся в прескверном настроении и сказал, что к ним зашел пообедать некий Папаша Жоффре, причем уселся за его столик; папа не собирался его обслуживать, но хозяин, мсье Абрахамс, пригрозил: тогда, дескать, уходи и можешь не возвращаться.

Мальчик на вершине горы — Джон Бойн

Еще одно произведение от автора всем полюбившегося романа «Мальчик в полосатой пижаме». Джон Бойн в книге «Мальчик на вершине горы» продолжает ранее поднятую тему, однако главные герои здесь уже совершенно другие. Стиль повествования, а также интонация произведения очень близки с его предыдущей работой. Сюжет этой истории переносит читателей в Париж, где со своими родителями живет самый простой мальчишка по имени Пьеро.

Его мать – коренная француженка, а отец родом из Германии. Папа главного персонажа прошел через Первую Мировую войну, где получил очень тяжелые душевные травмы. Мальчик счастлив даже несмотря на то, что в его жизни и дома не все ладится. Родители его очень любят, кроме того у парня есть верный друг – мальчик по имени Аншель. С ним герой вынужден общаться на языке жестов. Еще у Пьеро есть домашний питомец – пес по кличке Д’Артаньян. К несчастью, такая беззаботная и радостная жизнь этого семейства продлится не долго. Всё потому, что наступает вторая половина 1930-х годов.

Очень скоро главный герой остается сиротой, его родители погибают, а самого парня отправляют в приют. Некоторое время спустя оттуда его заберет родная тётка. Женщина зарабатывает на жизнь, обслуживая состоятельную семью в их громадном доме. Вместе с тётушкой Пьеро переедет из Франции в Австрию, где будет жить в роскошном частном доме среди Альп. Здесь из окон открываются великолепные пейзажи. Героя здесь будут звать Петер и вскоре он обзаведется новым другом. Он значительно взрослее и на его лице растут густые усы в виде щеточки.

Очередная работа Джона Бойна, посвященная тяжелому времени Второй Мировой войны. Главный герой по воле судьбы оказывается прямо в резиденции Адольфа Гитлера среди заснеженных Альп в Бергхофе. В книге читатель будет следить не только за жизнью юного героя, но и самого Гитлера, включая его ближайшее окружение – Еву Браун, Гиммлера, Рифеншталя, Геринга и других. Пьеро, которого все знают как Петера, очень сблизился с фюрером, заменив тому сына. Гитлер всегда мечтал о наследнике, однако мальчика у него не было. И вот, ранее добрый и дружелюбный парень Петер, некогда друживший с еврейскими ребятишками, внезапно становится самым настоящим нацистом.

Чья в этом вина? Виновен ли он сам или просто подвергся дурному влиянию своего покровителя? Безусловно, виновны здесь абсолютно все. И его тётя, и Эрнст, и даже повариха Эмма, которая познакомила мальчика со смертью. Повсеместная жестокость, окружающая ребенка, сыграла свою роль в становлении настоящего безжалостного нациста. Родительское внимание фюрера, которого так не хватало ребенку, бесспорно, также сыграло свою роль. Конечно же и сам Петер сделал свой выбор, изменившись от милого мальчишки до властного и жестокого человека.

Основная эмоция, которую чувствует читатели во время знакомства с произведением – это смятение. Нет понимания: нужно осуждать героя или сочувствовать ему? Автор ставит нас перед выбором, который осуществить не представляется возможным. Лишь одно ясно наверняка: история Пьеро трагична отсутствием в ней поворотного момента. Обстоятельства свалились на голову юноши, словно снежный ком. Кто в силах устоять перед его натиском? Вот и главный герой не смог…

Книга Джона Бойна написана очень простым языком, однако наталкивает читателя на непростые размышления. Стоит только задуматься, насколько опасным может оказаться тщеславие. Какие последствия за собой способны повлечь наши поступки, совершаемые под действием этого чувства? Тема актуальна и по сей день. Люди привыкли стремиться к вершинам гор. Если это желание кто-то берет под свой тщательный контроль, то приходит время опасной игры. Автор демонстрирует это на убедительном примере весьма неоднозначной истории. Книга «Мальчик на вершине горы» заставляет задуматься о многих вещах, оставляя за собой невероятные впечатления.

Мальчик на вершине горы – Бойн Джон

Кол-во страниц: 6

Поделиться в соц.сетях:

Мальчик на вершине горы – Бойн Джон краткое содержание

Новый роман автора «Мальчика в полосатой пижаме». В Париже живет обычный мальчик Пьеро. Мама у него француженка, а папа – немец. Папа прошел Первую мировую и был навсегда травмирован душевно. И хотя дома у Пьеро не все ладно, он счастлив. Родители его обожают, у него есть лучший друг Аншель, с которым он общается на языке жестов. Но этот уютный мир вот-вот исчезнет. На дворе вторая половина 1930-х. И вскоре Пьеро окажется в Австрии, в чудесном доме на вершине горы. Пьеро теперь будет зваться Петер, и у него появится новый взрослый друг. У нового друга усы щеточкой, прекрасная дама по имени Ева и умнейшая немецкая овчарка Блонди. Он добрый, умный и очень энергичный. Только почему-то прислуга до смерти его боится, а гости, бывающие в доме, ведут разговоры о величии Германии и о том, что всей Европе пора узнать об этом. Пронзительный, тревожный и невероятно созвучный нашему времени роман, ставший, по сути, продолжением «Мальчика в полосатой пижаме», хотя герои совсем иные.

Мальчик на вершине горы читать онлайн бесплатно

© Мария Спивак, перевод, 2015

© «Фантом Пресс», 2016

Часть 1
1936

Глава 1
Три красных пятнышка на носовом платке

Хотя папа Пьеро Фишера погиб не на Великой войне, мама Эмили всегда утверждала, что именно война его и убила.

Пьеро был не единственный семилетний ребенок в Париже, у кого остался только один родитель. В школе перед ним сидел мальчик, который вот уже четыре года не видал матери, сбежавшей с продавцом энциклопедий, а главный драчун и задира класса, тот, что обзывал миниатюрного Пьеро Козявкой, вообще обретался у бабки с дедом в комнатке над их табачной лавкой на авеню де ла Мот-Пике и почти все свободное время торчал у окна, бомбардируя прохожих воздушными шариками с водой и наотрез отказываясь признаваться в содеянном.

А неподалеку, на авеню Шарль-Флоке, в одном доме с Пьеро, но на первом этаже, жил его лучший друг Аншель Бронштейн с мамой, мадам Бронштейн, – папа у них утонул два года назад при попытке переплыть Ла-Манш.

Пьеро и Аншель появились на свет с разницей в неделю и выросли практически как братья – если одной маме нужно было вздремнуть, другая присматривала за обоими. Но в отличие от большинства братьев мальчики не ссорились. Аншель родился глухим, и друзья с малых лет научились свободно общаться на языке жестов, взмахами ловких пальчиков заменяя слова. Они и вместо имен выбрали себе особые жесты. Аншель присвоил Пьеро знак собаки, поскольку считал его и добрым, и верным, а Пьеро Аншелю, самому, как все говорили, сообразительному в классе, – знак лисы. Когда они обращались друг к другу, их руки выглядели так:

Они почти всегда были вместе, гоняли футбольный мяч на Марсовом поле, вместе учились читать и писать. И до того крепка стала их дружба, что, когда мальчики немного подросли, одному лишь Пьеро Аншель разрешал взглянуть на рассказы, которые писал по ночам у себя в комнате. Даже мадам Бронштейн не знала, что ее сын хочет стать писателем.

Вот это хорошо, протягивая другу стопку бумаг, показывал Пьеро; его пальцы так и порхали в воздухе. Мне понравилось про лошадь и про золото, которое нашлось в гробу. А вот это так себе, продолжал он, отдавая вторую стопку. Но только из-за твоего ужасного почерка, я не все сумел разобрать… А это, заканчивал Пьеро, размахивая третьей стопкой, как флагом на параде, это полная чушь. Это я бы на твоем месте выкинул в помойку.

Я хотел попробовать что-то новое, показывал Аншель. Он ничего не имел против критики, но не понравившиеся рассказы защищал порою довольно яростно.

Нет, возражал Пьеро, мотая головой. Это чушь. Никому не давай читать, не позорься. Подумают еще, что у тебя шарики за ролики заехали.

Пьеро тоже привлекала идея стать писателем, но ему не хватало терпения сидеть часами, выводя букву за буквой. Он предпочитал устроиться на стуле перед Аншелем и, бурно жестикулируя, выдумывать что-нибудь на ходу или описывать свои школьные эскапады. Аншель внимательно смотрел, а после, у себя дома, перекладывал его рассказы на бумагу.

– Так это я написал? – спросил Пьеро, впервые получив и прочитав готовые страницы.

– Нет, написал я, – ответил Аншель. – Но это твой рассказ.

Эмили, мать Пьеро, уже редко упоминала в разговорах отца, хотя мальчик думал о нем постоянно. Еще три года назад Вильгельм Фишер жил с семьей, но в 1933-м, когда Пьеро было почти пять лет, уехал из Парижа. Пьеро помнил, что отец был высокий и носил его по улице на плечах, а еще умел ржать как лошадь и временами даже пускался в галоп, отчего Пьеро непременно заходился в восторженном визге. Отец учил мальчика немецкому языку, чтобы тот «не забывал свои корни», и всячески помогал осваивать пианино; правда, Пьеро хорошо понимал, что по части исполнительского мастерства и в подметки папе не годится. Тот своими народными мелодиями часто доводил гостей до слез, особенно если еще и подпевал негромким, но приятным голосом, в котором звучали печаль и тоска по прошлому. Пьеро нехватку музыкальных талантов компенсировал способностями к языкам: он без труда переключался с папиного немецкого на мамин французский.

А коронным его номером было исполнение «Марсельезы» по-немецки и тотчас – «Германия превыше всего» по-французски, правда, гостей это иногда огорчало.

– Больше, пожалуйста, так не делай, Пьеро, – попросила мама однажды вечером, когда его выступление привело к недоразумению с соседями. – Если хочешь быть артистом, научись чему-то другому. Жонглируй. Показывай фокусы. Стой на голове. Что угодно, только не пой по-немецки.

– А что плохого в немецком? – удивился Пьеро.

– Да, Эмили, – подхватил папа, который весь вечер просидел в кресле в углу, выпил слишком много вина и, как обычно, впал в хандру, вспомнив о всех тех ужасах, что вечно были при нем, не оставляли, преследовали. – Что плохого в немецком?

– Тебе не кажется, что уже хватит, Вильгельм? – Мама повернулась к нему, сердито подбоченясь.

– Хватит чего? Хватит твоим друзьям оскорблять мою страну?

– Никто ее не оскорблял, – отрезала мама. – Просто люди никак не могут забыть войну, вот и все. Особенно те, чьи любимые так и остались лежать на полях сражений.

– Но при этом они вполне могут приходить в мой дом, есть мою еду и пить мое вино?

Папа дождался, пока мама уйдет на кухню, подозвал Пьеро и обнял его, привлекая к себе.

– Настанет день, и мы вернем свое, – твердо сказал он, глядя мальчику прямо в глаза. – И тогда уже не забудь, на чьей ты стороне. Да, ты родился во Франции и живешь в Париже, но ты немец до мозга костей, как и я. Помни об этом, Пьеро.

Бойн Джон читать все книги автора по порядку

Бойн Джон – все книги автора в одном месте читать по порядку полные версии на сайте онлайн библиотеки the-librarian.ru.

Мальчик на вершине горы отзывы

Отзывы читателей о книге Мальчик на вершине горы, автор: Бойн Джон . Читайте комментарии и мнения людей о произведении.

Понравилась книга? Поделитесь впечатлениями – оставьте Ваш отзыв или расскажите друзьям.

Несмотря на то, что в наши дни Интернет уверенно набирает позиции, все больше образованных и интеллигентных людей предпочитают проводить свободное время за чтением книг. Наш сайт предлагает совместить инновации «всемирной паутины» с «поглощением» литературных шедевров. Здесь Вы можете совершенно бесплатно и без регистрации читать онлайн как классические, так и современные тексты.

Рецензии на книгу Мальчик на вершине горы

“Помни: предательство никогда не остается безнаказанным.” (с)

Пожалуй, стоит пересмотреть свое отношение к автору. После совершенно неудачного знакомства с автором с книги Здесь обитают призраки, с опаской бралась за Мальчик в полосатой пижаме, но все прошло замечательно, и вот уже я знакомлюсь с другим мальчиком.

Пьеро жил с мамой и папой в Париже. Папа после Великой войны сильно изменился, пьет и избивает маму, а мама терпит, ведь это не папа виноват, а война. Но вот папы не стало и мамы тоже. Пьеро попадает в приют для сирот и, вскоре, его забирает тетя Беатрис в Австрию. Тетя, сестра папы, служит экономкой в одном доме на горе. Хозяин бывает не часто и прислуга молится на то, чтобы он там бывал еще реже, ведь хозяин виллы – Адольф Гитлер.

Читайте также:  Белое облако Чингисхана - краткое содержание рассказа Айтматова (сюжет произведения)

Снова интересная подача от лица ребенка, сквозь призму детского мышления. Здесь ярко показано то, как взрослые влияют на детей. Ведь дети как губка впитывают слова, поступки, поведение взрослых, манеры, жесты. И если бы Пьеро больше времени проводил не с фюрером, а с Эрнстом, например, то все было бы совершенно по-другому. Да и мальчик был бы другим.

Эта рецензия будет абсолютно непредвзята, так как это первая книга данного автора, прочитанная мною, а также я не смотрела фильм, снятый по первой книге о мальчике в полосатой пижаме.
Меня абсолютно поразила общая идея и концепция книги, необычный взгляд на, казалось бы, уже множество раз оговоренную и показанную драму. Идея показать становление маленького ребенка внутри фашистской идеологии не нова, но становление и взросление маленькой личности при личном примере тотема этой идеологии, ее вдохновителя и рулевого – Гитлера, это просто браво автору. Мы как читатели явственно видим перемены в ребенке, влияние сильного показательного примера (неважно, хорошего или плохого), переворот ощущения плохого/хорошего, сдвиг баланса жизни, отсутствие сочувствия, жалости, отсутствие осознавания последствий своих действий. Таких приемов и в жизни достаточно.
Абсолютно мне не пришелся по вкусу стиль повествования – немного как будто идущий по поверхности, без углублений, интриг, без задержки внимания читателя на деталях. Столь хорошая идея в столь бедной обёртке.

Очень неоднозначные ощущения после прочтения этой книги.

С одной стороны затронута очень важная, тяжелая и безмерно болезненная тема – война. С другой, она так описана, что в чем-то понимаешь, что она не центральная. Она есть, но она больше фон, а потому и нет ощущения тяжести и накала, как у книг про войну.

Лично для меня о том, как меняются люди. Интересно посмотреть на маленького мальчика, у которого полностью меняется мировоззрение. Мне кажется, что одним персонажем автор смог описать суть целых народов. Когда сначала не понимали, что происходит, потом после легкого внушения забывали о собственных позициях, затем слепо верили и наконец смотрели все таки трезво на ситуацию. С этой позиции мне было интересно проводить какие-то параллели, думать, как психологически менялись люди, что ими руководило и т.д.

Но, есть большое НО. Я искренне не понимаю, зачем нужно было вводить Гитлера как персонажа. По сути его место мог занять любой фанатик. Зачем в книге появился Фюрер? Мне действительно непонятен этот момент. Ведь как ни крути, вычеркнув его и сделав некоторые замены мы получаем все ту же историю, при том как по мне она была бы более душевной, ведь стала бы завязываться именно на мальчике. Так же есть ощущение того, что отвлекаешься на Гитлера. Да и как такового его слишком много. он везде. даже в мелочах, в мыслях, в действиях.

Понравилось то, что автор ввел мимолетную сцену с персонажами из своей книги “Мальчик в полосатой пижам”. До одури люблю такие моменты, и всегда ищу персонажей других книг у Ремарка к примеру, или Хичкока в его фильмах. Мне кажется это своеобразная ниточка, которая связывает творчество писателей или режиссеров.

По итогу, я почему-то ожидала большего. Многие сцены не смогли тронуть, хотя и понимаю, что они очень эмоциональные, тяжелые для психики и понимания. Не дотянул автор в этом плане, а может тут грешок переводчика, не знаю. Но, то что сюжет слегка подкачал – точно косяк автора. Но опять таки, это чисто мое субъективное мнение.

Твое мнение напомнило мне рецензию @kelj , он тоже довольно эмоционально выделил проблемы и никчемности книги)
Экзамен №3

@kleo, о да, я как-то попала на его рецензию, и сначала не поняла, а вот когда добралась до книги.

@chupacabra, вообще не знакомилась с их творчеством пока, но планирую на этом курсе “альпиниста” прочесть)

«Мальчик на вершине горы» – это невероятное произведение Джона Бойна, которое дает ответы на некоторые вопросы и позволяет увидеть проявление характера человека под влиянием общества.
Джон Бойн – автор популярной книги «Мальчик в полосатой пижаме», с которой мне еще только предстоит познакомиться, но фильм произвел на меня огромное впечатление.

«Мальчик на вершине горы» – это книга про мальчика, который оказался там буквально. С самого детства Пьеро остался без родителей, он успел побывать в приюте, переехать к тете, вырасти в обществе нацистов и совершить множество больших ошибок.

В книге все идет своим чередом, благодаря чему она читается на одном дыхании. Характеры героев прописаны очень хорошо. Видно, что автор знает, что в итоге он хотел получить и как к этому все подвести. Мне очень понравилась концовка книги, именно для такой книги она подошла идеально.

В книге вы найдете стремление к власти, жестокость, несправедливость, войну, потери, разруху и разрушение личности.
Очень рекомендую прочитать эту книгу!

Ну хоть вам война и Гитлер пришлись к месту)
Экзамен №2

@kleo, не совсем так, просто мне показалось, что автор не пытался вынести это на передний план.

Когда-то Бойн прославился благодаря его “Мальчику в полосатой пижаме”, и, если бы эта книга не получилась, я была бы очень огорчена. Однако она тоже на высоте.

Здесь снова поднята тема детей и Второй Мировой. На этот раз это история мальчика, доброго, умного, ласкового и воспитанного, но очень рано осиротевшего. Его зовут Пьеро, и его забрала в дом одного влиятельного немца тётушка, работающая там экономкой.
Книжка маленькая, но охватывает длительный период жизни мальчика – с 6 до 16 лет. Влияние пропаганды (в частности нацистской) на неокрепшие умы показано на примере того, как менялись мировоззрение и поведение Пьеро.

Книга легко читается, но оставляет после себя какое-то послевкусие разочарования и задумчивости. В целом, это годное, но не сказала бы что совершенное произведение. Моё итоговое мнение – это достойно быть прочитанным.

Ехал Гитлер через гитлер,
Видит Гитлер — в реке гитлер.
Сунул Гитлер гитлер в гитлер,
Гитлер гитлер гитлер гитлер.

История о мальчике, которому волей непростой судьбы пришлось переехать в горное поместье в Западной Австрии. Хозяином поместья оказался человек со вспыльчивым характером и большой властью, тиран, которого боится вся прислуга, к тому же вынашивающий явно психологически нездоровые планы. Мальчик попадает под его влияние и начинает переходить на сторону зла, предавать друзей, помыкать своими вчерашними товарищами. В конце осознаёт ужас происходящего и раскаивается (фу фу фу, ну да ладно!)

Прекрасный сюжет книги, не правда ли? Так вот – зачем тут Гитлер? Почему обязательно нужно было приплетать войну, фюрера, евреев в газовых камерах (и если бы ещё эта проблема серьёзно затрагивалась – а то так, между прочим. Душевые комнаты с дырками в потолке, но без воды? Ну да, без воды. Ну ок, поехали дальше. Гитлер гитлер гитлер гитлер. ).

При этом самой войны как таковой в книге нет и не будет, а будет будничная жизнь в поместье, завтраки-обеды-ужины, много разговоров – и ещё больше Гитлера, разумеется. Я уже однажды высказывал своё мнение по этому поводу – нельзя писать о Хиросиме 45-го, Австрии начала сороковых, Чернобыле 86-го без упоминания главного ужаса того времени. Центральная Украина, была тёплая весенняя погода, люди готовились к майским демонстрациям, начался дачный сезон, взорвался реактор на атомной станции, распустились первые цветы – ребята, так нельзя! Вот просто нельзя, и всё! Есть маркетинг, есть желание заработать на громкой теме, но есть и простые моральные границы, которые нельзя переходить даже ради литературных гонораров.

Вы снова устроили небольшой разнос, как на первом курсе с книгой Бумажная девушка
Сама не люблю, когда затрагивают такие темы, не передавая при этом всех подробностей, а ещё если на фоне банального сюжета, то тут сразу брейк)
Второй экзамен. На что выбор пал в 3 списке? )

@kleo, спасибо за отзыв, в третьем списке всё тайное становится явным. )

Мальчика в полосатой пижаме я читала и он мне по-своему понравился, несмотря на тяжелую тему, которую он подымает. Что ж, пора от мальчика в пижаме перейти к мальчику на горе и взглянуть на историю с другой стороны.

Пьеро – француз. Он живет с матерью и отцом. Но его счастью не суждено длиться вечно, ведь уже скоро он оставит родной дом и променяет его на чужую страну и немецкое имя Петер. Мальчик изменится внешне и внутренне до неузнаваемости, потому что с таким новым другом, какой появился у него, иначе не получится. Он отречется от самого себя и только потеряв себя осознает, кем он является на самом деле. За этим действительно увлекательно наблюдать. Герой меняется от светлого к темному и обратно по мере развития сюжета; он не топчется на месте, поддается дурному влиянию и через боль уходит из-под него. Он развивается, а не остается статичной картонкой до последней строки.

Автор не пытается сделать Петера святым. Он дает понять, что каждый твой шаг может изменить твою жизнь и жизнь людей, которые тебя окружают. Тебе нужно делать правильный выбор, ведь иногда цена ошибки фатальна. В водовороте жизни самое главное – не потерять себя; не отречься от себя в угоду другим. Мне кажется, что Пьеро в конце истории все же справился с этой задачей.

Он, Пьеро, – совсем ещё маленький мальчик, но горя изведал уже не мало. Отец, не в силах преодолеть ужасы войны, частенько пьёт, бьёт мать, а потом уходит из дома в неизвестном направлении. Вскоре он погибает, и мальчик остаётся с мамой один. Но мама больна, и жить ей осталось недолго. Пьеро любит соседка снизу, но ей не по средствам растить своего и чужого сына одновременно. Так наш мальчик оказывается в приюте, где многие его бьют и издеваются за малый рост и неспособность постоять за себя. Кажется, что на долю этого ребёнка и так выпало слишком много бед. Вот только это далеко не всё. Ведь на дворе конец 30-ых годов…
А дальше всё происходит как в сказке: из приюта Пьеро забирает добрая тётушка (родная сестра его отца), и мальчик едет на поезде в Австрию. Теперь он будет жить в большом и красивом доме в горах, где много комнат и много слуг. Ему купили красивую новую одежду, отмыли и накормили, выделили пусть небольшую, зато собственную комнату. Хозяин дома (тётя мальчика работает здесь экономкой) редко наведывается сюда, уж больно занят он в последнее время. Но Пьеро очень хочется на него взглянуть: пока мальчик видел его только на портрете, что висит в его спальне. Гипнотический взгляд, усы-щёточка… И как эта встреча повлияет на мальчика, покажет только время. А пока ему предстоит понять, почему теперь все должны звать его Петером, почему нельзя никому рассказывать про своего друга-еврея, который живёт в Париже и забыть, что его мама была француженкой.
Мне кажется, что Пьеро олицетворяет собой всю Германию в целом. Сначала он всеми обижен и угнетаем, как и родная страна его отца после Первой мировой войны. Кругом нищета, люди, искалеченные войной, ощущение полной безнадёжности. Но ни Пьеро, ни Германия не готовы мириться с таким порядком вещей. Они хотят перестать быть угнетаемыми, даже если ради этого самим придётся стать угнетателями. А дальше в их жизни появляется удивительный человек, вождь, беспрерывно твердящий о возрождении былого величия и о том, что давно пора занять своё место в этом мире. И, конечно же, это место лидера и господина. И мальчик с неокрепшим ещё мозгом (впрочем, большинство жителей страны недалеко от него ушли) с радостью принимает все эти идеи и готов идти за своим фюрером до конца. А дальше… Его ждёт та же судьба, что и его новую родину: он всё осознает, но будет поздно. Слишком поздно.
Несмотря на довольно серьёзную основную тему, книга читается легко. Здесь практически нет душераздирающих сцен, но от этого не менее тревожно за судьбу главного героя. А когда Пьеро окончательно превращается в Петера, просто недоумеваешь: как так? Почему это стало возможно, где были взрослые? Почему не заметили и вовремя не отдёрнули, почему ни разу толком не объяснили, что творится вокруг этого несмышлёныша? Пусть повзрослевший Петер многое осознает, вот только повернуть время вспять ему это не поможет. Ему так и придётся жить с чувством вины.
Обидно, что история до сих пор мало чему научила людей. Очень многим нашим современникам не помешало бы ознакомиться с этой книгой.

Ссылка на основную публикацию