Герцен – краткое содержание произведений

Краткая биография Александра Герцена

Русский писатель, публицист и философ – Александр Иванович Герцен родился 22 марта 1812 года, незаконнорожденным ребёнком одного известного московского помещика. Чтобы не портить репутацию семье, ему дали выдуманную фамилию. Несмотря на то, что ребёнок был в семье ненужным, он получил образование и воспитание, присущее типичным семьям дворян.

Когда в 1825 году произошло восстание декабристов, он и его лучший друг Огарев поклялись друг другу, что будут делать всё, чтобы дать свободу русскому народу.

Герцен поступает в Московский университет, в возрасте 17 лет. Несмотря на свою любовь к математическим наукам, он больше тяготил к вольнолюбию, поэтому вступал в тематические кружки, во вред своему обучению. Через 5 лет оказался среди арестованных за манифестации, его с товарищами сослали в Пермь. В Вятке он служил секретарём, в канцелярии. Когда он подрабатывал на рынке, к нему случайно подошёл будущий наследник престола Александр II, которому понравилось красноречие молодого парня. Заложенная дружба перевела Герцена во Владимир, где он успешно служил советником и нашёл себе суженную.

В 1836 году он начинает публичные выступления, и издавать свои мысли в периодических изданиях. В 1840ых годах получает право на въезд в Москву, откуда он переезжает в Санкт-Петербург и пишет письма своим родственникам. Отец из-за своей знатности, пытается пробить сыну карьеру, но он отказывается, ссылаясь, что не хочет служить в министерстве внутренних дел. За это высказывание его ссылают в Новгород.

Через год он возвращается в общество, где кипят страсти между славянофилами и западниками. Вдохновившись несправедливыми спорами, он начинает писать свои крупные работы, в которых упор идёт на социальную жизнь России. На протяжении пяти лет он пишет роман «Кто виноват?», в котором обличает многие черты правления.

После смерти отца он переезжает в Ниццу, где ведёт работу над своими трудами. Русская власть запретила ему въезд на территорию родины навсегда.

После смерти супруги, он переезжает в Лондон, где открывает собственное издательство, публикующее критические газеты, книги и брошюры о жизни России. Это сильно повлияло на формирование декабристского и эмиграционного общества того времени.

За 2 года перед кончиной, он заканчивает работу над своим самым большим трудом «Былое и думы», где объясняет, что все реформаторы сильно ошибались, принимая насилие за верный путь развития общества. В 1870 году он скончался от пневмонии. Захоронен на кладбище Пер-Лашез, после, его прах перенесли в Ниццу.

Подробная биография

А.И.Герцен – писатель-революционер, чья жизнь была посвящена развитию и преобразованию России. Новатор не только политических, но и педагогических, философских взглядов он всей своей жизнью доказал неподдельную любовь и заботу о своей Родине.

Родившись в 1812 году в незарегистрированном браке отца Ивана Яковлева и немки Луизы Гааг, воспитывался в доме своего дяди. Фамилию придумал ему отец. Она в переводе с немецкого языка означала «дитя сердца».

Первоначальное обучение будущий писатель получил дома, с детских лет зачитываясь произведениями Гете, Вольтера. Впоследствии именно они легки в основу его свободолюбивых взглядов.

В 1829 году Александр Иванович становиться студентом Московского университета факультета физико-математического. Совместно со студентом Николаем Огаревым им организовывается кружок таких же вольнодумцев, в котором они мечтали о построении идеального общества в России.

Окончив с серебряной медалью университет, Герцен поступает на службу в Московскую экспедицию Кремлевского строения. Идеей писателя была создание собственного журнала, который бы объединял вопросы не только литературного характера, но и естествознания, философии, политики.

В 1834 году Герцена был арестован. Поводом послужило распевание песен порочащих имя царя и его семьи. Следствие не установило прямой вины писателя, но зная его взгляды, он был выслан в Пермь, затем в Вятку. Находясь под пристальным вниманием полиции, он продолжает писать под псевдонимом Искандер.

По прошению Жуковского Александра Ивановича переводят во Владимир на должность советника правления. Здесь он тайно жениться на своей двоюродной сестре.

В начале 1840 года ему разрешается вернуться в столицу. Весной этого же года Герцен переезжает в Петербург, поступая на службу в министерство внутренних дел. Этот небольшой период времени ознаменован его дружбой с Белинским и вступления его в ряды западников. Всего год прожил Герцен в Петербурге, откуда был выслан в Новгород за критику работы полиции. С 1841 по 1846 года Герцен работает над своим произведением «Кто виноват?»

В июле 1842 года писатель вновь возвращается в Москву, продолжая посещать Петербург и заседания кружка Белинского.

После смерти отца, получив приличное наследство, Александр Иванович в 1847 году навсегда покидает Родину и уезжает в Париж. Открытая поддержка сторонников Французской февральской революции 1848 года, закрыло писателю возможность возвращения в Россию. После поражения рабочего движения во Франции Герцен бежал в Рим, откуда перебрался с начало в Швейцарию, затем в Ниццу.

Черная полоса в личной жизни (измена супруги, гибель мамы с сыном, смерть новорожденного ребенка) заставили в 1853 писателя переехать в Лондон, где стал основателем русского издания в эмиграции. В это время им написаны воспоминания «Былое и думы», диалоги «С того берега». В 1857 году сбывается мечта Герцена об издании собственного журнала. «Колокол» стал центральным изданием при решении вопросов освобождения крестьян, но после проведения реформы ее тираж упал. По настоянию Российского государства правительство Великобритании отказало Герцену в проживание, он вместе с типографией и журналом переезжает в Швейцарию, гражданином которой является. В январе 1870 года А.И.Герцен скончался в Париже, куда он прибыл по делам. Похоронили писателя в Ницце.

В период советского периода развития России труды Герцена признавали неоценимыми, повлиявшими на ход революционных событий. Его именем до настоящего времени названы улицы, библиотеки, университеты.

Биография по датам и интересные факты. Самое главное.

Другие биографии:

Родился Владимир Владимирович в Грузии, в небогатой семье. В Юношеском возрасте переехал в матерью в Москву где и стал строить свою карьеру писателя.

Псевдоним «Горький» был взят писателем потому, что вся его жизнь не отличалась приторной сладостью. В раннем детстве родители Максима Горького умерли и его воспитывали бабушка и дедушка, которые не отличались особым богатством.

Иван Яковлевич Билибин известен как талантливый художник, иллюстратор и создатель блестящих театральных декораций. Его творческий почерк отличается необычайной самобытностью и имеет много последователей

Карл Бэр – известный ученый, естествоиспытатель, основатель науки эмбриологии, человек, который своей деятельностью внёс огромный вклад в развитие эмбриологии и науки медицины в целом.

Василий Андреевич Жуковский родился в Тульской губернии в 1783 году. Помещик А.И. Бунин и его супруга заботились о судьбе незаконнорожденного Василия и смогли добиться для него дворянского титула

А. И. Герцен: краткая биография писателя

Герцен Александр Иванович – писатель, публицист и общественный деятель 19-го века. Широко известен как создатель произведения «Кто виноват?». Но мало кто знает о том, насколько была тяжела и интересна жизнь писателя. Именно о биографии Герцена мы и поговорим в этой статье.

Герцен Александр Иванович: биография

Родился будущий писатель в Москве 25 марта 1812 года в богатой помещичьей семье. Его отцом был Иван Алексеевич Яковлев, матерью – Луиза Гааг, шестнадцатилетняя дочь чиновника, служащего делопроизводителем в Штутгарте. Родители Герцена не были зарегистрированы и позднее также не узаконили брак. В итоге сын получил придуманную отцом фамилию – Герцен, которая была образована от немецкого herz, что переводится как «сын сердца».

Несмотря на свое происхождение, Александр получил на дому дворянское воспитание, которое главным образом основывалось на изучении иностранной литературы. Также он изучил несколько иностранных языков.

Большое действие на Герцена, хотя он был еще совсем ребенком, оказало сообщение о восстании декабристов. В те годы он уже дружил с Огаревым, который разделил с ним эти впечатления. Именно после этого происшествия в умах мальчика зародились мечты о революции в России. Гуляя на Воробьевых горах, он дал клятву сделать все ради свержения царя Николая I.

Университетские годы

Биография Герцена (полная ее версия представлена в литературных энциклопедиях) – это описание жизни человека, который пытался сделать свою страну лучше, но потерпел поражение.

Юный писатель, полный мечтаний о борьбе за свободу, поступает на физико-математический факультет Московского университета, где эти настроения только усилились. В студенческие годы Герцен участвовал в «маловской истории», к счастью, отделался очень легко – просидел вместе с товарищами несколько дней в карцере.

Что касается университетского преподавания, то оно оставляло желать лучшего и давало мало пользы. Лишь некоторые преподаватели знакомили студентов с современными веяниями и немецкой философией. Тем не менее молодежь была настроена весьма решительно и с радостью и надеждой встретила Июльскую революцию. Молодые люди собирались в группы, бурно обсуждали общественные вопросы, изучали историю России, воспевали идеи Сен-Симона и прочих социалистов.

В 1833 году Герцен оканчивает Московский университет, не утратив этих студенческих настроений.

Арест и ссылка

Еще в университете А. И. Герцен вступил в кружок, члены которого, в том числе и писатель, были арестованы в 1834 году. Александра Ивановича отправили в ссылку сначала в Пермь, а затем в Вятку, где его определили на службу в губернскую канцелярию. Здесь он встретился с наследником престола, которому суждено стать Александром II. Герцен был организатором выставки местных произведений и лично провел экскурсию для царской особы. После этих событий, благодаря заступничеству Жуковского, его перевели во Владимир и назначили советником правления.

Только в 1840 году писатель получил возможность вернуться в Москву. Здесь он тут же познакомился с представителями кружка гегельянцев, возглавляемого Белинским и Станкевичем. Однако в полной мере не смог разделить их взгляды. Вскоре вокруг Герцена и Огарева образовался лагерь западников.

Эмиграция

В 1842 году А. И. Герцен был вынужден отправиться в Новгород, где прослужил год, а затем снова вернулся в Москву. Из-за ужесточения цензуры в 1847 году писатель решает уехать за границу навсегда. Однако связь с Родиной не оборвал и продолжил сотрудничество с отечественными изданиями.

К этому времени Герцен придерживался скорее радикально-республиканских взглядов, нежели либеральных. Автор начинает публиковать серию статей в «Отечественных записках», которые имели ярко выраженную антибуржуазную направленность.

Февральскую революцию 1848 года Герцен воспринял с радостью, считая ее исполнением всех своих надежд. Но восстание рабочих, произошедшее в июне того же года и закончившееся кровавым подавлением, потрясло писателя, решившего стать социалистом. После этих событий Герцен сдружился с Прудоном и несколькими другими известными революционными деятелями европейского радикализма.

В 1849 году писатель покидает Францию и перебирается в Швейцарию, а оттуда в Ниццу. Герцен вращается в кругах радикальной эмиграции, которая собралась после поражения европейской революции. В том числе знакомится с Гарибальди. После смерти жены он переезжает в Лондон, где живет на протяжении 10 лет. В эти годы Герцен основывает Вольную русскую типографию, где печатаются запрещенные на Родине книги.

«Колокол»

С 1857 года начинает выпускать газету «Колокол» Александр Герцен. Биография автора свидетельствует о том, что в 1849 году Николай I приказал арестовать все имущество писателя и его матери. Существование типографии и нового издания стало возможным лишь благодаря финансированию банка Ротшильда.

Наибольшую популярность «Колокол» имел в годы, предшествовавшие крестьянскому освобождению. В это время издание постоянно доставлялось в Зимний дворец. Однако после проведения крестьянской реформы влияние газеты постепенно падает, а поддержка польского восстания, произошедшего в 1863 году, сильно подорвала тираж издания.

Конфликт дошел до того, что 15 марта 1865 года русское правительство обратилось с настойчивым требованием к Ее величеству Англии. И редакция «Колокола» вместе с Герценом была вынуждена покинуть страну и перебраться в Швейцарию. В 1865-м туда же переезжает Вольная русская типография и сторонники писателя. В том числе и Николай Огарев.

Литературная деятельность

А. И. Герцен начал писательскую деятельность в 30-е годы. Его первая статья, напечатанная в «Телескопе» 1836 года, была подписана именем Искандер. В 1842 были опубликованы «Дневник» и «Речь». Во время пребывания во Владимире Герцен написал «Записки молодого человека», «Еще из записок молодого человека». С 1842 по 1847 годы писатель активно сотрудничал с «Отечественными записками» и «Современником». В этих сочинениях он выступал против формалистов, ученых педантов и квиетизма.

Читайте также:  Изумруд - краткое содержание рассказа Куприна (сюжет произведения)

Что касается художественных произведений, то самыми известными и выдающимися являются роман «Кто виноват?» и повесть «Сорока-воровка». Роман имеет большую ценность и, несмотря на скромные размеры, обладает глубоким смыслом. В нем поднимаются такие вопросы, как чувства и счастье в семейных отношениях, положение женщины в современном обществе и отношения ее с мужчиной. Главная мысль произведения заключается в том, что люди, которые основывают свое благополучие только на семейных отношениях, далеки от общественных и общечеловеческих интересов и не могут обеспечить для себя прочное счастье, ведь оно всегда будет зависеть от случайности.

Общественная деятельность и смерть

А. И. Герцен оказывал на умы своих современников огромное влияние. Несмотря на свое пребывание за границей, он умудрялся оставаться в курсе происходящего на Родине и даже влиять на события. Однако гибельным для популярности писателя стало его увлечение восстанием в Польше. Герцен встал на сторону поляков, хотя долго колебался и относился с подозрением к их деятельности. Решающим стало давление Бакурина. Результат не заставил себя ждать, и «Колокол» лишился большей части своих подписчиков.

Умер писатель в Париже, куда приехал по делам, от воспаления легких. Произошло это 9 января 1970 года. Изначально Герцена похоронили там же на кладбище Пер-Лашез, но позднее прах был перевезен в Ниццу.

Личная жизнь

Был влюблен в свою двоюродную сестру Александр Герцен. Краткая биография обычно не содержит подобных сведений, но личная жизнь писателя позволяет составить представление о его личности. Итак, сосланный во Владимир, он тайно женился на своей возлюбленной Наталье Александровне Захарьиной в 1838 году, увезя девушку из столицы. Именно во Владимире, несмотря на ссылку, писатель был наиболее счастлив за всю свою жизнь.

В 1839 году у четы родился ребенок, сын Александр. А еще через 2 года на свет появилась дочь. В 1842-м родился мальчик, умерший через 5 дней, а через год – сын Николай, страдавший от глухоты. Еще в семье родилось две девочки, одна из которых прожила лишь 11 месяцев.

Уже в эмиграции, находясь в Париже, жена писателя влюбилась в друга мужа Георга Гервега. Какое-то время семьи Герцена и Гервега жили вместе, но потом писатель потребовал отъезда друга. Гервег шантажировал его угрозой самоубийства, но в итоге покинул Ниццу. Жена Герцена умерла в 1852 году, через несколько дней после последних родов. Рожденный ею мальчик также вскоре скончался.

В 1857-м Герцен стал жить с Натальей Алексеевной Огаревой (фото которой можно увидеть выше), женой своего друга, которая воспитывала его детей. В 1869-м у них родилась дочь Елизавета, впоследствии покончившая жизнь самоубийством из-за неразделенной любви.

Философские взгляды

Герцен (краткая биография это подтверждает) ассоциируется в первую очередь с революционным движением в России. Однако по своей натуре писать не был агитатором или пропагандистом. Скорее его можно назвать просто человеком очень широких взглядов, хорошо образованным, с пытливым умом и созерцательными наклонностями. Он на протяжении всей своей жизни пытался найти истину. Герцен никогда не был фанатиком каких-либо убеждений и не терпел этого в других. Именно поэтому он так никогда и не принадлежал к какой-то одной партии. В России он считался западником, но, попав в Европу, он осознал, сколько недостатков в той жизни, какую так долго воспевал.

Герцен всегда менял свои представления о чем-либо, если изменялись факторы или появлялись новые нюансы. Никогда не был ничему безоглядно предан.

Послесловие

Мы познакомились с удивительной жизнью, какую прожил Герцен Александр Иванович. Краткая биография может включить лишь некоторые факты из жизни, но, чтобы окончательно понять этого человека, необходимо прочитать его публицистику и художественную литературу. Потомкам же стоит помнить о том, что Герцен всю свою жизнь мечтал только об одном – о благополучии России. Видел он это в свержении царя и оттого был вынужден покинуть милую сердцу Родину.

Александр Герцен – Доктор Крупов

Александр Герцен – Доктор Крупов краткое содержание

Доктор Крупов – читать онлайн бесплатно полную версию (весь текст целиком)

ДОКТОР КРУПОВ

О ДУШЕВНЫХ БОЛЕЗНЯХ ВООБЩЕ

И ОБ ЭПИДЕМИЧЕСКОМ РАЗВИТИИ ОНЫХ

Много и много лет прошло уже с тех пор, как я постоянно посвящаю время, от лечения больных и исполнения обязанностей остающееся, на изложение сравнительной психиатрии с точки зрения совершенно новой. Но недоверие к силам, скромность и осторожность до-реле воспрещали мне всякое обнародование моей теории. Ныне делаю первый опыт сообщить благосклонной публике часть моих наблюдений. Делаю оное, побуждаемый предчувствием скорого перехода в минерально-химическое царство, коего главное неудобство — отсутствие сознания. Полагаю, что на — мне лежит обязанность узнанное мною закрепить, так сказать, вне себя добросовестным рассказом для пользы и соображения сотоварищам по науке; мне кажется, что я не имею права допустить мысль мою бесследно исчезнуть при новых, предстоящих большим полушариям мозга моего, химических сочетаниях и разложениях.

Узнав случайно о вашем сборнике, я решился послать в него отрывок из введения потому именно, что оно весьма общедоступно: в оном, собственно, содержится не теория, а история возникновения оной в, голове моей. При сем не излишним считаю предупредить вас, что я всего менее литератор и, проживая ныне лет тридцать в губернском городе, удаленном как от резиденции,[2] так и от столицы, я отвык от красноречивого изложения мыслей и не привык к модному языку. Не должно, однако, терять из виду, что цель моя вовсе не беллетристическая, а патологическая. Я не пленить хочу моими сочинениями, а быть полезным, сообщая чрезвычайно важную теорию, доселе от внимания величайших врачей ускользнувшую, ныне же недостойнейшим из учеников Иппократа[3] наукообразно развитую и наблюдениями проверенную.

Сию теорию посвящаю я вам, самоотверженные врачи, жертвующие временем вашим печальному занятию лечения и хождения за страждущими душевными болезнями.

S. Croupoff M. et Ch. Doctor.[4]

Я родился в одном помещичьем селении на берегу Оки. Отец мой был диаконом. Возле нашего домика жил пономарь, человек хилый, бедный и обремененный огромной семьей. В числе восьми детей, которыми бог наградил пономаря, был один ровесник мне; мы с ним вместе росли, всякий день вместе играли в огороде, на погосте или перед нашим домом. Я ужасно привязался к товарищу, делился с ним всеми лакомствами, которые мне давали, даже крал для него спрятанные куски пирога, кашу — и передавал через плетень. Приятеля моего все звали «косой Левка», он действительно немного косил глазами. Чем более я возвращаюсь к воспоминаниям о нем, чем внимательнее перебираю их, тем яснее мне становится, что Пономарев сын был ребенок необыкновенный; шести лет он плавал, как рыба, лазил на самые большие деревья, уходил за несколько верст от дома один-одинехонек, ничего не боялся, был как дома в лесу, знал все дороги и в то же время был чрезвычайно непонятлив, рассеян, даже туп. Лет восьми нас стали учить грамоте; я через несколько месяцев бегло читал псалтырь, а Левка не дошел и до складов. Азбука сделала переворот в его жизни. Отец его употреблял всевозможные средства, чтобы развить умственные способности сына — и не кормил дня по два, и сек так, что недели две рубцы были видны, и половину волос выдрал ему, и запирал в темный чулан на сутки, — все было тщетно, грамота Левке не давалась; но безжалостное обращение он понял, ожесточился и выносил все, что с ним делали, с какой-то злою сосредоточенностию. Это ему не дешево стоило: он исхудал, вид его, выражавший прежде детскую кротость и детскую беззаботность, стал выражать дикость запуганного зверя; на отца он не мог смотреть без ужаса и отвращения. Побился еще года два пономарь с сыном, увидел наконец, что он глупорожденный, и предоставил ему полную волю.

Освобожденный Левка стал пропадать целые дни, приходил домой греться или укрываться от непогоды, садился в угол и молчал, а иногда бормотал про себя разные неясные слова и вел дружбу только с двумя существами — со мной и с своей собачонкой. Собачонку эту он приобрел неотъемлемым правом. Раз, когда Левка лежал на песке у реки, крестьянский мальчик вынес щенка, привязал ему камень на шею и, подойдя к крутому берегу, где река была поглубже, бросил туда собачонку; в один миг Левка отправился за нею, нырнул и через минуту явился на поверхности с щенком; с тех пор они не разлучались.

Лет двенадцати меня отправили в семинарию. Два года я не был дома, на третий я приехал провести вакационное время[5] к отцу. На другой день утром рано я надел свой новый затрапезный халат и хотел идти осматривать знакомые места. Только я вышел на двор, у плетня стоит Левка, на том самом месте, где, бывало, я ему давал пироги; он бросился ко мне с такою радостью, что у меня слезы навернулись. «Сенька, — говорил он, — я всю ночь ждал Сеньку». Груша вчера молвила: «Сенька приехал», — и он ласкался ко мне, как зверок, с каким-то подобострастием смотрел мне в глаза и спрашивал: «Ты не сердит на меня? Все сердиты на Левку, — не сердись, Сенька, я плакать буду, не сердись, я тебе векшу поймал». Я бросился обнимать Левку; это так ново, так необыкновенно было для него, что он просто зарыдал и, схвативши мою руку, целовал ее, я не мог ее отдернуть, так крепко он держал ее. «Пойдем-ка в лес», — сказал я ему. «Пойдем далеко за буераки, хорошо будет, очень хорошо», — отвечал он. Мы пошли; он вел версты четыре лесом, поднимавшимся в гору, и вдруг вывел на открытое место; внизу текла Ока, кругом верст на двадцать стелился один из превосходных сельских видов Великороссии.

«Здесь хорошо, — говорил Левка, — здесь хорошо». — «Что же хорошо?» — спросил я его, желая испытать. Он остановил на мне какой-то неверный взгляд, лицо его приняло другое, болезненное выражение, он покачал головой и сказал: «Левка не знает, так хорошо!» Мне стало смерть стыдно. Левка сопровождал меня на всех прогулках, его безграничная преданность, его беспрерывное внимание сильно трогали меня. Привязанность его ко мне была понятна, один я обходился с ним ласково. В семье им гнушались, стыдились его; крестьянские мальчики дразнили его, даже взрослые мужики делали ему всякого рода обиды и оскорбления, приговаривая: «Юродивого обижать не надо, юродивый — божий человек». Он обыкновенно ходил задами села, когда же ему случалось идти улицей, одни собаки обходились с ним по-человечески; они, издали завидя его, виляли хвостом и бежали к нему навстречу, прыгали на шею, лизали в лицо и ласкались до того, что Левка, тронутый до слез, садился середь дороги и целые часы занимал из благодарности своих приятелей, занимал их до тех пор, пока какой-нибудь крестьянский мальчик пускал камень наудачу, в собак ли попадёт или в бедного мальчика; тогда он вставал и убегал в лес.

Краткое содержание Герцен Былое и думы

Рассказ автора начинается с повествования о своей няньке. Также автор повествует о своей семье и собственных европейских впечатлениях. Книга «Былое и думы» имеет 8 частей. В книге присутствуют старые очерки и публицистические статьи. Некоторые произведения книги ранее вышли в свет как самостоятельные творения. Сам писатель сравнивал свое произведение с недостроенным домом или пристройкой, которая нуждалась в дополнениях.

Читайте также:  Паустовский - краткое содержание рассказов

В первой части имеются несколько рассказов. Рассказ «Детская и университет» был написан в 1834 годы и описывает жизнь в отцовском доме. События в 1825 году сильно повлияли на восприятие самого автора. Чуть позже он познакомился с родственником Н. Огаревым. Родственник устроил его на работу в типографию. Молодые парни обожают Шиллера. Общие взгляды сильно сближают их. Герцен придерживается своих политических взглядов. Во взрослом периоде он поступает в Московский университет в физико-математический факультет.

Второй частью книги «Былое и думы» считается «Тюрьма и ссылка». Произведение вышло в свет в 1834 году. В те годы на писателя и его родственника завели сфабрикованное дело на основании оскорбления королевской знати. Герцена и Огарева отправили на ссылку в разные города. Огарев был сослан в Вятке. Там он работал в канцелярию местного правления. В ссылке Герцен познакомился с А. Л. Витбергем и дал человеку полное описание в своем произведении. Новый знакомый автора построил великолепный храм в Воробьевых горах в 1812 году.

В третьей части автор разместил рассказ «Владимир – на – Клязьме». Книга была издана в 1838 году. В творении описывается история любви писателя и Натальи Захарьиной. Наталья была внебрачной дочерью дяди автора. Ее воспитывала и вырастила злобная тетя. Все родственники были против их союза. В 1838 году Герцен приезжает в Москву и увозит свою любовь. Через некоторое время они тайно обвенчались.

В четвертом томе описывается повесть «Москва, Петербург и Новгород»». Повесть вышла в свет в 1840 годы. В книге рассказывается о московской эпохе. На тот момент 2 брата вернулись со ссылки. После ссылки они познакомились с Бакуниным и Белинским. В главе «Не наши» автор рассказывает о Хомякове, Аксакове, Чаадаеве и Киреевских. В 1846 году автор и его родственник Огарев переживают ссору с Грановским. Причиной ссоры стали личные взгляды на жизнь и человеческие ценности. После ссоры Герцен переезжает в Россию.

Пятая часть книги состоит из рассказа «Париж – Италия – Париж», написанный в 1852 году. В рассказе автор написал о своей жизни в европейских странах. В Европе создавалось многое и приветствовались современные стереотипы, которые в России считались жадностью. В книге автор излагает также свои письма к Италии и Франции. Между письмами излагаются старинные очерки и статьи. Герцен описывает свои впечатления от правления Наполеона 3. Во Франции автор познакомился с Прудоном, который являлся создателем многочисленных творческих произведений.

При издании шестой части жена Герцена умирает и он переезжает в Англию. Он не мог жить во Франции, поскольку его семейная драма стала всеобщим посмешищем. Писатель описывает свою лондонскую жизнь.

Последующая часть книги автор посвящает своей иммиграции обратно в Россию. Также Герцен описывает свои новые хорошие и плохие знакомства.

В последней части автор описывает свои общие впечатления об Европе в 1860 годах. Для Герцена Европа была царством мертвых. В конце книги указаны старые письма всех знакомых и писателей самому Герцену.

Можете использовать этот текст для читательского дневника

Герцен. Все произведения

Былое и думы. Картинка к рассказу

Сейчас читают

Великий классик создавал множество прекрасных произведений, которые заставляли читателя задуматься о своей жизни. Среди творений автора было много и комедийных творений. И одно из них – пьеса «Чайка».

Однажды, проезжая на лошадях по дороге, автор встречает оборванного босого крестьянского мальчишку, за спиной которого висит котомка с книжками. Он идёт учиться.

Главные героини рассказа — девочки-дошкольницы Маша и Таня. Они считают себя подругами, ходят в один детский садик. Именно туда они и направлялись, когда на улице внезапно пошел сильный ливень. На Маше был плащ с капюшоном

Маленький мальчик по имени Филипок жил деревне. Когда дети постарше разошлись на школьные занятия, ему тоже захотелось поучиться.

В произведении «Глаз волка», созданном французским писателем Даниэлем Пеннаком, повествуется о жизни одноглазого волка.

Былое и думы, Герцен Александр Иванович

Краткое содержание, краткий пересказ

Краткое содержание книги

Книга Герцена начинается с рассказов его няньки о мытарствах семьи Герцена в Москве 1812 г., занятой французами (сам А. И. тогда — маленький ребенок); кончается европейскими впечатлениями 1865 — 1868 гг. Собственно, воспоминаниями в точном смысле слова “Былое и думы” назвать нельзя: последовательное повествование находим, кажется, только в первых пяти частях из восьми (до переезда в Лондон в 1852 г.); дальше — ряд очерков, публицистических статей, расположенных, правда, в хронологическом порядке. Некоторые главы “Былого и дум” первоначально печатались как самостоятельные веши (“Западные арабески”, “Роберт Оуэн”). Сам Герцен сравнивал “Былое и думы” с домом, который постоянно достраивается: с “совокупностью пристроек, надстроек, флигелей”.

Часть первая — “Детская и университет (1812 — 1834)” — описывает по преимуществу жизнь в доме отца — умного ипохондрика, который кажется сыну (как и дядя, как и друзья молодости отца — напр., О. А. Жеребцова) типичным порождением XVIII в.

События 14 декабря 1825 г. оказали чрезвычайное воздействие на воображение мальчика. В 1827 г. Герцен знакомится со своим дальним родственником Н. Огаревым — будущим поэтом, очень любимым русскими читателями в 1840 — 1860-х; с ним вместе Герцен будет потом вести русскую типографию в Лондоне. Оба мальчика очень любят Шиллера; помимо прочего, их быстро сближает и это; мальчики смотрят на свою дружбу как на союз политических заговорщиков, и однажды вечером на Воробьевых горах, “обнявшись, присягнули, в виду всей Москвы, пожертвовать жизнью на избранную борьбу”. Свои радикальные политические взгляды Герцен продолжает проповедовать и повзрослев — студентом физико-математического отделения Московского университета.

Часть вторая — “Тюрьма и ссылка” (1834 — 1838)”: по сфабрикованному делу об оскорблении его величества Герцен, Огарев и другие из их университетского кружка арестованы и сосланы; Герцен в Вятке служит в канцелярии губернского правления, отвечая за статистический отдел; в соответствующих главах “Былого и дум” собрана целая коллекция печально-анекдотических случаев из истории управления губернией.

Здесь же очень выразительно описывается А. Л. Витберг, с которым Герцен познакомился в ссылке, и его талантливый и фантастический проект храма в память о 1812 г. на Воробьевых горах.

В 1838 г. Герцена переводят во Владимир.

Часть третья — “Владимир-на-Клязьме” (1838 — 1839)” — романтическая история любви Герцена и Натальи Александровны Захарьиной, незаконной дочери дяди Герцена, воспитывавшейся у полубезумной и злобной тетки. Родственники не дают согласия на их брак; в 1838 г. Герцен приезжает в Москву, куда ему запрещен въезд, увозит невесту и венчается тайно.

В части четвертой — “Москва, Петербург и Новгород” (1840 — 1847)” описывается московская интеллектуальная атмосфера эпохи. Вернувшиеся из ссылки Герцен и Огарев сблизились с молодыми гегельянцами — кружком Станкевича (прежде всего — с Белинским и Бакуниным). В главе “Не наши” (о Хомякове, Киреевских, К. Аксакове, Чаадаеве) Герцен говорит прежде всего о том, что сближало западников и славянофилов в 40-е гг. (далее следуют объяснения, почему славянофильство нельзя смешивать с официальным национализмом, и рассуждения о русской общине и социализме).

В 1846 г. по идеологическим причинам происходит отдаление Огарева и Герцена от многих, в первую очередь от Грановского (личная ссора между Грановским и Герценом из-за того, что один верил, а другой не верил в бессмертие души, — очень характерная черта эпохи); после этого Герцен и решает уехать из России.

Часть пятая (“Париж — Италия — Париж (1847 — 1852): Перед революцией и после нее”) рассказывает о первых годах, проведенных Герценом в Европе: о первом дне русского, наконец очутившегося в Париже, городе, где создавалось многое из того , что он на родине читал с такой жадностью: “Итак, я действительно в Париже, не во сне, а наяву: ведь это Вандомская колонна и rue de la Paix”; о национально-освободительном движении в Риме, о “Молодой Италии”, о февральской революции 1848 г. во Франции (все это описано достаточно кратко: Герцен отсылает читателя к своим “Письмам из Франции и Италии”), об эмиграции в Париже — преимущественно польской, с ее мистическим мессианским, католическим пафосом (между прочим, о Мицкевиче), об Июньских днях, о своем бегстве в Швейцарию и проч.

Уже в пятой части последовательное изложение событий прерывается самостоятельными очерками и статьями. В интермедии “Западные арабески” Герцен — явно под впечатлением от режима Наполеона III — с отчаянием говорит о гибели западной цивилизации, такой дорогой для каждого русского социалиста или либерала. Европу губит завладевшее всем мещанство с его культом материального благополучия: душа убывает. (Эта тема становится лейтмотивом “Былого и дум”: см., напр,: гл. “Джон-Стюарт Милль и его книга “On Liberty” в шестой части.) Единственный выход Герцен видит в идее социального государства.

В главах о Прудоне Герцен пишет и о впечатлениях знакомства (неожиданная мягкость Прудона в личном общении), и о его книге “О справедливости в церкви и в революции”. Герцен не соглашается с Прудоном, который приносит в жертву человеческую личность “богу бесчеловечному” справедливого государства; с такими моделями социального государства — у идеологов революции 1891 г. вроде Ба-бефа или у русских шестидесятников — Герцен спорит постоянно, сближая таких революционеров с Аракчеевым (см., напр., гл. “Роберт Оуэн” в части шестой).

Особенно неприемлемо для Герцена отношение Прудона к женщине — собственническое отношение французского крестьянина; о таких сложных и мучительных вещах, как измена и ревность, Прудон судит слишком примитивно. По тону Герцена ясно, что эта тема для него близкая и болезненная.

Завершает пятую часть драматическая история семьи Герцена в последние годы жизни Натальи Александровны: эта часть “Былого и дум” была опубликована через много лет после смерти описанных в ней лиц.

Июньские события 1848 г. в Париже (кровавый разгром восстания и воцарение Наполеона III), а потом тяжелая болезнь маленькой дочери роковым образом подействовали на впечатлительную Наталью Александровну, вообще склонную к приступам депрессии. Нервы ее напряжены, и она, как можно понять из сдержанного рассказа Герцена, вступает в слишком близкие отношения с Гервегом (известным немецким поэтом и социалистом, самым близким тогда другом Герцена), тронутая жалобами на одиночество его непонятой души. Наталья Александровна продолжает любить мужа, сложившееся положение вещей мучает ее, и она, поняв наконец необходимость выбора, объясняется с мужем; Герцен выражает готовность развестись, если на то будет ее воля; но Наталья Александровна остается с мужем и порывает с Гервегом. (Здесь Герцен в сатирических красках рисует семейную жизнь Гервега, его жену Эмму — дочь банкира, на которой женились из-за ее денег, восторженную немку, навязчиво опекающую гениального, по ее мнению, мужа. Эмма якобы требовала, чтобы Герцен пожертвовал своим семейным счастьем ради спокойствия Гервега.)

После примирения Герцены проводят несколько счастливых месяцев в Италии. В 1851 г. — в кораблекрушении погибают мать Герцена и маленький сын Коля. Между тем Гервег, не желая смириться со своим поражением, преследует Герценов жалобами, грозит убить их или покончить с собой и, наконец, оповещает о случившемся общих знакомых. За Герцена заступаются друзья; следуют неприятные сцены с припоминанием старых денежных долгов, с рукоприкладством, публикациями в периодике и проч. Всего этого Наталья Александровна перенести не может и умирает в 1852 г. после очередных родов (видимо, от чахотки).

Пятая часть заканчивается разделом “Русские тени” — очерками о русских эмигрантах, с которыми Герцен тогда много общался. Н. И. Сазонов, товарищ Герцена по университету, много и несколько бестолково скитавшийся по Европе, увлекавшийся политическими прожектами до того, что в грош не ставил слишком “литературную” деятельность Белинского, например, для Герцена этот Сазонов — тип тогдашнего русского человека, зазря сгубившего “бездну сил”, не востребованных Россией. И здесь же, вспоминая о сверстниках, Герцен перед лицом заносчивого нового поколения — “шестидесятников” — “требует признания и справедливости” для этих людей, которые “жертвовали всем, что им предлагала традиционная жизнь, из-за своих убеждений Таких людей нельзя просто сдать в архив. “. А. В. Энгельсон для Герцена — человек поколения петрашевцев со свойственным ему “болезненным надломом”, “безмерным самолюбием”, развившимся под действием “дрянных и мелких” людей, которые составляли тогда большинство, со “страстью самонаблюдения, самоисследования, самообвинения” — и притом с плачевной бесплодностью и неспособностью к упорной работе, раздражительностью и даже жестокостью.

Читайте также:  Где раки зимуют - краткое содержание рассказа Бианки (сюжет произведения)

Часть шестая. После смерти жены Герцен переезжает в Англию: после того как Гервег сделал семейную драму Герцена достоянием молвы, Герцену нужно было, чтобы третейский суд европейской демократии разобрался в его отношениях с Гервегом и признал правоту Герцена. Но успокоение Герцен нашел не в таком “суде” (его и не было), а в работе: он “принялся за “Былое и думы” и за устройство русской типографии”.

Автор пишет о благотворном одиночестве в его тогдашней лондонской жизни (“одиноко бродя по Лондону, по его каменным просекам, не видя иной раз ни на шаг вперед от сплошного опалового тумана и толкаясь с какими-то бегущими тенями, я много прожил”) ; это было одиночество среди толпы: Англия, гордящаяся своим “правом убежища”, была тогда наполнена эмигрантами; о них преимущественно и рассказывает часть шестая (“Англия (1852 — 1864)”).

От вождей европейского социалистического и национально-освободительного движения, с которыми Герцен был знаком, с некоторыми — близко (гл. “Горные вершины” — о Маццини, Ледрю-Роллене, Кошуте и др.; гл. “Camicia rossa” о том, как Англия принимала у себя Гарибальди — об общенародном восторге и интригах правительства, не желавшего ссориться с Францией), — до шпионов, уголовников, выпрашивающих пособие под маркой политических изгнанников (гл. “Лондонская вольница пятидесятых годов”). Убежденный в существовании национального характера, Герцен посвящает отдельные очерки эмиграции разных национальностей (“Польские выходцы”, “Немцы в эмиграции” (здесь см., в частности, характеристику Маркса и “марксидов” — “серной шайки”; их Герцен считал людьми очень непорядочными, способными на все для уничтожения политического соперника; Маркс платил Герцену тем же). Герцену было особенно любопытно наблюдать, как национальные характеры проявляются в столкновении друг с другом (см. юмористическое описание того, как дело французов дуэлянтов рассматривалось в английском суде — гл. “Два процесса”).

Часть седьмая посвящена собственно русской эмиграции (см., напр., отдельные очерки о М. Бакунине и В. Печерине), истории вольной русской типографии и “Колокола” (1858 — 1862). Автор начинает с того, что описывает неожиданный визит к нему какого-то полковника, человека, судя по всему, невежественного и вовсе нелиберального, но считающего обязанностью явиться к Герцену как к начальству: “я тотчас почувствовал себя генералом”. Первая гл. — “Апогей и перигей”: огромная популярность и влияние “Колокола” в России проходят после известных московских пожаров и в особенности после того, как Герцен осмелился печатно поддержать поляков во время их восстания 1862 г.

Часть восьмая (1865 — 1868) не имеет названия и общей темы (недаром первая ее глава — “Без связи”); здесь описываются впечатления, которые произвели на автора в конце 60-х гг. разные страны Европы, причем Европа по-прежнему видится Герцену как царство мертвых (см. главу о Венеции и о “пророках” — “Даниилах”, обличающих императорскую Францию, между прочим, о П. Леру); недаром целая глава — “С того света” — посвящена старикам, некогда удачливым и известным людям. Единственным местом в Европе, где можно еще жить, Герцену кажется Швейцария.

Завершают “Былое и думы” “Старые письма” (тексты писем к Герцену от Н. Полевого, Белинского, Грановского, Чаадаева, Прудона, Карлейля). В предисловии к ним Герцен противопоставляет письма — “книге”: в письмах прошлое “не давит всей силой, как давит в книге. Случайное содержание писем, их легкая непринужденность, их будничные заботы сближают нас с писавшим”. Так понятые письма похожи и на всю книгу воспоминаний Герцена, где он рядом с суждениями о европейской цивилизации попытался сберечь и то самое “случайное” и “будничное”. Как сказано в XXIV гл. пятой части, “что же, вообще, письма, как не записки о коротком времени?”.

Кто виноват?

Действие начинается в русской провинции, в имении богатого помещика Алексея Абрамовича Негрова. Семейство знакомится с учителем сына Негрова — Миши, Дмитрием Яковлевичем Круциферским, окончившим Московский университет кандидатом. Негров бестактен, учитель робеет.

Негров был произведён в полковники уже немолодым, после кампании 1812 г., вскоре вышел в отставку в чине генерал-майора; в отставке скучал, хозяйничал бестолково, взял в любовницы молоденькую дочь своего крестьянина, от которой у него родилась дочь Любонька, и наконец в Москве женился на экзальтированной барышне. Трёхлетняя дочь Негрова вместе с матерью сосланы в людскую; но Негрова вскоре после свадьбы заявляет мужу, что хочет воспитать Любоньку как собственную дочь.

Круциферский — сын честных родителей: уездного лекаря и немки, любившей мужа всю жизнь так же сильно, как в юности. Возможность получить образование ему дал сановник, посетивший гимназию уездного города и заметивший мальчика. Не будучи очень способным, Круциферский, однако, любил науку и прилежанием заслужил степень. По окончании курса он получил письмо от отца: болезнь жены и нищета заставили старика просить о помощи. У Круциферского нет денег; крайность вынуждает его с благодарностью принять предложение доктора Крупова, инспектора врачебной управы города NN, — поступить учителем в дом Негровых.

Пошлая и грубая жизнь Негровых тяготит Круциферского, но не только его одного: двусмысленное, тяжёлое положение дочери Негрова способствовало раннему развитию богато одарённой девушки. Нравы дома Негровых равно чужды обоим молодым людям, они невольно тянутся друг к другу и вскоре влюбляются друг в друга, причём Круциферский обнаруживает свои чувства, читая Любоньке вслух балладу Жуковского «Алина и Альсим».

Между тем скучающая Глафира Львовна Негрова тоже начинает испытывать влечение к юноше; старая гувернерша-француженка пытается свести барыню и Круциферского, причём случается забавная путаница: Круциферский, от волнения не разглядев, кто перед ним, объясняется в любви Негровой и даже целует ее; в руки Глафиры Львовны попадает восторженное любовное послание Круциферского Любоньке. Поняв свою ошибку, Круциферский бежит в ужасе; оскорблённая Негрова сообщает мужу о якобы развратном поведении дочери; Негров, воспользовавшись случаем, хочет заставить Круциферского взять Любоньку без приданого, и очень удивлён, когда тот соглашается безропотно. Чтобы содержать семью, Круциферский занимает место учителя гимназии.

Узнавши о помолвке, мизантроп доктор Крупов предостерегает Круциферского: «Не пара тебе твоя невеста. она тигрёнок, который ещё не знает своей силы».

Счастливой свадьбой, однако, эта история не кончается.

Через четыре года в NN приезжает новое лицо — владелец имения Белое поле Владимир Бельтов. Следует описание города, выдержанное в гоголевском духе.

Бельтов молод и богат, хотя и нечиновен; для жителей NN он загадка; рассказывали, что он, окончив университет, попал в милость к министру, затем рассорился с ним и вышел в отставку назло своему покровителю, потом уехал за границу, вошёл в масонскую ложу и пр. Сама внешность Бельтова производит сложное и противоречивое впечатление: «в лице его как-то странно соединялись добродушный взгляд с насмешливыми губами, выражение порядочного человека с выражением баловня, следы долгих и скорбных дум с следами страстей. »

В чудачествах Бельтова винят его воспитание. Отец его умер рано, а мать, женщина необыкновенная, родилась крепостной, по воле случая получила образование и пережила в молодости много страданий и унижений; страшный опыт, перенесённый ею до замужества, сказался в болезненной нервности и судорожной любви к сыну. В учители сыну она взяла женевца, «холодного мечтателя» и поклонника Руссо; сами не желая того, учитель и мать сделали все, чтоб Бельтов «не понимал действительности». Окончив Московский университет по этико-политической части, Бельтов, с мечтами о гражданской деятельности, уехал в Петербург; по знакомству ему дали хорошее место; но канцелярская работа наскучила ему очень скоро, и он вышел в отставку всего-навсего в чине губернского секретаря. С тех пор прошло десять лет; Бельтов безуспешно пробовал заниматься и медициной, и живописью, кутил, скитался по Европе, скучал и, наконец, встретив в Швейцарии своего старого учителя и тронутый его упрёками, решил вернуться домой, чтобы занять выборную должность в губернии и послужить России.

Город произвёл на Бельтова тяжёлое впечатление: «все было так засалено не от бедности, а от нечистоплотности, и все это шло с такою претензией, так непросто. »; общество города представилось ему как «фантастическое лицо какого-то колоссального чиновника», и он испугался, увидев, что «ему не совладать с этим Голиафом». Здесь автор пытается объяснить причины постоянных неудач Бельтова и оправдывает его: «есть за людьми вины лучше всякой правоты».

Общество тоже невзлюбило чужого и непонятного ему человека.

Между тем семья Круциферских живёт очень мирно, у них родился сын. Правда, иногда Круциферским овладевает беспричинное беспокойство: «мне становится страшно моё счастие; я, как обладатель огромных богатств, начинаю трепетать перед будущим». Друг дома, трезвый материалист доктор Крупов, вышучивает Круциферского и за эти страхи, и вообще за склонность к «фантазиям» и «мистицизму». Однажды Крупов вводит в дом Круциферских Бельтова.

В это время жена уездного предводителя, Марья Степановна, женщина глупая и грубая, делает безуспешную попытку заполучить Бельтова в женихи для дочери — девушки развитой и прелестной, совершенно не похожей на своих родителей. Позванный в дом, Бельтов пренебрегает приглашением, чем приводит хозяев в ярость; тут городская сплетница рассказывает предводительше о слишком тесной и сомнительной дружбе Бельтова с Круциферской. Обрадованная возможностью отомстить, Марья Степановна распространяет сплетню.

Бельтов и на самом деле полюбил Круциферскую: до сих пор ему не приходилось встречать такой сильной натуры. Круциферская же видит в Бельтове великого человека. Восторженная любовь мужа, наивного романтика, не могла удовлетворить ее. Наконец Бельтов признается Круциферской в любви, говорит, что знает и о ее любви к нему; Круциферская отвечает, что принадлежит своему мужу и любит мужа. Бельтов недоверчив и насмешлив; Круциферская страдает: «Чего хотел этот гордый человек от неё? Он хотел торжества. » Не выдержав, Круциферская бросается в его объятия; свидание прервано появлением Крупова.

Потрясённая Круциферская заболевает; муж сам почти болен от страха за неё. Далее следует дневник Круциферской, где описаны события последующего месяца — тяжёлая болезнь маленького сына, страдания и Круциферской, и ее мужа. Разрешение вопроса: кто виноват? — автор предоставляет читателю.

Любовь к жене всегда была для Круциферского единственным содержанием его жизни; сначала он пытается скрыть своё горе от жены, пожертвовав собой для ее спокойствия; но такая «противуестественная добродетель вовсе не по натуре человека». Однажды на вечеринке он узнает от пьяных сослуживцев, что его семейная драма стала городской сплетней; Круциферский впервые в жизни напивается и, придя домой, почти буйствует. На следующий день он объясняется с женою, и «она поднялась в его глазах опять так высоко, так недосягаемо высоко», он верит, что она ещё любит его, но счастливее от этого Круциферский не становится, уверенный, что мешает жить любимой женщине.

Разгневанный Крупов обвиняет Бельтова в разрушении семьи и требует уехать из города; Бельтов заявляет, что он «не признает над собою суда», кроме суда собственной совести, что происшедшее было неизбежно и что он сам собирается уехать немедленно.

В тот же день Бельтов побил на улице тростью чиновника, грубо намекнувшего ему на его отношения с Круциферской.

Навестив мать в ее имении, через две недели Бельтов уезжает, куда — не сказано.

Круциферская лежит в чахотке; ее муж пьёт. Мать Бельтова переезжает в город, чтобы ходить за больной, любившей ее сына, и говорить с ней о нем.

Ссылка на основную публикацию