Четыре дня – краткое содержание рассказа Гаршина (сюжет произведения)

Краткое содержание рассказа «Сигнал» В. Гаршина

Рассказ Гаршина «Сигнал» написан в 1887 о простом, но отважном человеке Семене Ивановом, который едва ли не ценой собственной жизни спас целый поезд с людьми. Краткое содержание «Сигнал» для читательского дневника поможет ознакомиться с сюжетом произведения и подготовиться к уроку литературы.

Основные персонажи рассказа

  • Семен Иванов. Старый ветеран, ответственный, трудолюбивый, добрый.
  • Василий Степанович. Старик-сторож. Озлобленный, совестливый.
  • Арина. Жена Семена.
  • Дорожный мастер. Грубиян и хам.

«Сигнал» очень краткое содержание

Всеволод Гаршин «Сигнал» краткое содержание для читательского дневника:

Железнодорожный сторож Семен увидел поврежденные завистливым соседом Василием рельсы, а вдали приближающийся поезд. Решил Семен предупредить машиниста. Нанес себе глубокую рану, кровью смочил тряпку и поднял флаг.

Однако от потери крови Семен упал, потеряв сознание. Машинист поезда, видя впереди красный сигнал, остановил состав. Вышедшие из поезда люди были поражены: на рельсах лежал окровавленный Семен, а рядом держащий красную тряпку и повторяющий слова признания вины Василий.

Вывод:

Автор показал, как самоотверженность человека может вызвать положительное в любом из людей.

Читайте также: «Сказка о жабе и розе» Гаршина показывает читателю насколько коротка может быть жизнь, и как важно провести ее с целью и пользой.

Короткий пересказ «Сигнал» Гаршин

Краткое содержание «Сигнал» Гаршин:

Иванов Семен трудился охранником на железной дороге. Вернувшись с войны против турков, Семен долго не мог найти работу. Единственный сын умер. Пришлось ему с супругой переезжать в новые края, хорошей жизни искать. Во время скитаний Семен повстречал офицера, с которым вместе проходили службу.

Офицер руководил железнодорожной станцией, он определил Семена к себе на работу сторожем. Выделили Иванову вагончик, и стали они с супругой обживаться. Огород посадили, хозяйство наладили. Семену нравилась эта работа, его участок пути был всегда в идеальном порядке.

Подружился Иванов со своим соседом, звали его Василий. Он постоянно ругал всех начальников в своих несчастьях, считал, что они наживаются на его трудах. Чувства ненависти к людям переполняли Василия. Семен же, все тяготы переносил стойко и мужественно, считал, что на все воля Божья. Семен был полной противоположностью своего соседа.

У Василия были разногласия с тамошним дорожным бригадиром. Василий без разрешения и соответствующих документов посадил огород на своем участке. Мастеру это не понравилось, он велел огород уничтожить. Мужчины подрались. Василий пожаловался на бригадира начальнику, но тот сторожа отчитал и в жалобе отказал.

На станцию прибыла проверка. У Семена на участке было все в порядке, а Василий получил выговор. Решил тогда Василий в столицу податься, искать управы на местное руководство, в вышестоящих органах. Вернулся он с Москвы через несколько дней, так ничего не добившись. Василий стал еще больше озлобленным.

Пошел как-то Семен в лес, тальниковых веточек настругать. Мастерил он из них дудочки, а потом продавал на местном базаре, хоть какая-то лишняя копейка в дом. На обратном пути он услышал металлический скрежет у станции, подумал сторож, что кто-то дорогу расхищает, подойдя ближе, Семен увидел, как Василий ломом, крушит железнодорожные пути. Сосед сдвинул рельсу, и, заметив Семена, скрылся в лесу.

Семен знал, что вот-вот пойдет пассажирский поезд. Попробовал голыми руками вернуть рельс на место, не получается, тут инструмент нужен. До станции бежать далеко, не успеет, сойдет состав с рельсов. Кричал он соседа Василия, да он не пришел. Раздался гудок приближающегося поезда. Семен испугался, будет авария.

Надо бы подать сигнал машинисту, чтобы тормозил, а нечем. Снял тогда Семен шапку, достал оттуда белый платок, поранил свою руку острием ножа, смочил платок в крови и машет поезду. Просит сторож, Бога помочь ему в этом. Чувствует мужчина, поплохело ему, сознание теряет, но об одном думает, лишь бы машинист сигнал увидел.

Упал Семен, а его платок, чья-то рука перехватила и машет. Машинист разглядел сигнал, остановил состав. Сбежались люди, на путях человек в крови лежит, а рядом Василий с платком стоит. Арестовывайте меня, сказал Василий, это я аварию учинил.

Заключение:

Это произведение о великой отваге простого человека, он не испугался пожертвовать своим здоровьем, рискнуть своей жизнью, для того, чтобы другие люди жили. Рассказ учит порядочности и мужеству.

Еще одно произведение «Лягушка-путешественница» – увлекательная и очень поучительная сказка, написанная Гаршиным в 1887 году, о находчивой лягушке, которая из-за собственного хвастовства не достигла задуманного.

Сюжет рассказа «Сигнал» с цитатами

«Сигнал» Гаршин краткое содержание с цитатами из произведения:

Семен Иванов служит сторожем на железной дороге. Он человек бывалый, но не слишком удачливый. Девять лет назад, в 1878 г., побывал на войне, воевал с турками. Ранен не был, но здоровье потерял.

Вернулся в родную деревню — хозяйство не задалось, сынишка умер, и поехали они с женой на новые места счастья искать. Не нашли. Встретил Семен во время скитаний бывшего офицера своего полка. Тот признал Семена, посочувствовал и нашёл ему работу при железнодорожной станции, над которой начальствовал.

Получил Семен будку новую, дров сколько хочешь, огород, жалованье — и стали они с женой хозяйством обзаводиться. Работа Семену была не в тягость, и весь свой участок пути он держал в порядке.

Познакомился Семен и с соседом Василием, присматривавшим за смежным участком. Стали они, встречаясь на обходах, толковать. Семен все свои беды да неудачи переносит стоически: «Не дал бог счастья». Василий же считает, что его жизнь так бедна, потому что на его труде наживаются другие — богачи и начальники, все они — кровопийцы и живодёры, и всех их он люто ненавидит.

Меж тем приезжает важная ревизия из Петербурга. Семен на своём участке все загодя в порядок привёл, его похвалили. А на участке Василия все иначе обернулось. Тот уже давно был в ссоре с дорожным мастером.

По правилам, у этого мастера надо было просить разрешение на огород, а Василий пренебрёг, посадил капусту самовольно — тот и велел выкопать. Озлился Василий и решил пожаловаться на мастера большому начальнику. Да тот не только жалобы не принял, а на Василия же накричал и по лицу ударил.

Бросил Василий будку на жену — и поехал в Москву искать управы теперь уже на этого начальника. Да, видно, не нашёл. Прошло четыре дня, встретил Семен на обходе жену Василия, лицо от слез опухло, а разговаривать она с Семеном не пожелала.

Как раз в это время Семен пошёл в лес тальника нарезать: он из него дудки на продажу делал. Возвращаясь, около железнодорожной насыпи услышал странные звуки — будто железо об железо позвякивает. Подкрался поближе и видит: Василий поддел рельс ломом и путь разворотил. Увидел Семена — и прочь бежать.

Стоит Семен над развороченным рельсом и не знает, что делать. Голыми руками его на место не поставишь. Ключ и лом у Василия — но сколько не звал его Семен вернуться — не дозвался. Скоро должен идти пассажирский поезд.

«Вот на этом закруглении он с рельса и сойдёт, — думает Семен, — а насыпь высоченная, одиннадцать сажен, повалятся вниз вагоны, а там дети малые...» Бросился было Семен бегом в будку за инструментом, но понял, что не успеет. Побежал обратно — вон уже и свисток дальний слышен — скоро поезд.

Тут ему точно светом голову осветило. Снял семен шапку, вынул из неё платок, перекрестился, ударил себе в правую руку ножом повыше локтя, брызнула струя крови. Намочил он в ней свой платок, надел на палку (тальник, что из леса принёс, пригодился) — и поднял красный флаг — сигнал машинисту, что надо остановить поезд.

Но, видно, слишком глубоко поранил Семен руку — кровь хлещет не унимаясь, в глазах у него темнеет и только одна мысль в голове: «Помоги, Господи, пошли смену».

Не выдержал Семен и лишился сознания, упал на землю, но не упал флаг — другая рука подхватила его и высоко поднимает навстречу поезду. Машинист успевает затормозить, на насыпь выскакивают люди и видят человека в крови, лежащего без памяти, а рядом другого, с кровавой тряпкой в руке…

Это Василий. Он обводит собравшихся глазами и говорит: «Вяжите меня, я рельс отворотил».

Главная мысль:

Человек всегда должен оставаться человеком, даже если его окружает несправедливость.

Рассказ учит ответственности, отзывчивости, смелости и решительности. Учит готовности пожертвовать собой ради спасения других людей. Учит отвечать за свои ошибки. Учит добиваться правды. Учит не впадать в отчаяние, не поддаваться жажде мести.

Это очень тяжелый рассказ. С одной стороны, жаль Василия, старика, которому запретили выращивать капусту. Но с другой стороны, из-за поступка Василия могли погибнуть люди. Никакая капуста не стоит человеческих жизней. И хорошо, что Василий вернулся и не допустил катастрофы. Нельзя мстить невиновным за несправедливость, которую допустили к тебе.

Это интересно: В рассказе «Корова» Платонов рассказывает о добром и трудолюбивом школьнике Васе Рубцове. Мальчик любил ходить в школу, с удовольствием читал книги и хотел принести пользу в этот мир.

Четыре дня – краткое содержание рассказа Гаршина (сюжет произведения)

  • ЖАНРЫ 359
  • АВТОРЫ 256 281
  • КНИГИ 587 057
  • СЕРИИ 21 815
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 544 009

Всеволод Михайлович Гаршин

Я помню, как мы бежали по лесу, как жужжали пули, как падали отрываемые ими ветки, как мы продирались сквозь кусты боярышника. Выстрелы стали чаще. Сквозь опушку показалось что-то красное, мелькавшее там и сям. Сидоров, молоденький солдатик первой роты («как он попал в нашу цепь?» – мелькнуло у меня в голове), вдруг присел к земле и молча оглянулся на меня большими испуганными глазами. Изо рта у него текла струя крови. Да, я это хорошо помню. Я помню также, как уже почти на опушке, в густых кустах, я увидел… его. Он был огромный толстый турок, но я бежал прямо на него, хотя я слаб и худ. Что-то хлопнуло, что-то, как мне показалось; огромное пролетело мимо; в ушах зазвенело. «Это он в меня выстрелил», – подумал я. А он с воплем ужаса прижался спиною к густому кусту боярышника. Можно было обойти куст, но от страха он не помнил ничего и лез на колючие ветви. Одним ударом я вышиб у него ружье, другим воткнул куда-то свой штык. Что-то не то зарычало, не то застонало. Потом я побежал дальше. Наши кричали «ура!», падали, стреляли. Помню, и я сделал несколько выстрелов, уже выйдя из лесу, на поляне. Вдруг «ура» раздалось громче, и мы сразу двинулись вперед. То есть не мы, а наши, потому что я остался. Мне это показалось странным. Еще страннее было то, что вдруг все исчезло; все крики и выстрелы смолкли. Я не слышал ничего, а видел только что-то синее; должно быть, это было небо. Потом и оно исчезло.

Я никогда не находился в таком странном положении. Я лежу, кажется, на животе и вижу перед собою только маленький кусочек земли. Несколько травинок, муравей, ползущий с одной из них вниз головою, какие-то кусочки сора от прошлогодней травы – вот весь мой мир, И вижу я его только одним глазом, потому что другой зажат чем-то твердым, должно быть веткою, на которую опирается моя голова. Мне ужасно неловко, и я хочу, но решительно не понимаю, почему не могу, шевельнуться. Так проходит время. Я слышу треск кузнечиков, жужжание пчелы. Больше нет ничего. Наконец я делаю усилие, освобождаю правую руку из-под себя и, упираясь обеими руками о землю, хочу встать на колени.

Что-то острое и быстрое, как молния, пронизывает все мое тело от колен к груди и голове, и я снова падаю. Опять мрак, опять ничего нет.

Я проснулся. Почему я вижу звезды, которые так ярко светятся на черно-синем болгарском небе? Разве я не в палатке? Зачем я вылез из нее? Я делаю движение и ощущаю мучительную боль в ногах.

Да, я ранен в бою. Опасно или нет? Я хватаюсь за ноги там, где болит. И правая и левая ноги покрылись заскорузлой кровью. Когда я трогаю их руками, боль еще сильнее. Боль, как зубная: постоянная, тянущая за душу. В ушах звон, голова отяжелела. Смутно понимаю я, что ранен в обе ноги. Что ж это такое? Отчего меня не подняли? Неужели турки разбили нас? Я начинаю припоминать бывшее со мной, сначала смутно, потом яснее, и прихожу к заключению, что мы вовсе не разбиты. Потому что я упал (этого, впрочем, я не помню, но помню, как все побежали вперед, а я не мог бежать, и у меня осталось только что-то синее перед глазами) – и упал на полянке, наверху холма. На эту полянку нам показывал наш маленький батальонный. «Ребята, мы будем там!» – закричал он нам своим звонким голосом. И мы были там: значит, мы не разбиты… Почему же меня не подобрали? Ведь здесь, на поляне, открытое место, все видно. Ведь, наверное, не я один лежу здесь. Они стреляли так часто. Нужно повернуть голову и посмотреть. Теперь это сделать удобнее, потому что еще тогда, когда я, очнувшись, видел травку и муравья, ползущего вниз головою, я, пытаясь подняться, упал не в прежнее положение, а повернулся на спину. Оттого-то мне и видны эти звезды.

Читайте также:  Красное вино победы - краткое содержание рассказа Носова (сюжет произведения)

Я приподнимаюсь и сажусь. Это делается трудно, когда обе ноги перебиты. Несколько раз приходится отчаиваться; наконец со слезами на глазах, выступившими от боли, я сажусь.

Надо мною – клочок черно-синего неба, на котором горит большая звезда и несколько маленьких, вокруг что-то темное, высокое. Это – кусты. Я в кустах:, меня не нашли!

Я чувствую, как шевелятся корни волос на моей голове.

Однако как это я очутился в кустах, когда они выстрелили в меня на полянке? Должно быть, раненный, я переполз сюда, не помня .себя от боли. Странно только, что теперь я не могу пошевельнуться, а тогда сумел дотащиться до этих кустов. А быть может, у меня тогда была только одна рана и другая пуля доконала меня уже здесь.

Бледные розоватые пятна заходили вокруг меня. Большая звезда побледнела, несколько маленьких исчезли. Это всходит луна. Как хорошо теперь дома.

Какие-то странные звуки доходят до меня… Как будто бы кто-то стонет. Да, это – стон. Лежит ли около меня какой-нибудь такой же забытый, с перебитыми ногами или с пулей в животе? Нет, стоны так близко, а около меня, кажется, никого нет… Боже мой, да ведь это – я сам! Тихие, жалобные стоны; неужели мне в самом деле так больно? Должно быть. Только я не понимаю этой боли, потому что у меня в голове туман, свинец. Лучше лечь и уснуть, спать, спать… Только проснусь ли я когда-нибудь? Это все равно.

В ту минуту, когда я собираюсь ловиться, широкая бледная полоса лунного света ясно озаряет место, где д лежу, и я вижу что-то темное и большое, лежащее шагах в пяти от меня. Кое-где на нем видны блики от лунного света. Это пуговицы или амуниция. Это – труп или раненый

Все равно, я лягу…

Нет, не может быть! Наши не ушли. Они здесь, они выбили турок и остались на этой позиции. Отчего же нет ни говора, ни треска костров? Да ведь я от слабости ничего не слышу. Они, наверное, здесь.

Дикие, безумные хриплые вопли вырываются из моей груди, и нет на них ответа. Громко разносятся они в ночном воздухе. Все остальное молчит. Только сверчки трещат по-прежнему неугомонно. Луна жалобно смотрит на меня круглым лицом.

Если бы он был раненый, он очнулся бы от такого крика. Это труп. Наш или турок? Ах, боже мой! Будто не все равно! И сон опускается на мои воспаленные глаза!

Я лежу с закрытыми глазами, хотя уже давно проснулся. Мне не хочется открыть глаза, потому что я чувствую сквозь закрытые веки солнечный свет: если я открою глаза, то он будет резать их. Да и лучше не шевелиться… Вчера (кажется, это было вчера?) меня ранили; прошли сутки, пройдут другие, я умру. Все равно. Лучше не шевелиться. Пусть тело будет неподвижно. Как было бы хорошо остановить и работу мозга! Но ее ничем не задержишь. Мысли, воспоминания теснятся в голове. Впрочем, все это ненадолго, скоро конец. Только в газетах останется несколько строк, что, мол, потери наши незначительны: ранено столько-то; убит рядовой из вольноопределяющихся Иванов. Нет, и фамилии не напишут; просто скажут: убит один. Один рядовой, как та одна собачонка…

Целая картина ярко вспыхивает в моем воображении.

Это было давно; впрочем, все, вся моя жизнь, та жизнь, когда я не лежал еще здесь с перебитыми ногами, была так давно… Я шел по улице, кучка народа остановила меня. Толпа стояла и молча глядела на что-то беленькое, окровавленное, жалобно визжавшее. Это была маленькая хорошенькая собачка; вагон конно-железной дороги переехал ее. Она умирала, вот как теперь я. Какой-то дворник растолкал толпу, взял собачку за шиворот и унес.

Унесет ли меня кто-нибудь? Нет, лежи и умирай. А как хороша жизнь. В тот день (когда случилось несчастье с собачкой) я был счастлив. Я шел в каком-то опьянении, да и было отчего. Вы, воспоминания, не мучьте меня, оставьте меня! Былое счастье, настоящие муки… пусть бы остались одни мученья, пусть не мучат меня воспоминания, которые невольно заставляют сравнивать., Ах, тоска, тоска! Ты хуже ран.

Однако становится жарко. Солнце жжет. Я открываю глаза, вижу те же кусты, то же небо, только при дневном освещении. А вот и мой сосед. Да, это – турок, труп. Какой огромный! Я узнаю его, это тот самый…

Передо мною лежит убитый мною человек. За что я его убил?

Всеволод Гаршин – Четыре дня

Всеволод Гаршин – Четыре дня краткое содержание

Четыре дня – читать онлайн бесплатно полную версию (весь текст целиком)

Гаршин Всеволод Михайлович

Гаршин Всеволод Михайлович

Я помню, как мы бежали по лесу, как жужжали пули, как падали отрываемые ими ветки, как мы продирались сквозь кусты боярышника. Выстрелы стали чаще. Сквозь опушку показалось что-то красное, мелькавшее там и сям. Сидоров, молоденький солдатик первой роты (“как он попал в нашу цепь?” – мелькнуло у меня в голове), вдруг присел к земле и молча оглянулся на меня большими испуганными глазами. Изо рта у него текла струя крови. Да, я это хорошо помню. Я помню также, как уже почти на опушке, в густых кустах, я увидел. его. Он был огромный толстый турок, но я бежал прямо на него, хотя я слаб и худ. Что-то хлопнуло, что-то, как мне показалось; огромное пролетело мимо; в ушах зазвенело. “Это он в меня выстрелил”, – подумал я. А он с воплем ужаса прижался спиною к густому кусту боярышника. Можно было обойти куст, но от страха он не помнил ничего и лез на колючие ветви. Одним ударом я вышиб у него ружье, другим воткнул куда-то свой штык. Что-то не то зарычало, не то застонало. Потом я побежал дальше. Наши кричали “ура!”, падали, стреляли. Помню, и я сделал несколько выстрелов, уже выйдя из лесу, на поляне. Вдруг “ура” раздалось громче, и мы сразу двинулись вперед. То есть не мы, а наши, потому что я остался. Мне это показалось странным. Еще страннее было то, что вдруг все исчезло; все крики и выстрелы смолкли. Я не слышал ничего, а видел только что-то синее; должно быть, это было небо. Йотом и оно исчезло.

Я никогда не находился в таком странном положении. Я лежу, кажется, на животе и вижу перед собою только маленький кусочек земли. Несколько травинок, муравей, ползущий с одной из них вниз головою, какие-то кусочки сора от прошлогодней травы – вот весь мой мир, И вижу я его только одним глазом, потому что другой зажат чем-то твердым, должно быть веткою, на которую опирается моя голова. Мне ужасно неловко, и я хочу, но решительно не понимаю, почему не могу, шевельнуться. Так проходит время. Я слышу треск кузнечиков, жужжание пчелы. Больше нет ничего. Наконец я делаю усилие, освобождаю правую руку из-под себя и, упираясь обеими руками о землю, хочу встать на колени.

Что-то острое и быстрое, как молния, пронизывает все мое тело от колен к груди и голове, и я снова падаю. Опять мрак, опять ничего нет.

Я проснулся. Почему я вижу звезды, которые так ярко светятся на черно-синем болгарском небе? Разве я не в палатке? Зачем я вылез из нее? Я делаю движение и ощущаю мучительную боль в ногах.

Да, я ранен в бою. Опасно или нет? Я хватаюсь за ноги там, где болит. И правая и левая ноги покрылись заскорузлой кровью. Когда я трогаю их руками, боль еще сильнее. Боль, как зубная: постоянная, тянущая за душу. В ушах звон, голова отяжелела. Смутно понимаю я, что ранен в обе ноги. Что ж это такое? Отчего меня не подняли? Неужели турки разбили нас? Я начинаю припоминать бывшее со мной, сначала смутно, потом яснее, и прихожу к заключению, что мы вовсе не разбиты. Потому что я упал (этого, впрочем, я не помню, но помню, как все побежали вперед, а я не мог бежать, и у меня осталось только что-то синее перед глазами) – и упал на полянке, наверху холма. На эту полянку нам показывал наш маленький батальонный. “Ребята, мы будем там!” – закричал он нам своим звонким голосом. И мы были там: значит, мы не разбиты. Почему же меня не подобрали? Ведь здесь, на поляне, открытое место, все видно. Ведь, наверное, не я один лежу здесь. Они стреляли так часто. Нужно повернуть голову и посмотреть. Теперь это сделать удобнее, потому что еще тогда, когда я, очнувшись, видел травку и муравья, ползущего вниз головою, я, пытаясь подняться, упал не в прежнее положение, а повернулся на спину. Оттого-то мне и видны эти звезды.

Я приподнимаюсь и сажусь. Это делается трудно, когда обе ноги перебиты. Несколько раз приходится отчаиваться; наконец со слезами на глазах, выступившими от боли, я сажусь.

Надо мною – клочок черно-синего неба, на котором горит большая звезда и несколько маленьких, вокруг что-то темное, высокое. Это – кусты. Я в кустах:, меня не нашли!

Я чувствую, как шевелятся корни волос на моей голове.

Однако как это я очутился в кустах, когда они выстрелили в меня на полянке? Должно быть, раненный, я переполз сюда, не помня .себя от боли. Странно только, что теперь я не могу пошевельнуться, а тогда сумел дотащиться до этих кустов. А быть может, у меня тогда была только одна рана и другая пуля доконала меня уже здесь.

Бледные розоватые пятна заходили вокруг меня. Большая звезда побледнела, несколько маленьких исчезли. Это всходит луна. Как хорошо теперь дома.

Какие-то странные звуки доходят до меня. Как будто бы кто-то стонет. Да, это – стон. Лежит ли около меня какой-нибудь такой же забытый, с перебитыми ногами или с пулей в животе? Нет, стоны так близко, а около меня, кажется, никого нет. Боже мой, да ведь это – я сам! Тихие, жалобные стоны; неужели мне в самом деле так больно? Должно быть. Только я не понимаю этой боли, потому что у меня в голове туман, свинец. Лучше лечь и уснуть, спать, спать. Только проснусь ли я когда-нибудь? Это все равно.

В ту минуту, когда я собираюсь ловиться, широкая бледная полоса лунного света ясно озаряет место, где д лежу, и я вижу что-то темное и большое, лежащее шагах в пяти от меня. Кое-где на нем видны блики от лунного света. Это пуговицы или амуниция. Это – труп или раненый

Все равно, я лягу.

Нет, не может быть! Наши не ушли. Они здесь, они выбили турок и остались на этой позиции. Отчего же нет ни говора, ни треска костров? Да ведь я от слабости ничего не слышу. Они, наверное, здесь.

Дикие, безумные хриплые вопли вырываются из моей груди, и нет на них ответа. Громко разносятся они в ночном воздухе. Все остальное молчит. Только сверчки трещат по-прежнему неугомонно. Луна жалобно смотрит на меня круглым лицом.

Если бы он был раненый, он очнулся бы от такого крика. Это труп. Наш или турок? Ах, боже мой! Будто не все равно! И сон опускается на мои воспаленные глаза!

Я лежу с закрытыми глазами, хотя уже давно проснулся. Мне не хочется открыть глаза, потому что я чувствую сквозь закрытые веки солнечный свет: если я открою глаза, то он будет резать их. Да и лучше не шевелиться. Вчера (кажется, это было вчера?) меня ранили; прошли сутки, пройдут другие, я умру. Все равно. Лучше не шевелиться. Пусть тело будет неподвижно. Как было бы хорошо остановить и работу мозга! Но ее ничем не задержишь. Мысли, воспоминания теснятся в голове. Впрочем, все это ненадолго, скоро конец. Только в газетах останется несколько строк, что, мол, потери наши незначительны: ранено столько-то; убит рядовой из вольноопределяющихся Иванов. Нет, и фамилии не напишут; просто скажут: убит один. Один рядовой, как та одна собачонка.

Четыре дня – краткое содержание рассказа Гаршина (сюжет произведения)

  • ЖАНРЫ 359
  • АВТОРЫ 256 281
  • КНИГИ 587 057
  • СЕРИИ 21 815
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 544 009

Всеволод Михайлович Гаршин

Я помню, как мы бежали по лесу, как жужжали пули, как падали отрываемые ими ветки, как мы продирались сквозь кусты боярышника. Выстрелы стали чаще. Сквозь опушку показалось что-то красное, мелькавшее там и сям. Сидоров, молоденький солдатик первой роты («как он попал в нашу цепь?» – мелькнуло у меня в голове), вдруг присел к земле и молча оглянулся на меня большими испуганными глазами. Изо рта у него текла струя крови. Да, я это хорошо помню. Я помню также, как уже почти на опушке, в густых кустах, я увидел… его. Он был огромный толстый турок, но я бежал прямо на него, хотя я слаб и худ. Что-то хлопнуло, что-то, как мне показалось; огромное пролетело мимо; в ушах зазвенело. «Это он в меня выстрелил», – подумал я. А он с воплем ужаса прижался спиною к густому кусту боярышника. Можно было обойти куст, но от страха он не помнил ничего и лез на колючие ветви. Одним ударом я вышиб у него ружье, другим воткнул куда-то свой штык. Что-то не то зарычало, не то застонало. Потом я побежал дальше. Наши кричали «ура!», падали, стреляли. Помню, и я сделал несколько выстрелов, уже выйдя из лесу, на поляне. Вдруг «ура» раздалось громче, и мы сразу двинулись вперед. То есть не мы, а наши, потому что я остался. Мне это показалось странным. Еще страннее было то, что вдруг все исчезло; все крики и выстрелы смолкли. Я не слышал ничего, а видел только что-то синее; должно быть, это было небо. Потом и оно исчезло.

Читайте также:  Последнее дело Холмса - краткое содержание романа Дойла (сюжет произведения)

Я никогда не находился в таком странном положении. Я лежу, кажется, на животе и вижу перед собою только маленький кусочек земли. Несколько травинок, муравей, ползущий с одной из них вниз головою, какие-то кусочки сора от прошлогодней травы – вот весь мой мир, И вижу я его только одним глазом, потому что другой зажат чем-то твердым, должно быть веткою, на которую опирается моя голова. Мне ужасно неловко, и я хочу, но решительно не понимаю, почему не могу, шевельнуться. Так проходит время. Я слышу треск кузнечиков, жужжание пчелы. Больше нет ничего. Наконец я делаю усилие, освобождаю правую руку из-под себя и, упираясь обеими руками о землю, хочу встать на колени.

Что-то острое и быстрое, как молния, пронизывает все мое тело от колен к груди и голове, и я снова падаю. Опять мрак, опять ничего нет.

Я проснулся. Почему я вижу звезды, которые так ярко светятся на черно-синем болгарском небе? Разве я не в палатке? Зачем я вылез из нее? Я делаю движение и ощущаю мучительную боль в ногах.

Да, я ранен в бою. Опасно или нет? Я хватаюсь за ноги там, где болит. И правая и левая ноги покрылись заскорузлой кровью. Когда я трогаю их руками, боль еще сильнее. Боль, как зубная: постоянная, тянущая за душу. В ушах звон, голова отяжелела. Смутно понимаю я, что ранен в обе ноги. Что ж это такое? Отчего меня не подняли? Неужели турки разбили нас? Я начинаю припоминать бывшее со мной, сначала смутно, потом яснее, и прихожу к заключению, что мы вовсе не разбиты. Потому что я упал (этого, впрочем, я не помню, но помню, как все побежали вперед, а я не мог бежать, и у меня осталось только что-то синее перед глазами) – и упал на полянке, наверху холма. На эту полянку нам показывал наш маленький батальонный. «Ребята, мы будем там!» – закричал он нам своим звонким голосом. И мы были там: значит, мы не разбиты… Почему же меня не подобрали? Ведь здесь, на поляне, открытое место, все видно. Ведь, наверное, не я один лежу здесь. Они стреляли так часто. Нужно повернуть голову и посмотреть. Теперь это сделать удобнее, потому что еще тогда, когда я, очнувшись, видел травку и муравья, ползущего вниз головою, я, пытаясь подняться, упал не в прежнее положение, а повернулся на спину. Оттого-то мне и видны эти звезды.

Я приподнимаюсь и сажусь. Это делается трудно, когда обе ноги перебиты. Несколько раз приходится отчаиваться; наконец со слезами на глазах, выступившими от боли, я сажусь.

Надо мною – клочок черно-синего неба, на котором горит большая звезда и несколько маленьких, вокруг что-то темное, высокое. Это – кусты. Я в кустах:, меня не нашли!

Я чувствую, как шевелятся корни волос на моей голове.

Однако как это я очутился в кустах, когда они выстрелили в меня на полянке? Должно быть, раненный, я переполз сюда, не помня .себя от боли. Странно только, что теперь я не могу пошевельнуться, а тогда сумел дотащиться до этих кустов. А быть может, у меня тогда была только одна рана и другая пуля доконала меня уже здесь.

Бледные розоватые пятна заходили вокруг меня. Большая звезда побледнела, несколько маленьких исчезли. Это всходит луна. Как хорошо теперь дома.

Какие-то странные звуки доходят до меня… Как будто бы кто-то стонет. Да, это – стон. Лежит ли около меня какой-нибудь такой же забытый, с перебитыми ногами или с пулей в животе? Нет, стоны так близко, а около меня, кажется, никого нет… Боже мой, да ведь это – я сам! Тихие, жалобные стоны; неужели мне в самом деле так больно? Должно быть. Только я не понимаю этой боли, потому что у меня в голове туман, свинец. Лучше лечь и уснуть, спать, спать… Только проснусь ли я когда-нибудь? Это все равно.

В ту минуту, когда я собираюсь ловиться, широкая бледная полоса лунного света ясно озаряет место, где д лежу, и я вижу что-то темное и большое, лежащее шагах в пяти от меня. Кое-где на нем видны блики от лунного света. Это пуговицы или амуниция. Это – труп или раненый

Все равно, я лягу…

Нет, не может быть! Наши не ушли. Они здесь, они выбили турок и остались на этой позиции. Отчего же нет ни говора, ни треска костров? Да ведь я от слабости ничего не слышу. Они, наверное, здесь.

Дикие, безумные хриплые вопли вырываются из моей груди, и нет на них ответа. Громко разносятся они в ночном воздухе. Все остальное молчит. Только сверчки трещат по-прежнему неугомонно. Луна жалобно смотрит на меня круглым лицом.

Если бы он был раненый, он очнулся бы от такого крика. Это труп. Наш или турок? Ах, боже мой! Будто не все равно! И сон опускается на мои воспаленные глаза!

Я лежу с закрытыми глазами, хотя уже давно проснулся. Мне не хочется открыть глаза, потому что я чувствую сквозь закрытые веки солнечный свет: если я открою глаза, то он будет резать их. Да и лучше не шевелиться… Вчера (кажется, это было вчера?) меня ранили; прошли сутки, пройдут другие, я умру. Все равно. Лучше не шевелиться. Пусть тело будет неподвижно. Как было бы хорошо остановить и работу мозга! Но ее ничем не задержишь. Мысли, воспоминания теснятся в голове. Впрочем, все это ненадолго, скоро конец. Только в газетах останется несколько строк, что, мол, потери наши незначительны: ранено столько-то; убит рядовой из вольноопределяющихся Иванов. Нет, и фамилии не напишут; просто скажут: убит один. Один рядовой, как та одна собачонка…

Целая картина ярко вспыхивает в моем воображении.

Это было давно; впрочем, все, вся моя жизнь, та жизнь, когда я не лежал еще здесь с перебитыми ногами, была так давно… Я шел по улице, кучка народа остановила меня. Толпа стояла и молча глядела на что-то беленькое, окровавленное, жалобно визжавшее. Это была маленькая хорошенькая собачка; вагон конно-железной дороги переехал ее. Она умирала, вот как теперь я. Какой-то дворник растолкал толпу, взял собачку за шиворот и унес.

Унесет ли меня кто-нибудь? Нет, лежи и умирай. А как хороша жизнь. В тот день (когда случилось несчастье с собачкой) я был счастлив. Я шел в каком-то опьянении, да и было отчего. Вы, воспоминания, не мучьте меня, оставьте меня! Былое счастье, настоящие муки… пусть бы остались одни мученья, пусть не мучат меня воспоминания, которые невольно заставляют сравнивать., Ах, тоска, тоска! Ты хуже ран.

Однако становится жарко. Солнце жжет. Я открываю глаза, вижу те же кусты, то же небо, только при дневном освещении. А вот и мой сосед. Да, это – турок, труп. Какой огромный! Я узнаю его, это тот самый…

Передо мною лежит убитый мною человек. За что я его убил?

Интегрированный урок литературы по произведению В.Гаршина “Четыре дня”

Презентация к уроку

Внимание! Предварительный просмотр слайдов используется исключительно в ознакомительных целях и может не давать представления о всех возможностях презентации. Если вас заинтересовала данная работа, пожалуйста, загрузите полную версию.

Цели:

  • формировать навыки самостоятельной работы с текстом, умение систематизировать полученную информацию;
  • развивать умение анализировать текст, выражать свои мысли;
  • развивать мышление учащихся, умение сочувствовать и сопереживать.
  • Оборудование:

    • подготовленные тексты рассказа,
    • презентация

    1. Вступительное слово учителя:

    – Работу на уроке начнём с виртуального посещения Третьяковской галереи и остановимся у картины И.Е.Репина “Иван Грозный и его сын Иван”, написанную в 1885 году. (Слайд №3)

    “Как-то в Москве в 1881 году я слышал новую вещь Римского-Корсакова – “Месть”. Эти звуки завладели мною, и я подумал, нельзя ли воплотить в живописи то настроение, которое создалось у меня под влиянием этой музыки. Я вспомнил о царе Иване”, – пишет Репин.

    Картина написана на сюжет из русской истории XVI века. Темпераментная кисть Репина насыщает мощной эмоциональной силой исторические образы былого. Царевич Иван, сын Грозного, умер лишь спустя неделю после удара посохом, а такого количества крови, которое показано в картине, при подобной ране быть не могло. Но Репину необходимо было заострить сам момент убийства, “произошедшего в одно мгновенье”.

    Сам художник так описывал работу над созданием картины:

    “Я работал как завороженный. Мне минутами становилось страшно. Я отворачивался от этой картины… Прятал ее… Но что-то гнало меня к этой картине, и я опять работал над ней.

    …Началась картина вдохновенно, шла залпами… Чувства были перегружены ужасами современности… В разгар ударов удачных мест разбирала дрожь, а потом, естественно, притуплялось чувство кошмара, брала усталость и разочарование… Я упрятывал картину… Слабо, слабо казалось все это…

    Но на утро испытываю опять трепет… И нет возможности удержаться – опять в атаку. Никому не хотелось показывать этого ужаса… Я обращался в какого-то скупца, тайно живущего своей страшной картиной…

    И вот, наконец, на одном из своих вечеров, по четвергам, я решил показать картину друзьям-художникам… Были: Крамской, Шишкин, Ярошенко, П.Брюллов и другие. Лампами картина была освещена хорошо, и воздействие ее на мою публику превзошло все мои ожидания…”

    – Вглядитесь в неё, сколько здесь трагизма! Тёмные покои, отброшенный в сторону жезл – орудие убийства, залитый кровью ковёр, сидящий на полу царь – безумец, только что смертельно ранивший своего сына. Он прижимает голову к груди, словно пытается удержать его среди живых.

    – Как вы думаете, что поведал этой картиной Репин? (О жестокости самовластия, об ужасах деспотизма).

    – Самодержавная власть вешала, гноила в тюрьмах, гнала на каторгу, душила вынужденным безмолвием лучших сынов России.

    – Эта картина неслучайно вдохновляла и на создание стихов: (стихотворение читает ученица)

    Я вижу старинный московский дворец
    И кровь на подушках дивана.
    Там сына родной убивает отец,
    Иван убивает Ивана.
    Убийца, себя истребляющий сам,
    Его обвинять не рискую, –
    Виною всему праотец Авраам,
    Замысливший жертву такую,
    Который, не в силах любовь побороть,
    Готов на посмертную муку,
    Не зная о том, что удержит Господь
    Его занесённую руку.

    2. Знакомство с творческой судьбой В.Гаршина.

    – И, наверное, мало кто знает, что царевича Ивана Репин писал с известного писателя. Это Всеволод Гаршин. (Слайд №5). С его мученическим бытием, с его жертвенностью, способностью в самую тяжёлую минуту своей жизни сопереживать страданиям других – со всей его судьбой. (Приложение 1)

    3. История создания рассказа “Четыре дня”.

    – В 1877 году началась русско-турецкая война. Россия вступилась за болгар, которые находились под владычеством турецкого султана и подверглись жесточайшему угнетению.

    В.М.Гаршин, тогда студент горного института, решил отправиться на фронт добровольцем. Его зачислили рядовым пехотного полка и отправили на передовые позиции. В одном из писем матери он писал:

    “. наш батальон ходил на место боя убрать мертвых, и я видел не особенно красивую картину. Турки – огромный народ, жирные и еще более раздулись от лежанья на жаре. Зловоние ужасное. Но мы были вознаграждены за все – нашли раненого. Пять суток лежал он в кустах с перебитой ногой. Несколько раз турки ездили мимо него, но не замечали. Наконец, 19 июля, через пять дней после боя, наша 6 рота набрела на несчастного. Его подняли и принесли в Коцелево. Жизнь его вне опасности. Вот уж именно спасшийся чудом!”.

    Удивительное происшествие так поразило В.Гаршина, что, придя на бивуак, он немедленно принялся писать его рассказ. Закончил его быстро. Через два месяца он появился в журнале “Отечественные записки”.

    Гаршин ненавидел кровь, насилие, поэтому строки его рассказов о войне звучат пронзительной болью. Но тогда ещё не знал, до какой степени его взгляды на войну, на трагедию отдельной личности на войне совпадают с взглядами русского художника В.Верещагина. (Слайд №6).

    4. Знакомство с картинами художника В.Верещагина.

    – В 1876 году Верещагин попал в Туркестан и оказался свидетелем и участником жесточайшей войны. С тех пор человек на войне становится главным персонажем его картин. (Просмотр слайдов №7–10 презентации).

    – Давайте вглядимся в эти картины:

    1. Залитая солнцем Средняя Азия, знойное небо, знойные пески. А вот смертельно раненный. Зажимая рану на груди, он ещё бежит. Но это бег уже умирающего. Потухшие глаза. Ещё миг и человека не станет.

    Читайте также:  Приключения Бибигона - Краткое содержание сказки Чуковского (сюжет произведения)

    2. А вот картина “Забытый”. Сражённый солдат, забытый на поле боя, умирает в горячих песках.

    3. “Удача” – два бухарца любуются отрезанной головой русского солдата. Сейчас её опустят в кошель. За голову убитого заплатят щедро.

    4. А вот “После удачи”. Лежат у крепостной стены трупы этих же бухарцев, а рядом раскуривает трубку русский солдат.

    – Какой же видит войну В.Верещагин? (Он показывает самое страшное – равнодушие и душевную опустошённость. Лик войны у художника трагический. Жестокость, страдания и гибель людей порождают бесчеловечность).

    – Да, он изображает войну как страшное зло. Такой же видит войну и В.Гаршин. Оба эти художника – художник кисти и художник слова – обличали войну как явление. Именно на полотнах художника впервые увидел Гаршин войну, а спустя три года сам стал её участником.

    5. Анализ рассказа “Четыре дня”.

    – Дома вы прочитали рассказ Всеволода Гаршина “Четыре дня” (Приложение 2). С сюжетом какой картины В.Верещагина он перекликается? (“Забытый”)

    – Что вам показалось особенным, когда вы читали рассказ? Что отличает его от других произведений? (Много неопределённых местоимений).

    – Какую смысловую нагрузку они несут? (Автор показывает бестолковость, неосознанность происходящего. Складывается впечатление, что солдаты не осознают, что происходит)

    – В какой момент автор знакомит читателя с главным героем рассказа? (после атаки он оказывается раненым).

    – Какое чувство заполняет всё существо русского солдата? (Боль и тоска).

    – О чём он думает? (О многом, о доме). Он задаёт себе множество вопросов.

    – Как вопросы характеризуют мысли героя, служат осуществлению авторского замысла?

    (Герой испытывает страдание, и автору важно это показать. Война приносит человеку страдания)

    – Какие страдания? Подтвердите примерами текста. (Физические – боль в ногах, жгучее солнце, жажда. Нравственные – он убил человека, ни в чём не повинного человека. Это и составляет нерв рассказа).

    – Осознанно ли шёл герой на убийство? (Читаем текст: Я не хотел этого. Я не хотел зла никому…).

    – Эти строки выражают состояние духа, наверное, самого писателя.

    – А виноват ли убитый им турок? (Читаем текст: А этот несчастный феллах… он виноват ещё меньше. Ему велели идти, и он пошёл…)

    Словарная работа. (Слайд №12).

    – Итак, никто из них не виноват.

    6. Задание. Проследите по тексту, как меняется отношение героя к турку на протяжении рассказа. Составьте цитатный план.

    “Может быть, у него, как и у меня есть старая мать”.

    “Да, это турок, труп. Какой огромный”.

    “Ты спасаешь меня, моя жертва”.

    “Мой сосед – что станется с тобою?”

    – Какие чувства передают эти цитаты? (Жалость. Сколько добрых дел мог бы совершить, если бы не война).

    – Вот они, жертвы войны. Почему не говорит автор, кто истинные виновники войны?

    (Главное для него показать противоестественность войны, её чудовищность, страшное лицо войны).

    7. Прослушайте эпизод. Ученик выразительно читает эпизод рассказа. (Слайд №14)

    Да, он был ужасен. Его волосы начали выпадать. Его кожа, чёрная от природы, побледнела и пожелтела; раздутое лицо натянуло до того, что она лопнула за ухом. Там копошились черви. Ноги, затянутые в штиблеты, раздулись, и между крючками штиблет вылезли огромные пузыри. И весь он раздулся горою.

    Лица у него не было. Оно сползло с костей. Страшная костяная улыбка показалась мне такой отвратительной, такой ужасной, как никогда. ..Этот скелет в мундире с светлыми пуговицами привёл меня в содрогание.

    – Вот оно, истинное лицо войны, что приводит в содрогание. Подобным образом видит лицо войны и художник Верещагин. Финалом его Туркестанской серии стала картина Апофеоз войны” (Слайд №15). Гора человеческих черепов посреди опустошения. На раме надпись: “Посвящается всем великим завоевателям: прошедшим, настоящим и будущим”.

    – Объясните смысл такого посвящения.

    – Как вы понимаете смысл названия рассказа?

    – Какое слово на нашем уроке было ключевым? (Война)

    – К сожалению, в истории человечества немало войн, больших и малых. И чем цивилизованнее становилось это человечество, тем кровопролитнее были войны. И задача каждого из нас: чтобы никогда эти четыре дня не повторились.

    Краткое содержание рассказа «Сигнал» В. Гаршина

    Рассказ Гаршина «Сигнал» написан в 1887 о простом, но отважном человеке Семене Ивановом, который едва ли не ценой собственной жизни спас целый поезд с людьми. Краткое содержание «Сигнал» для читательского дневника поможет ознакомиться с сюжетом произведения и подготовиться к уроку литературы.

    Основные персонажи рассказа

    • Семен Иванов. Старый ветеран, ответственный, трудолюбивый, добрый.
    • Василий Степанович. Старик-сторож. Озлобленный, совестливый.
    • Арина. Жена Семена.
    • Дорожный мастер. Грубиян и хам.

    «Сигнал» очень краткое содержание

    Всеволод Гаршин «Сигнал» краткое содержание для читательского дневника:

    Железнодорожный сторож Семен увидел поврежденные завистливым соседом Василием рельсы, а вдали приближающийся поезд. Решил Семен предупредить машиниста. Нанес себе глубокую рану, кровью смочил тряпку и поднял флаг.

    Однако от потери крови Семен упал, потеряв сознание. Машинист поезда, видя впереди красный сигнал, остановил состав. Вышедшие из поезда люди были поражены: на рельсах лежал окровавленный Семен, а рядом держащий красную тряпку и повторяющий слова признания вины Василий.

    Вывод:

    Автор показал, как самоотверженность человека может вызвать положительное в любом из людей.

    Читайте также: «Сказка о жабе и розе» Гаршина показывает читателю насколько коротка может быть жизнь, и как важно провести ее с целью и пользой.

    Короткий пересказ «Сигнал» Гаршин

    Краткое содержание «Сигнал» Гаршин:

    Иванов Семен трудился охранником на железной дороге. Вернувшись с войны против турков, Семен долго не мог найти работу. Единственный сын умер. Пришлось ему с супругой переезжать в новые края, хорошей жизни искать. Во время скитаний Семен повстречал офицера, с которым вместе проходили службу.

    Офицер руководил железнодорожной станцией, он определил Семена к себе на работу сторожем. Выделили Иванову вагончик, и стали они с супругой обживаться. Огород посадили, хозяйство наладили. Семену нравилась эта работа, его участок пути был всегда в идеальном порядке.

    Подружился Иванов со своим соседом, звали его Василий. Он постоянно ругал всех начальников в своих несчастьях, считал, что они наживаются на его трудах. Чувства ненависти к людям переполняли Василия. Семен же, все тяготы переносил стойко и мужественно, считал, что на все воля Божья. Семен был полной противоположностью своего соседа.

    У Василия были разногласия с тамошним дорожным бригадиром. Василий без разрешения и соответствующих документов посадил огород на своем участке. Мастеру это не понравилось, он велел огород уничтожить. Мужчины подрались. Василий пожаловался на бригадира начальнику, но тот сторожа отчитал и в жалобе отказал.

    На станцию прибыла проверка. У Семена на участке было все в порядке, а Василий получил выговор. Решил тогда Василий в столицу податься, искать управы на местное руководство, в вышестоящих органах. Вернулся он с Москвы через несколько дней, так ничего не добившись. Василий стал еще больше озлобленным.

    Пошел как-то Семен в лес, тальниковых веточек настругать. Мастерил он из них дудочки, а потом продавал на местном базаре, хоть какая-то лишняя копейка в дом. На обратном пути он услышал металлический скрежет у станции, подумал сторож, что кто-то дорогу расхищает, подойдя ближе, Семен увидел, как Василий ломом, крушит железнодорожные пути. Сосед сдвинул рельсу, и, заметив Семена, скрылся в лесу.

    Семен знал, что вот-вот пойдет пассажирский поезд. Попробовал голыми руками вернуть рельс на место, не получается, тут инструмент нужен. До станции бежать далеко, не успеет, сойдет состав с рельсов. Кричал он соседа Василия, да он не пришел. Раздался гудок приближающегося поезда. Семен испугался, будет авария.

    Надо бы подать сигнал машинисту, чтобы тормозил, а нечем. Снял тогда Семен шапку, достал оттуда белый платок, поранил свою руку острием ножа, смочил платок в крови и машет поезду. Просит сторож, Бога помочь ему в этом. Чувствует мужчина, поплохело ему, сознание теряет, но об одном думает, лишь бы машинист сигнал увидел.

    Упал Семен, а его платок, чья-то рука перехватила и машет. Машинист разглядел сигнал, остановил состав. Сбежались люди, на путях человек в крови лежит, а рядом Василий с платком стоит. Арестовывайте меня, сказал Василий, это я аварию учинил.

    Заключение:

    Это произведение о великой отваге простого человека, он не испугался пожертвовать своим здоровьем, рискнуть своей жизнью, для того, чтобы другие люди жили. Рассказ учит порядочности и мужеству.

    Еще одно произведение «Лягушка-путешественница» – увлекательная и очень поучительная сказка, написанная Гаршиным в 1887 году, о находчивой лягушке, которая из-за собственного хвастовства не достигла задуманного.

    Сюжет рассказа «Сигнал» с цитатами

    «Сигнал» Гаршин краткое содержание с цитатами из произведения:

    Семен Иванов служит сторожем на железной дороге. Он человек бывалый, но не слишком удачливый. Девять лет назад, в 1878 г., побывал на войне, воевал с турками. Ранен не был, но здоровье потерял.

    Вернулся в родную деревню — хозяйство не задалось, сынишка умер, и поехали они с женой на новые места счастья искать. Не нашли. Встретил Семен во время скитаний бывшего офицера своего полка. Тот признал Семена, посочувствовал и нашёл ему работу при железнодорожной станции, над которой начальствовал.

    Получил Семен будку новую, дров сколько хочешь, огород, жалованье — и стали они с женой хозяйством обзаводиться. Работа Семену была не в тягость, и весь свой участок пути он держал в порядке.

    Познакомился Семен и с соседом Василием, присматривавшим за смежным участком. Стали они, встречаясь на обходах, толковать. Семен все свои беды да неудачи переносит стоически: «Не дал бог счастья». Василий же считает, что его жизнь так бедна, потому что на его труде наживаются другие — богачи и начальники, все они — кровопийцы и живодёры, и всех их он люто ненавидит.

    Меж тем приезжает важная ревизия из Петербурга. Семен на своём участке все загодя в порядок привёл, его похвалили. А на участке Василия все иначе обернулось. Тот уже давно был в ссоре с дорожным мастером.

    По правилам, у этого мастера надо было просить разрешение на огород, а Василий пренебрёг, посадил капусту самовольно — тот и велел выкопать. Озлился Василий и решил пожаловаться на мастера большому начальнику. Да тот не только жалобы не принял, а на Василия же накричал и по лицу ударил.

    Бросил Василий будку на жену — и поехал в Москву искать управы теперь уже на этого начальника. Да, видно, не нашёл. Прошло четыре дня, встретил Семен на обходе жену Василия, лицо от слез опухло, а разговаривать она с Семеном не пожелала.

    Как раз в это время Семен пошёл в лес тальника нарезать: он из него дудки на продажу делал. Возвращаясь, около железнодорожной насыпи услышал странные звуки — будто железо об железо позвякивает. Подкрался поближе и видит: Василий поддел рельс ломом и путь разворотил. Увидел Семена — и прочь бежать.

    Стоит Семен над развороченным рельсом и не знает, что делать. Голыми руками его на место не поставишь. Ключ и лом у Василия — но сколько не звал его Семен вернуться — не дозвался. Скоро должен идти пассажирский поезд.

    «Вот на этом закруглении он с рельса и сойдёт, — думает Семен, — а насыпь высоченная, одиннадцать сажен, повалятся вниз вагоны, а там дети малые...» Бросился было Семен бегом в будку за инструментом, но понял, что не успеет. Побежал обратно — вон уже и свисток дальний слышен — скоро поезд.

    Тут ему точно светом голову осветило. Снял семен шапку, вынул из неё платок, перекрестился, ударил себе в правую руку ножом повыше локтя, брызнула струя крови. Намочил он в ней свой платок, надел на палку (тальник, что из леса принёс, пригодился) — и поднял красный флаг — сигнал машинисту, что надо остановить поезд.

    Но, видно, слишком глубоко поранил Семен руку — кровь хлещет не унимаясь, в глазах у него темнеет и только одна мысль в голове: «Помоги, Господи, пошли смену».

    Не выдержал Семен и лишился сознания, упал на землю, но не упал флаг — другая рука подхватила его и высоко поднимает навстречу поезду. Машинист успевает затормозить, на насыпь выскакивают люди и видят человека в крови, лежащего без памяти, а рядом другого, с кровавой тряпкой в руке…

    Это Василий. Он обводит собравшихся глазами и говорит: «Вяжите меня, я рельс отворотил».

    Главная мысль:

    Человек всегда должен оставаться человеком, даже если его окружает несправедливость.

    Рассказ учит ответственности, отзывчивости, смелости и решительности. Учит готовности пожертвовать собой ради спасения других людей. Учит отвечать за свои ошибки. Учит добиваться правды. Учит не впадать в отчаяние, не поддаваться жажде мести.

    Это очень тяжелый рассказ. С одной стороны, жаль Василия, старика, которому запретили выращивать капусту. Но с другой стороны, из-за поступка Василия могли погибнуть люди. Никакая капуста не стоит человеческих жизней. И хорошо, что Василий вернулся и не допустил катастрофы. Нельзя мстить невиновным за несправедливость, которую допустили к тебе.

    Это интересно: В рассказе «Корова» Платонов рассказывает о добром и трудолюбивом школьнике Васе Рубцове. Мальчик любил ходить в школу, с удовольствием читал книги и хотел принести пользу в этот мир.

    Ссылка на основную публикацию